Донбасс (регион)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Донбасс»)
Перейти к: навигация, поиск

Донба́сс — исторически сложившийся регион, включающий северную часть Донецкой и южную часть Луганской областей, до 2014 года входивших в современную Украину (так называемый малый Донбасс). Большой Донбасс включает в себя также часть Днепропетровской (Украина) и Ростовской (Российская Федерация) областей.

Ещё в 1917 году Донбасс не рассматривался как территория Украины. Временные границы украинской автономии в рамках будущей Российской республики были определены «Временной инструкцией Генеральному Секретариату Временного правительства на Украине» летом 1917 года. Они являлись не межгосударственными, а лишь административными. Согласно им, южные и восточные территории, включая Одессу, Харьков, Донбасс, Крым, Николаев и др., не входили в состав украинской автономии. Генеральный секретариат Центральной рады самовольно (декларацией от 29 сентября (12 октября) 1917 года) распространил свою юрисдикцию на юг и восток (за исключением Крыма). Донбасс был закреплён за Украиной как республикой в составе СССР «Договором о границе между РСФСР и УССР» 1923 года.[1]

История[править]

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: История Донецкой области
Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: История Луганской области
Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Шахтинское дело
Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Русская весна на Украине
Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Война в Донбассе

До 1941 года[править]

Во второй четверти XIX века добыча угля в Донбассе значительно увеличилась: с 250 тыс. пудов в 1830 году до 854 тыс. в 1840 году и 3540 тыс. пудов в 1850 году.[2]

В 1837 году Ан. Н. Демидов организовал экспедицию для исследования Донецкого угольного бассейна и Крыма.[3]

С. И. Мамонтов получил общероссийскую известность как предприниматель именно в связи с постройкой Донецкой каменоугольной железной дороги, связавшей Донбасс с Мариупольским портом. Донецкая дорога была в основном проложена за 18781879 годы, а завершилось строительство в 1882 году. В начале же 90-х годов XIX века она была выкуплена государством.[4]

В 1894 или 1895 году С. Ю. Витте выдал ссуду в размере 500 тыс. руб. горному инженеру А. А. Ауэрбаху на расширение принадлежавшего ему ртутного завода в Донбассе сроком на пять лет.[5]

По данным всероссийской переписи населения 1897 года, среди металлистов Донбасса насчитывалось 20 % потомственных рабочих, в химической промышленности — 12 %, в угольной промышленности — 7 %.[6]

В мае 1917 года Московское городское управление, чтобы улучшить положение с топливом, приобрело рудник в Донецком угольном бассейне.[7]

К лету 1917 года в Донбассе военнопленные составляли около 30 % всех рабочих. 10 июня 1917 года исполнительный комитет Щербиновского рудника в Донбассе вынес решение, обязывавшее администрацию оплачивать труд пленных и русских рабочих одинаково, а также уравнять тех и других в снабжении продовольствием. Многие пленные вступали в РСДРП(б) (например, в Макеевке).[8]

На заседании ЦК РКП(б) 15 марта 1918 года с участием В. И. Ленина, Артёма (Ф. А. Сергеева), В. П. Затонского было специально отмечено:

Донбасс рассматривается как часть Украины.[9]

Воспользовавшись тем, что Брестский мирный договор не устанавливал точные границы, немцы по договорённости с Центральной радой Украины прошли через её территорию и двинулись на юг: в Донбасс, Крым и далее на Кавказ.[10]

В годы Гражданской войны в России те или иные районы Донбасса не раз переходили из рук в руки.[11]

К августу 1919 года на ряде шахт Донбасса среднемесячная добыча угля упала по сравнению с довоенным уровнем на 85 %.[12]

В выполнение приказа Серго Орджоникидзе от 23 октября 1920 года о репрессиях против терских казаков мужчины из станицы Калиновская были высланы на Крайний Север, в Архангельскую губернию, а мужское население других восставших станиц было отправлено в качестве подневольной рабочей силы на шахты Донбасса.[13]

