Ганс Кон:Национализм: «национализм» и пан-движения

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск



Ганс Кон
НАЦИОНАЛИЗМ: ЕГО СМЫСЛ И ИСТОРИЯ
[Из книги: Hans Kohn. Natlonalizm: Its Meaning and History, 1955]



VI. Национальные конфликты и «пан»-движения


Австро-Венгрия. Победа Пруссии над Австрией в 1866 г. устранила Габсбургов из Германии и Италии, где они властвовали в течение многих веков. Однако Габсбургская монархия вновь сблизилась с Германией после того, как в 1879 г. Бисмарк заключил союз с Австрией. Этот союз, направленный против Франции, в 1882 г. расширился за счет вступления в него Италии; так была создана центрально-европейская «ось» Берлин-Вена—Рим, посредством которой Бисмарк надеялся поддержать германскую гегемонию на европейском континенте. При этом он избегал противостояния с Россией; прусско-российская дружба была важным достоянием традиционной политики. Но Габсбурги, изгнанные из Германии и Италии, обратили внимание на Балканы, где Австрия вступила в конфликт с имперскими амбициями России. Приобретение Австрией Боснии и Герцеговины усилило напряженность в отношениях между двумя державами.


Поражение в войне 1866 г. вызвало и внутреннюю реорганизацию австрийской монархии. Венгрия под руководством Ференца Деака (1803—1876 гг.) и барона Йожефа Этвеша (1817— 1871 гг.) в 1867 г. добилась паритета, оставшись связанной с Австрией лишь через монарха, а также общей военной и внешней политикой. Однако внутри Венгрии мадьяры, не составлявшие большинства населения, властвовали над славянскими и румынскими подданными. Правительство Калмана Тиса (1830-1902 гг., премьер-министр в 1875-1890 гг.) лишило национальные меньшинства даже права пользоваться их языками в школах и в администрации, первоначально предоставленного им при более терпимом режиме Деака. Крайняя политика мадьяризации проводилась даже в Хорватии, которая в силу исторических причин получила в 1868 г. автономию в рамках Венгрии — со своим парламентом и правом пользоваться хорватским языком. Чтобы усилить позиции хорватов, епископ Иосип Юрай Штросмайер (1815-1905 гг.) основал в столице Хорватии Загребе Югославскую академию и поощрял сотрудничество хорватов с сербами в противовес мадьярам.


Иной была ситуация в Австрии. Здесь равенство национальностей и языков было конституционно признано с самого начала и последовательно проводилось в жизнь. Длительный период, когда во главе правительства стоял граф Эдуард фон Тааффе (1833-1895 гг., премьер-министр в 1879-1893 гг), был особенно благоприятным для немецкого населения Австрии. Однако националистическая радикализация австрийских немцев под руководством Георга фон Шенерера (1842-1921 гг.) и чехов под водительством младочехов, пришедших к руководству в 1891 г., тормозила процесс демократизации в Австрии несмотря на введение всеобщего избирательного права в 1907 г.


Российская империя. Положение народов Российской империи было значительно хуже, чем в Австро-Венгрии. Польское восстание в 1863 г. было жестоко подавлено, после чего восторжествовала политика крайней русификации не только поляков, но и украинцев и всех других народов, даже балтийских немцев и финнов, которые до того находились в привилегированном положении, поскольку признавались их исторически сложившиеся права. Средние классы Польши, лидером которых был Роман Дмовский (1867-1939 гг.), пытались достигнуть компромисса с Россией и надеялись объединить прусскую часть Польши с русской, что могло бы сделать поляков автономными и равноправными партнерами и в рамках Российской империи. В то же время Юзеф Пилсудский организовывал польских рабочих на революционную борьбу за независимость Польши от России. Процветала польская литература, ее роль в пробуждении польского национального сознания была весьма велика. Польский ученый Александр Брюкнер, обсуждая события XIX в. в своей «Истории польской литературы» (1901 г.), пришел к следующему выводу: «Национальное сознание не ограничивалось более кругами шляхты и некоторыми обособленными представителями средних классов, как это было в 1801 г., оно проникло в крестьянство, даже в среду евреев… Несмотря на отсутствие политической независимости, именно благодаря литературе польская нация может с гордостью сказать о себе: «А все-таки она вертится!»


