Возвращение (1941)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Возвращение (нем. Heimkehr)[1] — нацистский художественно-пропагандистский фильм Густава Учицки,[2] снятый и получивший в 1941 году статус «Фильма нации».


«Возвращение» («Heimkehr») было искусно снято режиссером Густавом фон Учицки на Венской киностудии. К работе над фильмом приступили в начале 1941 года. «Возвращение» было одной из самых одиозных постановок киноимперии Геббельса-Гипплера-Хинкеля. Местом действия являлась Польша 1939 года. В одном из первых кадров явствует, что «этот фильм повествует о горстке немцев, чьи предки эмигрировали на Восток многие десятки лет назад, потому что на родине им не нашлось места. В 1939 году они вернулись на родную землю, домой, в новый, сильный рейх. На их долю выпали те же испытания, что перенесли сотни тысяч других их соотечественников, разделивших ту же судьбу».

Сюжет[править]

Действие первого эпизода «Возвращения» происходит в Луцке 27 марта 1939 года. Нарастающее напряжение между Польшей и рейхом провоцирует польских шовинистов, антигермански настроенных ублюдков, на бесчеловечные поступки. Эти «унтерменьши» с энтузиазмом выводят побелкой знак на здании местной немецкой школы. Маленький немецкий мальчик заливается слезами, видя, как бессердечные поляки сваливают на улице в кучу школьную мебель и поджигают ее. Когда языки пламени охватывают классную доску, мы видим на ней написанные рукой прилежного немецкого учителя слова «Великая Германия» и несколько статистических выкладок о народонаселении.

Немка Мария, духовный лидер местной немецкой общины, — даже ее не щадят польские власти. Они не отдают приказа на повторное открытие немецкой школы.

В гротескной сцене, действие которой происходит в маленьком городском кинотеатре, зрители-поляки буквально звереют, когда слышат, как немцы говорят на своем родном языке. Когда три немца не встают со своих мест при исполнении звучащего с экрана польского национального гимна, толпа поляков приходит в неистовство и избивает их. На место происшествия прибывает полицейский, но лишь для того, чтобы выбросить несчастных немцев из кинотеатра! А его владелец не позволяет зверски избитому жениху Марии лежать на тротуаре перед своим кинотеатром до прибытия машины скорой медицинской помощи. Затем бюрократ-поляк не принимает несчастного (его роль исполняет Карл Раддац) в больницу. Шокированная произошедшим, разгневанная Мария указывает на висящее над его головой распятие и говорит ему: «Подумайте о Боге!» Тем временем, ее жених, тоже врач по профессии, умирает у стен больницы.

Паула Вессели в фильме «Возвращение»

Вполне очевидно, что справедливости этническим немцам в Польше не найти, и Мария впадает в отчаяние. На каждой улице можно увидеть польских военных — свидетельство враждебных намерений Польши. Польские власти продолжают уверять, что немецкое меньшинство обладает всей полнотой прав, но мы сами видим истинное положение дел: поляки бросают одобрительные взгляды на развешенные на городской площади плакаты, демонстрирующий, как польская армия угрожает Берлину; немецкая школа по-прежнему закрыта; 1 августа немцы лишаются своей собственности, не получив никакой компенсации. Пожилого немца, видного активиста общины, поляки лишают зрения, но представитель польских властей сообщает Марии, что достойный сожаления случай не имеет ничего общего с политикой или этническим происхождением жертвы. Что характерно, определенную роль в «Возвращении» играют и польские евреи. Мария проходит мимо лавки, владелец которой, еврей, торгует тканями. Он демонстрирует свои товары, говоря на похожем на идиш немецком языке, восхваляя великую немецкую нацию. Еврей сожалеет лишь о том, что Гитлер не любит его соплеменников, на что Мария остроумно отвечает: «Так напишите ему письмо!» Когда ободренная женщина уходит, слышно, как еврей бормочет ужасные проклятия в адрес ненавистного ему немецкого народа.

По мере развития сюжета, действие картины подходит к самому кануну второй мировой войны. Немецкая община оказывается перед угрозой уничтожения.

