Военные поселения

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Военные поселения. (Музей П. И. Щукина).

История военных поселений России[править]

Первые военные поселения[править]

Военные поселения — существовали еще в XVII в. на южной и восточной окраинах Московского государства, где поселенные войска должны были удерживать набеги крымцев и других кочевых инородцев. В XVIII в. с тою же целью защиты пограничных областей от набегов кочевников были учреждены при Петре Великом военные поселения на Украине и по Царицынской линии, при Елизавете — на Волге и по Оренбургской линии, при Екатерине II — на Кавказе. Вместе с тем во внутренних гyбepнияx учреждались военные поселения имевшие целью давать призрение нижним чинам, уволенным в отставку за ранами, болезнями в старостью; так, при Петре Великом были организованы поселения солдат в областях, завоёванных от Швеции; позднее были учреждены подобные же поселения в Казанской, Оренбургской, Смоленской и других губерниях. К концу XVIII в. все эти поселения были, мало по малу, уничтожены: одни из них вошли в состав казачьих войск астраханского, оренбургского и кавказских, другие слились с населением городов и казенных селений, и только в восточных губерниях остались в немногих местностях пахотные солдаты, ничем, кроме названия, не отличавшиеся от государственных крестьян.

Задача Александра I[править]

В начале XIX в., в эпоху войн с Наполеоном, возникло предположение организовать во внутренних губерниях военные поселения в широких размерах. Мысль об этом принадлежала императору Александру I, который, увлекшись системой комплектования армии, введённой Шарнхорстом в Пруссии, надеялся, что военные поселения заменят в России ландвер и ландштурм и дадут возможность, в случае надобности, увеличить в несколько раз действующую армию. Вместе с тем император, учреждая военные поселения, мечтал улучшить материальное положение нижних чинов, дать им возможность во время службы оставаться среди своих семейств и продолжать свои земледельческие занятия, а на старость обеспечить им пристанище и кусок хлеба. На возражения своих приближенных, указывавших на дороговизну поселений для казны и на ненадежное обеспечение ими комплектования армии, государь отвечал, что военные поселения будут устроены, хотя бы пришлось уложить трупами дорогу от Петербурга до Чудова. Граф Аракчеев, которого обыкновенно считают творцом военных поселений, первоначально высказывался против их учреждения и взялся за него только из опасения потерять свое влияние на императора Александра I.

Первый опыт на новых началах[править]

Первый опыт устройства военных поселений на новых началах был сделан в 1810 г., когда в Климовичском у. Могилевской губ. был поселен запасный батальон елецкого мушкетерского полка. Все сметы, планы и чертежи для этого поселения были разработаны графом Аракчеевым по образцу принадлежавшей ему Грузинский вотчины. Коренные жители избранной для поселения местности были переселены в Новороссийский край, при чем на продовольствие 4 тыс. крестьян во время переселения потребовалось около 70 тыс. руб.; крестьяне переселились без всякого сопротивления, но на пути многие из них погибли от холода, голода, пьянства и тоски по родине. Батальон, назначенный для поселения, был составлен из лучших нижних чинов полка; в число поселян назначались преимущественно женатые нижние чины, а холостым разрешено было жениться на крестьянках казенных имений, при чем беднейшим выдавалось денежное noco6иe на свадьбу и обзаведение; нижние чины поселяемого батальона были помещены в оставленных крестьянами домах, им были выданы от казны земледельческие орудия, рабочий скот и семена для засева полей.

Кампания 1812 г. остановила организацию могилевского военного поселения; поселенный батальон вошел в состав действующей армии, а когда по окончании войны остатки его были водворены на прежнем месте, то оказалось, что все постройки и оставленное в них имущество расхищены соседними жителями.

Первые полки[править]

Отвыкшие за время военной службы от полевых работ солдаты оказались плохими земледельцами; правительство несло большие расходы не только на обзаведение поселян, но и на их содержание; поэтому при дальнейшем развитии военных поселений местные жители оставлялись на родине и зачислялись в военные поселяне.