22 декабря 1920 года В. Ленин заявил на VIII Всероссийском съезде Советов по поводу поездки Л. Троцкого в Донбасс:

Получение донецкого угля с 25 миллионов пудов в месяц мы повышаем до 50 миллионов, благодаря работе полномочной комиссии, которая послана в Донбасс под председательством т. Троцкого и в которой было принято решение, чтобы ответственных и опытных работников направить туда на работу. Сейчас туда послан для руководства т. Пятаков.[14]

В июле 1921 года в целях удовлетворения потребностей населения Советской России был создан «Комитет по использованию мелких шахт Донбасса». На взаимовыгодных условиях государство передало в аренду частникам мелкие шахты (к сентябрю 1921 года — 158, а в ноябре — 764). По соглашению эти шахты должны были дать к концу 1921 года 12 млн пудов угля. Фактически же в феврале 1922 года они произвели 31 300 тыс. пудов, что составило 11,9 % всей добычи угля в Донбассе.[15]

В ноябре 1923 года зампред ГПУ Г. Ягода направил Л. Мехлису «Обзор политического и экономического состояния», в котором так описывалась жизнь коммунистических начальников в Донбассе:

Они устраиваются очень комфортабельно, они погрязли в пьянстве. Они грубят рабочим. В Юзовке высокопоставленные партийные работники катаются на автомобилях в нетрезвом виде.[16]

В середине 1920-х годов в Донбассе находились до тысячи китайских рабочих.[17]

Лозунг о выполнении первой пятилетки в четыре года (выдвинутый Г. Орджоникидзе) был первоначально обращён именно к угольщикам Донбасса, где стахановское движение в сентябре 1935 года получило наибольшее развитие.[18]

5 мая 1937 года Политбюро приняло постановление ЦК ВКП(б) «О пересмотре судебных приговоров в отношении инженеров и техников угольной промышленности Донбасса», в котором «прокурору СССР т. Вышинскому» предлагалось «пересмотреть судебные приговоры и снять судимость с инженеров и техников в угольной промышленности Донбасса, осужденным[sic] по производственным делам без достаточных оснований, или на протяжении последующей работы показавших себя добросовестными и преданными делу работниками».[19]

С 1941 года[править]

17 сентября 1941 года В. Сикорский прогнозировал, что «русские могут потерять вскоре весь Донецкий бассейн», и указывал, что «нужно иметь также в виду, что если германские войска захватят Донецкий угольный бассейн, они могут сразу же попытаться прорваться к Сталинграду, чтобы перерезать пути на Кавказ». И действительно, уже в октябре гитлеровцы ворвались в Донбасс.[20]

А. Гитлер в обращении к солдатам в речи по радио 3 октября 1941 года по случаю начала осеннего наступления на советско-германском фронте заявил:

48 часов назад на Восточном фронте начались новые операции гигантских размеров… За несколько недель три самых основных промышленных района [то есть Северо-Западный, Центральный и Донбасс] будут полностью в наших руках… Создана, наконец, предпосылка к последнему огромному удару, который еще до наступления зимы должен привести к уничтожению врага...[21]

По словам Г. А. Куманёва, имеется «сообщение наркома чёрной металлургии СССР товарища Тевосяна на имя Сталина, направленное в октябре 1941 г., в котором говорится, что эвакуация предприятий чёрной металлургии из Донбасса фактически оказалась сорванной».[22] Куманёв также утверждает:

Решение Совета по эвакуации о перемещении в восточные районы страны предприятий Донецкого бассейна состоялось лишь 9 октября 1941 г., когда противник уже завязал бои на территории Донбасса. Всего за пять дней до захвата врагом Макеевки началась эвакуация местного металлургического завода. Постановление ГКО о перебазировании на Восток Мариупольского металлургического завода было вынесено 5 октября, эвакуация началась на следующий день, но уже 8 октября была прервана противником.[23]