В «Возвращении» есть сцена погрома, устроенного поляками, которая концентрирует в себе большую часть нацистской идеологии военных лет в течение всего лишь каких-то трех минут. Поляки грабят и поджигают немецкий фольварк. Они носятся вокруг, как обезумевшие животные, а один ужасный «недочеловек» срывает с груди испуганной немецкой женщины цепочку со свастикой, рыча при этом от восторга. Нацисты еще раз спроецировали свои собственные преступления на своих жертв. Подобно старому еврею-торговцу, угрожавшему немецкой нации уничтожением, поляки с остервенением убивают и грабят бедных этнических немцев. Когда начинается война, польские солдаты окружают Марию и ее соотечественников и помещают их в тюрьму: немцев собираются расстрелять, всех, до последнего мужчины, женщины или ребенка. Мария продолжает оставаться маяком надежды, достойным подражания, образцом несгибаемого германского духа. Это был излюбленный прием нацистов — они любили идеализировать женские образы в качестве символов истинного германского духа, направляющего несчастных на дорогу спасения в мужском мире.

Охваченная ужасом, отчаявшаяся Мария мечтает о Родине, о том дне, когда ей больше не придется слышать польскую речь или идиш, а одну лишь родную — немецкую. Любимыми словами в лексиконе нацистов военных лет были «мужество», «не напрасно», «отчизна», «вера». Где-то вдалеке слышатся звуки «Германской песни» («Deutschlandlied»), раздающиеся, очевидно, откуда-то с небес, а целый хор голосов начинает подпевать песне о Родине. А затем происходит чудо. Раздается лязганье гусениц немецких танков. Налет самолетов Люфтваффе рассеивает польский гарнизон, намеревавшийся умертвить немцев. «Немцы идут!» — вскрикивает Мария. Это — проявление экстаза, не находившего особого отклика в Европе той поры. А на финал, скорее всего, оказали влияние романы немецкого писателя Карла Мая об американском Диком Западе. Люфтваффе и танки были кавалерией, немцы — белыми поселенцами, а поляки — индейцами. При обсуждении будущей германской политики на востоке, Гитлер рекомендовал своим генералам познакомиться с книгами Мая. Судьба этнических немцев в фильме разрешалась необычно удачно. Они возвращались в рейх, пересекая старую германо-польскую границу, где их приветствует плакат, изображающий широко улыбающегося фюрера, тем самым благословляя их появление на Родине.[3]

Премьера[править]

10 октября 1941 года в Ufa-Palast, Берлин.

Цели пропаганды[править]

Учицки (на камере) во время съёмки фильма

«Возвращение» явилось тем вкладом, который кинематограф внес в скоординированную кампанию, предпринятую средствами массовой информации после августа 1939 года. Геббельс стал поговаривать о постановке подобного фильма уже в декабре 1939 года. Немецкая пресса получила приказ обвинять поляков в преследовании этнических немцев, как только политика Гитлера приобрела неприкрытую антипольскую направленность. После того, как 1 сентября 1939 года разразилась война, нацисты обвинили поляков в агрессии и значительно усилили свою грубую пропаганду.

Немцы заявляли, что 10 сентября в «кровавое воскресенье» под Бромбергом поляки умертвили огромное количество мирных немцев. Государственные и партийные пропагандистские службы напечатали плакаты в память об этом ужасном событии. Главная идея «Возвращения» заключалась в том, что эти «фольксдойче» живыми вернулись в рейх, тогда как их собратья — жертвы Бромберга, так и не добрались домой.


Окружавшая «Возвращение» пропагандистская шумиха делала упор на стойкость немцев, претерпевающих нескончаемые мучения, чтобы остаться немцами и вернуться в рейх. Одна рекламная заметка обращала внимание на эпизоды фильма, которые не вызывали радости и гордости за тех, кто приносит себя в жертву Великой цели. Вильгельм Утерман, рецензировавший «Возвращение» в «Фёлькишер Беобахтер» от 24 октября 1941 года, извлек из кинокартины еще более поучительный урок. Он полагал, что тема «Возвращения» выходит за рамки проблем этнических немцев в Польше. Утерман провозглашал, что друзья этих убийц-поляков, «плутократические демократы», планируют уничтожение Германии и немцев: «Убить их или уничтожить!»

Ссылки[править]

  1. Heimkehr // metapedia
  2. ru:Учицки, Густав
  3. Герцштейн Р. Э. Война, которую выиграл Гитлер. — Смоленск: Русич, 1996. — 608 с. — (Тирания). — ISBN 5-88590-223-2