Дмитрий Володихин. ЭПОХА ВЕЛИКИХ МИСТИЧЕСКИХ ЗАВОЕВАНИЙ

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Дмитрий Володихин
ЭПОХА ВЕЛИКИХ МИСТИЧЕСКИХ ЗАВОЕВАНИЙ

На школьной скамье всех нас познакомили с романтическим словосочетанием «Эпоха великих географических открытий». Но тот, кто вчитывался в хроники этой величественной эпохи, читал «с разбором», представляет себе, что не дух первооткрывательства, а дух завоеваний бросил мир под ноги европейцам. Голодные солдаты расширили кругозор европейских образованных людей до масштабов всей планеты. Какая же сила подняла огромные массы в конце XV столетия и бросила на расширение ойкумены? Чисто географический интерес и даже интерес экономический, торговый, вряд ли играл роль первой скрипки. Ирландские монахи и норманнские поселенцы задолго до Колумба добрались до Америки, и что же? Их плавания были забыты, их поселения запустели. Тверской купец Афанасий Никитин чуть ли не первым из средневековых европейцев добрался до Индии и оставил о ней подробные записки – за несколько десятилетий до португальцев! Но его путешествие не имело никаких практических последствий… А с 90-х годов XV века о прежних экспедициях «забывать» перестали. По их следам отправился самый буйный, самый энергичный, в наибольшей степени зараженный духом бродяжничества и войны сектор европейского населения. Почему именно тогда? Почему не раньше? Почему не позже?

Мое объяснение этого вопроса представляет собой гипотезу, которая впоследствии должна быть подтверждена или опровергнута глубокими научными разысканиями.

До настоящего времени самой крупной единицей исторического процесса считалась цивилизация – как ее представляют себе Данилевский, Леонтьев, Шпенглер, Тойнби, Лев Гумилев. Каждая из них представлялась цивилизационщикам чем-то вроде живого организма, способного взрослеть, дряхлеть и умирать. Естественный срок их жизни составлет около тысячи – тысячи двухсот лет. А вся история человечества -- суть коллективная «биография» нескольких десятков очень больших живых существ – цивилизаций. Но, возможно, существует нечто еще более крупное, надцивилизационное. Некий сверхорганизм (два, три сверхорганизма), который объединяет в пространстве и времени несколько цивилизаций для выполнения глобальной исторической задачи.

Предположительно, в эпоху зрелого и позднего Средневековья Европа и Россия принадлежали к одному колоссальному сверхорганизму. Это был Общехристианский мир, исполосованный рубцами внутренних конфликтов, но во многом все-таки единый перед лицом азиатских и африканских соседей. Ему принадлежали тогда как минимум три разных цивилизации: Византийская, Западно-европейская (католическая), и Русская. В XIII-XV веках этот сверхорганизм находился в состоянии обороны. Снаружи его осаждали грозные соседи (арабы, турки, татары), а изнутри подтачивали разного рода ереси и усиление торгово-ремесленного сословия, стремившегося скинуть со своих плеч государей, дворянство и Церковь. Крестовые походы с 4 по 8-й состоялись в это время и не принесли успеха, сравнимого с достижениями первых трех. Русь находилась в кризисе и с трудом освобождалась от подчинения Орде. В Испании шла тяжкая реконкиста – очищение полуострова от арабов. Германия, Франция и Италия рассыпались на десятки микрогосударств, Византия в 1453 г. исчезла с карты. Складывается впечатление, будто сверхорганизм выпустил весь воздух из легких и сделал мощный выдох. Еще немного, и он задохнется. Собственно, если бы не грандиозное расширение его в XVI-XVII веках, так и произошло бы. В 90-х гг. XV столетия огромный христианский мир был на краю гибели, и в то время распространились настроения ожидание Апокалипсиса, конца света в ближайшие годы.

Но в реальности произошло совсем иное. Видимо, жизнью сверхорганизмов управляют какие-то до конца не понятные нам силы, способные внезапно ослаблять и усиливать их во взаимной борьбе, как бы ставить на доску новые фигуры, взамен тех, которые уже потеряла заведомо проигрывающая сторона. Ведь по сути дела, вся социальная и политическая жизнь представляет собой более низкий план бытия по сравнению с планом мистическим…

И вот в Общехристианском мире на первый план совершенно неожиданно выходят былые задворки: Испания и Московское государство. В масштабах сверхорганизма еще в первой половине XV в. их было просто не разглядеть. Нищие окраины. Хаос междуусобных войн… Конец XV в., ситуация очень рискованная для всего христианского мира, подарили им шанс на мощное возвышение. Фактически на протяжении 150-200 лет за счет Испании (отчасти Португалии) и России сверхорганизм сделал сильный «вдох», произошло триумфальное цивилизационное расширение, надолго обеспечившее жизнестойкость Европы и России. Сверхорганизм присоединил к своему «телу» всю Южную Америку, значительную часть Северной, а также Урал, Сибирь, некоторые территории в Индии, Африке и Океании, начал осваивать Австралию… В середине – второй половине XVII столетия «вдох» прервался, и началась новая долгая стадия выдоха – до эпохи колониальных захватов XIX в. (у этого «вдоха» уже совсем другое, скорее, негативное философическое наполнение).

Внешне «вдох» выразился в эпохе Великих географических открытий. Само название – позднее, профанное, абсолютно неадекватное. В действительности это была эпоха Великих мистических завоеваний. Испанские конкистадоры и русские первопроходцы не занимались скромным трудом географов. Они прежде всего завоевывали новые территории для тех ценностей, которые были стержнем их родных цивилизаций. И наиболее мощное сопротивление было им оказано там и только там, где местные цивилизации могли противопоставить христианству цельную культурно-идеологическую систему. Незамысловатые языческие культы разрушались очень быстро. Между тем, некоторые величественные эпизоды мировой войны прочно закрепились в памяти у потомков. Таковы, например, походы Кортеса и Писарро, за полтора десятилетия, в тяжких и кровавых сражениях подчинивших огромные империи ацтеков и инков. Таково нападение Ермака на Сибирское ханство. Такова борьба русских поселенцев и маньчжуров на Дальнем Востоке, успешно начатая Хабаровым...

И сразу после конкистадора на новые земли приходил священник, а не крестьянин или, скажем, буржуа. Как в Перу или Мексике, так и в Сибири… Таким образом, сакральная, мистическая принадлежность целых стран изменялась. Меч оборачивался крестом. В трудах ученых мужей XVII – XVIII столетий нередко проскальзывала мысль, что дерзкие завоевания в Новом Свете, да и в Сибири представляют собой материализацию одного евангельского пророчества: история мира не завершится Страшным судом, покуда вера Христова не будет проповедована на всех языках. Трудно судить, до какой степени позволительно опрощать в четкие формулы столь тонкие вещи. Но в целом мощная мистическая подкладка шествия растревоженной Европы по всей планете очевидна.

В настоящее время устройство человечества и его расселение в очень большой степени основываются на результатах двух прежних «вдохов» евро-русского сверхорганизма. А именно – конкистадорского и колониального (XIX – первая половина XX столетия). Это не следует обличать, проклинать, это надо принять как почву, из которой выросли мы сами, современные люди.

Прежнего сверхорганизма уже не существует, он распался. Та его часть, которой принадлежит Россия, опять находится в состоянии глубокого «выдоха». Каким-то будет новый «вдох»?

Москва, октябрь 2003