Дети воеводы

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Дети воеводы


Автор:
Болгарская народная








Язык оригинала:
Болгарский язык



У одного мельника были три дочери. Две старшие сестры были хороши собой, а младшая — лучше их обеих. Пришло время, и заневестились все три девушки. Сидели они как-то вечером возле мельницы и пряли при свете месяца. Вот старшая и говорит:

— Если бы посватался ко мне сын воеводы, я наткала бы ему столько полотна, что хватило бы на всё его войско.

— А если бы сын воеводы взял меня в жёны, — сказала средняя сестра, — я испекла бы ему такой большой белый каравай, что он накормил бы им всё своё войско.

Младшая же промолвила:

— Если бы сын воеводы женился на мне, я родила бы ему двух мальчиков с золотыми волосиками и серебряными зубками.

А сын воеводы каждый вечер спускался к реке поить своего белого коня, и путь его лежал возле мельницы. Случилось, что как раз в это время он проходил мимо трёх прях и слышал их разговор. Напоил воеводич своего коня, а когда повёл его обратно, то завернул на мельницу и сказал старому мельнику:

— Слушай, дедушка, отдай мне в жёны одну из твоих дочерей.

— Какая же из них тебе по сердцу? — обрадовался мельник.

— Младшая.

— Бери её, сынок, только наперёд скажи, есть ли у тебя какое-нибудь ремесло.

— Я сын воеводы. Мой отец уже́ стар. Когда я женюсь, он поставит меня во главе всего войска. Я стану воеводой.

— Ну хорошо, коли так, — говорит мельник.

На другой же день сыграли свадьбу. Воеводич посадил свою молодую жену в золочёную карету, отвез её в отцовский дворец, и зажили они счастливо.

Много ли, мало ли времени прошло, одряхлел старый воевода и уступил своё место сыну. Стал тот воеводой. Однажды во дворец к младшей сестре пришли две другие и взмолились:

— Прими нас к себе жить, сестрица! Надоело нам сидеть на отцовской мельнице, не хотим больше ходить мукой обсыпанными.

— Милости прошу! — отвечала младшая и оставила их жить во дворце.

А старшая сестра была зла и завистлива. день и ночь она придумывала, как бы извести сестру и самой выйти замуж за молодого воеводу. Подошло время, и младшая сестра родила двух мальчиков с золотыми волосиками и серебряными зубками. Не наглядится мать на новорожденных. А её молодой муж в то время на охоте был, и ждали его только к вечеру. Сестра же завистница стояла у постели роженицы и вся тряслась от злости. Задумала она недоброе дело и говорит жене воеводы:

— Тебе бы, сестрица, вздремнуть маленько!

— А как же младенчики? — спрашивает мать.

— Я положу их в колыбельку и буду качать, пока не заснут.

Утомленная роженица закрыла глаза́ и уснула. А завистница только того и ждала. Схватила новорожденных, выбежала с ними в сад, убила их и зарыла в землю. Пото́м взяла двух щенят и положила их в колыбельку вместо двух младенцев.

Роженица ещё спала, когда воевода вернулся с охоты.

— Поздравляю с новорожденными! — встретила его свояченица.

— Где они? — воскликнул молодой отец и бросился к колыбельке, но увидел там двух щенят и пожелтел от гнева:

— Выбросьте эту пакость, — крикнул он, — а их мать прогоните вон!

Пусть поселится в шалаше у реки и пасёт там моих уток!

— Как же ты будешь жить без жены? — спросила завистница.

— За этим дело не станет. Тебя вот возьму вместо нее! — ответил разгневанный воевода.

В ту же ночь его приказание было выполнено.

На другой день воевода вышел прогуляться по саду и что же видит: на том месте, где завистница зарыла младенцев, выросли два чудных деревца с серебряными листьями и золотыми цветами. Удивился воевода и позвал свою новую жену:

— Посмотри-ка, что тут за чудо!

Прошёл воевода под деревьями — они склонились над ним и начали гладить его волосы своими листьями. А как пошла вслед за ним воеводиха — начали деревья бить её ветками по лицу.

