Георгий Гинс:Новые формы синдикализма

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Социальный атомизм и групповая активность[править]

Философия индивидуализма выдвинула личность на первый план. Она противополагала личность государству,[2] отстаивая индивидуальные свободы и стремясь ограничить государство ролью сторожа («ночного сторожа» по ироническому замечанию Лассаля).

Либеральная революция 1789 г. была враждебна ко всем организованным коллективам; закон 14 авг. 1791 г. воспретил все организации, как рабочих, так и работодателей, создаваемые для защиты их интересов.

Сбрасывая с себя гнёт абсолютизма и средневековых стеснений в хозяйстве, человек XVIII—XIX в.в. искал яркого выражения индивидуализма. Либеральные доктрины (Вольтера в политике, А.Смита в экономике) отвечали этому настроению. Как всегда, в таких случаях, идеология вдается в некоторые крайности. Когда сильный прожектор ярко освещает одно место, всё окружающее кажется особенно темным. Индивидуализм осветил личность и затемнил её социальное окружение.

Не без основания упрекают индивидуализм в том, что он представляет собой теорию социального атомизма: общество разложено на ряд атомов, каждый индивид-атом представлен независимым и самодовлеющим. Между тем, в действительности, человек без общества ничто. Самая одаренная личность обязана своими достижениями той общественной среде, в которой она живет. Самая сильная личность бессильна, если не опирается на общественную поддержку.

Нет изолированного человека, есть люди, связанные между собой в пространстве и времени — такова социологическая правда, которую заслонили крайности либералистического индивидуализма.[3]

Неизбежное взаимодействие и необходимое сотрудничество объединяют людей в группы и в действительной жизни, наряду с отдельными хозяйствующими субъектами, проявляют все большую активность групповые объединения, достигающие подчас исключительного могущества. Профессиональные союзы и объединения предпринимателей могут служить ярким примером этого могущества.

В недрах либерального государства родились коллективные силы, которые резко нарушили равновесие отдельных элементов. Личность противостоит не только государству, но и ряду групп, которые грозят ее существованию и независимости, если она сама не найдет себе защиту в другой группе. Государству надлежит регулировать взаимоотношения не только граждан, но и групповых объединений.[4]

Учение Гастона Морэн о синдикализме[править]

Отсюда проистекает новая теория синдикализма. До сих пор организация синдикатов предоставлялась свободному усмотрению инициаторов. Вступление в синдикаты ни для кого не было обязательным, а организация и деятельность их оставались свободными. Большинство синдикатов приняло революционное направление.

Разрастаясь в большую силу, синдикаты стали чувствовать себя способными на руководящую роль в государстве. Идеологи революционного синдикализма (Сорель) проповедуют разрушение современного государства и передачу руководства хозяйством в руки синдикатов производителей.

Опасность для государства подобных тенденций несомненна. Синдикальное движение должно быть введено в рамки, отвечающие существу и назначению синдикатов. Государство должно представлять всю нацию, а современные синдикаты обнимают преимущественно производителей. Переход власти к организациям столь односторонним грозил-бы нарушением интересов и порабощением всех, кто оказался бы вне их. С другой стороны, положительная сторона синдикальной организации — организованная защита интересов, ослабляется при чрезмерном расширении задач и при наличии конкурирующих организаций, преследующих те же цели. Поэтому, новая теория синдикализма, яркое выражение которой мы видим в известной работе Гастона Морэн.[5] выдвинула идею ограничения синдикатов задачами исключительно профессиональными, отвечающими их компетенции, но с тем, что каждый синдикат будет обладать монополией представительства (syndicat unique). Для меньшинства, говорит Морэн, выгоднее быть составной частью синдиката, пользующегося правом исключительного представительства, чем составлять самостоятельный синдикат. Но, зато, синдикаты, получающие право исключительного представительства, подлежат контролю государства.

