Потсдамская конференция

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Потсдамская конференция
Премьер-министр Великобритании У. Черчилль, Президент США Г. Трумэн, глава Советского правительства И. В. Сталин (слева направо) в парке в дни работы Берлинской конференции. Август 1945 г. Место съемки: Потсдам. Автор съемки: не установлен. РГАКФД , А-8909-д. (слева направо) [[2]]
Дата начала:
17 июля 1945
Дата окончания:
2 августа 1945
Место:
Потсдам
Участники:
Уинстон Черчилль, Клемент Эттли, Гарри Трумэн и Иосиф Виссарионович Сталин
Причина:
Вторая мировая война

Потсдамская Конференция состоялась с 17 июля по 2 августа 1945 г. с участием руководства трёх крупнейших держав антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне с целью определить дальнейшие шаги по послевоенному устройству Европы.

В Конференции участвовали главы правительств трёх государств — президент США Гарри Трумэн (председательствовал на всех заседаниях), председатель Совета народных комиссаров СССР И.В. Сталин и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль (во время Конференции потерпел поражение на выборах, и в Потсдам прибыл его преемник Клемент Эттли).

Подготовка Конференции (операция "Пальма")[править]

Принимающей стороной и на этот раз выступала советская сторона, но идея собраться под Берлином принадлежала не И.В. Сталину, хотя часто говорится о том, что новоиспеченному генералиссимусу Советского Союза (это звание было присвоено ему 27 июня 1945 г.) было важно встретить гостей из Вашингтона и Лондона на своей площадке и обеспечить себе тем самым психологическое преимущество. На самом деле идею подбросил У. Черчилль уже 11 мая, по горячим следам безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии - в письме Г. Трумэну британский лидер предлагал: "Я считаю, что мы должны вместе или по отдельности в один и тот же момент обратиться к Сталину с приглашением встретиться с ним в июле в каком-нибудь неразрушенном городе Германии, о котором мы договоримся, чтобы провести трёхстороннее совещание. Нам не следует встречаться в каком-либо пункте в пределах нынешней русской военной зоны. Мы шли ему навстречу два раза подряд".

Бывший посол США в СССР Дж. Дэвис встревоженный ухудшением советско-американских союзнических отношений решил начать борьбу "за душу Трумэна" и 3 мая встретился с Г. Трумэном и предложил ему идею встречи с И.В. Сталиным один на один. Г. Трумэн выразил согласие и предложил местом встречи Сибирь или Аляску. 11 мая советники Г. Трумэна местом встречи предложили Германию или Австрию, указав, что Аляска не годится, так как И.В. Сталин не поедет в место, где нет оперативной связи с Москвой. Так впервые появился намёк на Потсдам. Дж. Дэвис направил послание о возможной встрече В.М. Молотову. Нарком встретил инициативу положительно, но решил не ангажироваться и подождать подтверждения из более высокой инстанции. В конечном итоге Г. Трумэн решил отправить в Москву в качестве посланцев "рузвельтовцев" Г. Гопкинса, а в Лондон Дж. Дэвиса.[1].

16 мая на пресс-конференции президент США впервые озвучил возможность встречи "большой тройки".

"ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕЗИДЕНТА ТРУМЭНА ДЛЯ МАРШАЛА СТАЛИНА

Я уверен, что Вы, так же как и я, понимаете, насколько трудно решать сложные и важные вопросы, которые встают перед нами в результате обмена посланиями. Поэтому, пока не представится возможность для нашей встречи, я посылаю в Москву г-на Гарри Гопкинса с Послом Гарриманом, с тем чтобы они могли обсудить эти вопросы лично с Вами. После своих бесед г-н Гопкинс немедленно возвратится в Вашингтон для личного доклада мне. Г-н Гопкинс и Посол Гарриман рассчитывают прибыть в Москву около 26 мая. Я был бы признателен, если бы Вы сообщили мне, устраивает ли Вас это время".[2].

"ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну Г. ТРУМЭНУ

Получил Ваше послание относительно приезда г-на Гопкинса и Посла Гарримана к 26 мая в Москву. Принимаю с готовностью Ваше предложение о встрече с г-ном Гопкинсом и Послом Гарриманом. Дата 26 мая меня вполне устраивает".[3].

В отношении сроков У. Черчилль попал в точку, а вот альтернативы "пределам русской военной зоны" так и не нашлось. Опыт советских организаторов свиданий "Большой тройки" перебить было попросту некому. Американцы, собственно, желанием выступить в образе принимающей стороны и не горели, а Черчиллю накануне проигранных им выборов не было никакого смысла тратить деньги британских налогоплательщиков. Вот и пришлось ещё раз сыграть роли радушных и хлебосольных хозяев большой группе проверенных товарищей, усилия которых координировал Герой Социалистического Труда Л.П. Берия, незадолго до Потсдама, 9 июля, сменивший упраздненные знаки отличия генерального комиссара государственной безопасности на погоны маршала Советского Союза. Отныне за Лаврентием Павловичем закрепилось прозвище Лубянского Маршала.

Согласование места встречи союзников не вызвало осложнений. 25 мая в Москву прибыл спецпосланник президента США Г. Гопкинс и от имени Г. Трумэна заявил о желании созвать в ближайшее время конференцию "Большой тройки". 27 мая 1945 г. И.В. Сталин написал У. Черчиллю: "Приехавший в Москву г-н Гопкинс поставил от имени Президента вопрос о встрече трёх в ближайшее время. Я думаю, что встреча необходима и что удобнее всего было бы устроить эту встречу в окрестностях Берлина. Это было бы, пожалуй, правильно и политически".[4].

В Лондоне инициативу Москвы и Вашингтона поддержали.

Причём именно Г. Трумэн настоял на дате встречи в середине июля 1945 г. В Москве с этим предложением согласились. У. Черчилль, узнав о согласовании за его спиной, был обижен и пытался перенести дату встречи на июнь, но натолкнулся на твёрдую позицию Г. Трумэна и И.В. Сталина и вынужден был уступить. Г. Трумэну тем более было важно перенести дату встречи, чтобы дождаться испытания первой атомной брмбы, намеченной на середину июля и отправиться в Потсдам имея такой козырь. У. Черчиллю это решение было не выгодно из-за выборов в Великобритании.

Для сохранения преемственности в делах внешней политики Великобритании У. Черчилль решил взять с собой в Потсдам в составе делегации К. Эттли, который из-за выборов в тот момент подал в отставку в Кабинете Черчилля.

"ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

1. Так как наше совещание, которое начнётся 15 июля в Берлине, состоится до объявления результатов выборов в Англии, я считаю целесообразным взять с собой г-на Эттли, официального лидера оппозиции, с тем, чтобы обеспечить полную преемственность британской политики. О своём намерении я уведомил в подобном же духе Президента Трумэна.

2. Я заранее радуюсь, что снова встречусь с Вами.

14 июня 1945 года".[5].

И.В. Сталин выразил согласие с предложением У. Черчилля.

"ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Ваше послание от 14 июня получил.

Изложенные Вами мотивы, в силу которых Вы считаете нужным включить г-на Эттли в британскую делегацию, - вполне понятны. [6].

18 июня 1945 года".

Все понимали, что в разрушенном Берлине проводить конференцию было негде. Но совсем неподалеку, в 20 километрах к юго-западу от столицы поверженной Германии, сохранился дворец германского кронпринца - Цецилиенхоф.