Тогда воевода позвал мастеров и сказал:

— Укрепите между ветвями каждого из этих деревьев по кровати. Мы будем ночевать здесь с женой.

Мастера сделали всё, как им велели. Пришли вечером воевода с женой и легли спать. А над головами их зашумели серебряные листья. Воевода заснул скоро: ветви баюкали его, цветы ласково гладили по лицу. А воеводиха лежала как на иголках, боялась шелохнуться, потому что ветви стегали её. В полночь деревья заговорили человеческими голосами:

— Братец, — спрашивает одно дерево, — тяжёло ли тебе держать воеводу?

— Да ведь он же наш отец, а разве своя ноша тянет? легко мне держать его на своих ветвях. А тебе; братец, небось трудно держать воеводиху?

— Да, братец, она грузна, как буйволица. Ветви мои трещат от её тяжесть.

Жена воеводы услыхала это, слезла с дерева и всю ночь пролежала на мокрой траве.

На другой день, когда воевода опять ушёл на охоту, она взяла топор, срубила деревца и сожгла их. Осталась от них кучка золы. А мать погубленных младенцев, которая стала теперь утятницей, собрала эту золу и рассыпала её в огороде. К вечеру на грядках выросли два василька с золотыми тычинками и серебряными лепестками. Завистница догадалась, что эти цветочки выросли из золы, оставшейся от деревьев, пустила в огород овцу, и та сжевала васильки. В ту же ночь овца дала приплод: двух ягнят с серебряной шерстью и золотыми рожками. Увидела это завистница, скорее сунула ягнят в корзинку, обмазала её смолой и бросила в реку. Понесла река ягняток вниз по течению. Как раз перед шалашом утятницы корзинка зацепилась за ивовый куст, и ягнята жалобно заблеяли, потому что они были голодны. Утятница услышала блеяние, встала, зажгла свечу и подошла к кустам ивняка. Смотрит — прибило к берегу просмоленную корзинку. Раскрыла она корзинку и увидела в ней двух ягнят с серебряной шерстью и золотыми рожками. Мать сразу узнала своих деток. Принесла их в шалаш и дала им грудь. Глотнул первый ягнёнок материнского молока — и тут же превратился в ребёночка. Обрадовалась мать, дала пососать второму — и второй стал мальчиком.

Стали расти двое мальчиков с золотыми волосиками и серебряными зубками в шалаше утятницы и скоро начали ходить и разговаривать. Часто играли они на берегу реки, и каждый, кто проходил мимо, останавливался, чтобы полюбоваться на них. Однажды прошла мимо воеводиха. дети увидели её и начали бросать камни ей вслед. А когда проехал воевода, они выскочили из шалаша и давай разметать метлами дорогу перед его конём.

Увидел их воевода и очень удивился: что это за мальчики с серебряными зубками и золотыми волосиками? Ведь таких сыновей обещала ему родить первая жена. Растревожился он и отправился искать утятницу. А она тем временем пасла уток у реки.

— Откуда у тебя эти ребята? — спросил воевода.

— Река принесла мне их в просмоленной корзинке, — ответила утятница и скрылась в шалаше.

Воевода возвратился во дворец. А воеводиха в это время гонялась за кошкой, вылакавшей молоко.

— Не бей меня, а то я расскажу воеводе, как ты погубила его сыновей, а вместо них подложила щенят! — замяукала кошка.

Воевода услыхал это, выхватил из рук жены палку, выбросил её за окно, а пото́м наклонился, взял кошку на руки и стал её расспрашивать. А кошка ведь ночью не спит, потому то она обо всём и знала. Поведала она воеводе от начала до конца, что сделала завистница с детьми, деревьями, васильками и ягнятами.

— А как же ягнята превратились в детей? — спросил воевода.

— И это мне известно, — сказала кошка. — Я как раз охотилась за мышцами у шалаша утятницы, когда она нашла корзинку с ягнятками. Как только дала она им материнского молока, так они и превратились в детей.

Узнав обо всём, воевода привёл во дворец свою первую жену и детей, а завистницу приказал посадить в бочку и бросить в море.