С. В. Яшин тоже пишет, что «менее пяти суток было в распоряжении тех, кто отправлял на восток оборудование Макеевского завода им. Кирова».[24]

Согласно директиве верховного главнокомандующего вооружёнными силами Германии фюрера А. Гитлера № 41 от 5 апреля 1942 года, основной целью немецкого наступления летом 1942 года было овладеть Донбассом, кавказской нефтью и путём нарушения коммуникаций в глубине страны лишить СССР важнейших ресурсов, поступающих из этих районов.[25]

Между тем Военный совет советского Юго-Западного фронта настоял на проведении весной 1942 года частной наступательной операции с целью освобождения Харькова и создания условий для последующего наступления в районе Донбасса. Согласно замыслу операции, предусматривалось нанесение двух ударов по сходящимся направлениям: одного — из района южнее Волчанска, другого — с барвенковского выступа в общем направлении на Харьков. Но командование группы армий «Юг» (командующий — генерал-фельдмаршал Ф. фон Бок) также готовилось к операции под кодовым названием «Фридерикус-1» с целью ликвидации барвенковского выступа, который создавал угрозу немецким войскам, действовавшим под Харьковом и в Донбассе. Немецкий план состоял в том, чтобы встречными ударами 6-й полевой армии генерала пехоты Ф. Паулюса из Балаклеи и армейской группы генерал-полковника Э. фон Клейста в составе двух армий (1-я танковая и 17-я полевая) из района Славянска и Краматорска в общем направлении на Изюм окружить и уничтожить советские войска на этом выступе, затем захватить плацдарм в районе Изюма, для развития наступления в направлениях Кавказа и Сталинграда.[26]

В номере журнала «Тайм» от 29 июня 1942 года говорилось:

Немецкие армии остановились на подступах к промышленному району Донбасс. Но Германии не достались его шахты, электростанции и заводы, и выгодный плацдарм для броска к кавказской нефти.[27]

Позднее противник всё же захватил Донбасс.[28]

Н. Ф. Ватутин, охваченный эйфорией после Сталинградской битвы, предложил план удара на Мариуполь, который мог привести к окружению вражеских войск в Донбассе. Начавшееся 29 января 1943 года наступление поначалу развивалось успешно, советские части взяли Ворошиловград (Луганск). Ватутин был уверен, что враг без оглядки бежит к Днепру, и направлял соответствующие донесения в Москву, где ему охотно поверили и присвоили звание генерала армии. Но 20 — 22 февраля Э. фон Манштейн нанёс контрудар, в результате которого Юго-Западному фронту пришлось отойти на 100—120 км. Однако и после этой неудачи Ватутин высказывался за новое наступление в Донбассе.[29]

Румыния, развернувшая крупные силы своих ВВС в районе Донбасса, помогла немцам высвободить большое количество самолётов с этого участка советско-германского фронта перед Курской битвой.[30]

Курская битва ещё не закончилась, когда в начале августа 1943 года Красная Армия начала наступление в Донбассе, и вермахт не располагал силами для отражения этого удара.[31]

Из приказа Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина от 8 сентября 1943 года:

Войска Южного и Юго-Западного фронтов, в результате умелого маневра и стремительного наступления, одержали крупную победу в Донецком бассейне над немецкими захватчиками. Сломив сопротивление врага, наши войска в течение шести дней с боями овладели городами ДЕБАЛЬЦЕВО, ИЛОВАЙСК, ЛИСИЧАНСК, ЕНАКИЕВО, ГОРЛОВКА, ЧИСТЯКОВО, СЛАВЯНСК, АРТЕМОВСК, КРАМАТОРСКАЯ, КОНСТАНТИНОВКА, МАКЕЕВКА, КРАСНОАРМЕЙСКОЕ, ЯСИНОВАТАЯ и областным центром ДОНБАССА — городом СТАЛИНО.