28 мая, сразу после визита Г. Гопкинса, у И.В. Сталина в присутствии Л.П. Берии получили краткие инструкции замнаркома внутренних дел С.Н. Круглов и замначальника 6-го управления Наркомата госбезопасности (НКГБ) и начальник личной охраны Сталина Н.С. Власик. Уже на следующий день, 29 мая, Сергей Никифорович и Николай Сидорович начали заниматься в Берлине практическими делами операции "Пальма". Оба получат за Потсдам по ордену Ленина, группа из 2851 их подчиненных будет удостоена государственных наград. Подготовка велась в тесной координации с образованной 6 июня Советской военной администрацией в Германии и ее главноначальствующим маршалом Г.К. Жуковым. Многие служебные и протокольные вопросы решались в тесном контакте и при согласовании с американцами и британцами.

6 июня план действий по подготовке Потсдамской конференции был утверждён приказом Л.П. Берии "Об обеспечении специальных мероприятий по объектам "Пальма". Прежде всего под контролем 6-го управления НКГБ СССР нужно было гарантированно подготовить территорию места встречи "Большой тройки". Выполнение этого задания столкнулось с большими сложностями. Делегации союзников должны были разместиться в Бабельсберге, пригородном районе Берлина. Приятные глазу и удобные для проживания высоких гостей двухэтажные виллы там в основном уцелели, но повозиться пришлось изрядно. При осмотре территории было обнаружено и обезврежено большое количество неразорвавшихся боеприпасов: сотни авиабомб, тысячи снарядов, фаустпатронов, противотанковых и противопехотных мин; убрали с глаз подальше также десятки артиллерийских орудий и сотни единиц стрелкового оружия. Бабельсбергские боеприпасы вывозили ежедневно десятками грузовиков. Осмотры местности, на которую могла ступить нога членов делегаций "Большой тройки", тщательно проводили несколько крупных инженерно-саперных подразделений Красной армии. Шоссе, дороги, территории, сооружения осматривались саперами от четырех до пяти и более раз - так сильно земля была нашпигована смертоносными предметами.

Оперативно решалась и другая проблема - подготовить место встречи в инженерном отношении. На расчистку дорог, уборку остатков разрушенных зданий, восстановление мостов и других объектов направили инженерно-строительные подразделения, а в помощь им мобилизовали местное немецкое население.

Цецилиенхоф к приезду "Большой тройки" разительно переменился: из 176 имеющихся во дворце комнат капитально отремонтировали 37, включая конференц-зал с тремя отдельными входами. Помещения для советской делегации были отделаны в белые тона, апартаменты американцев оказались голубыми, англичан - розовыми. Поблизости от дворца в Новом саду Потсдама высадили около 10 тысяч различных цветов и разбили под них клумбы. В цветоводах и садовниках недостатка не было: ими руководил замнаркома внутренних дел И.А. Серов, и уже 15 июня в район будущей конференции для ее охраны прибыли семь полков войск НКВД. Внутри Цецилиенхофа порядок поддерживали полторы сотни опытных оперативных сотрудников и тысяча солдат. В Потсдам прибыли сотрудники многих подразделений 6-го Управления НКГБ СССР, контрразведки, в том числе военной "Смерш", разведки и других служб НКГБ и НКВД СССР. Три стороны плотно координировали многие вопросы обеспечения безопасности саммита, для чего был организован совместный штаб. Американская и британская стороны в конце июня направили в Бабельсберг и Потсдам своих весьма многочисленных охранителей.

К концу июня 1945 г. профилактические и восстановительные работы для будущей конференции были закончены. Меньше чем за месяц отремонтировали автодороги, восстановили мосты, гаражи, телефонные станции, системы водоснабжения и канализации, запустили две электростанции в Потсдаме и Бабельсберге, подготовили к приему самолётов всех типов два ближних к саммиту аэродрома - Кладов и Дальгов.

Здания и помещения, в которых должны были разместиться делегации союзников, были отремонтированы и обеспечены мебелью и всем необходимым. Оказалось, что разрушенная войной Германия - не Греция, в которой, если верить Чехову, все есть. Маршал Г.К. Жуков вспоминал, что проблема возникла даже с самым главным предметом мебели для конференции: "Достаточно большого круглого стола в Берлине мы не нашли. Пришлось срочно сделать его в Москве на фабрике "Люкс" и привезти в Потсдам". Зато с автомобильной техникой был полный порядок. Кремлёвский гараж особого назначения (ГОН) в первой декаде июля поездом отправил автомобили И.В. Сталина, В.М. Молотова и Л.П. Берии, в Потсдам прибыли водители и техперсонал, были подробно расписаны вопросы размещения гаражей, стоянок, определения маршрутов проезда и мест заправки автомобилей. Из Москвы привезли даже пожарные машины с опытными экипажами. Местной немецкой обслуги по понятным причинам не было вовсе - дворец кронпринца и виллы Бабельсберга заполнили тщательно проверенные мастера своего дела вплоть до не всегда востребованных в июле истопников.

2 июля Л.П. Берия доложил И.В. Сталину и В.М. Молотову:

"НКВД СССР докладывает об окончании подготовки мероприятий по подготовке приема и размещения предстоящей конференции. Подготовлено 62 виллы (10 000 кв. метров и один двухэтажный особняк для товарища Сталина: 15 комнат, открытая веранда, мансарда, 400 кв. метров). Особняк всем обеспечен, есть узел связи. Созданы запасы дичи, живности, гастрономических, бакалейных и других продуктов, напитки, созданы три подсобных хозяйства в 7 км от Потсдама с животными и птицефермами, овощными базами; работают 2 хлебопекарни, весь персонал из Москвы. Наготове два специальных аэродрома. Для охраны доставлено 7 полков войск НКВД и 1500 человек оперативного состава. Организована охрана в 3 кольца. Начальник охраны особняка - генерал-лейтенант Власик. Охрана места конференции - Круглов.

Подготовлен специальный поезд. Маршрут длиной в 1923 километра (по СССР - 1095, Польше - 594, Германии - 234). Обеспечивают безопасность пути 17 тысяч солдат и офицеров войск НКВД, 1515 человек оперативного состава. На каждом километре железнодорожного пути от 6 до 15 человек охраны. По линии следования будут курсировать 8 бронепоездов войск НКВД. Для Молотова подготовлено 2-этажное здание (11 комнат). Для делегации 55 вилл, в том числе 8 особняков".[7].

Итак, особенность Потсдамской Конференции заключается в том, что, хотя по идее она могла увенчать целую серию военных конференций и ознаменоваться триумфом политики держав антигитлеровской коалиции, такая возможность была утрачена ещё до начала её работы. Двое из трех её участников, а именно делегации из США и Великобритании, отправлялись в Берлин с прямо противоположными целями. Они уже приняли решение похоронить саму идею сотрудничать с Советским Союзом и шли по пути конфронтации с социалистической державой. Вопреки планам, разрабатывавшимся при Ф.Д. Рузвельте, они возвращались к довоенному курсу, направленному на изоляцию СССР, на отстранения его от решения мировых проблем. Они были озабочены приобретением «позиции силы», с которой могли бы диктовать Советскому Союзу свою волю.

Всё же на том этапе администрация Г. Трумэна ещё не решалась открыто провозгласить свой новый курс и приняло участие в Потсдамской конференции. На то были свои причины:

во-первых, открытый разрыв с СССР слишком шокировал бы тогда мировое общественное мнение,

во-вторых, Вашингтон предвидел, что резкий поворот в политике США натолкнётся на сильное сопротивление внутри страны.

