Григорий Евсеевич Зиновьев

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Овсей-Гершен Ааронович Радомысльский (Зиновьев)

Григорий Евсеевич Зиновьев (наст. имя Овсей-Гершен Ааронович Радомысльский, в молодости также носил фамилию матери Апфельбаум; партийная кличка Григорий, откуда и псевдоним; 8 сентября 188325 августа 1936) — советский политический и государственный деятель, революционер.

Биография[править]

До революции[править]

Родился в Елизаветграде (ныне Кировоград, Украина; в 19271934 его родной город носил название Зиновьевск) Херсонской губернии в состоятельной еврейской семье владельца молочной фермы Аарона Радомысльского.

1917 год[править]

3 апреля 1917 года Зиновьев, его вторая жена Злата Лилина с сыном Стефаном и его первая жена Сарра Равич, с которой он был в разводе, возвратились в пломбированном вагоне в Россию в числе приближённых к Ленину большевиков.

Советский период[править]

На 7-й петроградской большевистской конференции в сентябре 1918 года Зиновьев декларировал:

«Мы должны увлечь за собой 90 млн. из ста населяющих Советскую Россию. С остальными нельзя говорить, их надо уничтожить»

16 декабря 1934 года арестован. На январском процессе 1935 года признал "моральную ответственность" за подготовку убийства Кирова. приговорён к 10 годам. На показательном процессе в августе 1936 года приговорен к высшей мере социальной защиты. Реабилитирован в 1988 году.

Семья[править]

Личность Зиновьева[править]

Троцкий описывал Зиновьева следующим образом[1]: В агитационном вихре того периода, большое место занимал Зиновьев, оратор исключительной силы. Его высокий теноровый голос в первый момент удивлял, а затем подкупал своеобразной музыкальностью. Зиновьев был прирожденный агитатор... Противники называли Зиновьева наибольшим демагогом среди большевиков... На собраниях партии он умел убеждать, завоевывать, завораживать, когда являлся с готовой политической идеей, проверенной на массовых митингах и как бы насыщенной надеждами и ненавистью рабочих и солдат. Зиновьев способен был, с другой стороны, во враждебном собрании, даже в тогдашнем Исполнительном комитете, придавать самым крайним и взрывчатым мыслям обволакивающую, вкрадчивую форму, забираясь в головы тех, которые относились к нему с заранее готовым недоверием. Чтобы достигать таких неоценимых результатов, ему мало было одного лишь сознания своей правоты; ему необходима была успокоительная уверенность в том, что политическая ответственность снята с него надежной и крепкой рукою. Такую уверенность давал ему Ленин.

Сотрудница Коминтерна А. Куусинен в своей книге «Господь низвергает своих ангелов» вспоминает: Личность Зиновьева особого уважения не вызывала, люди из ближайшего окружения его не любили. Он был честолюбив, хитер, с людьми груб и неотесан... Это был легкомысленный женолюб, он был уверен, что неотразим. К подчиненным был излишне требователен, с начальством — подхалим. Ленин Зиновьеву покровительствовал, но после его смерти, когда Сталин стал пробиваться к власти, карьера Зиновьева стала рушиться.

Г. А. Соломон приводит свидетельство очевидца (Б. А. Бреслава), как тот, находясь в Смольном, видел, что к Зиновьеву в кабинет пришла какая-то депутация матросов из трёх человек. Зиновьев принял их и, почти точас же выскочив из своего кабинета, позвал стражу и приказал: «Уведите этих мерзавцев на двор, приставьте к стенке и расстреляйте! Это контрреволюционеры...» Приказ был тотчас же исполнен без суда и следствия[2].

См. также[править]

Ссылки[править]

  1. «Июльские дни»: кульминация и разгром // Троцкий Л. Д. История Русской Революции. Т. 2. — Берлин, 1931.
  2. Главы XXVII-XXX // Соломон-Исецкий Г. А. Среди красных вождей. — В 4 ч. — Париж: Мишень, 1929—1931.