А. Моравов. Военные поселения

Осенью 1816 г. в Высоцкую волость Новгородской губернии был отправлен один батальон гренадерского графа Аракчеева полка, при чем мера эта была мотивирована недостатком в Петербурге казарм для помещения войск; вся Высоцкая волость была изъята из ведения гражданского начальства и для управления ею был командирован личный адъютант графа Аракчеева, штабс-капитан Мартос.

В апреле 1817 г. в Новгородской губернии был поселен гренадерский графа Аракчеева полк, в Могилевской губернии — Полоцкий пехотный полк, в Слободско-Украинской (Харьковской) губернии — 3 полка 2 уланской дивизии; в изданных по этому поводу указах впервые была ясно и определенно намечена цель учреждения военных поселений.

Затем число поселений постоянно увеличивалось, к концу царствования Александра I было поселено всего: в Новгородской губ. —12 гренадерских полков и 2 артиллерийские бригады, в Могилевской губ.— 6 пехотных полков, в Слободско-Украинской, Херсонской и Екатеринославской губерниях — 16 кавалерийских полков, в Петербургской губернии — 2 роты служителей Охтенского порохового завода.

Продолжение политики при Николае I[править]

Уже 19 декабря 1825 г. Николай I писал в рескрипте на имя графа Аракчеева: «Императору Александру Павловичу благоугодно было учредить военные поселения для пользы государства нашего… Предполагая и вменяя себе в обязанность поддержать устройство начатого дела, я надеюсь, что вы будете мне воспомоществовать в оном».

19 ноября 1826 г., в годовщину смерти Александра I, было утверждено и объявлено в войсках «Положение о полном составе поселенного пешего полка и его обязанностях». Спустя полгода, 5 мая 1827 г., было подписано «Положение о военном поселении регулярной кавалерии». Основные положения данной реформы в строевом отношении состояли в следующем. Каждый пехотный полк включал теперь не три, а четыре батальона (два действующих, резервный и поселенный), поселенный кавалерийский полк — шесть действующих, три резервных и столько же поселенных эскадронов. Военные поселяне-хозяева (в кавалерии — и их помощники) освобождались от строевой службы и число их в поселенных подразделениях удваивалось. После чего в уланском полку по новому штату насчитывалось 1006 хозяев с фурштатской ротой и 936 помощников, в пехотном — 1824 хозяина. Теперь каждый поселянин-хозяин должен был содержать не двух, а одного постояльца из действующих батальонов и эскадронов.[1]

Недовольство поселян[править]

Мелочная регламентация всех подробностей обыденной жизни военных поселян оставляла их под вечным страхом ответственности; за малейшие проступки виновные подвергались телесным наказаниям; система фронтового обучения была основана на побоях, в военных поселениях истреблялись целые возы розог и шпицрутенов. Все военные поселяне работали без устали и целые дни оставались под надзором начальства, от которого зависело увольнение их на промыслы и разрешение им заниматься торговлей. Дети поселян зависели более от начальства, чем от родителей, проводя большую часть времени в школе и на учебном плацу; дочери выдавались замуж по назначению начальства. Все земледельческие работы производились по приказам начальства, а так как многие из начальников были несведущи в сельском хозяйстве и обращали внимание главным образом на фронтовое обучение, то нередко земледельческие работы начинались несвоевременно, хлеб осыпался на корню, сено гнило от дождей. К этому присоединялось еще всеобщее взяточничество начальствующих лиц, начиная с офицеров: Аракчеев, требовавший от начальников только внешнего порядка и благоустройства, не мог искоренить всеобщего грабежа и коррупции, только в редких случаях виновные подвергались заслуженному наказанию. Система разлагалась.

Восстание военных поселенцев Новгородской губ. в 1831. Рисунок 19 в.

В 1829 г. восстали крестьяне с. Шебеленки и других селений, переводимых в состав округа Серпуховского уланского полка, в 1831 г. произошло крупное восстание в Новгородских военных поселениях. Высочайшим указом 8 ноября 1831 г. новгородские военные поселения были преобразованы в округа пахотных солдат; округа более не считались принадлежащими поселенным полкам и войска были в них расквартированы на общих основаниях; поселенные батальоны и фурштатская роты были расформированы, поселенный роты переименованы в волости, управление которыми вверено головам, избираемым из среды хозяев командирами округов; дети пахотных солдат не зачислялись в кантонисты, а по достижении 20-ти летнего возраста определялись на службу в резервные батальоны.