Оговоренная в принципе встреча на высшем уровне между И.В. Сталиным, Г. Трумэном и У.С. Черчиллем неоднократно переносилась Г. Трумэном под всякими предлогами в надежде на то, что к этому времени будут проведены испытания атомной бомбы и американская делегация получит в своё распоряжение внушительное орудие давления на Советский Союз. Лишь получив твёрдое заверение своего военного министра о том, что испытания атомной бомбы следует ожидать буквально со дня на день, президент Г. Трумэн в прекрасном расположении духа отбыл в Потсдам. Уже находясь на месте, накануне своей первой встречи с представителями Советского Союза, Г. Трумэн конфиденциально делился с одним из своих ближайших помощников: «Если она взорвётся, а я думаю, что это так и будет, то я, несомненно, смогу занести молот над этими парнями». Мало кто из цитирующих эту фразу авторов сомневается в том, что президент имел в виду не столько японцев, сколько Советский Союз. 16 июля 1945 г. президент Г. Трумэн получил сообщение об успешном завершении испытания атомной бомбы на полигоне в Аламогордо, в штате Нью-Мексико. С этого дня поведение Г. Трумэна изменилось даже внешне в такой степени, что обратило на себя внимание У.С. Черчилля. Как вспоминал впоследствии Г. Стимсон, Черчилль заметил ему, что, «по всей видимости, произошло какое-то событие, значительно укрепившее позицию Трумэна, так как тот теперь противостоял русским крайне энергичным и решительным образом, заявляя, что некоторые их требования не будут выполнены и что Соединённые Штаты категорически возражают против них». Сам Трумэн признавался тому же Стимсону, что атомная бомба «дала ему совершенно новое чувство уверенности».[8].

Известно, что для согласия необходимо стремление к этому по крайней мере двух партнёров, для ссоры — достаточно воли одной стороны. Причём тот, кто поворачивает на дорогу конфронтации и войны, нуждается в соответствующих силовых средствах.

Президент Г. Трумэн и его окружение уповали на силу атомного оружия. Направляясь в Потсдам, американский президент с нетерпением ждал сообщения об испытании первой атомной бомбы. На борт крейсера "Августа", который вёз его через Атлантику, регулярно шли шифровки о ходе подготовки к испытанию в Нью-Мексико.

Делегации США и Великобритании прибыли 15 июля и накануне конференции У.С. Черчилль и Г. Трумэн пораздельно посетили Берлин и осмотрели его развалины. Делегация СССР во главе со И.В. Сталиным прибыла в Берлин поездом 16 июля, где её встретил главнокомандующий группой советских оккупационных войск в Германии маршал Советского Союза Г.К. Жуков.

Встреча И.В. Сталина и Г. Трумэна[править]

17 июля в 12.00 часов состоялась беседа И.В. Сталина и В.М. Молотова с президентом США Г. Трумэном и госсекретарём США Бирнсом. В качестве переводчика присутствовал В.Н. Павлов. Во время беседы Г. Трумэн заявил И.В. Сталину, что «он рад познакомиться c Генералиссимусом Сталиным". И.В. Сталин поддержал настрой собеседника, заметив, что "хорошо иметь личный контакт". Г. Трумэн повторил, что он "очень рад встрече с генералиссимусом Сталиным, с которым он хотел бы установить с ним такие же дружественные отношения, какие у генералиссимуса Сталина сушествовали с президентом Рузвельтом. Он, Трумэн, уверен в необходимости этого, так как он считает, что судьба мира находится в руках трёх держав. Он, Трумэн, хочет быть другом генералиссимуса Сталина. Он не дипломат и любит говорить прямо». И.В. Сталин ответил, что «со стороны Советского правительства имеется полная готовность идти вместе с США».[9].[10].

Прибытие И. В. Сталина в резиденцию советской делегации в Бабельсберге. Июль 1945 г. РГАСПИ Ф.558. Оп. 11. Ед.хр. 1697.jpg

Прибытие И.В. Сталина в резиденцию советской делегации в Бабельсберге. Июль 1945 г. РГАСПИ Ф.558. Оп. 11. Ед.хр. 1697.[[3]]


Thumb 575 event card.jpeg

Отставка У. Черчилля[править]

Вечером 24 июля У. Черчилль сообщил, что на следующий день британская делегация выезжает в Лондон для присутствия при оглашении итогов парламентских выборов. И.В. Сталин выразил сожаление, премьер ответил, что "надеется вернуться". И.В. Сталин.По свидетельству Г. Трумэна, шутливо заметил, что "судя по выражению лица г-на Эттли, он не собирается занять место Черчилля". Тем не менее это и произошло. Лейбористы получили 393 места в парламенте, консерваторы - 213. У. Черчилль имел право оставаться на своём посту ещё несколько дней до роспуска Парламента и завершить Потсдамскую Конференцию, но решил не затягивать передачу власти и уже вечером 26 июля подал королю Георгу VI прошение об отставке. Посольство СССР в Лондоне объяснило поражение тори на выборах недовольством англичан нагнетанием военной опасности правительством Черчилля. "Победа тори могла бы привести к войне с СССР". Эттли задержался в Лондоне для формирования правительства.[11].

Получено 27 июля 1945 года.

"ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЭТТЛИ ГЕНЕРАЛИССИМУСУ СТАЛИНУ

В связи с отставкой г-на Черчилля Его Величество Король поручил мне формирование правительства. Я уверен, Вы поймёте, что в связи с неотложными срочными задачами, стоящими передо мной, я не смогу вернуться в Потсдам вовремя, к пленарному совещанию, назначенному на 5 часов в пятницу, 27 июля.

Я предполагаю прибыть в Потсдам ко времени совещания во второй половине дня в субботу, 28 июля, и я был бы весьма благодарен, если бы в соответствии с этим могли быть проведены временные мероприятия, если это будет Вас устраивать. Я выражаю своё большое сожаление в связи с неудобством, вызванным такой отсрочкой".[12].

В ответ И.В. Сталин сообщал: "ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ГЕНЕРАЛИССИМУСА И. В. СТАЛИНА г-ну К. ЭТТЛИ

Ваше послание получил 27 июля. У меня нет возражений против Вашего предложения назначить наше совещание на субботу, 28 июля, в любой час по Вашему усмотрению".[13]. Проект ответа был подготовлен А.Я. Вышинским и отправлен через сэра А. Кадогана.[14].

27 июля 1945 года.

Решения Конференции[править]

По решению Потсдамской Конференции Пруссия была ликвидирована как государственное образование. Восточная Пруссия была разделена между Советским Союзом и Польшей. В состав Советского Союза вместе со столицей Кёнигсбергом (который был переименован в 1946 г. в Калининград) вошла одна треть Восточной Пруссии, на территории которой была создана Калининградская область РСФСР. Небольшая часть, включавшая часть Куршской косы и город Клайпеда (Клайпедский край, т. н. «Мемельский сектор»), была передана в 1950 г. Литовской ССР.

Острым вопросом, дискутировавшимся во время конференции, была проблема раздела сохранившегося военного-торгового флота Германии, проблема репараций и судьба нацистских военных преступников. По репарациям решили, что каждая из сторон получит их из своей зоны оккупации, кроме того СССР был вынужден оказаться от германских авуаров и золота в зарубежных банках. Стороны определи принципы демилитаризации, денацификации, демилитаризации и декартилизации Германии.

Англо-американской делегаци, действовавшей в тандеме, отклонили предложения советских дипломатов по созданию ключевых опорных военных баз СССР в Проливах, Средиземноморье, предложения о суммах репараций с Германии и участие в оккупации и демилитаризации Рура, но одновременно англосаксы согласились с новыми западными границами Польши, которые были проведены по рекам Одеру и Нейсе, оккупационным режимом Германии, правом Советского Союза подписывать мирные договорами с бывшими сателлитами Германии - Венгрией, Болгарией и Румынией, Запад получил те же права в Италии, удалось отклонить и предложение о международном контроле за выборами в этих странах, разделом военного флота рейха.[15].

