Георгий Гинс:Хартия труда

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Carta del Lavoro — конституция фашизма[править]

Фашисты не без основания гордятся своей Carta del Lavoro,[2][3] которая по их мнению, займет в истории не менее видное место, чем «Декларация прав человека и гражданина».

Хартия Труда — не закон. Она обнародована Верховным Национальным Советом фашизма (Gran Consiglio Nazionale del Fascismo) 21 апреля 1927 г., спустя год после издания изложенного уже закона 3 апр. 1926 г. о юридической регулировке коллективных трудовых отношений. По словам Муссолини, Хартия Труда является конституциею фашизма, предопределяющей направление фашистского законодательства: «руководствуйтесь Хартией Труда, как мореплаватели руководствуются компасом».

Основные начала её[править]

Большинство положений Хартии изложено в общей форме, но находит себе постепенно выражение в отдельных законодательных актах. Основные начала Хартии таковы:[4]

Подчинение индивида нации[править]

Индивид подчиняется нации, а так как нация это государство, то, следовательно, должно быть признано и верховенство государства. Фашизм не следует доктрине Дюги, колеблющей государственный суверенитет, он укрепляет власть государства, но в то же время он даёт личности новые гарантии, предоставляя ей прочную защиту в виде синдикатов.

Индивид находит в синдикате опору своих прав и интересов и в то же время границы своей свободы. Государство признаёт и снабжает полномочиями синдикаты, поощряя коллективную активность, и синдикаты находят, таким образом, в государстве свою опору, но в то же время и границу своей деятельности. Государство-нация выше индивида и выше всех организаций.

Получается гармоническая система, проникнутая идеями со-лидаризма. Индивид подчиняется целому во имя общих интересов, солидаризируя, следовательно, свои интересы с подобными же интересами других. Общественные организации подчиняются на тех же началах государству.

Охрана собственности и частной инициативы[править]

Другой принцип хартии — охрана собственности и частной инициативы.

Развитие производительности — испытание режима. Это вопрос жизни и смерти нации. Если государственный порядок таков, что производительность падает и государство нищает, то и самый порядок не отвечает своему назначению и обречен на смерть. Развитие производительности обусловлено творческою энергией нации. Когда частная инициатива стеснена, энергия понижается, прекращается накопление. Наоборот, свободная инициатива и предприимчивость отдельных лиц способствуют прогрессу нации. Накопление богатств отвечает интересам нации, а процветание государства улучшает и жизнь его граждан. Эта азбука либеральной доктрины не отрицается «Хартией Труда». Она отрицает контроль над предприятиями, который предлагает социализм. Этот контроль выражается в форме принудительного руководства, он отрицает собственность и индивидуальные права и в этом смысле антиюридичен, поскольку расходится с современным правосознанием. Он подчиняет талант и энергию предпринимателя бюрократическому режиму и в этом смысле антикультурен. Хозяйственный режим должен охранять, нематериальный капитал нации — интеллигентность, опыт, способности организатора.

Охраняя все живые силы, в том числе и капитал, как источник национального богатства, фашизм все-же отступает от либерального принципа «Laissez faire, laissez passer».

И в хозяйственной области должен быть применяем принцип подчинения частного интереса коллективному. Частная инициатива должна быть согласована, когда это требуется, с высшими и преобладающими целями общей национальной экономики. И здесь проводится общая идея, что человек не атом, а часть целого и что его интересы не могут быть в противоречии с интересами государства.

Власть, руководствующаяся общим представлением об экономии и социальных феноменах, должна обладать правом не только поощрять деятельность предприятия, но и закрывать его, когда оно вредит интересам государства, или когда для коллектива представлялось бы более выгодным, чтобы оно находилось в других руках. «Капитал в неумелых руках — зарытый клад».[5]

Эта точка зрения отличается и от воззрений либерализма, для которых последняя фраза революционна, и от социализма, который отрицает собственность и подчиняет частную инициативу принудительному режиму. По духу фашистской декларации, государство оберегает собственность и частные интересы и только в качестве героических мер (un remedio eroico),[6] только в исключительных случаях, когда это оправдывается безусловно общественной необходимостью, оно может контролировать деятельность предприятия и прибегать к принудительным мерам.

Центр тяжести не в ограничениях, а в гарантиях частной инициативы.

