Жюльен Фройнд

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Жюльен Фройнд

Жюльен Фройнд (Фрейнд) (франц. Julien Freund; 8 января 1921, Анридорфф — 10 сентября 1993, Страсбург)[1] — философ и социолог; окончил Страсбургский университет, где впоследствии преподавал; участник Сопротивления. В дальнейшем отошел от политической и профсоюзной деятельности, опыт которой использовал в своем труде «Сущность политического».

Согласно Фройнду, планирование жизни общества в соответствии с тем или иным проектом — Утопия. Любые человеческие начинания, движимые лучшими побуждениями, неизбежно отходят от первоначально провозглашенных принципов, порождая Социальный Слой, извлекающий пользу из сложившейся системы, будь то буржуазная демократия или диктатура. В политической концепции Фройнда нет места различению «правых» и «левых». Этот принцип, по его мнению, не может характеризовать сущность политики и неприменим в науке и философии. «Нет правой или левой социологии, как нет буржуазной или пролетарской биологии». Если, опираясь на опыт, необходимо учитывать историю двухвекового разделения на «правых» или «левых», то «сам анализ не может быть правым или левым, иначе он перестанет быть философским и превратится в политический, то есть в закамуфлированный инструмент пропаганды».

В творчестве Фройнда большое место занимает проблема кризиса Европы, понимаемого как упадок духовных, моральных, религиозных, политических и социальных ценностей, внесенных ею в мировую цивилизацию со времени Ренессанса, и путей его преодоления («Европа без румян», 1967; «Конец ренессанса», 1980; «О декадансе», 1983). Много внимания он уделяет научному комментированию трудов классиков обществоведения («Социология М. Вебера», 1966; «Право сегодня», 1972; «Утопия и Насилие», 1978; «Социология конфликта», 1981, и др.).

Фройнд причисляет себя к «духовному семейству», в которое он включает Гераклита, Аристотеля, Макиавелли, Спинозу, Токвиля, М. Вебера, Шмитта, чей «дух и метод» помогли ему отойти от немецкого идеализма. По его собственному признанию, более философии его увлекает метафизика, интегрирующая в своих рассуждениях не только философию, но и политику, экономику, право, искусство и религию, то есть основные виды деятельности, присущие человеку, которого нельзя понять только с позиций сугубо научного исследования.[2]