Согласно официальному протоколу Конференции в Потсдамском соглашении выдвигалась цель сохранения единства Германии. Однако многие решения перестали действовать, страна была разделена, когда конфликт между Востоком и Западом привёл к расколу "Великого Альянса".

В целом советская делегация была удовлетворена принятыми компромиссными решениями, которые можно было рассматривать как почву для дипломатического торга. В беседе с Г. Димитровым В.М. Молотов сказал, что "Балканы признаны советской сферой влияния".[16].

На Потсдамской Конференции И.В. Сталин подтвердил своё обязательство не позднее трёх месяцев после капитуляции Германии объявить войну Японии. Союзники также подписали Потсдамскую декларацию, потребовавшую от Японии безоговорочной капитуляции.

В завершающий день конференции главы делегаций приняли основополагающие решения по урегулированию послевоенных вопросов, одобренных 7 августа 1945 г. с определенными оговорками Францией, не приглашённой на конференцию.

Potsdam3 default.jpg

Потсдамская Конференция. Фото из фондов РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11., личный архив И.В. Сталина

В официальном «Сообщении о Берлинской Конференции трёх держав» от 2 августа об итогах конференции говорилось, что "Президент Трумэн, Генералиссимус Сталин и Премьер-Министр Эттли покидают эту Конференцию, которая укрепила связи между тремя правительствами и расширила рамки их сотрудничества и понимания с новой уверенностью, что их Правительства и народы вместе с другими Объединёнными Нациями, обеспечат создание справедливого и прочного мира мира.[17].[18].

Итоги Конференции[править]

На конференции происходило немало острых споров по многим вопросам, но в целом в итоге дискуссии и обмена мнениями были приняты важные позитивные решения. Перечень документов, согласованных и утвержденных на Потсдамской конференции показывает, что был рассмотрен весьма широкий круг проблем, что предпринятые там решения могли иметь важное значение для развития всей международной обстановки. Был учреждён Совет министров иностранных дел; участники встречи согласовали политические и экономические принципы по обращению с Германией в начальный контрольный период; была достигнута договоренность о репарациях с Германии, о германском военно-морском и торговом флоте, передача и раздел которого должны были завершиться не позднее 15 февраля 1946 г., включая и те корабли, которые находятся в постройке и ремонте, о передаче Советскому Союзу города Кенигсберга и прилегающего к нему района, о предании суду военных преступников. Были согласованы заявления об Австрии, Польше, Иране, Танжере, Черноморских проливах, о заключении мирных договоров, приёме новых членов в ООН, о подопечных территориях и т. д.[19].

Besatzungszonen.jpg

Раздел Германии на зоны оккупации союзниками после Второй мировой войны.

1-600.jpg

Инфографика РГ/Леонид Кулешов, Елена Новосёлова.

Хотя Потсдамская Конференция и решила наиболее актуальные вопросы послевоенного устройства. Однако стало ясно, что европейский порядок будет строиться на конфронтационных началах. На Потсдамской конференции впервые в истории дипломатии обозначился ядерный фактор. Тем самым Потсдамская конференция стала первой международной конференцией атомной эпохи.

Решения Конференции послужили юридической основой для проведения конституционных реформ в западной и восточной Германии. На этой базе были приняты в 1949 г. Конституции ГДР и ФРГ. Основной закон ФРГ действует и в настоящее время.

EmDuTm8xJ o.jpg

"Большая Тройка": К. Эттли, Г. Трумэн, И.В. Сталин. Июль 1945 г. Фото.

В завершающий день Конференции главы делегаций приняли основополагающие решения по урегулированию послевоенных вопросов, одобренные 7 августа 1945 г. с определёнными оговорками Францией, не приглашённой на Потсдамскую конференцию

В Потсдаме обозначились многие противоречия между союзниками, приведшие вскоре к Холодной войне.

"БЕРЛИНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ТРЁХ ДЕРЖАВ"

"Закончилась происходившая с 17 июля по 2 августа конференция глав правительств Советского Союза, Соединённых Штатов Америки и Великобритании. Работа конференции, принятые ею решения, достигнутые на ней соглашения направлены на закрепление исторической лобеды, одержанной над германским империализмом, на обеспечение прочного и справедливого мира.

Нынешняя встреча руководителей трех держав в Берлине - первая их встреча в послевоенный период в Европе.

Важнейшее значение для обеспечения прочного мира имеет достигнутое на Берлинской Конференции соглашение о политических и экономических принципах координирования политики союзников в отношении побеждённой Германии в период союзного контроля. Целью этого соглашения "является выполнение Крымской декларации о Германии. Германский милитаризм и нацизм будут искоренены, и союзники, в согласии друг с другом, сейчас и в будущем, примут и другие меры, необходимые для того, чтобы Германия никогда больше не угрожала своим соседям или сохранению мира во всём мире.

"Союзники - говорится в сообщении, - не намерены уничтожить или ввергнуть в рабство немецкий народ. Союзники намереваются дать немецкому народу возможность подготовиться к тому, чтобы в дальнейшем осуществить реконструкцию своей жизни на демократической и мирной основе. Если собственные усилия германского народа будут беспрестанно направлены к достижению этой цели, то него будет возможность с течением времени занять место среди свободных и мирных народов мира".

В числе других вопросов, связанных с поражением Германии, был рассмотрен вопрос о городе Кенигберге и примыкающем к нему районе. Берлинская конференция определилоа свои позиции по польскому вопросу, урегулирование которого было предусмотрено решениями Крымской конференции трёх правительств, призванного обеспечить защиту интересов Польши и её правительства.

Конференция приняла решению по вопросу о заключении мирных договоров и допущении в Организацию Объединённых Наций.

Народы СССР уверены в том, что дальнейшее развитие международного сотрудничества на основе решений, принятых на конференции, будут служить делу мира между народами и всеобщей безопасности".[20].

У И.В. Сталина были амбициозные имперские планы: после победоносного окончания Великой Отечественной войны он мечтал занять укрепленную позицию на берегу Мраморного моря, получив в свои руки ключ от Черноморских проливов. Это позволило бы ему беспрепятственно вывести Черноморский флот в Средиземное море. 23 июля 1945 года во время обеда у У. Черчилля в ходе Берлинской конференции И.В. Сталин открыто заявил ему о своих притязаниях, но столкнулся с активным противодействием союзников по антигитлеровской коалиции и был вынужден отступить. Тем не менее следующую встречу Большой тройки И.В. Сталин предложил провести в столице Японии - Токио.[21]

Зарождение атомной эпохи в мировой дипломатии[править]

Во время заседаний Г. Трумэн получил знаменитое известие о создании американского ядерного оружия: «Ребёнок родился» (англ. The baby is born).

18 июля в 1 час 15 минут дня президент Г. Трумэн прибыл на виллу У. Черчилля. Британский премьер пригласил его на ланч. Г. Трумэн захватил с собой только что поступившую из Вашингтона телеграмму о результатах испытания атомной бомбы в Нью-Мексико. Ознакомив У. Черчилля с его содержанием, президент поднял вопрос о том, что и как следует сообщить по этому поводу И.В. Сталину.

Г. Трумэн считал, что если ознакомить советских представителей с подробностями взрыва, то это лишь ускорит их вступление в войну против Японии, чего он вообще предпочёл бы избежать. Оба западных лидера полагали, что поскольку больше нет нужды в советской помощи на Дальнем Востоке, то самое лучшее было бы вообще ничего русским не говорить. Но это в дальнейшем могло иметь отрицательные последствия. Вставал кардинальный вопрос: каким образом и что именно сказать И.В. Сталину. Взвесив различные возможности, собеседники пришли к тому, что лучше всего рассказать о бомбе невзначай, как бы мимоходом, когда И.В. Сталин будет отвлечён какими-то своими мыслями.

