Зелёные Святки

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
По представлениям древних славян период зеленых святок был связан с появлением русалок.

Зелёные Святки — неделя перед Троицей, иногда дни с четверга семицкой недели до четверга троицкой недели, или с Вознесения до Крапивного заговенья.

Зелёными святками был отмечен календарный рубеж весны и пролетья, так как Троица и следующая за ней неделя (троицкая, духовская, всесвятская, русальная) считались временем завершения весны, а с Петрова дня, приходящегося на 29 июня/12 июля, природа, по народным представлениям, уже начинала постепенный поворот к зиме. Кульминацией зеленых святок был день летнего солнцестояния[Источник?]Иванов день.

Начало Зелёных святок приходились по старому стилю на период с начала мая по начало июня. Их продолжительность зависела от Пасхи: если Пасха, а значит, и Троица, была ранней, то зелёные святки могли длиться почти месяц[Источник?], а если поздней — то около двух недель.

Празднование на Руси[править]

Окончание весны и начало пролетья воспринимались русскими крестьянами как время достижения природой наивысшей точки своего развития (солнце ярко светит на небе, вода в реках и озёрах становится тёплой, травы, деревья, достигшие расцвета, переходят к плодоношению) и как время наполнения её чудодейственной силой. Эти представления нашли свое отражение во множестве быличек, песен, легенд, обрядовых действий. Рассказывали, что в зелёные святки можно найти растения, обладающие необычными свойствами: способностью превратить человека в невидимку, излечить от всех болезней, резать металл, открыть все клады под землей, научить понимать язык птиц и животных. В зеленые святки люди рассчитывали использовать чудотворную силу природы: купались в реках и озерах, чтобы избавиться от болезней, умывались утренней росой, чтобы быть красивыми, собирали травы с лечебными и магическими целями.

Период зелёных святок был насыщен обрядовыми действиями, направленными на хозяйственную деятельность человека, и прежде всего на такие важные ее сферы, как земледелие и скотоводство. Одним из земледельческих обрядов, совершавшихся в это время, был обряд, который назывался «хождение в жито». Он приурочивался, в зависимости от роста хлебов, к Духову или (реже) к Иванову дню. В этот день девушки и женщины небольшими группами, отправлялись в поля смотреть посевы озимой ржи, пшеницы, льна. После обхода они, собравшись на поляне, разводили костер, жарили яичницу, ели принесенные с собой пироги. После трапезы ложки, скорлупу яиц подбрасывали вверх со словами: «Пусть рожь такая высокая уродится, как высоко ложка поднимется», а затем кувыркались по земле, выкрикивая: «Рожь к овину, а трава к лесу». В зеленые святки проводились также ритуальные действия для предупреждения града, засухи и других опасностей, которые могли повредить урожай: крестьяне устраивали молебны с водосвятием на полях, поливали водой могилы людей, умерших неестественной смертью, особенно опойцев и утопленников.

В Троицын и Петров дни проводились обряды, связанные с безопасностью и благополучием скота. В западных губерниях Европейской России в Троицу совершали обряд венчания скота Пастух приносил хозяйке два венка, один из которых вешал на рога корове, а другой надевал на голову хозяйке, и совершал определенные магические действия. Венки затем хранили в хлеву и использовали для лечения животных. В Петров день полагалось угощать пастухов, так как это был их праздник.

Зеленые святки, осмыслявшиеся в народном сознании как переходный период жизни природы, отмечены большим количеством и разнообразием запретов и оберегов, нацеленных на защиту от нечистой силы, особенно от ведьм, которые, по поверью, бесчинствовали в Иванов день, называвшийся в некоторых деревнях даже ведьмарским днем.

