Курская битва

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Курская битва


Конфликт:
Вторая мировая война, Великая Отечественная война
Место:
Центральная Россия, Восточная Украина
Начало:
5 июля  1943
Окончание:
23 августа  1943
Итог:
Победа Красной Армии

Стороны:


Силы
1 337 000 человек,

3600 танков,

2500 самолётов
780 900 человек,[1]

2154 танков,[2]

2000 самолётов[Источник?]
Потери
863 303 убитых, раненых или пленных, из них 254 тыс. убитыми и пропавшими без вести[3]

153 тыс. единиц стрелкового оружия,[4] 6064 танков и САУ,[5] 5245 орудий и минометов,[6]

1626 боевых самолетов.
Всего 500 тыс. человек (по немецким архивным данным — менее 160500 убитыми и пропавшими без вести, количество раненых неизвестно)[7]

1000—1500 танков

менее 1696 самолетов [8]
Восточноевропейский театр военных действий Второй мировой войны
Польша (1939)ФинляндияВторжение в СССРКарелияЗаполярьеЛенинградМоскваКрымХарьковКавказСталинградКурскСмоленскДнепрКорсуньБелоруссияЛьвов-СандомирПрибалтикаБалканыЛапландияПольша (1944)Восточная ПруссияБерлинПрага

Ку́рская би́тва (5 июля 1943 — 23 августа 1943, также известна как Битва на Курской дуге) по своему размаху, привлекаемым силам и средствам, напряжённости, результатам и военно-политическим последствиям, является одним из ключевых сражений Великой Отечественной войны. Ку́рская би́тва продолжалась сорок девять дней — с 5 июля по 23 августа 1943 г. В советской и российской историографии принято разделять сражение на три части: Курскую оборонительную операцию (5—23 июля); Орловскую (12 июля — 18 августа) и Белгородско-Харьковскую (3—23 августа) наступательные.

Подготовка к сражению[править]


В ходе зимнего наступления Красной Армии и последовавшего контрнаступления вермахта на Восточной Украине в центре советско-германского фронта образовался выступ глубиной до 150 и шириной до 200 километров, обращенный в западную сторону (так называемая «Курская дуга»). На протяжении апреля — июня на фронте наступила оперативная пауза, в ходе которой стороны готовились к летней кампании.

Оценка источников[править]


Про Курскую битву написано больше, чем о каком-либо другом сражении Великой Отечественной Войны 1941‒45 годов. Причем расхождения в оценках его хода, и его итогов, включая потери сторон, порой диаметрально противоположны. Причина подобного положения очевидна. Советские политические органы, вопреки фактам, а порой пренебрегая ими, всячески идеализировали события. Поэтому к мемуарам Жукова, Василевского, Ротмистрова и др., которые писались при непосредственном участии этих органов, необходимо относиться с осторожностью. Особенно в той их части, где они дают свою оценку ходу Курской битвы. Еще большую осторожность необходимо проявлять при использовании воспоминаний немецких генералов участников битвы: Манштейна, Типпельскирха, Милентина и пр. Пытаясь оправдаться перед потомками, они утверждают, что их действия были абсолютно правильными и разумными, но сторонние обстоятельства, к которым действия их противников не относятся, не позволили им одержать окончательную победу. Еще одну группу «исследователей» составляют Пауль Карель и Бурхард Мюллер-Гиллебранд. Оба в годы войны проходили по ведомству Геббельса, и, естественно, ни одна их оценка или цифра не заслуживают никакого доверия. Для них война еще не окончилась, а продолжается, но другими средствами. Их задача в максимальной степени унизить своих противников и выставить дело так, что настоящим победителем в Курской битве является… американский генерал Патон, высадившийся 11 июля в Сицилии. В своих работах современные отечественные исследователи битвы (В. Замулин, Л. Лопуховский и ряд др.) сумели привлечь массу нового материала. К сожалению, в их оценках присутствует еще некоторая субъективность к действиям тех или иных участников сражения, которая, будем надеяться, со временем пройдет. Большого внимания заслуживает работа американца Дэвида Гланца. Если не обращать внимание на штампы, имеющие геббельсовское происхождение, то лишь эта работа дает картину происходивших событий близкую к объективности.

Планы и силы сторон[править]

Германское командование приняло решение провести стратегическую операцию на курском выступе. Планировалось нанести сходящиеся удары из районов городов Орёл (с севера) и Белгород (с юга). Ударные группы должны были соединиться в районе Курска, окружив войска Центрального и Воронежского фронтов Красной армии. Операция получила условное название «Цитадель».