Западных лидеров особенно тревожило то, как бы Япония не объявила о капитуляции по советским дипломатическим каналам прежде, чем американцы успеют "выиграть" войну. У. Черчилль рассказал Г. Трумэну о пробных шагах японцев, о чём И.В. Сталин сообщил накануне британскому премьеру. Суть этих шагов сводилась к тому, что Япония не может принять безоговорочной капитуляции, но готова согласиться на другие условия.

У. Черчилль предложил выложить требования о безоговорочной капитуляции каким-то иным способом, так, чтобы союзники получили в основном то, чего они добиваются, и в тоже время дали бы японцам какую-то возможность спасти свою военную честь. Г. Трумэн, не задумываясь, отклонил это предложение. Он опасался, что в случае какой-то модификации требования о безоговорочной капитуляции Японии японцы сдадутся через посредничество Москвы и тогда победа может выскользнуть из американских рук.

Как видно из мемуаров У. Черчилля, весь этот разговор произвёл на него неприятное впечатление. Он почувствовал решительность и агрессивность нового президента, который в условиях возросшей силы Соединённых Штатов Америки хотел вести дела так, как будто наступил "американский век".

У. Черчилль предложил использовать совместно средства обороны, которые разбросаны пол всему миру. Великобритания сейчас меньшая держава, чем Соединённые Штаты, продолжал премьер-министр, но она может дать многое из того, что у нее ещё осталось от великих дней империи.

Г. Трумэн насторожился: ему показалось, что У. Черчилль слишком уж быстро идёт на договоренность.

Г. Трумэн рассчитывал, что США будут играть главную роль в Объединённых Нациях и во всём мире. И помочь ему в достижении этой цели должна была американская монополия на атомную бомбу.

Трумэну не терпелось дать понять советской стороне, что за козырь зажат у него в кулаке. Выждав несколько дней, он 24 июля сразу по окончании пленарного заседания, осуществил намеченный ранее план. Он ограничился замечанием самого общего характера. Трумэн подошёл к И.В. Сталину и сообщил ему через переводчика В.Н. Павлова, что Соединённые Штаты создали новое оружие необыкновенной разрушительной силы.

Вот как об этом вспоминал сам Г. Трумэн: «Я непринуждённо заметил И.В. Сталину, что мы имеем новое оружие необычайной разрушительной силы. Русский премьер не проявил особого интереса. Он только сказал, что рад услышать это и надеется, что мы сможем «Хорошо использовать его против японцев»».[22].

Премьер У. Черчилль и государственный секретарь Бирнс находились в нескольких шагах и пристально наблюдали за реакцией И.В. Сталина. Он сохранил поразительное спокойствие. Трумэн, Черчилль и Бирнс пришли к заключению, что И.В. Сталин не понял значения только что услышанного.

M X8fgoI1Mk.jpg

В перерыве работы Потсдамской Конференции. Фото.

Вспоминая об этой беседе, У. Черчилль прокомментировал её следующим образом: "Я стоял в ярдах в пяти от них и внимательно наблюдал эту важнейшую беседу. Я знал, что собирается сказать президент. Важно было какое впечатление это произведёт на Сталина. На его лице сохранялось весёлое и благодушное выражение, а беседа между двумя могущественными деятелями скоро закончилась. Когда мы ожидали свои машины, я подошёл к Трумэну: «Ну, как сошло?» — спросил я. «Он не задал мне ни одного вопроса», — ответил президент. Таким образом, я убедился, что в тот момент Сталин не был особо осведомлен о том огромном процессе научных исследований, которым в течение столь длительного времени были заняты США и Англия и на который США, идя на героический риск, израсходовали более 400 млн. фунтов стерлингов".[23].

Упоминая в своих работах об этом кратком эпизоде, некоторые авторы высказывают мнение, что решение Трумэна информировать И. В. Сталина объяснялось желанием избежать возможных обвинений в будущем в сокрытии от союзников такой важной новости, имевшей крупное стратегическое значение. Но в то же время Г. Трумэн не считал возможным полностью раскрывать свои карты. «Небрежность» Трумэна в ходе упомянутого разговора с И. В. Сталиным была тщательно продумана — новый вид оружия не был назван ни ядерным, ни атомным.[24].

Однако и Г. Трумэн, и И.В. Черчилль ошибались — в Потсдаме и позже, когда писали свои мемуары. И.В. Сталин задолго до разговора с Трумэном знал достаточно об атомной бомбе. Но этот разговор утвердил у советской стороны серьёзные подозрения в отношении планов и намерений союзников. Причиной этого стал именно этот короткий разговор Г. Трумэна со И.В. Сталиным 24 июля.

В действительности же И.В. Сталин не подал виду, что понял. Маршал СССР Г.К. Жуков, также находившийся в Потсдаме, вспоминает: «На самом деле, вернувшись с заседания, И.В. Сталин в моем присутствии рассказал В.М. Молотову о состоявшемся разговоре с Трумэном. В.М. Молотов тут же сказал: «Цену себе набивает».

И.В. Сталин рассмеялся: «Пусть набивает. Надо будет сегодня же переговорить с Курчатовым об ускорении нашей работы». Я понял, что речь идёт о создании атомной бомбы»..[25].

Сталин не только понимал, о чём идёт разговор — у него была самая полная информация об американских опытах, которую добыли советские разведчики. Он уже давно занимался проблемой создания атомной бомбы. Перед отъездом в Берлин на встречу глав государств он прочитал очередное донесение ГРУ о ходе работ в этой области. Сталин приказал ознакомить с этими сведениями академика Курчатова. Вот текст этого донесения, которое свидетельствует, что Сталин был широко осведомлён, вплоть до того, что он знал о сроках взрыва экспериментальной бомбы, которой Трумэн пытался его испугать: «Совершенно секретно. Бомба типа «Не» (High explosive). В июле месяце сего года ожидается производство первого взрыва атомной бомбы. Конструкция бомбы. Активным веществом этой бомбы является элемент-94 без применения урана-235. В центре шара из плутония весом 5 кг помещается так наз. инициатор — бериллиево-полониевый источник альфа-частиц. Корпус бомбы, в который помещается этот ВВ, имеет внутренний диаметр 140 см. Общий вес бомбы, включая пенталит, корпус и проч., — около 3 тонн. Ожидается, что сила взрыва бомбы будет равна по силе взрыва 5000 тон ТНТ (Коэффициент полезного действия 5—6 %). Запасы активного материала: а) Уран-235. На апрель с/г было 25 кг урана-235. Его добыча в настоящее время составляет 7,5 кг в месяц. б) Плутоний (элемент-94). В лагере-2 имеется 6,5 кг плутония. Получение его налажено, план добычи перевыполняется. Ориентировочно взрыв ожидается 10 июля с/г». На документе сделана пометка: «т. Курчатов ознакомлен. 2. 07. 45 г.»..[26].

Как замечал В.В. Карпов: "С появлением атомного оружия произошла подлинная революция в военном деле: менялись военные доктрины, разлетались в вдребезги несколько дней назад подписанные декларации о мирном сотрудничестве. Всё это превращалось в словесную шелуху.

Уже после 24 июля, когда ещё произносились пылкие речи о послевоенном устройстве жизни в Европе, из Потсдама полетела в Штаты директива президента с требованием после 3 августа, как только позволят «погодные условия» 509 сводному авиаполку 20-й воз-душной армии «надлежит сбросить первую спецбомбу на одну из следующих целей: Хиросима, Кокура, Нигата, Нагасаки»..[27].

