Другой

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Другой — центральная [1] категория современной философии. Актуализация данного понятия связана с такими событиями, как антропологический и лингвистический поворот[2]. Другой — это не Я, тот, кто противостоит мне, находится по ту сторону меня, моих ценностей, моего мировоззрения. И вместе с тем, Другой такой же как Я: он мыслит, чувствует, ходит и т. д.

Мыслители[править]

Проблема Другого была центральной [3] в работах следующих мыслителей:

  • З. Фрейд
  • Ф. Ницше
  • Ж. Лакан
  • Б. Вальденфельс
  • М. Мерло-Понти
  • Э. Гуссерль
  • М. Бубер
  • Ж.-П. Сартр
  • М. Хайдеггер
  • Ж.-Л. Нанси и т. д.

В целом, следует отметить, что для современной философии характерна проблематизация феномена Другога, ка кна онтологическом, так и на социокультурном уровне.

Другой как центральная категория современной философии[править]

Одной из первых фигур, которые проблематизировали Другого является Зигмунд Фрейд. Так, австрийский философ и врач писал: «В психической жизни человека всегда присутствует „другой“».[4]

По мнению современных мыслителей Другой играет конституирующию роль в идентификации человека. Это хорошо прописано у Лакана — «стадия зеркала», где собственно и появляется фигура Другого. Под взгядом Другого, отмечает Лакан, человек стремиться обрести свою завершенность.

Введение Другого как в философский, так и в принципе в социокультурный контекст связано с новым осмыслением взаимоотношений человека и мира. Если в классической парадигме связка «человек-природа» понималась в рамках субъект-объектных отношений, где человек оказывался способным дистанцироваться от мира (идея трансцендентального субъекта у Канта как раз по этой части). То, начиная с конца 19 века, отношения человек-мир понимаются как более сложные. Так, к примеру М. Хайдеггер[5] пишет, что вопрошание о бытиизатрагивает в первую очередь того, кто этот самый вопрос и задает. То есть человек не существует вне мира («бытие-в-мире» М. Хайдеггер)[6], но связан с ним. кроме того, он не может игнорировать существования других людей в этом мире. которые занимая совсем другое место в пространстве никогда не смогут стать взаимозаменяемыми («со-бытие-в-мире» Хайреггера[7]) То ечть, человек, будучи в мире, обречен на точку зрения, на то, чтобы занимать некое пространство, некий ракурс или угол зрения. А это значит, что человек не может стать независимым наблюдателем, который обозревает точную картину мира, как это представлялось в классике. И именно отказ от подобного восприятия человека, как человека без своей точки зрения, вне определенного места, приводит к осмыслению проблематики Другого. Ведь, как отмечает Морис Мерло-Понти: «Для философии, которая располагается в чистом видении, невозможно при обозрении панорамы встречи с другим: когда взгляд господствует, он господствует только над вещами; если же он падает на людей, то превращает их в манекены, которые если и двигаются, то механически».[8]

Современная философия отмечает, что человек не может элиминировать присутствие Другого из мира, то есть Другой присутствует не номинально в мире, как некий теоретической конструкт, как вещь среди других вещей, но он реально находится в мире. Неслучайно Мерло-Понти говорит: «Другой может быть только моим увиденным бытием, другой является неизвестным владельцем этой не моей зоны, которую я все же обязан наметить в бытии пунктирными линиями, поскольку ощущаю себя видимым».[9]

Современные мыслители по-разному относяться к проблематике Другого. Так, Ж.-П. Сартр отмечат, что Другой — это тот, кто разрушает мою идентичность, мою тотальность. Не случайно от говорит: «Другой — это ад».

С другой стороны, например, М. Бубер пишет, что только в подлинной коммуникации с Другим рождается наше подлинное существование (экзистенция).

В целом современные философы, отмечают противоречивость данного концепта: с одной стороны, под взглядом Другого происходит собирание нас самих, определенного рода центрирование. С другой стороны, Другой — это определенная власть, определенная точка зрения, которую он стремиться навязать остальным.

Примечания[править]

  1. Вальденфельс Б. Ключевая роль тела в феноменологии Мориса Мерло-Понти // Видимое и невидимое. — Мн.: Логвинов, 2006. — С. 379—399;
  2. www.zipsites.ru/books/postmodernizm_entsiklopediya
  3. Вальденфельс Б. Ключевая роль тела в феноменологии Мориса Мерло-Понти // Видимое и невидимое. — Мн.: Логвинов, 2006. — С. 383;
  4. Фрейд З. Массовая психология и анализ человеческого «Я» // «Я» и «Оно». Т 1. — Тбилиси: Мерани, 1991. — С. 71;
  5. Хайдеггер М. Бытие и время. — Харьков: Фолио, 2003. — 503 с;
  6. Хайдеггер М. Бытие и время. — Харьков: Фолио, 2003. — 503 с;
  7. Хайдеггер М. Бытие и время. — Харьков: Фолио, 2003. — 503 с;
  8. Мерло-Понти М. Видимое и невидимое // Видимое и невидимое — Мн.: Логвинов, 2006. — С. 115;
  9. Мерло-Понти М. Видимое и невидимое // Видимое и невидимое — Мн.: Логвинов, 2006. — С. 118;

Литература[править]

  • Мерло-Понти М. Видимое и невидимое // Видимое и невидимое — Мн.: Логвинов, 2006. — С. 7-240;
  • Мерло-Понти М. Рабочие записи к труду «Видимое и невидимое» // Видимое и невидимое — Мн.: Логвинов, 2006. — С. 241—356;
  • Мерло-Понти М. Феноменология восприятия. — СПб.: Ювента; Наука, 1999. — 605 с;
  • Нанси Ж-Л. Corpus // Corpus. — М.: Ad Marginem, 1999. — С. 25-170;
  • Нанси Ж-Л. Бытие единичное множественное. — Мн.: Логвинов, 2004. — 272 с;
  • Подорога В. А. Выражение и смысл: Ландшафтные миры философии: С. Кьеркегор, Ф. Ницше, М. Хайдеггер, М. Пруст, Ф. Кафка. — М.: Ad Marginem, 1995. — 426 с;
  • Спиноза Б. Этика. — СПб.: Аста-пресс, 1993. — 248 с;
  • Фрейд З. «Я» и «Оно» // «Я» и «Оно». Т 1. — Тбилиси: Мерани, 1991. — С. 351—392;
  • Фрейд З. Тотем и табу // «Я» и «Оно». Т 1. — Тбилиси: Мерани, 1991. — С. 193—350.