Для проведения операции немцы сосредоточили группировку, насчитывавшую до 50 дивизий (из них 18 танковых и моторизированных), 2 танковые бригады, 3 отдельных танковых батальона и 8 дивизионов штурмовых орудий, общей численностью, согласно советским источникам, около 900 тысяч человек. Руководство войсками осуществляли генерал-фельдмаршал Гюнтер Ханс фон Клюге (гр. армий «Центр») и генерал-фельдмаршал Фриц Эрих фон Манштейн (гр. армий «Юг»). Организационно ударные силы входили в состав 2-й и 9-й армий (командующий — генерал-фельдмаршал Вальтер фон Модель, группа армий «Центр», район Орла) и 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф» (командующий — генерал Герман Гот, группа армий «Юг», район Белгорода). Воздушную поддержку немецким войскам оказывали силы 4-го и 6-го воздушных флотов. Для проведения операции в район Курска были выдвинуты несколько элитных танковых дивизий СС — «1-я дивизия СС «Лейбштандарте-СС Адольф Гитлер»», «2-я танковая дивизия СС «Дас Рейх»», «3-я танковая дивизия СС «Тотенкопф»». Войска получили некоторое количество новой техники: 134 танка Pz.Kpfw.VI «Тигр» (еще 14 — командирские танки вооруженные пулеметами), 190 Pz.Kpfw.V «Пантер» (еще 11 — эвакуационные и командирские, без пушек), 24 штурмовых орудия Sd.Kfz. 184 «Фердинанд» — всего 348 относительно новых танков и самоходок («Тигр» несколько раз применялся в 1942 г.). При этом, правда, в составе немецких частей оставлось значительное количество откровенно устаревших танков и самоходок: 384 единицы (Pz.III, Pz.II, даже Pz.I). Всего же в немецких танковых войсках здесь было 2154 танка и самоходки (без командирских и эвакуационных)(Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933—1945. М., 2003. ISBN 5-94661-041-4. С. 663—665.).

Советское командование приняло решение провести оборонительное сражение, измотать войска неприятеля и нанести им поражение, нанеся в критический момент контрудары по наступающим. С этой целью на обоих фасах курского выступа была создана глубоко эшелонированная оборона. В общей сложности было создано 8 оборонительных рубежей. Средняя плотность минирования на направлении ожидаемых ударов противника составляла 1500 противотанковых и 1700 противопехотных мин на каждый километр фронта.

Войска Центрального фронта (командующий — генерал армии Константин Рокоссовский) обороняли северный фас Курского выступа, а войска Воронежского фронта (командующий — генерал армии Николай Ватутин) — южный фас. Войска, занимавшие выступ, опирались на Степной фронт (командующий генерал-полковник Иван Конев). Координацию действий фронтов осуществляли представители Ставки Маршалы Советского Союза Георгий Жуков и Александр Василевский. Войска Центрального и Воронежского фронтов насчитывали более 1 миллиона 300 тысяч человек, до 20 тысяч орудий и миномётов, около 3600 танков и самоходных орудий и около 2950 самолетов. Однако поскольку в ходе сражения, как предполагалось, могли быть применены (что и произошло в действительности) войска Степного фронта под командованием Конева, то следует упомянуть, что вместе с ними советская группировка насчитывала ок. 1,9 млн чел., ок. 4900 танков и самоходок, около 27 тыс. артстволов.

Роль разведки[править]

С начала 1943 года в перехватах секретных сообщениях Верховного командования гитлеровской армии и секретных директивах Гитлера все чаще упоминалась операция «Цитадель». 12 апреля 1943 года на стол Сталина лёг переведённый с немецкого точный текст директивы № 6 "О плане операции «Цитадель» немецкого верховного командования, завизированный всеми службами вермахта, но еще не подписанный Гитлером, который подпишет его только через три дня [1]. Эти данные были получены разведчиком, работавшим под именем «Вертер». Настоящее имя этого человека до сих пор остается неизвестным, однако предполагается, что он являлся сотрудником Верховного командования Вермахта, а полученная им информация попадала в Москву через действовавшего на территории Швейцарии агента «Люси» — Рудольфа Ресслера.[Источник?]