Поселения на Кавказе[править]

На Кавказе низшие чины, отслужившие срок службы, поселялись при штаб-квартирах своих полков, при чем правительство оказывало им некоторое пособие при отставке. В 1837 г. решено было устроить военные поселения на границах с землями не усмиренных горцев; в течение 5-ти лет предполагалось поселить около 3 тыс. семейств. В военные поселения назначались низшие чины, прослужившие не менее 15 лет; ранней весной они отправлялись из полков на места, назначенные для поселений, устраивали себе дома и засевали поля. Поселянам были отведены участки пахотной земли по 20 дес. на каждое семейство в сев. Кавказе и по 15 дес. в Закавказье; первые годы казна отпускала провиант на самих поселян и их семейства; поселяне были снабжены оружием для отражения набегов горцев. Они должны были заниматься земледелием, ремеслами и торговлей с соседними горцами. Сыновья поселян не зачислялись в кантонисты, а по достижении 20-летнего возраста определялись в полки кавказской армии, где должны были прослужить 15 лет. Созданные на Кавказе военные поселения представляли надежную защиту от набегов горцев. По мере усмирения горских племен, потерявшие свое значение поселения присоединялись к кавказским казачьим войскам.

Ликвидация[править]

Крымская война 1853‒1856 годов показала малую боеспособность подобной армии. 6 января 1857 было начато окончательное упразднение военных поселений. К этому моменту в них жили 800 тысяч человек.

Поселенный полк[править]

Поселенные полки состояли: пехотные — из 2 действующих, одного резервного и одного поселенного батальонов, кавалерийские — из 6 действующих, 3 резервных и 3 поселенных эскадронов.

Поселенные батальоны и эскадроны формировались из местных жителей округа и лучших нижних чинов всего полка; в хозяева выбирались низшие чины, прослужившие не менее 6 лет и вполне усвоившие фронтовое учение; при этом назначались преимущественно уроженцы губернии, где расположено военное поселение, занимавшиеся до поступления на службу земледелием и женатые;

затем в число хозяев назначались годные к строевой службе коренные жители в возрасте от 18 до 45 лет, имевшие собственное хозяйство, женатые и беспорочного поведения, они составляли действующие войска.

Остальные местные жители в возрасте от 18 до 45 лет, годные к службе, зачислялись в помощники хозяев, в резервные батальоны и эскадроны.

Оставшиеся в округе военного поселения за укомплектованием поселенных и резервных частей взрослые мужчины, способные к строевой службе, назначались в действующие части, откуда соответствующее число нижних чинов переводилось в другие полки.

В мирное время поселенные полки должны были всегда стоять в округах своего поселения, а поселенные батальоны и эскадроны не выступали из своего округа в поход и в военное время; все жители округа, отданные при прежних рекрутских наборах на службу в другие полки, были переведены в поселяемый в округе полк.

Военные поселяне были освобождены от всех государственных податей и земских повинностей, а также от рекрутских наборов, взамен чего они должны были комплектовать всеми способными к службе людьми тот полк, в округе которого они состояли; правительство брало на свое попечение содержание и приготовление к службе детей военных поселян (кантонистов). Военные поселяне были обмундированы в форменную одежду, им были выданы на руки ружья и амуниция; многие добровольно обстригли волосы и обрили бороды, находя, что в мундире неприлично ходить с бородою. Кантонисты и взрослые местные жители обучались маршировке и ружейным приемам. Все земли, принадлежавшие к округу военного поселения, были разделены между поселянами-хозяевами на равные участки, размер которых определялся с одной стороны количеством земли, необходимым для прокормления самого хозяина, его семейства и постояльцев, а с другой — общим количеством земли, отведенной для полка; недостаток пахотной земли пополнялся расчисткой лесов и осушением болот. Пастбища и луга были предоставлены в общее пользование всех поселян-хозяев, без раздела. Хозяева снабжались от казны лошадьми, рабочим скотом, земледельческими орудиями и мебелью; все имущество было изготовлено по установленным образцам и поддерживалось в исправности за счет поселян.

