Антигитлеровская коалиция

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Страны антигитлеровской коалиции, отмечены зелёным цветом на карте мира. Светло-зелёным выделены те из них, кто присоединился после 7 декабря 1941 года

Краткая характеристика понятия[править]

Антиги́тлеровская коали́ция — объединение государств и народов, боровшихся во Второй мировой войне 1939-1945 гг. против агрессивного блока гитлеровской Германии, фашистской Италии, милитаристской Японии и их сателлитов. Антигитлеровская коалиция не была формальным объединением, а вклад её участников в борьбе с фашизмом не равнозначен — одни участники вели активные военные действия с Германией, её союзниками и сателлитами , другие помогали поставками военной продукции, третьи участвовали в войне только номинально. Число участников коалиции в ходе войны увеличивалась, к моменту окончания войны с Японией в состоянии войны с Германией и Японией осенью 1945 г. находились 53 государства мира.

После нападения фашистской Германии на СССР в июне 1941 г. все свои силы советская дипломатия сосредоточила на обеспечении наиболее благоприятных внешних условий для скорейшего разгрома врага. Необходимо было объединить и консолидировать все международные силы, противостоявшие фашизму, добиться своевременного и последовательного выполнения союзниками своих обязательств, особенно в том, что касалось поставок вооружения и военных материалов, открытия «второго фронта», отказа от ведения сепаратных переговоров с противником. Одним из центральных направлений деятельности советской дипломатии стало согласование программы нового устройства мира, обеспечение международной безопасности.

Антигитлеровская коалиция рождалась в трудных условиях лета − осени 1941 г. Нацисты практически безраздельно господствовали в Европе и только Красная армия сдерживала жесточайший натиск германских дивизий. 22 июня премьер-министр Великобритании У.С. Черчилль, а 24 июня президент США Ф.Д. Рузвельт высказались за поддержку и помощь СССР. 12 июля было подписано советско-британское соглашение о совместных действиях в войне против Германии, 24 сентября Советский Союз присоединился к Атлантической хартии. На советско-англо-американской конференции в Москве 29 сентября − 1 октября обсуждался вопрос о военных поставках СССР по ленд-лизу и с 1942 г. они приобрели регулярный характер.

Наиболее значимые события в ходе действия коалиции — Московское совещание (1941), Декларация двадцати шести (1942), Конференция в Квебеке (1942), Московское совещание министров иностранных дел СССР, США и Великобритании (1943), Каирская конференция (1943), Тегеранская конференция (1943), Крымская конференция (1945), Потсдамская конференция (1945).

В.М. Молотов (слева) и И.В. Сталин в Ялте на Крымской конференции. На втором плане в профиль А.Я. Вышинский. Фото: Великая Отечественная война 1941-1945. Энциклопедия

CCCР приветствовал присоединение к антигитлеровской коалиции движения «Свободная Франция» во главе с генералом де Шарлем де Голлем. 26 сентября 1941 г. Советское правительство официально признало его руководителем «всех свободных французов» и заявило, что будет оказывать им всестороннюю помощь в общей борьбе с гитлеровской Германией. 25 ноября 1942 г. в Москве было подписано советско-французское соглашение об участии французских частей ВВС в боевых операциях на советско-германском фронте. В августе 1943 г. СССР признал Французский комитет национального освобождения как представителя государственных интересов Французской Республики.

Становление военно-политического сотрудничества стран коалиции проходило непросто. Великобритания и США не торопились с оказанием реальной помощи Советскому Союзу. Прежде всего это относилось к настойчивым обращениям Москвы о немедленном открытии «второго фронта». Впервые этот вопрос был поставлен советской стороной перед англичанами ещё в июле 1941 г., а высадка англо-американских войск в Нормандии состоялась только 6 июня 1944 г.