Практически Морэн представлял себе осуществление этих идей в форме двух параллельных организаций: синдикатов рабочих и работодателей, с ограниченным кругом компетенции, но с привилегией монопольного представительства в подлежащей сфере интересов. Таким образом, лица каждой профессии, рабочие и предприниматели отдельно, должны быть обязаны организоваться в синдикаты. Подобная организация не означает утраты свободы, она гарантирует её.[6]

Практическое значение подобных организаций можно оценить на примере коллективных договоров. При наличии только двух параллельных организаций рабочих и работодателей, коллективный договор между ними будет связывать всех рабочих и всех предпринимателей известной профессии. Это дает, несомненно, наибольшие гарантии интересам каждой стороны, так как устраняет возможность к.л. конкуренции и позволяет установить наиболее выгодные для обеих сторон условия. Если необходимость участия в одной определенной организации несколько стеснительна, то зато это дает каждому отдельному члену наибольшие гарантии, что его интересы будут защищены в полной мере.

Осуществление этих начал в Италии[править]

Трудно сказать, находился ли Муссолини под влиянием идей Морэна, но только теория последнего, оставшаяся без применения во Франции, как будто предопределила фашистское законодательство Италии.

В 1919 г. во Франции в противовес Всеобщей Конфедерации Труда С.G.Т. (Cnfeder. generale de Travail) организована была Всеобщая Конфедерация Производителей (Cnfeder. generale de la prductin francaise). Статут её был представлен в департамент Сены 31 июля 1919 г. Но союз этот остался малодеятельным.[7]

В Италии 2 окт. 1925 г. в палаццо Vidni состоялось под председательством Муссолини заседание представителей предпринимательских и рабочих организаций, закончившееся подписанием исторического пакта (Patt di Pallazz Vidni) об учреждении двух центральных конфедераций: Cnfederazine generale dell' industria и Cnfederazine delle Crpratine fascisti. Таким образом, состоялось объединение работодателей и объединение рабочих Италии и взаимное признание ими исключительного представительства интересов каждой стороны. С этого момента все договорные отношения между двумя категориями (работодателями и рабочими) были предоставлены на разрешение организаций, зависящих от соответствующих конфедераций.

В развитие этого соглашения, фашистское правительство провело закон 3 апреля 1926 г. «о юридической регулировке коллективных трудовых отношений» (Sulla discipline giuridica dei rapprti cllettivi di lavr). Закон этот не требует обязательной организации синдикатов, представляющих интересы рабочих и работодателей, но в том случае, если синдикаты организуются, им предоставляются по закону такие преимущества, что сама выгода участия в них побуждает к созданию синдикатов.

Для учреждения синдиката необходимо

1) добровольное вступление в него по крайней мере одной десятой части рабочих данной профессии, проживающих в округе, где синдикат организуется, или соответственно работодателей, нанимающих по крайней мере одну десятую часть рабочих. Кроме того

2) синдикаты должны принять на себя обязательство попечения не только об экономических и моральных интересах их членов, но также организации различного вида помощи просветительной работе и заботы о моральном и национальном воспитании членов;

3) руководители синдикатов должны представить гарантии своей пригодности, этичности и преданности отечеству.[8]

Синдикат, отвечающий требованиям закона, получает права юридического лица. Другого юридически признанного синдиката для лиц и предприятий той же профессии уже не может быть (ст.6, разд.3). Здесь мы видим осуществление принципа, предложенного Морэном. Каждый признанный синдикат считается единственным законным представителем всех соответствующих работодателей или рабочих, следовательно, и тех, которые не состоят его членами. Синдикату предоставляется право обложения в принудительном порядке опять-таки всех, даже не приписанных к нему, но представляемых им (ipso jure) рабочих или работодателей, в сумме однодневного заработка, или соответственно работодателей — в сумме однодневной выплаты ими заработной платы.

Признавая синдикат и снабжая его особыми правами, государство возлагает на него и ряд публично-правовых обязанностей, как-то: организацию профессиональных школ, ссудных касс и др. Но, в то же время государство подчиняет синдикаты своему контролю. Президенты и секретари синдикатов могут быть смещаемы правительством или не утверждаемы им. В чрезвычайных случаях руководящие органы синдикатов могут быть распускаемы и замещаемы другими по усмотрению правительственной власти.