Фельдфебели, вахмистры и некоторое количество унтер-офицеров, преимущественно из окончивших курсы в учебных войсках, не получали земельных наделов и обязаны были обучать военных поселян фронту и маршировке. Они становились «постояльцами».

Управление поселениями[править]

Высшее управление[править]

Высшее управление военными поселениями с 1832 г. сосредоточивалось в департаменте военных поселений военного министерства. В 1835 году этому департаменту, кроме военных поселений и округов пахотных солдат, было поручено заведывание иррегулярными войсками, военно-учебными заведениями и всеми казенными зданиями вне крепостей. В 1837 г. имения военнаго ведомства в Невской и Подольской губ., образовавшиеся из конфискованных имений польских мятежников, были переименованы в военные поселения; в 1838 г. в ведомство военных поселений был отчислен г. Умань.

Дивизии[править]

В 1821 году полки были сведены в дивизии.

Полковые комитеты[править]

Округом поселения каждого полка заведовал полковой командир; он председательствовал в комитете полкового управления, состоявшем из командира поселенного батальона, священника, четырех командиров поселенных рот, квартирмистра и казначея; последние два избрались обществом офицеров на один год и утверждались полковым командиром. При комитете состоял дежурный офицер для «экстренных осмотров, понуждения и производства следствия»; другой офицер обязан был содержать в порядке карты и описания земель округа военного поселения и составлять планы на строения; канцелярией комитета заведовал полковой аудитор.

Комитет полкового управления решал дела по большинству голосов, но при несогласии командира полка или поселенного батальона с мнением большинства дело представлялось на усмотрение начальника дивизии. Комитет заботился о хлебопашестве и вообще сельском хозяйстве в округе, выдавал пособия из заемного капитала и хлебного запасного магазина, распоряжался обработкой общественным нарядом участков тех поселян, которые по болезни не были в состоянии заниматься полевыми работами, наблюдал за содержащем в исправности всех строений в округе и за ремонтом зданий, производил торги на подряды и поставки, принимал меры к сбережению здоровья жителей округа, имел надзор за поведением военных поселян, назначал опеку над дурными и нерадивыми хозяевами и лишал их, с утверждения начальника дивизии хозяйства, при «истощении всех средств дать им восчувствовать выгоды попечительнаго хозяина». От комитета полкового управления зависело увольнение поселян в соседние губернии и позволение им вступать в брак. На него же было возложено разбирательство по взаимным жалобам военных поселян и соседних жителей по делам о личных обидах и несогласиях по хозяйственным отношениям. В случае жалоб военных поселян на соседних жителей комитет связывался с губернским начальством об удовлетворении обиженного, причем предварительное расследование производилось дежурным при комитете офицером, совместно с депутатом от губернского начальства.

Управление батальоном[править]

Командир поселенного батальона был одновременно военным начальником и хозяином округа военного поселения; на его обязанности лежало охранение тишины и спокойствия, прекращение нищенства, бродяжества, воровства и разбоев. Ближайшее наблюдение за военными поселянами было возложено на непоселенных унтер-офицеров, освобожденных, с этой целью, от забот по хозяйству и получавших казенное содержание.

Ротные комитеты[править]

Для разбора споров между военными поселянами-хозяевами и их постояльцами в каждой поселенной роте был учрежден ротный комитет, состоявший из одного унтер-офицера и трех рядовых; хозяева каждого из четырех отделений роты избирали ежегодно по 2 кандидата, из которых ротный командир назначал четырех членами комитета. Дела в комитете разбирались устно. Если кто-либо из спорящих оставался недоволен решением комитета, оно представлялось ротному командиру, который утверждал или изменял его. На решение ротного командира можно было жаловаться комитету полкового управления, но в случае признания жалобы неуважительной с жалобщика удерживалось жалованье за один месяц. Недовольные решением комитета полкового управления могли жаловаться бригадному или дивизионному командиру на инспекторском смотру. Ротный комитет обязан был записывать в особую книгу духовные завещания поселян-хозяев и их постояльцев.

  1. Ячменихин К. М. Основные периоды истории военных поселений в России. // П. А. Зайончковский (1904‒1983 гг.): Статьи, публикации и воспоминания о нем. — М.: РОССПЭН, 1998. С.430‒441.