Гражданское право Третьего рейха

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Новая формула гражданского права[править]

19 пункт программы 25 пунктов требовал «замены римского права, служащего интересам материалистического мирового порядка, немецким народным правом».

С приходом национал-социалистов к власти начался пересмотр ряда институтов гражданского права и попытки создания нового, «народного» гражданского кодекса на основе гитлеровского понимания индивидуальной свободы, которая «должна быть ограничена, если она противоречит свободе нации». Особым нападкам нацистских правоведов в связи с этим подвергалось понятие «субъективные права», которые они хотели или вообще отменить, или заменить понятием «субъективные права члена НСДАП». Предлагалось убрать из кодекса и понятие «правоспособность», заменив его понятием «партийный статус лица».[1]

Основополагающим принципом проекта нового гражданского кодекса, работа над которым была начата в 1938 г., стала формула: «право — это то, что полезно народу и рейху».[2]

В соответствии с этим пересматривались понятия «собственность», «юридическое лицо», отвергалась такая его форма, как «общество с ограниченной ответственностью» (хозяин-фюрер нёс за свои действия полную ответственность), непременным условием деятельности акционерного общества становилось его партийное руководство и партийный контроль. В ст. 70 Закона «Об акционерных обществах», принятого в 1937 г., прямо указывалось, что правление акционерного общества «должно руководствоваться сознанием ответственности перед общим благом народа и рейха».[2]

С 1937 г. основной свод германского права — Гражданское уложение 1896 г. — был заменен совокупностью отдельных переработанных законов, общая часть его была вовсе отменена (в связи с совершенно новыми правоположениями о правах физических и юридических лиц, предоставлении гражданства и т. п.). Создание нового, т. н. «Народного уложения», которое началось с 1939 г., не было завершено: к 1942 г. комиссия Академии немецкого права подготовила только предварительный проект.[1] Результаты провозглашенной правовой политики не были вполне достигнуты: полной замены прежнего германского права не состоялось, хотя многие важные институты были деформированы либо законодательно, либо судебной практикой.

Право собственности и обязательств[править]

Судебная практика существенно видоизменила право собственности — в сторону его резкого ограничения даже сравнительно с формальными предписаниями законов. В особенности это коснулось недвижимой собственности в городах. Разрешалось самовольное строительство на чужой земле «в общественно-полезных целях», самовольное использование собственности социально-привилегированными субъектами (членами НСДАП, арийцами и т. п.). В сельской местности права земельных собственников ограничивались в пользу устраиваемых по соседству спортивных сооружений, лесных и оздоровительных лагерей (запрещалось строить мешающие спорту ограждения, заборы и т. д.).[1]

Государственное регулирование социально-хозяйственных связей сократило значение частных обязательств. Несоблюдение установленных предписаний в области цен на основные товары влекло даже уголовные санкции. В годы войны распределение большинства продукции стало предметом квотирования, а также карточного распределения среди населения. Запрещалось хождение иностранной валюты, и валютные операции стали объектом строгого уголовного преследования. Законодательно были установлены ограничения прибыли (в 6 %) от акций и от финансовых операций, все прочее должно было идти на развитие предприятий. Одновременно налоговое законодательство было переработано в духе «национал-социалистического мировоззрения»: для еврейских союзов всякого рода, церковных общин, больниц, орденов и т. п. были ликвидированы все прежние налоговые привилегии.

Процессуальное право[править]

Новая редакция Гражданско-процессуального кодекса (1934 г.) включила немало своеобразных новшеств, многие из которых, несмотря на отказ от принципов формальной законности, несомненно облегчали и упрощали судопроизводство. Для участников процесса и свидетелей вводилась обязанность быть правдивыми в изложении обстоятельств дела. Слушание дел проводилось по сокращенной процедуре, причем судья-докладчик должен был построить ход слушания так, чтобы разбор дела было окончен в одном заседании суда. Для участников процесса, отказавшихся от уплаты предварительных судебных расходов под предлогом бедности, устанавливалось правило доказать, что начинаемый ими процесс не безнадежен и может иметь завершение. В целях устранения от юридической практики нежелательных по разным причинам лиц (прежде всего расовым мотивам) разрешалось прибегать только к услугам государственных адвокатов, подготовка которых была развернута заново в особых юридически-спортивных лагерях.

Семейное право[править]

Наибольшим своеобразием было отмечено брачно-семейное право. Здесь оказали свое влияние и расовый, и социалистический мотивы государственной политики. Брак и семья были поставлены предметом особой заботы государства, в силу чего свобода заключения брака была ограничена. Согласно закону (14 июля 1933 г.) и закону (18 октября 1935 г.) запрещалось вступать в брак страдающим наследственными болезнями, слабоумным, шизофреникам, слепым, глухим, обладающим слабым телосложением и т. п., так как это могло «ослабить национальное здоровье». Для конкретного решения вопросов о том, кому дозволено, кому нет вступать в брак создавались суды здоровья. Значение этих судов в особенности возросло после принятия законов о принудительной стерилизации и кастрации (1933 г.) тех, кто не соответствовал расовым требованиям о пригодности к созданию полноценной семьи. Практика таких принудительных операций уже в первый год действия законов приобрела значительный размах, причем велика была доля и отрицательных для оперируемых последствий (на 56 тыс. операций около 3 тыс. смертельных случаев).

Важной частью нового брачного права стали и общие расовые запреты.

Специальным законом также предусматривалось равенство супругов, вступающих в брак, в отношении «нового сословного положения»: запрещались или осуждались браки военнослужащих, членов НСДАП, культурной элиты рейха с лицами, отмеченными в прошлом «недостойным поведением», «позорным образом жизни» и т. п.

Ссылки[править]