В то время как в России и Пруссии поляков подвергали жестокому угнетению, в Австрии они пользовались полной свободой. В первых двух странах польское образование было запрещено, австрийское же правительство поддерживало польские университеты во Львове и в Кракове. Этот исторический город был также местопребыванием прославленной Польской академии наук. Точно так же украинская культурная и литературная жизнь, полностью подавленная Россией, нашла прибежище среди австрийских украинцев, которые в 1873 г. основали во Львове Общество имени Шевченко для поощрения национальной литературы. Здесь же Михаиле Грушевский (1866—1934 гг.) начал публикацию своей «Истории Украины» в 1898 г. Русский гнет, усилившийся после 1881 г., своей цели не достиг. Во второй половине XIX в. началось национальное пробуждение многих народов Российской империи, особенно финнов, эстонцев, латышей и литовцев. Местные крестьянские наречия развились в национальные литературные языки, сравнявшиеся со шведским языком (в Финляндии) и немецким языком в балтийских провинциях. В 1831 г. Элиас Ленрот (1802-1884 гг.) основал Финское литературное общество, издал «Калевалу» — национальный эпос финнов, и боролся за уравнение в правах финского языка со шведским в Финляндии. Финскоговорящее население оказалось более живучим, чем шведскоговорящее: сегодня подавляющее большинство населения Финляндии говорит по-фински, но шведский язык, на котором говорит лишь небольшая часть городских жителей, сохраняет полное равноправие в демократической Финляндии.


Национализм в Западной Европе. Завершилась успехом борьба за языковое равенство жителей демократической Бельгии, говорящих на фламандском языке, против господства французского языка. В пробуждении национального сознания фламандцев развитие современной литературы играло такую же роль, как и у каталонцев, живущих на северо-востоке Испании, где в 1833 г. Бонавентура Карлас Арибау (1798-1862 гг.) опубликовал свою «Оду к Родине». Националистические движения в Каталонии и в Стране басков боролись за федеральное переустройство Испании. Эту тенденцию поддержал Франсиско Пий Маргалл в своей работе «Национальности» (1877г.). Отчасти эти надежды осуществились в недолговечной Испанской республике 1931-1939 гг., которая предоставила региональную автономию каталонцам и баскам, но после победы диктатуры генералиссимуса Франсиско Франко власть центра была восстановлена и возобновились репрессии.


В Северной Европе, где создались демократические государства, национальные конфликты завершились мирными процессами самоопределения: норвежцы в 1814 г. объединенные со шведами, в 1905 г. восстановили свое независимое государство; Исландия с 1380 г. объединенная с Данией, в 1918 г. стала независимой. Добившись независимости, северные страны (Дания, Исландия, Норвегия, Швеция, отчасти Финляндия) сохранили солидарность и склонность к сотрудничеству; однако панскандинавское движение, идеологом которого был великий норвежский писатель Генрик Ибсен (1828-1906 гг.), так и не достигло своей цели — создания Северной федерации.


Ирландский вопрос. Ирландские лидеры Чарльз Стюарт Парнелл (1846-1891 гг.) и Джон Эдвард Редмонд (1856-1918 гг.) в сотрудничестве с английскими либералами конституционными методами достигли успеха в борьбе за самоуправление Ирландии (Home-Rule), — Уильям Эварт Гладстон (1809-1898 гг.) провел в британском парламенте Первый закон о самоуправлении в 1886 г., а в 1914 г. вошел в силу уже Третий закон о самоуправлении. Однако в Ирландии возникло движение за отделение от Великобритании насильственным путем. Ирландское республиканское братство, членов которого называли «фениями», по имени легендарных героев прошлого, в 1860-е годы получило широкую поддержку в Ирландии и среди ирландцев в Соединенных Штатах. К концу XIX в. последовательная либерализация системы управления и быстрое улучшение экономического положения крестьянства привели к резкому спаду политического национализма в Ирландии. Националисты вынуждены были перенести свои усилия в сферу культуры и образования с целью пробуждения национальных чувств. В 1884 г. была создана Гаэльская атлетическая ассоциация — Для воскрешения ирландских видов спорта. Особое значение имели усилия по воскрешению гаэльского языка. В 1893 г. Дуглас Хайд (1860-1949 гг.), ирландский протестант английского происхождения, стал первым президентом Гаэльской лиги, целью которой была «деанглизация ирландского народа» и возрождение гаэльского языка я древних кельтских традиций. Поэты и ораторы стремились пробудить у ирландцев гордость их этническим прошлым. Разве не кельтская раса некогда населяла большую часть Европы, «укоренившись в Греции и предавая огню юный Рим»? В те годы делались даже попытки создать панкельтское движение, объединяющее ирландцев, валлийцев и бретонцов. Но Гаэльская лига оказалась не в состоянии вытеснить английский язык как основной язык ирландцев. Ренессанс ирландской литературы (1890-1920 гг.) подарил миру великие произведения на английском языке писателей-ирландцев: Уильяма Батлера Йетса (1865—1939 гг.), Джона Миллингтона Синга (1871-1909 гг.), Джеймса Джойса (1882-1941 гг.). Они и театр сделали Ирландию и Дублин всемирно известными. Однако гаэльское движение, подчеркивавшее особенность Ирландии, в XX в. добилось оживления ирландского национализма. В 1899 г. Артур Гриффит начал издание газеты «Юнайтед Айришмен», а в 1905 г. участвовал в создании общества «Шин Фейн» («Мы сами»). Культурный и политический национализм дополнился национализмом экономическим. Поражения Великобритании в начальный период англо-бурской войны способствовали возрождению в 1899 г. движения фениев; поражения Великобритании в начальный период первой мировой войны дали импульс «пасхальному восстанию» в Дублине в 1916 г. и провозглашению Ирландской республики. После победы Великобритании в первой мировой войне Артур Гриффит добился осуществления цели «Шин Фейна», подписав 6 декабря 1921 г. договор о создании свободного Ирландского государства.


Балканский национализм. Распад Оттоманской империи и борьба претендентов за наследование не прекратилась после договоров 1878 г. Националистические волнения на Балканах продолжались. Возникшие здесь христианские государства пытались окончательно вытеснить Турцию из Европы и одновременно враждовали между собой за расширение границ до возможных пределов на основе исторических притязаний. Основным объектом разногласий была Македония. Македонская революционная организация в Болгарии (IMRO), националистические устремления премьер-министра Сербии Николы Пашича (1845-1926 гг.) и премьер-министра Греции Элевтериоса Венизелоса (1864—1936гг.) вызвали балканские войны 1912—1913гг., ставшие непосредственной прелюдией первой мировой войны. Нанеся поражение Турции в первой балканской войне и Болгарии — во второй, Сербия стала готовиться к роли Пьемонта или Пруссии в деле объединения южных славян, значительная часть которых проживала в Австро-Венгрии, в Боснии и в Герцеговине. 28 июня 1914 г. сербские националисты убили в столице Боснии Сараево наследника австрийского престола. Ответные меры Австрии привели к столкновению с Сербией, которое переросло в конфликт между пангерманизмом и панславизмом. Немцы и мадьяры Габсбургской монархии были лояльными союзниками Германии с 1879 г. Сербию поддерживала Россия, которая приняла на себя руководство панславистским движением и роль защитника всех славян, в особенности против немецкого «дранг нах остен» (пангерманской экспансии на восток).


Пангерманизм. Пангерманский союз основали в 1891 г. Эрнст Хаазе (1846-1908 гг.) и Генрих Класс (1868-1953 гг.) на идеях Арндта, Листа и Трейчке. Пангерманисты требовали расширения германского «жизненного пространства» («лебенс-раум») и заморских колоний, для чего нужен был большой флот. Их безоглядный национальный эгоизм и экспансионизм оказали влияние на широкие круги сограждан, которые членами союза не были и не стремились к созданию крупной колониальной империи. Их больше заботила судьба «братьев по расе» за пределами Германской империи, в особенности в Австро-Венгрии. Пангерманисты возродили лозунг Арндта о союзе швейцарцев, голландцев и скандинавов с Германией в «великом братстве нордической расы». Австрийские пангерманисты, возглавлявшиеся Шенерером, восприняли эту программу и пропагандировали ее; их ожесточенные нападки на «расово неполноценных» славян и евреев уготовили им роль наставника Гитлера. Первая мировая война, в которой Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария были союзниками, казалось, создала возможности для объединения «Mitteleuropa» (Центральной Европы) под главенством Германии. После 1890 г., когда ушел в отставку Бисмарк, влияние пангерманского мышления на общественное мнение и на правительственную политику Германии продолжало усиливаться, достигнув вершины в гитлеровской Германии.


Панславизм. Пангерманизм выступал за распространение власти Пруссии-Германии на все германоязычные пароды, включение их, даже против их воли, в «Великую Германию», людские и хозяйственные ресурсы и огромная территория которой обеспечат базу для достижения германского мирового господства. Панславизм аналогично пангерманизму был движением за распространение власти России посредством включения других славяноязычных народов, даже против их воли, в «Великую Россию», население и экономические ресурсы которой создали бы достаточную базу для мирового господства России, или, как говорили в XIX в., для «Русской вселенской монархии». Оба движения основывались на убеждении, что «расовая» или лингвистическая принадлежность обеспечивает родство цивилизаций и идеологий и стремление к объединению. На самом деле между различными славяноязычными народами не было культурной близости. У польской цивилизации с русской было меньше общего, нежели с цивилизацией католической Европы. Вопреки панславистской теории, славянские народы нередко враждовали между собой более, чем с неславянскими народами. Чувства поляков к русским, украинцев к полякам, сербов к болгарам — убедительные примеры давней острой враждебности славянских народов. Однако панславизм и пангерманизм, основывавшиеся на надуманных идеях, все-таки оказали эмоциональное воздействие на многих немцев и многих русских и стали важнейшими факторами мировых войн XX века.


Панславизм родился среди славян Австрии. Первый Всеславянский конгресс под председательством Палацкого открылся в июне 1848 г. в Праге. Участники конгресса потребовали преобразования монархии Габсбургов в федерацию равноправных народов. После австро-венгерского компромисса 1867 г. стало очевидным поражение идей федерализма, и чехи, лидеры которых весьма критически относились к России, обратились за поддержкой именно к ней как к «старшему брату». В 1867 г. второй Всеславянский съезд, собравшийся в Москве, провозгласил верховенство России в славянском мире. Многие панслависты разделяли веру в мессианскую роль России, согласно которой русский народ избран Богом для спасения человечества. Русские были признаны подлинно христианским народом, столпом православия (истинной веры), мира и социальной справедливости, и призванным распространить это послание среди всех народов. Великий писатель Федор Достоевский (1821-1881 гг.) был сторонником славянофильства и панславизма. Русские коммунисты, свергнувшие в ноябре 1917 г. под руководством Ленина недолговечный демократический режим, установленный Февральской революцией 1917 г., возродили русское мессианство, провозгласив русских подлинной социалистической нацией, столпом марксизма (истинной веры), мира и социальной справедливости, призванным распространить это послание среди всех народов. В 1945 г. они осуществили самые дерзкие мечтания панславистов России XIX в., объединив всех славян под водительством России и расширив ее границы до Одера и Адриатического моря. Они нанесли поражение пангерманизму Адольфа Гитлера (1889-1945 гг.), который к 1941 г. осуществил самые дерзкие мечты его предшественников — пангерманистов.


Паназиатские движения. Первая паназиатская империя была создана монголами, которые в год смерти Чингисхана (1227 г.) правили на территории от Южнокитайского моря до Днепра. Позднее население «Поднебесной империи» (Китай) представляло ее как воплощение всего мира и его цивилизации: «изнутри и извне все земли подчинены Китаю». В конце XVI в. японец Хидэеси Тоетоми бросил вызов притязаниям китайцев. В письме португальскому наместнику в Гоа (Индия) он заявил, что «после завершения нашей предопределенной небом миссии по завоеванию Китая мы будем готовы проложить дорогу к вашей стране. Наши военные корабли и воины справятся с этим, несмотря на дальность расстояния, победят всех, с кем им придется воевать». В XX в. Япония вновь поставила перед собой задачу завоевания Китая и других стран Азии в убеждении, что миссия «божественной страны» управляемой Сыном неба» — создание империи «на семи морях и на пяти континентах». Именно под лозунгами движения «Азия — для азиатов» Япония приступила к мобилизации населения и ресурсов огромных территорий между восточным побережьем Африки и западным побережьем Тихого океана для создания базы мирового господства Японии. После поражения Японии в 1945 г. притязания на лидерство в паназиатском движении вновь перешли к Китаю. Это движение подобно двум другим — «пан»-движсниям XX в. — пангерманизму и панславизму — не имело ничего общего с западной либеральной традицией и опиралось на тоталитаризм.


 



[5.htm <<<]


[index.htm оглавление]


[7.htm >>>]





[http://traditio.ru/holmogorov/library/index.htm Библиотека Егора Холмогорова]