Елена Александровна Костюкович

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Елена Александровна Костюкович (р. 1958) — российско-итальянский литератор и высококвалифицированный переводчик. Академик М. Гаспаров считал Е. Костюкович лучшим из современных переводчиков художественной прозы[1]

Е. Костюкович с «совестью Малого народа»

Лауреат премий: «За лучший перевод года" (1988, от журнала «Иностранная литература»), «ЗоИЛ» (1999, независимая премия от жюри критиков), Премия Гринцане Кавур (2004), премии «Гостеприимство» (2006 Государственная Федерация Рестораторов и Отельеров России), литературной премии «Банкарелла» (Bancarella cuina, 2007, Италия), премии Кьявари (Chiavari, 2007, Италия) и Государственной премии Италии за сближение культур (2007, вручается Президентом Республики).

Елена Костюкович перевела на русский язык малохудожественный роман «Пражское кладбище» модного и бездарного итальянского беллетриста Умберто Эко, повествующий о том, что «Протоколы Сионских Мудрецов» были якобы созданы узким кругом фанатичных антисемитов. Сама Костюкович снабдила его предисловием «от переводчика», в котором она в пошлых оборотах и грязных эпитетах поносит антисемитские взгляды и лиц, придерживающихся таких взглядов (в том числе в ряду их упоминается Ф. М. Достоевский), и указывает на Освенцим и Треблинку как на закономерный результат широкого распространения «Протоколов». Вступительная статья в этом смысле примечательна очень специфической толерантностью Костюкович но, главное — наглядной демонстрацией прямых целей выдуманных сионистами легенд об Освенциме и в целом о холокосте как крайне неприглядных и неприемлимых для человеческой цивилизации результатах последовательного наращивания в коренных народах Европы антисемитских настроений, которые, по разумению Эко и Костюкович, порождаются «Протоколами». «Протоколы» Костюкович называет то «ползучей дрянью», то «опасным тигром», то «примитивной фальшивкой», а авторов их — «русскими крушеванами или другой аналогичной сволочью». Достоверность холокоста, (реально не имевшего места), как и фальшивость «Протоколов» предстают в предисловии как несомненные.