Вячко

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Князь Вячко владетель Кукунойса с 1189 по 1224 год.

Центр княжества Кукенойс располагался у места впадения в Даугаву р.Персе. Древнее название города русское – Куконос – по имени речки Кокны (прежнее имя р.Персе) и означало «мыс Кокны». По другому варианту, нос – приток реки. В своей хронике Генрих Латвийский прямо называет Кукенойс «русским городом» (castro Ruthenico). Теперь на этом месте стоит небольшой латвийский городок Кокнесе. В древности здесь находилось торговое поселение, в котором проживали купцы и ремесленники. Археологические исследования показали, что оно представляет собой многослойный исторический памятник с толщиной культурного слоя 4–7 м. Люди поселились здесь ещё в середине I тысячелетия н.э. Городище-замок занимало площадь 2000 кв. м. Оно было обнесено валом с мощными деревянными стенами. Учёные нашли остатки православной церкви XII века. Она стояла на каменном фундаменте. Были открыты настил пола из доломитового камня и каменные ступени, устроенные при входе. В вещевом инвентаре и домостроительстве Кокнесе больше, чем где-либо в Латгалии, проявляется влияние древнерусской культуры. К изделиям из Руси относятся стеклянные бусы, браслеты, перстни… Найдена свинцовая печать Св. Георгия и Софии с греческой надписью. Преобладает гончарная керамика древнерусского образца (98%). Судя по находке массивного деревянного предмета с выемкой и ручкой, имеющего аналогии среди приспособлений для натягивания паромного каната, там действовала паромная переправа через Даугаву. Материалы раскопок свидетельствуют, что в городе бок о бок жили русские, латгалы, селы. В 1209 году Орден меченосцев начал здесь строительство каменного замка. Нынешние развалины относятся к последнему периоду его истории – 1209–1701 гг.

Кукенойс был прежде всего воинским поселением. Об этом свидетельствуют бронебойные наконечники стрел, которых там найдено особенно много. В замке постоянно находилась боевая княжеская дружина, защищавшая окрестные земли от набегов воинственных соседей (литвы, земгалов, эстов). В начале XIII века княжеством управлял внук одного из героев «Слова о полку Игореве», смоленского князя Давыда Ростиславича, отважный воитель Вячеслав Борисович (Вячко), которого латвийские учебники истории именуют «правитель Ветсеке». Знаменитый Татищев, рассказывая про Вячко из Кокнесе, ссылается на летопись Еропкина, где повествуется о Борисе Давидовиче полоцком, жене его Святохне и сыновьях Васильке и Вячке. Увы, эта летопись погибла в 1812 году во время Наполеоновского нашествия.

Генрих Латвийский в своей хронике отзывается о нём достаточно уничижительно, возможно, потому, что Вячко был ещё очень молод. Об этом свидетельствует и то, что ни где не говорится о его семье, поскольку он в то время ещё не был женат.

Правитель Кукенойса пытался жить с тевтонами в мире и добрососедстве. В 1207г. Вячко встречался с Альбертом, и «епископ почтил короля многими дарами, обещал ему помощь людьми и оружием…». За это пришлось обещать немцам половину своих владений. В том же году, несмотря на мирные договорённости, воины епископского вассала Даниила фон Бенерова напали на Кукенойс. Об этом достаточно подробно поведал нам Генрих Латвийский: «Однажды ночью слуги Даниила поднялись вместе с ним самим и быстро двинулись к замку короля. Придя на рассвете, они нашли спящими людей в замке, а стражу на валу мало бдительной. Взойдя неожиданно на вал, они захватили главное укрепление; отступавших в замок русских, как христиан, не решились убивать, но угрозив им мечами, одних обратили в бегство, других взяли в плен и связали. В том числе захватили и связали самого короля, а всё имущество, бывшее в замке, снесли в одно место и тщательно охраняли».