Однако следует отметить что еще 8 апреля 1943 г. Г. К. Жуков опираясь на представления разведывательных органов фронтов курского напрвления весьма точно предсказал силу и направление немецких ударов по Курской дуге: «…я считаю, что главные наступательные операции противник развернет против этих трех фронтов, с тем чтобы, разгромив наши войска на этом направлении, получить свободу маневра для обхода Москвы по кратчайшему направлению. 2. Видимо, на первом этапе противник, собрав максимум своих сил, в том числе до 13‒15 танковых дивизий, при поддержке большого количества авиации нанесёт удар своей орловско-кромской группировкой в обход Курска с северо-востока и белгородско-харьковской группировкой в обход Курска с юго-востока.».[9]

Таким образом, хотя точный текст «Цитадели» лег на стол Сталина за три дня до того как ее подписал Гитлер, однако еще за четыре дня до того немецкий план стал очевиден высшему советскому военному командованию.


Portal:Вторая мировая война
Русская энциклопедия «Традиция»
Портал «Вторая мировая война»


Курская оборонительная операция[править]

Attention yellow.svg Достоверность этой статьи поставлена под сомнение одним из участников Традиции.
Необходимо проверить точность фактов, изложенных в ней.
На странице обcуждения могут быть пояснения.

Германское наступление началось в 16:00 вечером 4 июля с разведки боем на южном фасе Курского выступа с целью выбить полевое охранение 6-ой гвардейской армии генерала Чистякова. Утром же 5 июля 1943 года наступление продолжилось как на южном, так и на северном фасах. Поскольку советскому командованию было точно известно время начала операции, в 3 часа ночи, за 30‒40 минут до его начала была проведена артиллерийская и авиационная контрподготовка. Артподготовка пришлась по пустым позициям, немцы еще спали в своих блиндажах; однако советская контартподготовка их разбудила. Когда советское командование поняло позднее из показаний немецких военнопленных, что его удар не пришелся на плотные массы немецкой пехоты в окопах, ожидающие сигнала к началу атаки, оно посчитало причиной неудачи артудара то, что немцы якобы планировали вывести свои войска в первую линию траншей, по которой и был нанесен удар, за 5‒10 минут до начала наступления, поэтому артподготовка и пришлась впустую. Однако считалось, что советский огневой удар все же нарушил связь в немецких частях и нанес большой ущерб немецкой артиллерии, почему удар был перенесен на 6 часов 30 минут (в 6 часов немцы начали артподготовку, через полчаса — атаку).

Файл:Kursk oborona.jpg
Курская оборонительная операция

Перед началом наземной операции, в 6 часов утра по нашему времени, немцы также нанесли по советским оборонительным рубежам бомбовый и артиллерийский удар. Перешедшие в наступление танки сразу столкнулись с серьезным сопротивлением. Главный удар на северном фасе был нанесен в направлении Ольховатки. Не достигнув успеха, немцы перенесли удар в направлении Понырей, но и здесь не смогли прорвать советскую оборону. Вермахт смог продвинуться лишь на 10—12 км, после чего уже с 10 июля потеряв до двух третей танков, 9-я немецкая армия перешла к обороне. На южном фасе главные удары немцев были направлены в районы Корочи и Обояни.

Сражение под Прохоровкой[править]

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Сражение под Прохоровкой

12 июля в районе Прохоровки произошел крупнейший в истории встречный танковый бой. С немецкой стороны в нем участвовала "1-я дивизия СС «Лейбштандарте-СС Адольф Гитлер» имевшая около 200 танков,. в том числе 13 «Тигров» и ни одной «Пантеры». С советской стороны в сражении участвовала 5-я танковая армия П. Ротмистрова, насчитывашая около 800 танков. После нанесения массированного авиаудара сражение с обеих сторон перешло в активную его фазу и продолжалось до конца дня. К исходу 12 июля сражение завершилось с неясными результатами, чтобы возобновиться днем 13 и 14 июля. После сражения немецкие войска не смогли продвинуться вперед сколько-нибудь значительно, несмотря на то, что потери советской танковой армии, вызванные тактическими ошибками ее командования, были намного больше. Продвинувшись за 5‒12 июля на 35 километров, войска Манштейна вынуждены были, протоптавшись на достигнутых рубежах три дня в тщетных попытках взломать советскую оборону, начать отвод войск с захваченного «плацдарма». В ходе сражения наступил перелом. Перешедшие 23 июля в наступление советские войска отбросили немецкие армии на юге Курской дуги на исходные позиции.

