Брак у русских

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Брак — союз мужчины и женщины с целью продолжения рода.

Деревенская женитьба в Тамбове. А. Рябушкин.

Русские люди рассматривали вступление в брак как главное жизненное предназначение каждого человека: «Женитьба — вещь добрая, она от Бога показана», «Птица крыльями сильна, жена мужем красна», «Без жены жить — свет коптить, с женой — гоже». Главной целью брака в традиционной культуре считается рождение детей. Соответственно брак осмысливается как моральный долг перед Богом, людьми и предками, как главное условие добропорядочной жизни. Безбрачие в традиционной культуре расценивается как аномалия, а холостой человек как неполноценный: «Холостой человек — полчеловека». Про холостого мужчину у русских говорили, что он «не совершил закона, в нем путя нет, так, дрянь», называли девуном, пропускным боровом, трутнем и всячески осмеивали. Девушку, не вышедшую замуж, пренебрежительно называли вековуха, непетое волосье, седая макушка, нерядиха, старая дева, относились к ней с жалостью и страхом. Жалость вызывала судьба старой девы, не исполнившей свой долг на земле, а страх — вера в то, что она способна принести зло: наслать засуху, град, мор скота, погубить урожай.

Русская пословица говорит: «Поповой собаки, отставного солдата да старой девки злее нет». Народные представления о браке и безбрачии формировались под влиянием многих факторов, в том числе и христианской культуры. Русские люди объясняли обязательность вступления в брак необходимостью выполнять волю Божью. В соответствии с этим жизнь без семьи рассматривалась как отклонение от предначертаний Божьих.

Сексуальные отношения в традиционном русском браке[править]

Сексуальные отношения между мужчиной и женщиной вне супружеских уз нарушают христианскую этику: отношения полов у христиан считаются «святы и чисты» только в браке, освященном Церковью. «Сласти любовные», если их целью не является рождение детей, воспринимаются у русских в рамках христианской этики как большой грех. Социально-экономические условия жизни русской деревни также сыграли свою роль в формировании народных представлений о ценности брака. Среди них главным был земельный фактор. Полноценное крестьянское хозяйство могло нормально развиваться только при наличии в нем и мужских, и женских рук. Полевая работа, за исключением жатвы, заготовка дров, ремонт построек и орудий труда входили в обязанности мужчины. Приготовление пищи, уход за скотиной, воспитание детей, обеспечение членов семьи одеждой считались женским делом. Крестьянин, живший вне брака, был не в состоянии выполнить весь объем необходимых сельскохозяйственных и домашних работ. Свою роль в формировании представлений о необходимости брачных уз сыграло также и русское законодательство, по которому пахотные и сенокосные угодья могли предоставляться в пользование только мужчинам, достигшим восемнадцати лет. При этом женатый человек земли получал вдвое больше, чем холостой. Замужние женщины работали на земле, выделенной общиной на «мужскую душу», а старые девы оставались вообще без средств к существованию.

Представления о браке у русских[править]

Представления о необходимости и важности брака развивались также на почве полного отсутствия со стороны государства заботы о стариках. Старик и старуха, утратившие способность к труду, могли рассчитывать только на помощь своих детей. Вступление в брак рассматривалось русскими людьми как дело серьезное и ответственное: «Идучи на войну — молись, идучи в море — вдвое, хочешь жениться — молись втрое». В связи с этим подбор брачной пары не доверяли самой молодежи, которая, по общему мнению, не обладая жизненным опытом, могла ошибиться в столь важном вопросе. Этим занимались родители, которые могли прислушаться к мнению сына или дочери или проигнорировать его. Такое положение дел не вызывало, как правило, сильного противодействия со стороны молодежи, воспитанной в уважении к мнению старших. Главным критерием отбора был общественный статус семей будущих жениха и невесты, а также их личные качества. Естественно, что материальные соображения имели место, но не были основными. По русским представлениям, «яблоко от яблони не далеко падает», поэтому родители старались подыскать своему сыну или дочери пару из семьи, пользующейся всеобщим уважением, отличающейся трудолюбием, нравственными качествами.

При вступлении в брак принималась во внимание также и степень родства между семьями будущих жениха и невесты. Русские считали большим грехом браки между родственниками и свойственниками. Кроме того, препятствием к браку служило и духовное родство, в которое вступали мужчина и женщина, крестившие одного ребенка (см. Крестины). Считалось, что такие браки дают нездоровое потомство. Запрет на родственные браки появился довольно давно. Уже в первой половине XVI в. С. Герберштейн, рассказывая о жителях Московского государства, писал: «В брак вступают они таким образом, чтобы не касаться четвертой степени родства и свойства. Они считают ересью, если родные братья женятся на родных сестрах, точно так же никто не смеет взять в жены сестру свояка. Далее они наблюдают весьма строго, чтобы браком не объединялись те, между которыми существует духовное родство по крещению» (Гербершейн 1986, 67). Этот брачный обычай поддерживался авторитетом Православной Церкви, которая запрещала вплоть до 1810 г. браки по родству и свойству до седьмого колена. В 1810 г. решением Синода этот запрет был снят, поступило распоряжение венчать людей, состоявших в родстве после четвертой степени, и свойственников после второй степени.