Синдикат, преследуя интересы своих сочленов, не должен, однако, упускать из виду высших интересов продукции и интересов страны. Финансовые мероприятия их подконтрольны (ст.30 Регламента 1 июля 1926 г.).

Схема синдикальных организаций итальянского фашизма[править]

Организация синдикатов охватывает в Италии всё активное население.

Государство не может входить в непосредственное соприкосновение со всеми мелкими организациями и фашизм последовательно создал стройную пирамиду иерархически соподчиненных синдикальных организаций. Однородные синдикаты образуют федерации (местные или национальные). Некоторые федерации объединяются в конфедерации.

Всех конфедераций и центральных федераций организовано тринадцать: шесть для представительства работодателей, шесть для трудящихся и одна для лиц умственного труда.

Эти конфедерации должны охватить все население и для итальянского законодателя представлялось немало затруднений при распределении тех или иных синдикальных организаций по намеченной классификации. Так, напр., небезинтересно, что директора предприятий признаны стоящими ближе к нанимателям труда, чем к трудящимся, и организации их отнесены, поэтому, к федерациям работодателей. Федерация владельцев ремесленных предприятий отнесена к конфедерации, представляющей индустрию. Организация потребительских кооперативов отнесена к конфедерации коммерсантов, кредитная — к банковской и т. д. [9]

В организационной схеме итальянских синдикатов замечается порой некоторая искусственность, а в практике синдикализма, вероятно, и излишняя ускоренность постройки. То, что в других государствах совершается путем естественной эволюции, фашизм хочет создать в несколько лет, форсируя движение сверху. Но фашистская синдикальная организация представляет собой факт крупного исторического значения, грандиозный опыт, положительные и отрицательные результаты которого будут использованы другими нациями. Сложилась эта организация следующим образом:

1) Конфедерация индустриальная состоит в первой степени из провинциальных индустриальных союзов с секциями для каждой категории промышленности (сельскохозяйственной, добывающей, строительной, механической, металлургической и т. д.); вторую степень составляют национальные федерации.

2) Рабочие индустриальных организаций организованы в провинциальные синдикаты по отдельным отраслям. Вторую степень составляют национальные федерации, составляющие групповые объединения синдикатов (более общие категории, напр., строительные обнимают каменщиков, плотников, маляров и т. д.). Третья степень — общее объединение.

3) Конфедерация землевладельцев обнимает провинциальные федерации землевладельцев, объединяющихся в синдикаты трех категорий: не обрабатывающих землю, обрабатывающих непосредственно и, наконец, сдающих в аренду.

4) Рабочие земледельческой промышленности объединены в синдикаты провинциальные (первая степень) и национальные (вторая степень), в зависимости от различия условий, на которых они работают (технический персонал, батраки, арендаторы, исполовники, дровосеки и др.).

5) Конфедерация коммерсантов объединяет провинциальные синдикаты (по секциям) и национальные федерации (вторая степень). В отдельные федерации объединяются банки, вспомогательные торговые заведения, торговые агентуры, потребительские кооперативы и др.

6) Федерации служащих торгово-промышленных заведений состоят из провинциальных (первая степень) и национальных (вторая степень) синдикатов по категориям (торговые, страховые, комиссионные, гостиницы, рестораны, проводники, банщики, сиделки и др.

7) Конфедерация работодателей морского и воздушного транспорта (ассоциации и федерации по территориальному признаку: Адриатика, Тиррен, Сицилия).

8) Конфедерация работодателей сухопутного и внутреннего водного транспорта (по каждому виду транспорта, окружные ассоциации — первая степень и национальные федерации — вторая степень).

9) Федерация рабочих и служащих сухопутного и внутреннего водного транспорта объединяет провинциальные и национальные синдикаты по категориям труда (трамвайные служащие, грузчики, матросы, телефонисты, шоферы и пр.). Федерация рабочих морского и воздушного транспорта входит непосредственно в центральную конфедерацию трудящихся (см. п.13).

10) Конфедерация банковских учреждений (сюда включается и кредитная кооперация).