Многое непонятно в этой истории. Вряд ли рыцарь Даниил решился на эту провокацию без тайного одобрения своего сюзерена епископа Альберта. Странно выглядит и захват замка. Получается, что немцы с какой-то непонятной лёгкостью проникли в крепость, благодаря «мало бдительной» страже! В рассказе хрониста чувствуется лукавая недоговорённость. С большой натяжкой можно списать всё на юность князя и легкомыслие его молодой дружины, проспавшей нападение врага. Казалось бы, эта тайна должна быть навсегда погребена в толще времён. Но сохранилось в окрестностях Кокнесе одно старинное предание, которое дошло до нас сквозь столетия и многое объясняет. Вот эта легенда: «Когда-то в Кокнесе правил богатый властитель. Похвалялся он верностью своих слуг, которую щедро оплачивал. Однажды на пиру, когда он снова принялся бахвалиться, какой-то швед заметил: „Купленная верность не многого стоит!”. Правитель высмеял шведа и предложил ему доказать правоту своих слов. Тот вызвался завоевать Кокнесский замок, который в ту пору считался неприступным. Швед набрал войско и осадил его. С замкового вала всячески высмеивали осаждавших. Тогда швед приблизился,вынул из кармана тяжёлую золотую цепь и сказал: „Эту цепь получит тот, кто ночью отопрёт ворота. Кроме того, я обещаю возвысить этого человека над собою и над всем моим войском”. Не проронив больше ни слова, он ушёл. Настала ночь. Владелец замка, полагаясь на своих людей, спокойно лёг спать. Около полуночи один из сторожей тихо приоткрыл ворота. Осаждавшие вошли в замок и разграбили его. Правителя и его слуг, которые спокойно спали, шведы не тронули. Когда замок был начисто ограблен и все богатства вынесены, швед подозвал слугу, отворившего ворота, петлёй накинул ему на шею золотую цепь и сказал: „Цепь ты уже получил, теперь я возвышу тебя”. Сказав это, он повесил предателя на одном из столбов. Потом швед написал на листе бумаги: „Этот человек отпер ворота замка, чем заслужил золотую цепь и положение надо мною и моими воинами”. Лист бумаги он прикрепил к столбу рядом с повешенным и удалился. Утром владелец замка, потрясённый случившимся, и боясь ещё большего позора, бросился с замкового вала в реку Персе». Если сделать поправку на некоторые детали и то, что со временем немецкий крестоносец превратился в «шведа», то картина становится предельно ясна. Не обошлось, как видно, без подкупленного мерзавца, который и впустил кнехтов в крепость. Хочется, однако, верить, что старинная легенда доносит до нас реальное положение вещей, и рыцарь Даниил действительно повесил негодяя на замковых воротах, «возвысив его» над всеми.

Можно представить ту бездну отчаяния и позора, которую ощущал в душе молодой гордый Вячко. Преданный и ограбленный, он был отправлен в Ригу. Епископ Альберт лицемерно «возмутился» и через несколько месяцев (!) отпустил пленника. Весной 1208 года он вернулся в свой разорённый замок, сопровождаемый двумя десятками рыцарей. Их разместили в крепости. То, что случилось потом, немецкий хронист возмущённо именует «изменой» и «вероломством». Дождавшись удобного случая, воины Вячко безжалостно вырезали тевтонов, бросив тела убитых в Даугаву. Не дождавшись помощи из Полоцка, князь Вячко поджёг свой замок и ушёл на Русь.

Не было с тех пор у тевтонов врага злее,чем князь Вячеслав Борисович. Лишившись родовых владений, став изгнанником, Вячко мстил последовательно и жестоко. Историк Карамзин пишет: «…чтобы удержать за Россией Дерпт [Юрьев] они [новгородские князья] уступили сей город одному из владетелей кривских, мужественному Вячку, который начальствовал прежде в Двинском замке Кукейносе. Имея у себя не более 200 воинов, он утверждал своё господство в Северной Ливонии – брал дань с жителей, строго наказывал ослушников и беспрестанно тревожил немцев». Ещё один источник – «Жития русских святых» монахини Таисии повествует: «В начале 13 века город Юрьев, воздвигнутый великим князем Ярославом Мудрым на реке Омовже (р.Эмайыги - Мать-река, старое название Рось) на запад от Пскова, был взят немецкими рыцарями-меченосцами. Князь же юрьевский, Вячко, видя гибель своего города, бросился с конём с городской стены прямо в пламень, объявший город – и погиб». Это случилось в 1224 году.