Вопрос любви[править]

Вопрос о любви молодых людей рассматривался как нечто второстепенное. Выражение «стерпится — слюбится» воспринималось всеми, в том числе и молодежью, как нечто естественное, правильное. Парень и девушка, соглашаясь на свадьбу, редко испытывали друг к другу явную любовь или антипатию. Более того, брак по страсти не одобрялся общественным мнением и рассматривался как греховный, лишенный прочного основания. Вообще русские полагали, что любые страсти, будь то всепоглощающая любовь или всеобъемлющая ненависть, являются дьявольскими по своей природе, а значит, не угодны Богу. Возраст, начиная с которого можно было вступать в брак, определялся церковными и светскими властями. В XVII—XVIII вв. девушки могли вступать в брак с 13 лет, юноши — с 15. Это положение было узаконено Синодом в 1774 г. В 1830 г. указом императора Николая Первого нижняя граница брачного возраста определялась соответственно 16 и 18 годами. Во второй половине XIX в. русские девушки вступали в брак обычно в 17—20 лет, парни — в 19—21 год. После 21 года для девушки и 23 лет для парня замужество или женитьба становились проблематичными. Ранние браки в народном быту считались очень желательными и даже необходимыми. Этнограф Р. Я. Внуков объяснял это стремление так: «Женить стараются помоложе — пока половой инстинкт заглушает в парне все остальные соображения, пока воля послабей, чтобы не женился по собственному желанию да не выбрал неугодной жены. „Жени помоложе, пока послушен, а умате-реет — не уженишь" — житейская мудрость стариков. Невесту хотят взять помоложе, попослушней, полудетский характер, слабый организм, неумение работать — хорошее ручательство послушания невестки. Когда войдет в года невестка, окрепнет, задавят дети, поневоле смирится» {Внуков 1929, 25—26). Реальные условия народной жизни вполне способствовали заключению ранних браков. Новобрачные, по русскому обычаю, начинали свою семейную жизнь в налаженном хозяйстве родителей мужа, не взваливая на себя груза забот, который они, будучи слишком молодыми, не смогли бы одолеть.

Заключение брака[править]

Браки старались заключать между людьми, разница в возрасте которых не превышала двух-трех лет. Жених и невеста должны быть, по народным представлениям, «ягодка к ягодке, цветок к цветку». Неравные браки были нежелательными прежде всего из-за боязни раннего вдовства, которое считалось большим несчастьем, Божьим наказанием. Русские пословицы говорят: «Лучше семь раз гореть, чем один раз овдоветь», «В девках приторно, замужем натужно, а во вдовьей череде, что по горло в воде». В русской деревне браки в основном заключались зимой, со второй половины января до конца февраля, и осенью — с конца сентября до середины ноября. Это было обусловлено как религиозными, так и экономическими причинами. Весной и летом заключение брака было невозможным: во-первых, потому, что на это время приходился Великий пост, сыропустная (масленичная) и Пасхальная недели, а также Петровский пост в июне и Успенский в августе, во время которых венчания не проводились, а во-вторых, потому, что с марта до середины или до конца сентября продолжался цикл сельскохозяйственных работ, не оставлявших людям времени на свадьбы. Поздней осенью и в начале зимы свадьбы также были невозможны, что было связано с сорокадневным Рождественским постом, а затем со святками, во время которых также не венчали. Русские люди предпочитали зимние свадьбы осенним. Они считали январь-февраль временем добрым для зачатия детей. Верили, что дети, зачатые в это время и рожденные соответственно осенью, более жизнеспособны и здоровы, чем дети родителей, вступивших в брак в октябре-ноябре, и родившиеся в летнее время. Они также надеялись, что первенец «покажет дорогу» остальным детям и те будут рождаться тоже в доброе время. По мнению крестьян, мужчина и женщина могут вступать в брак не более двух раз, хотя Православная Церковь и разрешала трехкратное супружество.

Первый брак считался главным, заключенным на небесах, а смерть одного из супругов — наказанием Божьим другому супругу за грехи. Второй брак рассматривался как необходимость, особенно если в осиротевшей семье остались дети, нуждающиеся в помощи и защите. В то же время люди опасались его, т. к. думали, что он может быть недолговечным: Бог наказал один раз, может наказать и второй. Третий брак воспринимался людьми как желание пойти против Божьей воли и поэтому категорически не одобрялся.

Русская пословица говорит: «Первая жена — от Бога, вторая — от человека, третья — от черта». Вдовы могли, по народным представлениям, вступить во второй или третий брак до 50 лет, а вдовцы до 60 лет. После этого возраста «смешить людей» не полагалось. Они не могли выполнить главную цель брака — родить детей, а заниматься «сластями любовными» в преклонном возрасте — грешно вдвойне. Браки у русских людей были довольно крепкими, разводов было, особенно в XIX в., крайне мало. Ссоры между мужем и женой старались обычно не выносить на всеобщее обсуждение Супружеская неверность (прелюбодеяние) считалась большим грехом. Нарушение супружеской верности в русской деревне было явлением очень редким и обусловливалось обычно долгим отсутствием мужа. При этом говорили, что в прелюбодеянии, совершенном мужем, есть и вина жены, не сумевшей удержать его от греха.

К женщине, изменившей мужу, относились серьезнее, с ней старались разобраться внутри семьи. Муж обычно бил жену, чтобы «вышла дурь», а если не помогало, то на время отправлял к родителям, которые уговаривали ее вернуться к мужу. Иногда женщину выгоняли из дома на улицу в одной рубашке, без головного убора, предварительно обрезав ей волосы и вымазав дегтем ворота дома ее родителей. Брачность в России XIX — начала XX в. была почти всеобщей. Согласно статистическим данным, в конце XIX в. только 0,9% крестьян к 60 годам не состояли в браке, что практически совпадало с процентом инвалидов (слепых, глухих и немых) и психически больных людей.