Для сплочения коалиции принципиальное значение имели Декларация Объединённых Наций, подписанная в Вашингтоне 1 января 1942 г., советско-английский договор о союзе в войне против гитлеровской Германии (26 мая 1942 г.) и советско-американское соглашение о принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии (11 июня 1942 г.). Этапным событием стала Московская конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании 19 — 30 октября 1943 г. 10 декабря 1944 г. был подписан советско-французский договор о союзе и взаимопомощи.

Формирование антигитлеровской коалиции позволило консолидировать силы в войне против нацистской Германии, максимально использовать имевшиеся в распоряжении демократических государств ресурсы, своевременно принимать военные решения, адекватные складывавшейся на фронтах обстановке. Были созданы и условия для активного военного сотрудничества, которое выражалось в координации усилий государств, воевавших против Германии и ее союзников, согласовании отдельных военных операций, использовании территории дружественных стран для базирования воздушных и морских сил, обмена разведывательными сведениями.

Международное военно-политическое сотрудничество, направленное на организацию разгрома нацистской Германии и милитаристской Японии, осуществлялось на протяжении всей Второй мировой войны, имело периоды высокой активности, позитивных достижений и спадов, которые возникали в результате появления крупных противоречий между союзниками. В целом, важнейшими событиями на пути формирования и становления антигитлеровской коалиции явились решения правительств Великобритании и США о поддержке СССР в войне против Германии, заключение советско-английского соглашения 12 июля 1941 г., Декларация 26 государств, советско-английский договор и советско-американское соглашение, подписанные в 1942 г.[1]. В подготовке этих важных документов активное участие принимали и советские военные дипломаты.

Достижение реальных прорывов в отношениях между союзниками справедливо связывают с проведением встреч руководителей стран «Большой Тройки». Состоявшиеся за годы войны три конференции такого уровня — Тегеранская в 1943 г., Крымская (Ялтинская) и Берлинская (Потсдамская) в 1945 г. — показали: несмотря на расхождение в оценках ряда военных и политических проблем, великие державы при наличии политической воли, взаимного понимания и доверия способны действовать согласованно в интересах мира и безопасности. Это относилось как к разработке и реализации совместной военно-политической стратегии, так и к вопросам, связанным с определением судеб послевоенной Европы. По мере приближения конца войны последняя задача становилось всё более насущной. Державы-победительницы должны были согласовать своё отношение к поверженной Германии и её сателлитам, заложить основы надёжной и эффективной международной системы, которая предотвратила бы возрождение человеконенавистнической идеологии нацизма, гарантируя соблюдение прав человека и возможность свободного развития всем народам. 10968524 869227883098322 1852740221742349340 n.jpg

Памятник Большой тройке в Ливадии (Ялта, Крым). Скульптор З.К. Церетели. Фото "Новости Крыма".

Одним из важнейших итогов взаимодействия держав антигитлеровской коалиции стало формирование Организации Объединённых Наций (ООН) в 1944-1945 гг. в целях поддержания и укрепления мира и безопасности, расширения международного сотрудничества. Трудно переоценить усилия советской дипломатии, направленные на создание ООН на всех этапах этого процесса.

Советская дипломатия участвовала в разработке всех основополагающих межсоюзнических документов, в координации политических подходов союзников в деле выведения из войны стран фашистской коалиции, в налаживании отношений с освобождёнными странами Европы, в восстановлении мира в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Формирование антигитлеровской коалиции привело к формированию необходимых нормативно-правовых основ для взаимодействия демократических государств в военной, военно-политической и военно-экономической сферах и способствовало расширению фронта борьбы против гитлеровской Германии и её сателлитов.

Президент РФ В.В. Путин о антигитлеровской коалиции[править]

Во время Второй мировой войны наши страны были в одном строю, боролись с нацизмом. И, как вы знаете, что народы Советского Союза и России на алтарь общей победы многое положили, многое сделали для этой общей победы над нацизмом, поэтому вполне естественно, что все мы встретимся в Нормандии. Мы отдаём должное нашим союзникам по коалиции – и американцам, и британцам, и французам, помним об участии французов и в Сопротивлении, и прямом участии на фронтах Второй мировой войны, в том числе и легендарную «Нормандию-Неман».[2].

