Военный флот Германии и его судьба на Берлинской (Потсдамской) конференции

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

На Потсдамской конферении, излагая свои соображения по повестке дня, И.В. Сталин сказал, что всё-таки хорошо было бы всем трём делегациям изложить все вопросы, которые они считают нужным поставить на повестку дня. У русских есть вопросы о разделе германского флота и другие. Поскольку о флоте была переписка между мной и президентом и было достигнуто согласие.

Потсдамская конференция: Уинстон Черчилль, Гарри Трумэн и Иосиф Сталин (слева направо)

23 мая 1945 г. И.В. Сталин в послании Гарри Трумэну писал, что по данным советского военного и морского командования, Германия сдала на основе акта капитуляции весь свой военно- торговый флот союзникам. Советским вооружённым силам немцы отказались сдать хотя бы один военный или торговый корабль, направив весь свой флот на сдачу англосаксам. При таком положении дел естественно встал вопрос о выделении СССР его доли военных и торговых судов Германии по примеру того, как это имело в своё время при капитуляции Италии. Советское правительство считало, что оно может с полным основанием и по справедливости рассчитывать минимум на одну треть военного и торгового флота Германии. Сталин считал также необходимым, чтобы представителям военно-морских сил СССР была обеспечена возможность ознакомиться со всеми материалами о сдаче флота Германии, а также с фактическим состоянием сдавшегося флота. Со стороны СССР назначило для этого дела адмирала Левченко с группой помощников. Такое же послание И.В. Сталин направил У. Черчиллю. В ответ 30 мая Г. Трумэн писал, что ему кажется этот вопрос является подходящей темой для переговоров «между нами тремя во время предстоящей встречи, где я уверен, можно будет достичь решения полностью приемлемого для всех нас».[1].

Предложение СССР не вызвало восторга в Лондоне. Министр иностранных дел Великобритании Э. Иден предложил флот или разделить, или потопить его. Но пока использовать как средство для дипломатического торга.

Но перед тем, как заседание 17 июля было закрыто, произошёл любопытный диалог:

Сталин. «Только один вопрос: почему господин Черчилль отказывает русским в получении их доли германского флота?

Черчилль. Я не против. Но раз вы задаёте мне вопрос, вот мой ответ: этот флот должен быть потоплен или разделён.

Сталин. Вы за потопление или за раздел?

Черчилль. Все средства войны - ужасные вещи.

Сталин. Флот нужно разделить. Если г-н Черчилль предпочитает потопить флот, он может потопить свою долю, я свою долю топить не намерен.

Черчилль. В настоящее время почти весь германский флот в наших руках.

Сталин. В том то и дело, в том то и дело. Поэтому и надо нам решить этот вопрос».[2]. На этой ноте завершила своё первое заседание "большая тройка" на Конференции.

Советское правительство уже имело неприятный опыт с итальянскими трофейными судами, захваченными западными державами. Естественно, что оно сочло необходимым проявить такую настойчивость в отношении германского флота.

Примечания[править]

  1. Переписка Председателя Совета Министров СССР. М.: Воскресенье. 2005. С. 339, 591, 592.
  2. Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей трёх союзных держав — СССР, США и Великобритании (17 июля — 2 августа 1945 г.). Сборник документов/Министерство иностранных дел СССР. Т. 6. М.: Политиздат, 1984. 512 с.: ил. С. 51.