В целом появление атомного оружия у США не оказала заметного влияния на итоги Потсдамской Конференции, как смена Кабинета Министров в Великобритании - У. Черчилля сменил К. Эттли, Э. Идена - Э. Бевин.[28].

И.В. Сталин и проблема Хиросимы и Нагасаки[править]

2 сентября 1945 г. От Советского Союза акт о капитуляции Японии подписал генерал-лейтенант К.Н. Деревянко, уроженец Уманского района Черкасской области. В августе 1945 г. К.Н. Деревянко был назначен представителем Главного командования советских войск на Дальнем Востоке при штабе верховного командующего союзными войсками на Тихом океане американского генерала Дугласа Макартура. 27 августа он получил приказ о его переподчинении Ставке Верховного главнокомандования и наделении его полномочиями на подписание Акта о безоговорочной капитуляции Японии от имени Советского Верховного главнокомандования.

30 августа вместе с Д. Макартуром и представителями стран союзников Деревянко прибыл в Японию, а 2 сентября принял участие в церемонии подписания Акта о капитуляции Японии на борту американского крейсера «Миссури».

После этого К.Н. Деревянко несколько раз посещал Хиросиму и Нагасаки. Генерал исходил вдоль и поперек радиоактивное пепелище, составил его детальное описание и сфотографировал увиденное. Подготовив подробный отчёт, он вместе с альбомом фотографий представил его в Генеральный штаб. Благодаря его исследованиям на месте, работы по изготовлению в СССР собственного атомного оружия значительно ускорились.

«Сталин попросил меня доложить о положении в послевоенной Японии и подробнее осветить вопросы отношения японцев к союзникам, состояния вооруженных сил Японии, особенно ее военно-морского флота, - вспоминал Деревянко. - Когда доклад был закончен, Сталин поинтересовался последствиями взрывов атомных бомб. К ответу я был готов, поскольку успел посетить пострадавшие города и видел всё своими глазами. Передал и альбом фотографий, на которых были запечатлены разрушения. На следующий день мне сообщили, что доклад в Политбюро одобрен и что моя работа в Японии получила положительную оценку».

В декабре 1945 г. К.Н. Деревянко опять отправили в Токио. Из Японии генерал вернулся в Москву только в 1951 г., уже тяжело больным. Жить ему оставалось совсем недолго, он умер в 1954 году в пятидесятилетнем возрасте от рака, который развился вследствие получения крупной дозы радиации при посещении Хиросимы и Нагасаки.[29].

Мнения историков[править]

Как пишет историк Ю.Н. Жуков: «Потсдамская, или Берлинская встреча на высшем уровне оказалась весьма необычной. Характер её прежде всего определило то, что состоялась она после победы над Германией, фактически стала мирной прелиминарной, позволив её участникам сравнивать свою работу с той, что выпала на долю Версальской. Вместе с тем на ход конференции в немалой степени повлияла и почти полная смена состава "большой тройки": США на этот раз представлял Трумэн, а Великобританию - сначала Черчилль, а затем Клемент Эттли, чья лейбористская партия победила на парламентских выборах. Но как бы то ни было, на конференции ещё сохранялся прежний союзнический дух, стремление к консенсусу, понимание необходимости взаимных уступок ради достижения согласия по наиболее насущным проблемам. Их же, как оказалось, за пять месяцев, прошедших после Ялты, скопилось предостаточно. Прежде всего они были связаны с Германией: следует ли расчленять её, дабы навеки избавить континент от угрозы новой агрессии, или постараться найти иной способ устранить потенциальный источник войны? Каким быть зонам оккупации и что принять за исходные границы Германии? Какие всё-таки репарации и в какой форме взимать с неё? Все эти вопросы, отложенные весною, теперь нужно было решать».[30].

Историки Юрий Борисёнок, Сергей Девятов, Валентин Жиляев: "В Потсдаме союзники заседали дольше, чем на двух предыдущих встречах в Тегеране и Ялте вместе взятых. Но атмосфера заключительного свидания "Большой тройки" была уже иной. Показательны впечатления А.А. Громыко: "Но на заседаниях "за круглым столом" не хватало теплоты, которой требовала обстановка исторического момента, теплоты, которой ожидали и воины союзных армий, и народы всей земли, теплоты, на которую рассчитывала и память о погибших в той войне". Причины "политической сухости" между СССР и западными партнёрами коренились, с одной стороны, в личностях Трумэна и Эттли, бывших не столь яркими фигурами по сравнению с Рузвельтом и Черчиллем. Но главное препятствие единению союзников звалось атомной бомбой и было испытано аккурат к началу потсдамских переговоров, 16 июля, на полигоне Аламогордо, в американском штате Нью-Мексико.

В этих условиях Г. Трумэн не показал себя большим политиком. При первой в своей жизни встрече со И.В. Сталиным 17 июля он, согласно записям переводчика В.Н. Павлова, заявил, что "судьба мира находится в руках трех держав. Он, Трумэн, хочет быть другом генералиссимуса Сталина. Он, Трумэн, не дипломат и любит говорить прямо". Если бы уроженец городка Ламар из штата Миссури именно в тот день проявил свои "недипломатические способности" и сообщил о вчерашнем ядерном испытании, потсдамские договоренности могли оказаться масштабнее. Президент же признался генералиссимусу о наличии у США оружия неслыханной прежде силы только на восьмой день конференции, 24 июля, когда его собеседник уже знал об этом из сообщений разведки. Более того, Сталин счёл упорство своих собеседников по польскому и другим вопросам производным от известий с полигона Аламогордо".[31].

Дворец Цецилиенхоф[править]

Имение Цецилиенхоф — место проведения Берлинской (Потсдамской) конференции. 17 июля-2 августа 1945 г.

После окончания Второй мировой войны в Европе дворец Цецилиенхоф сыграл особую роль. Здесь состоялась встреча держав — победительниц. Это была третья и последняя встреча «большой тройки» антигитлеровской коалиции. Первые две состоялись в ноябре 1943 г. в Тегеране (Иран) и в феврале 1945 г. в Ялте (Советский Союз, РСФСР, Крым). 36 из 176 помещений дворца были отведены для проведения конференции. Делегации размещались не в Цецилиенхоф, а на виллах в Потсдаме — Бабельсберге. Рабочей комнатой американцев служил бывший салон кронпринца, бывший кабинет кронпринца служил, являлся рабочей комнатой советской делегации.

Сейчас во дворце Цецилиенхоф размещены гостиница и ресторан, а также мемориальный музей Потсдамской Конференции.

Интересные факты[править]

  • Берлинская Конференция единственная из конференций «большой тройки» запечатлённая на цветную киноплёнку.
  • Советская делегация доехала до Берлина и обратно в Москву на поезде на тепловозной тяге, хотя первоначально планировался традиционный паровозный локомотив.
  • В перерыве между заседаниями "большой тройки" Г. Трумэн даже развлекал союзников игрой на рояле. А.А. Громыко вспоминал, что И.В. Сталин похвалил президента со свойственным ему юмором: "Да, музыка - хорошая вещь, она из человека выгоняет зверя". Чтобы Г. Трумэну было понятнее, как нужно играть, в Потсдаме после одного из официальных обедов выступил знаменитый советский пианист Эмиль Гилельс. Его и скрипачку Галину Баринову И.В. Сталин затем расцеловал при всех.
  • Берлинская (Потсдамская) Конференция стала последней в ряду встреч лидеров Большой тройки, при этом руководители СССР, США и Великобритании не возражали на словах вновь встретиться в прежнем формате. Однако первая встреча глав СССР и США состоялась только в 1959 г. во время визита советской делегации в Соединённые Штаты Америки.