Как осуществлялось транспортное сообщение между странами антигитлеровской коалиции[править]

Немногочисленные международные воздушные линии, связывающие Советский Союз с зарубежными странами, с началом Великой Отечественной войны прекратили свою деятельность. Активные полёты осуществлялись лишь между Москвой и Тегераном. Однако уже в марте 1942 г. Британская воздушная миссия в Москве запросила отдел внешних сношений Наркомата обороны об установлении воздушной линии связи между Великобританией и СССР весной или летом этого же года на самолётах В‑17 «Летающая крепость» с посадкой в Ярославле или Рыбинске, где тогда уже были бетонные взлётно-посадочные полосы ВВС Красной Армии. Первый полёт в СССР состоялся 22 октября 1942 г. Этим рейсом в Москву доставили английскую военную миссию. Но первые же полёты на линии показали её опасность, так как она проходила вблизи театра военных действий. После больших проволочек в середине 1943 г. от этого проекта пришлось отказаться.

К тому времени уже действовал воздушный мост Аляска—Сибирь. Он, помимо своего основного назначения, стал официально признанной международной воздушной трассой. Ею пользовались дипломаты чуть ли не со дня открытия, первым — нарком иностранных дел СССР  М. М. Литвинов. Наши лётчики доставили его через Уэлькаль и Якутск в Красноярск, а оттуда в Москву. По этой трассе летали послы Советского Союза: в США  А. А.  Громыко, в Мексике К. А.  Уманский, посланник в Канаде  Ф. Т.  Гусев, а также правительственные делегации. Не раз трассой пользовались американские государственные и общественные деятели.

В ноябре 1943 г. по трассе добирался до Вашингтона патриарх Русской православной церкви Алексий, а в январе 1945 г. Советский Союз посетил иерарх православной церкви в Америке митрополит Вениамин.

По авиатрассе пролетел вице-президент США  Г.  Уоллес, следовавший в Китай. Он с большим интересом ознакомился с её деятельностью. В соответствии с Декларацией четырёх государств (СССР, США, Великобритания и Китай) по вопросу о всеобщей безопасности, принятой в октябре 1943 г. на Московском совещании, на август 1944 г. было запланировано провести в США конференцию. На ней предстояло подготовить предложения о создании международной организации безопасности, которые легли затем в основу Устава Организации Объединённых Наций.

Надо отметить, хотя к началу войны отечественное авиастроение достигло определённых успехов, всё ещё не был создан нормальный многоместный пассажирский самолёт, а тем более комфортабельная машина для полётов правительственных делегаций за рубеж. Вспомним, что второе лицо нашего государства В. М.  Молотов в мае-июне 1942 г. совершал ответственный визит в Великобританию и США на самом мощном отечественном бомбардировщике Пе‑8.

Поэтому, когда встал вопрос о доставке советской делегации в США, было решено использовать для выполнения этого задания самолёт С‑47, базирующийся в Якутске в 8‑м транспортном полку 1‑й перегоночной дивизии. В состав экипажа вошли командир корабля Г.С.  Бенкунский, второй пилот Н.  Максименко, бортмеханик П.Н.  Борисов и борт-радист В.Д.  Глазков.

Ранним утром 3 августа самолёт Бенкунского поднялся с Якутского аэродрома, а уже в следующий полдень приземлился во Внуково. Самолёт срочно поставили на авиаремонтную базу и за неделю переоборудовали до неузнаваемости: грузовая кабина преобразилась в уютный салон с десятью мягкими креслами по левому борту и столиком с двумя креслами по правому. В отсеке между пилотской кабиной и салоном на стоящих по бортам дополнительных топливных баках оборудовали два спальных места. Потолок и боковые панели до уровня окон обтянули голубым бархатом, а ниже, до пола — светло-коричневым дерматином. На полу лежал ковёр.