11) Федерация служащих банковских и кредитных учреждений.

12) Федерация работников интеллектуального труда (писатели, художники, адвокаты, врачи, акушерки и т. п.). Интеллигентные работники, служащие на предприятиях (технический и административный персонал) объединяются в синдикаты, которые входят в соответствующие федерации трудящихся.

13) Конфедерация трудящихся и лиц свободных профессий представляет собой высшее объединение всех синдикальных организаций (федераций) трудящихся.

Практическое значение этих организаций[править]

Практическое значение этих организаций очень велико. Ими заключаются коллективные договора. Таким образом, весь уклад хозяйственной жизни страны: условия труда и распорядок его определяются соглашением соответствующих синдикатов. В случае конфликта, имеющего общее значение, синдикат может выступать стороной в процессе. Ассоциации высших степеней руководят и контролируют деятельность нисших. Они обладают правом представлять интересы всех синдикатов, ими объединяемых, и располагают даже дисциплинарной властью.[10]

Насколько высоко стоит авторитет высших синдикальных организаций в Италии, можно судить по тому, что Муссолини не проводил ни одного экономического мероприятия, рекомендованного Лигой Наций, не получив одобрения со стороны заинтересованных конфедераций. Однажды конфедерация предпринимателей запротестовала против злоупотребления вызовом с фабрик рабочих, состоящих в фашистской милиции, и, несмотря на все преимущества и привилегии последней, Муссолини согласился издать приказ, чтобы милиционеров, из числа рабочих и служащих промышленных предприятий, не вызывали иначе, как в случаях безусловной необходимости (отпадают вызовы на парады и по ложной тревоге).

Уже самая организация синдикатов, объединяющих лиц одинаковых профессий и интересов, в целях солидарных действий, так же, как и те коллективные договора, которые являются главным внешним выражением их деятельности, служат несомненным показателем господствующего в фашистской системе принципа солидаризма. Основная её идея — подчинение частных интересов целому для достижения общих целей. Но еще отчетливее выявляется этот принцип в тех руководящих началах, согласно которым управляется огромный синдикальный механизм. Эти принципы изложены в фашистской «Хартии Труда» (Carta del Lavoro).

Ссылки[править]

  1. Хронос: Гинс Георгий Константинович
  2. Ср. Н. Spencer — «The man versus the state»
  3. Сер. Сорокин — Система социологии т. II Социальная аналитика. Петр. 1920 г. стр. 458 сл.
  4. «Произошло обобществление человеческой судьбы и нет уже судьбы индивидуально-изолированной. Индивидуализм кончен». Н.Бердяев «Новое Средневековье» Берл. 1924 г стр. 102, «Профессиональным союзам, кооперации, цехам принадлежит, конечно, огромное будущее» там же стр. 50.
  5. См. выше стр. 19 прим. 10. G. Morin — La revoke, стр. 189.
  6. L’association n’est donc pas la perte de la liberte. Elle en est la garantie. J. Valadour, La doctrine corporative, P. 1929. стр, 131.
  7. G.Morin о. с. стр. 56.
  8. В регламенте 1 июля 1926 г. «о применении закона 3 апр. 1926 г.» указывается, что синдикату может быть отказано в признании не только в указанных в законе случаях, но также когда оно нежелательно по соображениям политическим, экономическим и социальным.
  9. Список всех существующих и организуемых конфедераций, федераций и синдикатов в книге Oddone Fantini «Stato e Lavore» 1928 г. и в сборнике таблиц «Asso-ciaz. sindacali… costituite o in corso di costituzione». Minist. delle Corpor. Roma 1927. Ценнейшие материалы для изучения итальянского синдикализма содержит книга «Disciplina giuridica dei rapporti collettivi del Lavoro e. ordinamento corporativo dello Stato», издание Ministero delle corporazione, Roma 1927. Здесь собраны все законодательные материалы, объяснительные записки, доклады, речи и административные распоряжения, относящиеся к синдикальным организациям фашизма.
  10. Nino Orsi. Fascismo e legislatione fascista, Mil. 1928 г. стр. 255‒256.

См. также: