Записки С. Лозовского и И. Майского

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

И.В. Сталин, отлично знал, чего он хочет получить для Советского Союза, в чём его национальные интересы. Эти интересы были проработаны детально ещё накануне Тегерана-1943 г.

В.М. Молотов (слева) и И.В. Сталин в Ялте на Крымской конференции. На втором плане в профиль А.Я. Вышинский. Фото: Великая Отечественная война 1941-1945. Энциклопедия

Записка С.А. Лозовского[править]

26 декабря 1941 г., в разгар наступления Красной Армии под Москвой и разгрома немцев, заместитель Молотова С. Лозовский в записке на имя И.В. Сталина и В.М. Молотова писал: «Хотя война в полном разгаре и неизвестно, когда она кончится, но исход войны уже ясен. Германия, Япония, Италия и их союзники будут разгромлены. В связи с этим пора уже начать подготовку мирной конференции, задачи которой будут сложнее задач сложнее задач Парижской мирной конференции, собравшейся после разгрома Германии в войне 1914‒1918 гг. Сложность заключается обстановки будет заключаться в том, что из строя выбудут четыре великие державы (Германия, Япония, Италия и Франция) решать дело придётся СССР, Великобритании и США. Решающее слово на этой конференции будет за той страной, которая в экономическом и военном отношениях окажется к концу войны наиболее сильной. Мы будем иметь против себя на конференции не только блок США и Великобритании, но и других капиталистических государств, которые все вместе будут прежде всего заботиться о сохранении капиталистической системы, в том числе и в побеждённых странах, и об удержании Советского Союза в старых границах до 1939 года… по наиболее существенным вопросам мы будем иметь против себя объединённый фронт капиталистических держав. Имея всё это в виду, надо уже сейчас приступить к разработке ряда вопросов для того, чтобы нам не пришлось, придя на конференцию, вносить поправки и дополнения в те предложения, которые подготовляются Великобританией»..[1].

Далее С.А. Лозовский предлагал рассмотреть вопросы возмещение ущерба со стороны агрессора, продумать весь вопрос о советских границах на западе и востоке, под «под углом зрения безопасности и свободы коммуникаций», подготовить вопросы как обезвредить Германию и её союзников, включая вопросы границ, промышленности, финансов, судоходства, государственного устройства. Лозовский предлагал создать две подготовительные засекреченные комиссии: финансово-экономическую — для учёта ущерба и репараций и политическую, которой поручить разработать вопрос о границах СССР, Германии и её союзников, их государственном устройстве, продумать вопросы о послевоенных отношениях между СССР и Японией и особенно о дальневосточной границе и свободе коммуникаций между портами СССР и портами всего тихоокеанского побережья, на случай если Япония ввяжется в войну против СССР..[2] Ответом на неё стало постановление заседания ПБ ЦК ВКП (б) от 28 января 1942 г. о создании «Комиссии по послевоенным проектам государственного устройства стран Европы, Азии и других частей мира». Утвердить: «а) задачи комиссии по подготовке дипломатических материалов; б) состав и работу комиссии по подготовке материалов»..[3].

В состав комиссии вошли 9 человек: Молотов, Вышинский, Деканозов, Лозовский, Соболев, Уманский, Суриц, Варга, Саксин. В задачу комиссии входило изучение и систематизация исторических, этнографических, дипломатических и иных материалов, излагающих и документирующих спорные территориальные, национальные и другие вопросы, намечаемые схемы послевоенного экономического устройства отдельных стран и групп стран, планы перераспределения источников промышленного и сельскохозяйственного сырья, проекты таможенных уний, ликвидации таможенных барьеров, унификации монетных систем, создания валютных блоков, схем международного планирования экономического производства, вопросы государственного размежевания, национальные вопросы, особенно к пограничным с СССР странами, схемы блоков, союзов, перераспределения колоний, мандатов и сфер влияния, создания новых организаций типа Лиги Наций, проекты создания различных вооружённых сил. Вот тот круг вопросов, которые должны были решаться в ходе войны..[4]. Комиссия должна была собирать и систематизировать все материалы о международных соглашениях относительно послевоенного устройства мира, о соответствующих планах, выдвигаемых иностранными правительствами, партиями, эмигрантами, иностранными политическими деятелями, экономистами. В частности, необходимо было собирать и систематизировать все соглашения и договоры между государствами о границах и отношениях, доклады дипломатов СССР и отчёты о их беседах с зарубежными деятелями, публичные выступления политических деятелей Запада, труды специальных комиссий по вопросам послевоенного устройства мира, публикации в СМИ, книги, специальные сборники по данному комплексу вопросов. Члены комиссии распределили между собой международные направления работы: Западная и Северная Европа и Британская империя — Вышинский, Соболев, Центральная, Южная Европа, Ближний и Средний Восток — Деканозов, Суриц, Западное полушарие, Тихий океан и Восточная Азия — Лозовский, Уманский. Вопросы экономического послевоенного устройства мира передали под начало академика АН СССР, директора Института мирового хозяйства и мировой политики АН СССР экономиста Варги. Собираемые материалы классифицировались в специальное досье и картотеку, подбиралась важнейшая справочная литература и картографические материалы, вёлся учёт наличия и местонахождения подлинных материалов, документов и т. д. Ближайшим этапом работы ставилась задача составления сводного доклада об имеющихся планах послевоенного политического и экономического устройства мира..[5].

4 сентября 1943 г. на заседании ПБ ЦК ВКП (б) образовали комиссии по вопросам мирных договоров и послевоенного устройства в составе дипломатов Литвинова, Сурица, Штейна, Мануильского, Лозовского, академика АН СССР, историка Тарле, Саксина и вопросам перемирия в составе маршалов Ворошилова, Шапошникова, адмирала Исакова, дипломатов Майского (академик АН СССР), Потёмкина, Крылова, Базарова, военного историка, журналиста, генерал-майора Галактионова, генерала Игнатьева..[6].

Записка И.М. Майского[править]

11 января 1944 г. И.М. Майский направил Молотову записку «О желательных основах будущего мира», в которой дипломат «попытался свести воедино мои мысли на данную тему. Вполне допускаю, что эти мысли требуют, особенно в деталях, различных поправок и модификаций»..[7] В ней И.М. Майский изложил то, что во многом послужило с модификациями, например, по Польше и расчленению Германии, И.М. Майский отстаивал идею раздробления Германии на ряд независимых государственных образований..[8].

И.М. Майский предлагал в общей установке создать такие условия и положение, при которых в течение 30‒50 лет были бы гарантированы безопасность СССР и сохранение мира, то есть речь шла о жизни двух поколений и излагал желательные для СССР основы будущего мира.

Министр иностранных дел Японии И. Мацуока подписывает Пакт о нейтралитете между СССР и Японией. Присутствуют: И.В. Сталин, нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов, зам. наркома иностранных дел СССР С.А. Лозовский, А.Я. Вышинский. 13 апреля 1941 г. Место съёмки: Москва. Автор съёмки: не установлен. РГАСПИ, Ф. 82, оп. 2, д. 1625.

[[1]]

Говоря о границах СССР, И.М. Майский писал: «Для достижения вышеуказанной цели (мир на 30‒50 лет.) необходимо прежде всего, чтобы СССР вышел из нынешней войны с выгодными стратегическими границами. В основу этих границ должны быть положены границы СССР в 1941 году. Это не исключает, конечно, возможности частичной модификации данных границ (например, с Польшей, с Румынией, с Финляндией и т. п.) в зависимости от нашей выгоды или необходимости считаться с политикой США и Англией. Но основой всё-таки должны быть границы 1941 года. Однако, к этим границам должны быть сделаны следующие поправки:

а) Район Петсамо должен быть включен в состав СССР.

б) Южный Сахалин, которым в настоящее время владеет Япония должен быть возвращён СССР.

в) Цепь Курильских островов, которая отгораживает СССР от Тихого океана, должна перейти к нам. Получение Южного Сахалина и Курильских островов отнюдь не обязательно связано с вовлечением СССР в войну с Японией… (на самом деле произошло наоборот.)

г) При всяких условиях (даже в случае модификации границ с Польшей или Румынией) должна быть обеспечена общая граница СССР с Чехословакией.

Далее необходимы следующие мероприятия, имеющие тесное отношение к границам СССР:

д) между СССР, одной стороны, Финляндией и Румынией, с другой, должны быть заключены на длительный срок пакты взаимопомощи с предоставлением СССР на территории названных стран необходимого количества баз — военных, воздушных и морских. Кроме того, СССР должен быть связан с Финляндией и Румынией системой железных и шоссейных дорог, важных стратегически и экономически.

е) СССР должно быть гарантировано свободное и удобное использование транзитных путей через Иран к Персидскому заливу. С этой целью (а также из других соображений) Англо-советско-иранский договор 1942 года должен быть сохранён с теми изменениями, которые будут вызываться переходом от войны к миру»..[9].

Оценки историков[править]

По признанию современных российских историков: «К ноябрю 1943 г. советская программа послевоенного устройства и безопасности сложилась в чёткую систему конкретных предложений».[10] Так что в Тегеран, Ялту и Потсдам советские руководители ездили подготовленными и знающими, чего они хотят.

Примечания[править]

  1. Источник, 1995. № 4. С. 114‒115.
  2. Там же. С. 115.
  3. Там же. С. 116.
  4. Там же. С. 116, 117.
  5. Там же. С. 118.
  6. Там же.
  7. Там же. С. 124.
  8. Там же. С. 126, 129, 130.
  9. Там же. С. 125‒126.
  10. Там же. С. 114.