Расхождения в оценке потерь[править]

По советским данным, на поле боя в сражении под Прохоровкой осталось около 400 немецких танков, 300 автомашин, свыше 3500 солдат и офицеров.[10]

Однако неясно, как это могло иметь место: «1-я дивизия СС «Лейбштандарте-СС Адольф Гитлер»» участвовашая в сражении с немецкой стороны, имела не более 245 танков,[11] да и вообще ни одна немецкая танковая дивизия в период ВОВ не имела численности даже близкой к 400 танкам и самоходкам.[12]

Итоги оборонительной фазы сражения[править]

Центральный фронт, задействованный в сражении на севере дуги, за 5‒11 июля 1943 г. понес потери в 33897 человек, из них 15336 — безвозвратные,[13] его противник — 9-я армия Моделя — потеряла за тот же период 20720 человек,[14] что дает соотношение потерь в 1,64:1. Воронежский фронт и Степные фронты, участвовашие в сражении на южном фасе дуги, потеряли за 5‒23 июля 1943 г., по современным официальным оценкам (2002 г.[15]), 143950 человек, из них 54996 — безвовозратно,[16] причем Воронежский фронт из общих потерь в 143950 потерял 73892 человека. Впрочем, иначе думали начальник штаба Воронежского фронта генерал-лейтенат Иванов и начальник оперативного отдела штаба фронта генерал-майор Тетешкин: потери своего фронта они полагали в 100932 человека, из них 46500 — безвозвратными.[17] Если, вопреки советским документам периода войны, считать официальные цифры верными, то с учетом немецких потерь на южном фасе в 29102 человек,[18] соотношение потерь советской и немецкой сторон составляет здесь 4,95:1.

Советские наступательные операции[править]

Файл:Soviet belgorod.jpg
Советские танки входят в Белгород
Файл:Kursk nastuplenie.jpg
Курские наступательные операции

12 июля Западный (командующий генерал-полковник Василий Соколовский) и Брянский (командующий генерал-полковник Маркиан Попов) фронты начали наступление против 2-й танковой и 9-й армий врага в районе Орла. К исходу дня 13 июля советские войска прорвали оборону противника. 26 июля немцы оставили Орловский плацдарм и начали отход на оборонительную линию «Хаген» (восточнее Брянска). 5 августа советские войска заняли Орёл.

На южном фасе контрнаступление силами Воронежского и Степного фронтов началось 3 августа. 5 августа был освобожден Белгород, 7 августа — Богодухов. Развивая наступление, советские войска 11 августа перерезали железную дорогу Харьков-Полтава, 23 августа овладели Харьковом. Контрудары немцев успеха не имели.

5 августа в Москве был дан первый за всю войну салют — в честь освобождения Орла и Белгорода.

Итоги Курской битвы[править]

Файл:Moscow salut 1943.jpg
Салют в честь освобождения Орла и Белгорода

Победа советской армии под Курском ознаменовала окончательный переход к союзникам стратегической инициативы во Второй мировой войне. К моменту стабилизации фронта советские войска вышли на исходные позиции для наступления на Днепр. Британо-американские силы в разгар битвы высадились на Сицилии. Косвенным итогом Курской битвы стал выход Италии из войны 8 сентября 1943 года.

После окончания сражения на Курской дуге германское командование утратило возможность проводить стратегические наступательные операции. Локальные массированные наступления, такие как «Вахта на Рейне» (1944) или операция на Балатоне (1945) также успеха не имели.

Фельдмаршал Эрих фон Манштейн, разрабатывавший операцию «Цитадель» и проводивший ее, впоследствии так отзывался о ней:

Aquote1.png Она была последней попыткой сохранить нашу инициативу на Востоке. С ее неудачей, равнозначной провалу, инициатива окончательно перешла к советской стороне. Поэтому операция «Цитадель» является решающим, поворотным пунктом в войне на Восточном фронте.[19] Aquote2.png

Расхождения в оценке потерь[править]

Потери сторон в битве остаются неясными. Так, советские историки, в том числе и академик АН СССР Александр Самсонов, говорят о более чем 500 000 убитых, раненых или пленных, 1500 танков и свыше 3700 самолётов.[20]

Однако немецкие архивные данные свидетельствуют, что вермахт за июль-август 1943 г. потерял по всему миру лишь 160 тыс. 500 человек — вместе, убитыми и пропавшими без вести.[21] Это делает цифру в более чем 500 тысяч убитых и раненых малореалистичной. При этом в данные цифры входят и пленные и убитые немцы (хотя количество немецких пленных в этой операции было незначительно).