Таким образом войска Южного и Юго-Западного фронтов отбили у немцев и вернули нашей Родине ДОНЕЦКИЙ БАССЕЙН — важнейший угольный и промышленный район страны.

В боях за ДОНБАСС отличились войска генерал-лейтенанта ЦВЕТАЕВА, генерал-лейтенанта КРЕЙЗЕРА, генерал-лейтенанта ЛЕЛЮШЕНКО, генерал-лейтенанта ЗАХАРОВА, генерал-майора ЖЕРЕБИНА, генерал-майора МАКОВЧУК, генерал-майора БЕЛОВА, генерал-майора РОСЛОГО, <…>.[32]

После освободения Донбасса от гитлеровской оккупации в его восстановлении принимали участие, в частности, горняки Кузбасса.[33]

Когда первый секретарь ЦК Коммунистической партии Польши Э. Герек попросил о поставках из Донбасса чугуна для металлургического комбината «Катовице» (и так строившегося в основном на советские деньги), генсек ЦК КПСС Л. И. Брежнев, сам металлург по образованию, не смог отказать в этой просьбе, несмотря на протесты А. Н. Косыгина.[34]

Историография[править]

В одной из рецензий на монографию С. МакКафрей «The Politics of Industrialization in Tsarist Russia. The Association of Southern Coal and Steel Producers 1874—1914» (DeKalb. 1996) говорилось:

Инженеры-менеджеры Донбасса предстают в книге как деятели, вовлеченные в великий проект «создания промышленного капитализма с русским лицом». Характерно, что подобная «русскость» виделась им… отнюдь не в чисто этнических или же националистических категориях. Напротив, менеджеры южнорусской промышленности были «горды тем, что этнически они были гораздо менее однородными», чем в иных регионах России… МакКафрей не употребляет по отношению к Донецкому региону и, в частности, каменноугольному Донбассу термин «Украина» или же «украинский», полагая, что для России рассматриваемого периода термины «юг» или «Южная Россия» гораздо более адекватны, а поэтому, как она считает «неудобно» применять в отношении южнороссийских менеджеров термины «украинский», который «сами они никогда не употребляли».

В книге содержится детальная характеристика начального периода угледобычи в Донбассе, излагается история создания Совета съездов горнопромышленников Юга России, проникновения иностранного капитала в Донецкий регион, облика российских инженеров-менеджеров в Донбассе, содержится очерк рабочего вопроса, отношения российских менеджеров к революции 1905 года. Главное внимание сосредоточено на «битве русских менеджеров за индустриальную Россию». Рассмотрение чисто экономических проблем соседствует и переплетается с анализом менталитета южнорусского менеджера, его деловой этики, морали бизнеса.[35]

Интересные факты[править]

Русская Украина была в начале века, еще до изобретения глупостей «украинского национализма» с «карбованцами» и «универсалами», до конька Ленина о «самостийной Украине», цитаделью российского революционного движения. Оттуда, из Ростова и Одессы, из Донбасса уже в 19021904 гг. изливались первые потоки революционной лавы, которые зажгли весь Юг России, превратив его в море огня и подготовив взрыв 1905 г.; <…>[37]

Ещё бы нам не разделить боль за смертные муки Украины в советское время. Но откуда этот замах: по живому отрубить Украину (и ту, где сроду старой Украины не было, как «Дикое Поле» кочевников — Новороссия, или Крым, Донбасс и чуть не до Каспийского моря).[38]