Покровительство труду всех видов[править]

Государство должно охранять и опекать труд во всех его проявлениях, то есть труд не только физический, но и технический и умственный. Труд одновременно и социальный долг (dovere sociale) и высшее наслаждение (piu granda gioia). Труд открывает простор творчеству — этому высшему наслаждению человека; он дает возможность совершенствовать способности, в то же время он выражает силы человека и нации.

Во имя государственного блага государство должно оберегать те виды труда, которые создают наиболее ценные блага, которым наиболее доступно творчество.

Хартия Труда уделяет особое внимание интересам трудящихся. Так, напр., она провозглашает принцип соответствия заработка (salario) нормальным потребностям жизни, возможностям предприятия и продуктивности труда. Это положение разрывает как с жестоким «железным законом» Лассаля, так и с теорией, распространяющей на труд общий закон рынка, законы спроса и предложения. Хартия Труда учитывает не только объективные факторы и возможности, но и «нормальные потребности жизни». Она вносит этим элемент справедливости и культуры в сферу влияния факторов экономики. Она осторожно преподает к руководству принцип «достойного существования».[7]

И другие декларативные положения Хартии выражают специальные заботы о трудящихся, предопределяя развитие социального законодательства Италии: платный отпуск после года труда, страхование от несчастных случаев и болезней, улучшение положения матерей, страхование от безработицы и помощь трудящейся молодежи. Многие из этих декларативных заявлений Хартии уже получили выражение в форме законов.

Но особенность Хартии Труда не в её социальном направлении, а в решительном отмежевании от одностороннего покровительства труду физическому.

Благополучие отдельных лиц и развитие национальной мощи обусловлены производительностью труда во всех его формах, и труд физический не должен заслонять собой труд умственный: труд мозга нужен нации не менее, чем труд рук.

Согласование интересов всех участников народного хозяйства[править]

Хартия Труда, призывая к свободной деятельности все активные силы нации, подчёркивает необходимость их согласованной работы (unita della produzione). Она требует, как мы уже видели, чтобы рабочие и работодатели солидарно и организованно защищали каждые свои интересы, объединившись в свои синдикаты.

Этим, однако, еще не достигается согласованность работы отдельных производительных сил (solidarieta fra i vari fattori della produzione).

Необходимо, чтобы две параллельно сосуществующие и противостоящие организации признали необходимость согласования интересов, ими представляемых, с высшим интересом нации-государства. Они должны заключать между собой такие соглашения (patti nazionali), на основе и в духе которых могла бы производиться работа на местах.

Один из отделов Хартии Труда может иллюстрировать указанную тенденцию. Государство устанавливает контроль над наймом рабочей силы (ст. XXII—XXV). Оно организует на паритетных основаниях бюро по найму труда (uffici di collocamento), во главе которого ставятся агенты Министерства корпораций. Задача этих бюро (учреждены декретом 18 марта 1928 г. R. D. п. 1003) — установить сотрудничество классов, обеспечить интересы рабочих, гарантировать предприятиям подбор наиболее подходящих сотрудников и содействовать воспитанию прочного корпоративного сознания (una solda conscienza corporativa).

Таким образом, в форме итальянского фашизма солидаризм выходит из рамок группового, профессионального и даже классового сотрудничества и служит идейной основой организации, которая охватывает жизнь всей нации.

Ссылки[править]

  1. Хронос: Гинс Георгий Константинович
  2. Non vi e paese del mondo che possa vantare qualche cosa di simile (Aug. Turati).
  3. it:Carta del Lavoro
  4. Cм. Giuseppe Battai La Carta del Lavoro в сборнике La civilta fascista 1928 г. и Vincenzo Zangara 1. Sindikati e lo Stato — 1928. стр. 41‒69.
  5. La Civilta Fascista 1928 г. стр. 371.
  6. V. Zangara о. с. стр. 53.
  7. Таково направление и советского «Кодекса труда», который, как следовало ожидать от законодателей пролетарского государства, является передовым. Ст. 59 этого кодекса гласит: «размер вознаграждения не может быть ниже обязательного минимума оплаты, определяемого на каждый данный период надлежащими государственными органами для соответствующих категорий труда». Практическая действительность мало благоприятствует последовательному осуществлению добрых пожеланий советского законодателя.

См. также: