Владислав Фельдблюм о Егоре Гайдаре

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
    У многих в России Егор Гайдар стал синонимом дьявола. О его роли в новейшей российской истории много говорить не надо, эта роль общеизвестна и истолковывается весьма не однозначно. История ещё даст свой приговор гайдаровским реформам. Каким будет этот приговор, целиком зависит от того, к чему придёт Россия, скажем, лет через пятьдесят. Если страна сумеет демократическим путём преодолеть нынешние социально-экономические трудности, выйти на траекторию устойчивого бескризисного развития, занять место в мире в качестве сильной и процветающей страны - это будет один приговор. А если страна не сумеет восстановить и развить отечественное производство, окажется в унизительной зависимости от заграницы, скатится в разряд слаборазвитых стран - приговор будет совсем другой.
    Сегодня ясно одно: в тот момент нашей истории, когда правительство Гайдара осуществило освобождение цен на важнейшие потребительские товары, страна находилась в критическом положении. Над ней нависла реальная угроза голода, холода, полной экономической разрухи и, как следствие, угроза социальных волнений и гражданской войны. То, что сделал в тот момент Гайдар, было единственной мирной альтернативой социальной катастрофе. Что бы ни говорили, а в этом - бесспорная заслуга Гайдара. В то же время, едва ли следовало проводить обвальную ваучерную приватизацию, едва ли надо было уничтожать под корень плановую систему руководства народным хозяйством, едва ли надо было разваливать СССР. Всё это - грубые ошибки. Современная экономическая наука допускает мирное сосуществование и эффективное взаимодействие централизованно управляемой экономики с предпринимательской деятельностью и свободой торговли. Пример - послевоенная Западная Германия с главным принципом Людвига Эрхарда "конкуренция - насколько возможно, планирование - насколько необходимо". Другой пример - динамично развивающийся Китай, где переход к рынку ведется по плану и под руководством компартии. Да и цитадель мирового капитализма США не раз демонстрировали умение координировать и направлять усилия и государственного сектора, и частного бизнеса в русло общенациональных интересов. Что касается планирования, то современное сложное производство просто не способно жить и развиваться стихийно, без плана. Все наиболее развитые страны ещё со времён «великой депрессии» 30-х годов и особенно после Второй мировой войны в той или иной мере используют элементы централизованного планирования, хотя и предпочитают это не афишировать.
     При всем сказанном должен признаться, что всегда уважал Гайдара как учёного-экономиста, несмотря на несогласие со многими его взглядами и подходами. Я был знаком с ним. В 1995 году почти одновременно вышли из печати его книга «Государство и эволюция» и моя книга «К общеэкономической теории через взаимодействие наук». Мы обменялись книгами. А в 2007 году я послал Егору Тимуровичу мою книгу «Вторжение в незыблемое», а он в ответ прислал мне свою книгу «Гибель империи». Обе книги с дарственными надписями Егора Тимуровича я бережно храню как дорогую реликвию.
     Конечно, Гайдар во многом ошибался, не все делал правильно. Но он был бессребреником, не воровал, не мошенничал, тяжело переживал неудачи и ошибки, многие их которых в душе сознавал. И уж точно он искренне желал пользы своей стране, ее народу. Виктор Степанович Черномырдин сказал бы по этому поводу "хотели, как лучше, а получилось..." 

Ссылки[править]