Период зеленых святок, прежде всего их начальный этап, в представлениях русских был связан с пребыванием на земле душ предков: время цветения зерновых культур считалось наиболее благоприятным для контактов «этого» и «иного» миров. В некоторых деревнях юго-западной России верили даже, что Бог выпускает души с того света во время цветения жита умершие появлялись на земле в Троицкую субботу, а покидали ее в Троицу или следующий за ней Духов день. В западнорусских губерниях считалось, что они прилетали в виде птиц и усаживались на ветвях берез, специально для этого принесенных к домам. Верили, что души предков разговаривают друг с другом и эти разговоры можно услышать в домах и на улице. В Троицу или Духов день во многих деревнях устраивали поминание всех усопших – в православном храме и на кладбищах.

Кроме того, по представлениям русских, период зеленых святок был связан с появлением русалок – душ умерших девушек и малолетних детей. Они находились на земле всю Троицкую субботу, раскачиваясь на ветвях берез или прячась в цветущей ржи, а покидали «этот» мир в Петровское заговенье, т. е. в первое воскресенье после Троицы. Уход русалок отмечали обрядом, носившим название «похороны (проводы) русалок».

В период зеленых святок проводили обряды инициации, т. е. обряды посвятительного характера, которыми отмечались переход подростков в группу молодежи брачного возраста и совершеннолетие девушек и молодых людей. Среди них наиболее яркими были трапезы девушек на лугу или в лесу, проходившие в Троицу или в день Аграфены Купальницы и иногда совмещавшиеся с обрядом «хождения в жито», а также троицкий обряд кумления. Общие трапезы, пение песен, гулянье почти до самого утра были формой скрепления девичьего союза, в который включались все новые и новые вступавшие в брачный возраст девушки. Символом девичьего объединения был и обряд кумления, который проводили в Троицу или в Духов день. Девушки собирались вместе в лесу, подходили к завитому на дереве венку, на котором висел крестик или крашеное яйцо, целовались через него и обменивались подарками, становясь кумами. А после кумления устраивали пирушку, на которую приглашали парней. Отношения кумовства завершались обычно через неделю, в Петровское заговенье.

В обрядах зеленых святок огромное место занимала брачно-эротическая тематика Девушки бросали в воду венки, гадая о замужестве, совершали различные магические действия (жгли борону, проводили борозду от своего дома до дома парня и др.), которые должны были приблизить сватовство. Парни и девушки проводили вместе фактически все свободное время. Совместные гулянья молодежи учащались ближе к Иванову и Петрову дням, а игры приобретали открытое эротическое значение. Парни и девушки вместе купались в реках и озерах, что в другое время считалось неприличным, перепрыгивали, взявшись за руки, через купальский костер, огонь которого связывался с любовным горением, устраивали трапезы, заканчивавшиеся совместной ночевкой, били друг друга крапивой в Петровское заговенье, что осмыслялось как призыв к любовной игре, пели троицкие и купальские песни любовно-эротического содержания.

Наиболее яркое отражение брачно-эротическая тема зеленых святок нашла в играх «в свадьбу», которые были известны по всей России. Они исполнялись как в молодежной среде, так и среди замужних женщин. Для игры «в свадьбу» назначали «жениха» и «невесту», а затем проигрывали все этапы свадьбы – от сватовства до брачной ночи – при общем веселье присутствовавших. Свадебная тема разыгрывалась и через парные мифологические персонажи, один из которых символизировал мужское начало, другой – женское: Семик и Семичиха, Кукушка и Кукун, Русалка и Русалим, Молодец и Молодица Из соломы и тряпок делали их чучела, которые украшали фаллическими атрибутами и оставляли «ночевать», а утром спрашивали: «Как вы ночку провели, молодица с молодцом?» Во многих случаях игра «в свадьбу», особенно если ее участниками были замужние женщины, превращалась в разнузданное бесчинство со сквернословием, неприличными жестами и пением срамных песен, основным содержанием которых было описание коитуса всех видов, дефлорации и т. п. После совершения всех этих действий его участницы отправлялись к святому месту, чтобы помолиться о прощении «срама и греха».