Вечером 9 августа экипаж перегнал самолёт в Москву на Центральный аэродром и приступил к скрупулёзной подготовке предстоящего перелёта. Сложность задания состояла в том, что надо было покрыть расстояние в 16 тыс. км через Урал, Сибирь, Якутию, Чукотку, Аляску, Канаду и США на двухмоторном самолёте, который развивал относительно небольшую скорость, порядка 250? 260 км/ч. Большая часть маршрута была экипажу незнакома. Кроме того, в составе экипажа не предусматривался штурман. Его обязанности возлагались на командира корабля.

Утром 12 августа готовность самолёта к вылету проверило лично руководство Главного управления ГВФ во главе с его начальником, маршалом авиации Ф.А.  Астаховым. Как вспоминал Г. С. Бенкунский, маршал придирчиво осмотрел все кабины самолёта, провёл по отдельным агрегатам белоснежным носовым платком и, убедившись, что на платке не остаётся следов пыли, остался доволен.

К 10 часам утра прибыли пассажиры — глава советской делегации на конференции посол СССР в США А. А. Громыко, члены делегации: известные дипломаты А. А.  Соболев и С. К. Царапкин, контр-адмирал К. К. Родионов, генерал-майор Н. В.  Славин, профессора С. А.  Голунский и С.П. Крылов, Г.Г. Долбин, секретарь делегации М. М.  Юнин и секретарь-переводчик В. М.  Бережков.

После кратковременной стоянки в Кольцово (Свердловск) к вечеру самолёт был в Красноярске, где ночевали. Ранним утром следующего дня снова в полёте. Теперь под самолётом расстилалась тайга, и только иногда на солнце поблескивали реки.

После десятичасового полёта, сделав четвёртый разворот над полноводной Леной, пошли на посадку в аэропорт «Якутск». Здесь делегацию встречали первый секретарь обкома партии Г. И.  Масленников, председатель Совнаркома республики И. Е. Винокуров, командир перегоночной дивизии А. Г. Мельников и его заместитель К. С. Ефимов. На ночлег делегацию определили в только что построенную, шикарную по тем временам гостиницу аэропорта.

15 августа, снова полёт. Вот впереди на фоне тёмно-зелёной тайги начинает появляться поблескивающий на утреннем солнце Алдан, а за ним — предгорье и Верхоянский хребет.

После Марково был Уэлькаль, где пришлось остановиться на непредвиденный отдых — лететь дальше нельзя, Аляска закрыта туманом. А наутро увидели, что и здесь всё затянуто белой мглой: явление для этих мест довольно частое. Метеостанция дала малоутешительную информацию — всё наше побережье закрыто туманом, зато на Аляске погода улучшилась, принимают и Ном, и Фэрбенкс. Только поздно вечером 18 августа туман немного ослаб, видимость улучшилась, и экипаж получил возможность взлететь.

Аляска встретила хорошей погодой. В Фэрбенксе вместо второго пилота взяли на борт американского военного лётчика, а также офицера связи, который выполнял по совместительству обязанности переводчика.

Из Фэрбенкса путь лежал на юг. Пересекли границу США, и потянулись просторы Канады: бескрайняя тайга с отвоёванными у неё полями и лугами, поблескивающими в лучах заходящего солнца озёрами и небольшими речками. Чем дальше на юг, тем чаще под крылом проплывали населённые пункты. После девятичасового полёта глубокой ночью приземлились в Эдмонтоне. На следующий день опять пересекли границу. Теперь летели над Соединёнными Штатами. Как вспоминал Бенкунский, там он вёл самолёт, почти не пользуясь картой. Дело в том, что полученный в Фэрбенксе сборник расположения всех радиомаяков на территории США позволял идти точно по трассе при помощи имеющегося на самолёте радиокомпаса.

Экипаж Бенкунского с задачей справился отлично: советская делегация прибыла на конференцию вовремя. Пока проходила конференция на вилле Думбартон-Окс близ Вашингтона, экипаж выполнил ещё одно задание: доставил из Фэрбенкса в Мандриал советскую торговую делегацию. Затем наши лётчики в ожидании завершения конференции отдыхали по программе, составленной при активном участии А.А. Громыко.

