Жак Аттали

From Традиция
Jump to navigation Jump to search

Жак Аттали  (франц. Jacques Attali)[1] — известный теоретик-глобалист и наставник президента Франции Эммануэля Макрона.

Является президентом инициативы Positive Planet[2] в рамках Всемирного экономического форума.

Жак Аттали и Клаус Шваб — два наиболее известных архитекторах Великой перезагрузки. Они сформулировали правила, выбрали фигуры и установили доску несколько десятилетий назад. Теперь они склоняются к делу, как и планировали сделать с самого начала.

Биография[edit | edit source]

Жак Аттали родился 1 ноября 1943 года во французском Алжире. После начала алжирской войны его еврейская семья сефардского происхождения перебралась в Париж. Он учился в лучших школах Франции (Политехническая школа, Институт политических исследований, Национальная школа администрации), а затем стал помощником Франсуа Миттерана. В 1974 году он уже советовал будущему президенту, как проводить политические кампании. Их сотрудничество продлилось двадцать лет. В статусе специального советника Аттали был «шерпой» президента на саммитах «большой семерки».

В 1989 году он приложил руку к созданию Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) с офисом в Лондоне и стал его первым президентом. Эта структура была призвана облегчить переход стран Центральной и Восточной Европы к демократии и рыночной экономике и позволяла Западу быстрее «осваивать» новое экономическое пространство. В 1991 году Аттали пригласил в штаб-квартиру ЕБРР Михаила Горбачева и буквально вынудил глав стран «большой семерки», которые в то время были в Лондоне, встретиться с советским лидером.

ЕБРР не единственное учреждение, которое создал Аттали. Параллельно с работой во Франции он всегда активничал на международном уровне. Аттали основал такие разные институты, как Action contre la faim («Действие против голода»), EUREKA (Европейское агентство координации научных исследований и опытно-конструкторских разработок) и организация Positive Planet («Позитивная планета»), которая поддерживает микрофинансирование и уже помогла десяти миллионам предпринимателей.

Аттали в 1980-х годах посоветовал включить в команду Елисейского дворца некоего Франсуа Олланда. Это Аттали в 2007-м взял в правительственную комиссию некоего Эммануэля Макрона (которому тогда было 29 лет), а после рекомендовал его для работы у Ротшильда. Эту комиссию по вопросам экономического роста его попросил возглавить Николя Саркози, а разработанные в ней реформы (реформа конкурентных рынков, территориальная реформа и реформа здравоохранения) в 2014 году взялся реализовывать Олланд. Аттали всегда рядом со всеми президентами.[3]

Заявление 19 июля 2021 года[edit | edit source]

«Доброе утро.

Чтобы изменить код, поменять что? Дресс-код, пищевой код, секретный код, телефонный код, программный код .. социальный код? Кодекс поведения по отношению друг к другу, кодекс вежливости, правила дорожного движения? Код относится к своду законов, своду правил.

Должны ли мы изменить все законы и правила, которые нами управляют? Наверное. Многое можно изменить. Нужно ли нам менять генетический код? Может быть, также для того, чтобы стать лучше как человеческие существа и стать более ответственными, немного более сострадательными, немного более чуткими.

Может, стоит прикоснуться к этому. Может, не стоит этого трогать? Что должно оставаться человеческим? Когда мы смотрим на историю человечества, мы понимаем, что человечество касается всего, включая себя самого, и что история человечества — это постепенный языковой перевод живого существа в объект, в артефакт. Нас дополняют протезами, потом протезы входят в нас, и мы постепенно становимся самими собой, не осознавая этого. Наш генетический код узнается постепенно, и это нормально. Мы все в большей степени способны бороться с его недостатками, и так и должно быть. Мы очень способны создавать вакцины, которые будут защищать этот код, улучшать его и защищать от вирусов, и так оно и должно быть.

Тогда что это будет в долгосрочной перспективе? Тот, который искусственно создан из этого кода и всего остального, что составляет жизнь; искусственные существа? Появится ли когда-нибудь барьер, который мы поставим, чтобы защитить самое необходимое для жизни от искусственного создания кодов? Или один день будет долгим?

Хорошо отзывайтесь об этом владении кодами и объектами, как и другие, которые считают себя вечными, потому что они были искусственно созданы, поскольку правда заключается в артефакте . Возможно, вы захотите рассказать о кодах гораздо более мозаично. Мы должны изменить кодекс вежливости? это делается каждый день, и нам нужно изменить наши пищевые кодексы. Мы должны это сделать. Мы должны по-другому питаться. Мы должны питаться здоровее. Нужно ли нам изменить наш кодекс отношений друг с другом, чтобы быть чуткими, мягче, терпимее, уважительнее, доброжелательнее, альтруистичнее? Да, и социальный кодекс должен перейти от кодекса эгоизма и жадности к кодексу альтруизма и уважения.

Как это сделать, это будет резкое изменение? Это будет добровольное изменение? Будет ли это постепенное изменение? Мы перейдем от кодекса эгоизма и жадности к кодексу альтруизма и сочувствия. Без сомнения, это произойдет после шока . Мы должны начать это делать по этой причине, чтобы понять, что в нынешнем кризисе все коды ставятся под сомнение. Ставятся под сомнение все правила, в частности правило, определяющее природу того, что мы видим, что мы делаем с тем, о чем думаем. Мы сейчас думаем в краткосрочной перспективе, каждый за себя. Вы должны думать о других в долгосрочной перспективе. И так в долгосрочной перспективе для будущих поколений.

Настоящий код должен сделать жизнь возможной для будущих поколений. Это ключ к нашей судьбе. Мы не выживем сами, если не дадим средства на жизнь будущим поколениям, наша жизнь зависит не от нашего прошлого, а от нашего будущего. Наша жизнь зависит не только от родителей, но и от детей. Если мы не создадим детям условия для достойной жизни, мы не будем жить.

Вот почему я призываю к созданию позитивного общества внутри общества, основанного на экономике жизни. Иными словами, экономики или действительно допускаются всеми кодексами, только теми секторами, которые полезны для жизни, а не секторами, которые они отравляют.

Не допускайте сахара. Не разрешайте табак, не разрешайте алкоголь, не разрешайте масло, не разрешайте все, что возникает в результате этих действий, которые составляют большую часть вашего рациона. Небольшая часть сельского хозяйства, большая часть транспортной отрасли (автомобильная, авиационная, железнодорожная). Большая часть машиностроительной промышленности, химической промышленности, текстильной промышленности. Принимая во внимание, что мы должны развивать экономику жизни, то есть сектора здравоохранения и гигиены, продуктов питания, образования, культуры, цифровых технологий, безопасности, демократии, устойчивого жилья, устойчивой энергетики.

Если мы сделаем все это, мы воссоздадим код жизни вокруг экономики жизни на службе будущих поколений, и нам удастся создать условия для этого мира, по которому мы так сильно скучаем.

Я желаю вам всего наилучшего.»[4]

Ссылки[edit | edit source]