Кроме того, по немецким документам, на всем Восточном фронте Люфтваффе потеряли за июль-август 1943 г. лишь 1696 самолетов [22]

Предположения о занижении своих потерь и завышении потерь противника в целях пропаганды и развития чувства патриотизма с обеих сторон до сих пор считаются недоказанными[Источник?].

С другой стороны, доказанными их считали даже советские командиры в годы войны; так, генерал Малинин (начальник штаба фронта) писал в нижестоящие штабы: «Просматривая ежедневно итоги дня о количестве уничтоженной живой силы и техники и захваченных трофеях, я пришел к выводу, что эти данные значительно завышены и, следовательно, не соответствуют действительности.»[23]

См. также[править]

Ссылки[править]

Примечания[править]

  1. Гланц Д., Хауз Д. Курская битва. Решающий поворотный пункт Второй мировой войны. М., 2007. C. 365. ISBN 978-5-17-039533-0
  2. Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933‒1945. М., 2003. ISBN 5-94661-041-4. С. 663‒665.
  3. Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Стат. исслед./ Г. Ф. Кривошеев, В. М. Андроников, П. Д. Буриков. — М.: Воениздат, 1993. С. 370. ISBN 5-203-01400-0
  4. Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Стат. исслед./ Г. Ф. Кривошеев, В. М. Андроников, П. Д. Буриков. — М.: Воениздат, 1993. С. 370. ISBN 5-203-01400-0
  5. Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Стат. исслед./ Г. Ф. Кривошеев, В. М. Андроников, П. Д. Буриков. — М.: Воениздат, 1993. С. 370. ISBN 5-203-01400-0
  6. Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Стат. исслед./ Г. Ф. Кривошеев, В. М. Андроников, П. Д. Буриков. — М.: Воениздат, 1993. С. 370. ISBN 5-203-01400-0
  7. Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933—1945. М., 2003. ISBN 5-94661-041-4. С. 717
  8. Подлинная история Люфтваффе. Взлет и падение детища Геринга. М., 2006. ISBN 5-699-18349-3 С. 329
  9. http://militera.lib.ru/memo/russian/zhukov1/17.html. С. 130.
  10. Самсонов, Александр Михайлович, «Вторая мировая война». АН СССР, отд. истории, ин-т истории СССР; изд. Наука, М., 1985
  11. Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933—1945. М., 2003. ISBN 5-94661-041-4. С. 663
  12. Гудериан Г. Воспоминания солдата. Смоленск.: Русич, 1999. С. 407
  13. http://www.soldat.ru/doc/casualties/book/chapter5_10_1.html#5_10_23
  14. Гланц Д., Хауз Д. Курская битва. Решающий поворотный пункт Второй мировой войны. М., 2007. C. 289. ISBN 978-5-17-039533-0
  15. http://www.soldat.ru/doc/casualties/book/chapter5_10_1.html#5_10_23
  16. http://www.soldat.ru/doc/casualties/book/chapter5_10_1.html#5_10_23
  17. Цит. по: Гланц Д., Хауз Д. Курская битва. Решающий поворотный пункт Второй мировой войны. М., 2007. C. 358. ISBN 978-5-17-039533-0
  18. Гланц Д., Хауз Д. Курская битва. Решающий поворотный пункт Второй мировой войны. М., 2007. C. 289. ISBN 978-5-17-039533-0
  19. Манштейн,Э. Утерянные победы. Пер с нем., М., 1957; стр.423
  20. Самсонов, Александр Михайлович, «Вторая мировая война». АН СССР, отд. истории, ин-т истории СССР; изд. Наука, М., 1985. Стр. 306
  21. Мюллер-Гиллебранд Б., «Сухопутная армия Германии 1933—1945». М., 2003. ISBN 5-94661-041-4. стр.717
  22. Подлинная история Люфтваффе. Взлет и падение детища Геринга. М., 2006. ISBN 5-699-18349-3 С. 329
  23. Распоряжение начальника штаба Донского фронта начальникам штабов 64,57,21,65,246,66,62-й общевойсковых и 16-й воздушной армий о недопущении завышения данных о трофеях и потерях войск противника в донесениях соединений и частей/Сталинград 1942—1943. М., 1995. С. 327. ISBN 5-7351-0008-4

Литература[править]