30 сентября «отдохнувший» краснозвёздный самолёт С‑47 принял на борт наших дипломатов и отправился в путь домой. После посадки в Чикаго самолёт вышел на уже знакомую трассу через Канаду, Аляску и Берингов пролив к берегам родной земли…

В апреле 1945 г. по Алсибу на двух самолётах — С‑54 и С‑47 летала в Сан-Франциско на Международную конференцию Объединённых наций советская делегация во главе с наркомом иностранных дел СССР  В.М.  Молотовым. Штурманом на его самолёте был начальник Управления связи ГУ ГВФ  М. И. Коконин, бортрадистом? А. И.  Челышев.

Ответственный за радиообеспечение перелёта по Алсибу главный инженер службы связи перегоночной трассы Н. А.  Овсиенко рассказывал, что на следующий день после прилёта высоких гостей в Якутск ему приказали обеспечить резервирование радиосредствами трассы прямого радиоразговора В.М. Молотова со И.В. Сталиным. В этих целях был задействован десятикиловаттный передатчик в Гимеине, подключено новейшее приёмное оборудование в Магане.

Прослушивание велось в городском радиобюро. Вся подготовка, организация и обеспечение самих переговоров велись в строжайшей секретности, с привлечением проверенных лиц. Контроль и обеспечение этих переговоров дали мне возможность частично прослушать эту беседу.

Прежде всего И.В. Сталин поздоровался: «Здравствуйте, товарищ Петров!». Услышав в ответ: «Здравствуйте, товарищ Ста…», он предупреждающе закашлял. Тогда В.М. Молотов сказал: «… товарищ Иванов». И.В. Сталин поинтересовался причиной задержки делегации в Якутске и, узнав, что уже третий день стоит нелётная погода, недовольно заметил, что опоздать к началу конференции нельзя ни в коем случае, что мало ли о чём могут договориться за нашей спиной союзники. Иносказательно дал понять Молотову, что закончена подготовка операции по окончательному освобождению от немцев Прибалтики, и это надо использовать как дополнительный козырь в переговорах.

Затем последовал вопрос, что собой представляет Якутск, чем он примечателен. В.М. Молотов ответил, что город довольно большой, но весь из дерева, каменных всего три-четыре дома, кажется, церковь, банк и тюрьма. На это сообщение И.В. Сталин иронически хмыкнул.

В заключение он ещё раз напомнил В.М. Молотову, что задерживаться никак нельзя, надо торопиться с отлётом.

На следующий день делегация вылетела из Якутска. Все сообщения бортрадиста Челышева о пролёте аэродромов трассы сразу же передавались из Якутска в Москву. Напряжение в штабе Алсиба спало только тогда, когда было получено сообщение с борта самолёта о благополучном приземлении в Сан-Франциско.

Делегацию Украины, которую возглавлял нарком иностранных дел республики Д. З.  Мануильский, доставлял в Сан-Франциско на самолёте С‑47 экипаж В.Л. Браташа.

В мае тем же маршрутом делегации, участвовавшие в учредительной конференции ООН, были доставлены экипажами 8‑го транспортного полка в Москву. Услугами Алсиба пользовались и другие советские делегации, одна из них участвовала в международной конференции по авиации в Эдмонтоне (Канада).

После завершения войны в Европе Алсиб как международная воздушная трасса потерял свою актуальность.

Ссылки[править]

«СССР И СОЮЗНИКИ. Документы Архива МИД России о внешней политике и дипломатии ведущих держав антигитлеровской коалиции».


Примечания[править]

  1. Великая Отечественная война 1941 – 1945 годов в 12 т. Т. 2. Происхождение и начало войны. М.: Кучково поле, 2012. 860 c.
  2. Встреча с руководителями мировых информагентств. 24 мая 2014 г.,Санкт-Петербург.http://kremlin.ru/news/21090


lt:Sąjungininkai (Antrasis pasaulinis karas)nn:Dei allierte under den andre verdskrigen