…комплексно подошел Менделеев… к оценке перспектив развития незадолго до того открытых залежей угля в Донецком бассейне. В то время местные угледобытчики каждый в одиночку пытались повысить эффективность работы своих крохотных шахт и, естественно, без особого успеха, потому что сделать добычу угля рентабельной можно было лишь при резком увеличении добычи, а его нельзя было добиться без создания рынка сбыта и путей сообщения с большой пропускной способностью. Менделеев просчитал, во что обходится снабжение Петербурга и Москвы польским (из Силезии) и импортным английским углем, и определил, при каких условиях донецкий уголь окажется конкурентоспособным с ними. Он разработал предложения по изменению таможенных тарифов на уголь, обосновал необходимость постройки специальной углевозной железнодорожной магистрали (дорога Москва — Донбасс была построена только при Советской власти, в 30-е годы), проведения шлюзования и дноуглубительных работ на Донце и Дону, развития портов на побережьях Азовского и Черного морей. При проведении намеченных им мероприятий Россия могла бы не только отказаться от импорта угля, но и сама экспортировать его сначала в страны Средиземноморья, а затем и в страны Балтики,[39] причем эта задача рассматривалась им не только как экономическая, но и как политическая, как вопрос престижа нашей страны. По его мнению, народы средиземноморских и балтийских стран, видя, что Россия вывозит высококачественный уголь, убедились бы в том, что она в состоянии производить и экспортировать и другие товары высокого качества.[40]

Что может быть общего в истории у Донбасса или Крыма и у большей части Западной Украины, которая никогда не входила в состав Российской империи? Эти обширные территории входили в состав Речи Посполитой, а после трех разделов Польши они вошли в состав Австро-Венгерской империи. В 1918 г. эти территории были разделены между Польшей, Чехословакией и Румынией. Донбасс и Крым имеют совсем другую историю, и каждый из этих регионов свою. <…> Донбасс был русским по населению промышленным районом.[41]

Примечания[править]