Современные размышления о Потсдаме 1945 г..jpg

Не состоявшаяся встреча с королём[править]

Перед началом Конференции У. Черчилль настаивал на визите короля Георга VI в Берлин под предлогом посещения британских войск и планировал его встречу со И.В. Сталиным. Однако натолкнувшись на вежливый отказ отменил визит.

Вот как это выглядело в переписке лидеров:

ДОВЕРИТЕЛЬНО

ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ДЛЯ МАРШАЛА СТАЛИНА ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ

1. Во время нашего совещания Король Георг начиная с 15 июля будет находиться в поездке по Франции и Германии, инспектируя свои войска, причем он, вероятно, посетит американскую ставку. Он очень хотел бы иметь возможность встретиться с Вами и некоторыми советскими генералами. Поэтому он хотел бы приехать в Берлин в один из дней, когда мы будем там все вместе. Он, конечно, не будет принимать участия в деловой работе совещания. Он остановится в британском секторе. Он был бы очень рад, если бы Вы пригласили его к себе на завтрак в советскую ставку. Вечером он дал бы в британском секторе ужин, на который он пригласил бы Вас и других советских деятелей, а также Президента Трумэна и членов его делегации. Если Президент Трумэн пожелает, то Король будет у него на завтраке на следующий день. После этого он возобновит инспектирование своих войск. Во время своего пребывания в Берлине он, несомненно, пожелает наградить британскими знаками отличия британских, русских и американских командующих, кандидатуры которых будут согласованы обычным порядком. Во всяком случае я надеюсь, что этот визит мог бы быть демонстрацией доброй воли и праздничным событием, что было бы полезным и в других отношениях.

2. Я телеграфирую сейчас в этом же духе Президенту Трумэну. Прошу Вас сообщить мне, что Вы думаете об этом, так как я должен уведомить Его Величество.

15 июня 1945 года.

ЛИЧНОЕ, СТРОГО СЕКРЕТНОЕ И СОВЕРШЕННО ДОВЕРИТЕЛЬНОЕ ПОСЛАНИЕ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

Я ещё раз беседовал вчера с Королём, и он высказал мысль, что, возможно, будет лучше, если он в условленный день приедет в Берлин и просто даст завтрак Вам и Президенту Трумэну, включая соответствующих гостей, и затем во второй половине дня отбудет из Берлина для продолжения своей инспекционной поездки. Мне показалось, что это, возможно, будет более удобным для Вас. Прошу Вас сообщить мне точно, что Вы думаете, и будьте уверены, что при этом не будет нанесено никакой обиды.

22 июня 1945 года

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Ваше послание от 22 июня относительно посещения Берлина Королём, как и предыдущее послание по этому вопросу, получил.

В моем плане не предусматривалась встреча с Королём, а имелось в виду совещание трёх, о котором мы ранее обменивались с Вами и Президентом посланиями. Однако если Вы считаете нужным, чтобы я имел такую встречу, то я не имею возражений против Вашего плана.

23 июня 1945 года.Переписка Председателя Совета Министров СССР 1941-1945 гг.

Британские дипломаты сразу высказывали сомнения в успехе этой мероприятия. Тем более, по их же словами в Ялте во время обеда И.В. Сталин согласился выпить за здоровье короля, но заметил, что сам он по убеждениям республиканец.

Примечания[править]

  1. Переписка И.В. Сталина с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем. Т. 2. В.О. Печатнов, И.Э. Магадеев. М.:ОЛМА Медиа Групп,(Элита), 2015. 768 с.: ил. С. 617.
  2. http://sovdoc.rusarchives.ru/#showunit&id=44424;tab=img РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.371. Л.86-87.
  3. http://sovdoc.rusarchives.ru/#showunit&id=44426;tab=img РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.371. Л.88.
  4. Переписка Председателя Совета Министров СССР. 1941-1945 гг. № 475.
  5. http://sovdoc.rusarchives.ru/#showunit&id=43358;tab=img РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.274. Л.101-104.
  6. http://sovdoc.rusarchives.ru/#showunit&id=43409;tab=img РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.275. Л.11.
  7. Борисёнок Ю., Девятов С., Жиляев В. Последняя встреча "Большой тройки". Как в Потсдаме 70 лет назад решались судьбы мира. "Российская газета" - Федеральный выпуск №6728 (157). 2015. 20 июля. Понедельник. C. 10. Частично опубликовано: Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия. Книга 2. М.: АПН Новости, 1990.
  8. Иванян Э.А. Белый дом:президенты и политика.М.:Издательство политической литературы. 1975. С.237-238.
  9. РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 236. Л. 1-3; «Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» Том 6. Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей трех союзных держав - СССР, США и Великобритании (17 июля - 2 августа 1945 г.). М.: Политиздат, 1984, С. 39—40.
  10. http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/War_Conf/berlin01.htm Выверено по изданию: Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.: Сборник документов. Том VI. Берлинская конференция руководителей трёх союзных держав – СССР, США и Великобритании (17 июля – 2 августа 1945 г.) М.:Издательство политической литературы, 1984.
  11. Переписка И.В. Сталина с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем. Т. 2. В.О. Печатнов, И.Э. Магадеев. М.:ОЛМА Медиа Групп,(Элита), 2015. 768 с.: ил. C. 682-683.
  12. http://sovdoc.rusarchives.ru/#showunit&id=43432;tab=img РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.276. Л.1-4.
  13. http://sovdoc.rusarchives.ru/#showunit&id=43447;tab=img РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.276. Л.6-7.
  14. Переписка И.В. Сталина с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем. Т. 2. В.О. Печатнов, И.Э. Магадеев. М.:ОЛМА Медиа Групп,(Элита), 2015. 768 с.: ил. C. 683.
  15. Переписка И.В. Сталина с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем. Т. 2. В.О. Печатнов, И.Э. Магадеев. М.:ОЛМА Медиа Групп,(Элита), 2015. 768 с.: ил. C. 511, 512.
  16. Переписка И.В. Сталина с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем. Т. 2. В.О. Печатнов, И.Э. Магадеев. М.:ОЛМА Медиа Групп,(Элита), 2015. 768 с.: ил. C. 512.
  17. "Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей трёх союзных держав — СССР, США и Великобритании. Сборник документов/Министерство иностранных дел СССР. Т. 6. М.:Политиздат, 1984. 512 с.: ил. C. 448.
  18. Известия, 1945. 3 августа. № 181 (8791).
  19. Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей трёх союзных держав - СССР, США и Великобритания (17 июля - 2 августа 1945 г.). М.: Политиздат, 1984//Протокол Берлинской конференции трёх великих держав. 1 августа 1945 г.; Сообщение о Берлинской конференции трёх держав. 2 августа 1945 г. С. 427-464.
  20. Правда, 1945, 3 августа.
  21. Родина. 2015. №815 (8).
  22. Трумэн Г. Воспоминания. Нью-Йорк. 1955. Т. 1. С. 416.
  23. Черчилль У. Вторая мировая война. М.:1991. Т.3. С. 683.
  24. Иванян Э.А. Белый дом: президенты и политика. Издательство политической литературы. Москва 1975. С.240.
  25. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М.,1970.С. 713.
  26. Карпов В.В. Генералиссимус. М.:Вече, 2005. Т. 2. С. 338.
  27. Карпов В.В. Генералиссимус. Т. 2. С. 338—339.
  28. Переписка И. В. Сталина с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем, т. 2. В.О. Печатнов, И.Э. Магадеев. М.:ОЛМА Медиа Групп,(Элита), 2015. 768 с.: ил. C. 514.
  29. Международная жизнь. [[1]]
  30. Жуков Ю.Н. Сталин: тайны власти. М:Вагриус,2005. С. 298.
  31. Борисёнок Ю., Девятов С., Жиляев В. Последняя встреча "Большой тройки". Как в Потсдаме 70 лет назад решались судьбы мира. "Российская газета" - Федеральный выпуск №6728 (157). 2015. 20 июля. Понедельник. С. 10.

Из документов Конференции[править]

О чем "Большая тройка" договаривалась в Потсдаме.

Запись беседы тов. И.В. Сталина с президентом Трумэном в резиденции Трумэна

17 июля 1945 г. в 12 час.

Присутствовали: В.М. Молотов, Д. Бирнс, переводчики: Павлов, Болен.

Тов. Сталин извиняется за то, что он опоздал на один день. Но он задержался ввиду переговоров с китайцами, хотел лететь, но врачи не разрешили.

Трумэн говорит, что он это вполне понимает. Он, Трумэн, рад познакомиться с Генералиссимусом Сталиным.

Тов. Сталин замечает, что хорошо иметь личный контакт.

Трумэн говорит, что, по его мнению, не будет больших трудностей в переговорах, и что сторонам удастся договориться.

Тов. Сталин заявляет, что Советская делегация хотела бы добавить несколько вопросов к тому списку вопросов, который был передан Гарриманом.

Тов. Молотов указывает, что Советская делегация хотела бы обсудить следующие вопросы:

1. О разделе германского флота,

2. О репарациях,

3. О Польше,

4. О подопечных территориях.

Тов. Сталин говорит, что в этом последнем вопросе речь идёт не о режиме опеки, который был уже установлен на Конференции в Сан-Франциско, а о распределении колониальных территорий, принадлежавших Италии и другим странам.

Трумэн заявляет, что он готов обсуждать все вопросы, которые поставит Советская делегация, и что у него есть также некоторые вопросы, которые он, Трумэн, хотел бы поставить.

Трумэн говорит, что в Берлине находится вместе с ним генерал Маршалл и начальники американских штабов. Если у советских военных имеются какие-либо военные вопросы, то американские военные готовы встретиться для их обсуждения.

Тов. Сталин отвечает, что сюда приехали начальник Генерального Штаба Красной Армии генерал Антонов, маршал авиации Фалалеев, адмирал флота Кузнецов. Кроме того, Жуков всегда находится в распоряжении совещания.

Трумэн спрашивает, будут ли присутствовать сегодня на заседании военные.

Тов. Сталин замечает, что советские военные находятся сейчас в Берлине, что они не успеют прибыть к 5 часам сюда.

Тов. Молотов говорит, что Советская делегация желала бы также обсудить вопрос о Танжере и вопрос об Испании.

Тов. Сталин говорит, что Советская делегация хотела бы обсудить вопрос о режиме Франко в Испании, который был внесён в Италию [Испанию] странами оси - Италией и Германией. Этот режим можно рассматривать как навязанный испанскому народу. Его существование приносит вред Объединенным Нациям, так как он укрывает у себя остатки фашистских режимов других стран. Поэтому Советское Правительство считает необходимым порвать с режимом Франко и дать испанскому народу возможность установить у себя в стране тот порядок, который он желает.

Трумэн отвечает, что Франко ему никогда не нравился, и что он, Трумэн, готов обсудить этот вопрос. Он, Трумэн, хочет также обсудить ряд вопросов, которые имеют исключительно важное значение для США. Он, Трумэн, очень счастлив своей встрече с генералиссимусом Сталиным, с которым он хотел бы установить такие же дружественные отношения, какие у генералиссимуса Сталина существовали с Рузвельтом. Он, Трумэн, уверен в необходимости этого, так как он считает, что судьба мира находится в руках трех держав. Он, Трумэн, хочет быть другом генералиссимуса Сталина. Он, Трумэн, не дипломат и любит говорить прямо.

Тов. Сталин отвечает, что со стороны Советского Правительства имеется полная готовность идти вместе с США.

Трумэн говорит, что в ходе переговоров, конечно, будут трудности и различие во мнениях.

Тов. Сталин говорит, что без трудностей не обойтись, и что важнее всего желание найти общий язык.

Трумэн говорит, что у всех трех сторон это желание имеется.

Тов. Сталин спрашивает, виделся ли Трумэн с Черчиллем.

Трумэн отвечает, что виделся с Черчиллем вчера утром. Черчилль уверен в своей победе на наборах.

Тов. Сталин говорит, что он тоже в этом уверен, так как английский народ не может забыть победителя. Правда, английский народ считает, что для него война окончилась. Английский народ, как ему, т. Сталину, кажется, считает войну против Японии далёкой войной и мало проявляет к ней интереса. Англичане думают, что США и Советский Союз выполнят свой долг в войне против Японии.

Трумэн говорит, что дела у союзников против Японии не таковы, чтобы требовалась активная английская помощь. Но, США ожидают помощи от Советского Союза.

Тов. Сталин отвечает, что Советский Союз будет готов вступить в действие к середине августа и что он сдержит свое слово.

Трумэн выражает свое удовлетворение по этому доводу и просит тов. Сталина рассказать ему о переговорах с Суном.

Тов. Сталин подробно информирует Трумэна о содержании переговоров с Суном, характеризуя Суна как человека, который лучше понимает интересы Советского Союза, чем руководящие элементы в Чунцине.

Бирнс спрашивает, не объясняются ли разногласия в переговорах с китайцами тем, что стороны по иному понимают Ялтинское соглашение.

Тов. Сталин отвечает, что советская сторона не имеет никакого желания расширять Ялтинское соглашение. Напротив, Советское Правительство пошло на ряд уступок китайцам по сравнению с теми условиями, которые зафиксированы в этом Соглашении. Однако китайцы не понимают, в чём состоят преимущественные интересы Советского Союза на железных дорогах и в портах Маньчжурии.

Тов. Молотов говорит, что разногласия с китайцами имеют второстепенное значение и что они, как он надеется, будут изжиты, когда в Москву вернётся Сун.

Трумэн выражает подобную же надежду.

Записал (В. Павлов)

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 236. Л. 1-3. Подлинник. Машинописный текст. Подпись - автограф Павлова.[4].

Документы[править]

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 236. (Материалы Берлинской Конференции);

Д. 1697, 1698. (Фотографии Берлинской конференции).

Tegeran jalta.jpg

Обложка сборника документов "Тегеран. Ялта. Потсдам".

Stalin1941 45.gif

Обложка сборника документов "Переписка Председателя Совета Министров СССР..."

Литература[править]

Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей трёх союзных держав — СССР, США и Великобритании (17 июля — 2 августа 1945 г.). Сборник документов/Министерство иностранных дел СССР. Т. 6. М.: Политиздат, 1984. 512 с.: ил. Материалы Берлинской (Потсдамской) конференции руководителей трёх союзных держав – СССР, США и Великобритании 17 июля – 2 августа 1945 г.

Image 30403c6ea9d5742e2c803dd030a98e4f rzimage.jpeg

  • Переписка И.В. Сталина с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем. Т. 1 В.О. Печатнов, И.Э. Магадеев. М.:ОЛМА Медиа Групп,(Элита),2015. 656 с.: ил. Тираж: 2000 экз.

ISBN 978-5-373-07570-1

85828ef7db3eee00c56ef2eb78319bfd.jpg

  • Переписка И. В. Сталина с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем. Т. 2. В.О. Печатнов, И.Э. Магадеев. М.:ОЛМА Медиа Групп,(Элита), 2015. 768 с.: ил. Тираж: 2000 экз. ISBN 978-5-373-07571-8

Ссылки[править]

Кинохроника[править]

Кинохроника Потсдамской конференции.

Берлинская Конференция 1945 года. СССР