  1. Отечественная история. — 2002. — № 1. — С. 203‒204.
  2. Степанов В. Л. Е. Ф. Канкрин и развитие горного дела в России // Отечественная история. — 2006. — № 6. — С. 51.
  3. Вопросы истории. — 2010. — № 2. — С. 174.
  4. Боханов А. Н. Савва Мамонтов // Вопросы истории. — 1990. — № 11. — С. 55.
  5. Гиндин И. Ф. Государство и экономика в годы управления С. Ю. Витте: [Продолжение] // Вопросы истории. — 2007. — № 10. — С. 75.
  6. Фельдман М. А. Промышленные рабочие России в начале XX века // Вопросы истории. — 2006. — № 1. — С. 22.
  7. Мамаев А. В. Кризис муниципальных финансов в России в 1917 г. // Вопросы истории. — 2010. — № 2. — С. 79.
  8. Солнцева С. А. Военнопленные в России в 1917 г. (март — октябрь) // Вопросы истории. — 2002. — № 1. — С. 144, 145, 147.
  9. Куличенко М. И. Роль В. И. Ленина в создании и укреплении государственного союза Советской России и Советской Украины (1917‒1922 гг.) // Вопросы истории. — 1961. — № 4. — С. 27.
  10. Соколов В. В. Деятельность советского посольства в Берлине. 1918‒1941 годы // Новая и новейшая история. — 2006. — № 2. — С. 104.
  11. См., например: Генис В. Л. Григорий Яковлевич Сокольников // Вопросы истории. — 1988. — № 12. — С. 69, 72; Волковинский В. Н. Нестор Иванович Махно // Вопросы истории. — 1991. — № 9—10. — С. 50; Козлов А. И. Антон Иванович Деникин // Вопросы истории. — 1995. — № 10. — С. 64, 66; Цветков В. Ж. Петр Николаевич Врангель // Вопросы истории. — 1997. — № 7. — С. 62, 63, 72.
  12. Цветков В. Ж. Белое движение в России. 1917—1922 годы // Вопросы истории. — 2000. — № 7. — С. 67.
  13. О’Рурк Ш. Как отрабатывался механизм репрессий: высылка терских казаков в 1920 году // Отечественная история. — 2008. — № 5. — С. 87.
  14. Цит. по: Троцкий Л. Сталинская школа фальсификаций: [Продолжение] // Вопросы истории. — 1989. — № 8. — С. 139.
  15. Нэпманы, их характеристика и роль / У Эньюань // Отечественная история. — 2001. — № 5. — С. 85.
  16. Цит. по: Бровкин В. Н. Культура новой элиты, 1921‒1925 гг. // Вопросы истории. — 2004. — № 8. — С. 85.
  17. Дацышен В. Г. Китайцы в Россиии и советско-китайский конфликт 1929 года на КВЖД // Российская история. — 2011. — № 5. — С. 53.
  18. Иванов В. П., Сахаров В. А. О лозунге «Вторую пятилетку — в 4 года!» // Вопросы истории. — 1975. — № 7. — С. 194.
  19. Жуков Ю. Н. Репрессии и Конституция СССР 1936 года // Вопросы истории. — 2002. — № 1. — С. 19.
  20. Новая и новейшая история. — 2002. — № 6. — С. 98.
  21. Цит. по: Алисова Л. П. Провал плана и стратегии «блицкрига» на советско-германском фронте // Вопросы истории. — 1987. — № 5. — С. 32.
  22. Беседа профессора Г. А. Куманева с М. Г. Первухиным (из магнитофонной записи 4 мая 1975 г.) // Новая и новейшая история. — 2003. — № 5. — С. 138.
  23. Куманев Г. А. Война и эвакуация в СССР. 1941—1942 годы // Новая и новейшая история. — 2006. — № 6. — С. 18.
  24. Яшин С. В. Железнодорожные перевозки в годы Великой Отечественной войны // Вопросы истории. — 2004. — № 5. — С. 129.
  25. Гареев М. А. Величайшая битва Второй мировой войны (к 70-летию Великой Победы под Сталинградом) // Новая и новейшая история. — 2012. — № 5. — С. 8.
  26. Мягков М. Ю. Противоборство стратегий: Красная Армия и вермахт в 1942 году // Новая и новейшая история. — 2013. — № 1. — С. 139.
  27. Цит. по: Суржик Д. В. Деятельность Управления военной информации в 1941‒1945 годах // Новая и новейшая история. — 2013. — № 1. — С. 18.
  28. Шендриков Е. А. Генерал М. А. Антонюк и сражения за Воронеж в 1942 г. // Вопросы истории. — 2012. — № 4. — С. 139.
  29. Рубцов Ю. В. С Украиной породненный армейской судьбой: генерал армии Н. Ф. Ватутин (1901‒1944) // Новая и новейшая история. — 2005. — № 2. — С. 29, 30.
  30. Новая и новейшая история. — 2005. — № 2. — С. 209.
  31. Мельтюхов М. И. Проблемы периодизации истории второй мировой войны // Вопросы истории. — 2003. — № 1. — С. 160.
  32. Документы Великой Отечественной войны // Исторический журнал. — 1943. — № 10. — С. 66‒67.
  33. Карпенко З. Г. Шахтеры Кузбасса в годы войны (1941‒1945 гг.) // Вопросы истории. — 1986. — № 10. — С. 100.
  34. Бухарин Н. И., Яжборовская И. С. Эдвард Герек: от курса на социальную справедливость к экономическому кризису // Новая и новейшая история. — 2012. — № 1. — С. 175.
  35. Вопросы истории. — 1998. — № 1. — С. 167.
  36. Соболева Н. А. Создание государственных гимнов Российской империи и Советского Союза // Вопросы истории. — 2005. — № 2. — С. 33.
  37. Люксембург Р. Рукопись о русской революции // Вопросы истории. — 1990. — № 2. — С. 22.
  38. Александр Солженицын:Как нам обустроить Россию
  39. Имеется в виду, понятное дело, не Прибалтика.
  40. Антонов М. Гений русской экономической мысли // Молодая гвардия. — 2000. — № 3. — С. 19‒20.
  41. Медведев Р. А. Из истории Содружества Независимых Государств // Новая и новейшая история. — 2006. — № 5. — С. 174, 176.

См. также[править]

Ссылки[править]

Литература и документы[править]