Интеллектуальная собственность на генетическую информацию

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Интеллектуальная собственность на генетическую информацию , права создателя на гены и, сорта, породы, живых организмов – всё более популярная область экспансии понятий интеллектуальной собственности.

Механизмы[править]

Юридические механизмы загребания генетической информации в лоно интеллектуальной собственности отличаются от копирайтных. Обычно для этого применяются патенты на природные соединения и специальный вид исключительных прав: право селекционера (Plant breeders' rights).

Право селекционера[править]

Право селекционера – специфическое исключительное право, которым государство наделило создателей сортов и пород. Отличие права селекционера от копирайта в том, что исключительные права на породу или сорт возникают не по факту создания, а их необходимо патентовать и доказать выполнение некоторых условий (в частности устойчивость сорта, то есть, что он способен давать семена, которые будут иметь такие же характеристики). После регистрации сорта обладатель исключительных прав получает 20-ти летнюю монополию на продажу семян зарегистрированного сорта. Другое важно отличие в том, что производные произведения (например, результат скрещивания породистой таксы с породистым догом) является новой породой или сортом.

Патенты[править]

Патенты являются наиболее распространенным методом копирайтного мошенничества с помощью организмов. Для этого обычно применяются следующие приемы:

  • придуманная последовательность нуклеиновых кислот патентуется как изобретение. Соответственно каждый организм, в котором этот ген окажется, оказывается нарушителем исключительных прав патентовладельца. Наиболее одиозный пример такого применения патентных законов: дело «Монсанто» против Перси Шмайзера, в котором фермер был засужен за нарушение патента на ген, который попал в семена по биологическим причинам.
  • для приватизации природных генов патентуются "процессы, использующиеся при получении экстрактов или фармацевтических составов, и даже применение продуктов, полученных из растений"

По состоянию на 2005 год 20% генома человека уже запатентовано (более точно, на 4382 гена из 23688, зарегистрированных в базе данных Национального Центра Биотехнологии, выдано, как минимум, по патенту).

Исключительное право на базу данных[править]

Фирма Celera Genomics (владелец Крейг Вентер (Craig Venter)) пыталась первой расшифровать геном человека для того, что бы опубликовать его в платной базе данных, а затем . Однако планы копирастов потерпели фиаско: геном был расшифрован международным коллективом ученых, которые опубликовали результаты исследований в общедоступных научных изданиях и платная база стала бессмысленна.

Копирайт[править]

Непосредственно копирайт по отношению к генетической информации (последовательности генов) пока не применяется.

Водяные знаки[править]

Копирастам ещё предстоит многое сделать, для того, чтобы проще захватывать генетический код в свою интеллектуальную собственность. Зато уже есть разработки для контроля за "нелицензионным использованием" живых тварей. В мае 2007 года двое германских исследователей из Университета Мюнстера опубликовали статью "Водяные знаки на основе ДНК и алгоритма ДНК-Крипт" (Dominik Heider, Angelika Barnekow. DNA-based watermarks using the DNA-Crypt algorithm, BMC Bioinformatics, 8:176, 29 May 2007). Авторы хотели продемонстрировать приложения разработанной ими технологии по внесению в код ДНК закрытых криптографией водяных знаков. Такие знаки, закодированные в молекулах, позволяют выявлять неавторизованное использование генетически модифицированных организмов, защищенных патентами.

Исследование Хайдера и Барников нельзя назвать абсолютно новым словом в биоинформатике, ибо эксперименты по внесению дополнительных данных в код искусственно синтезируемых ДНК ведутся уже давно, включая и применение алгоритмов засекречивания из областей криптографии (шифрование) или стеганографии (сокрытие информации). Однако до последнего времени все подобные разработки были чреваты тем, что данные, встроенные в ДНК для защиты интеллектуальных прав создателя, могли вызывать и нежелательные генетические мутации организмов. Теперь же, как считают германские авторы, удалось разработать такой механизм водяных знаков, который не оказывает воздействия на процессы синтеза белков, управляемые кодом ДНК. Точнее, возникающие мутации корректируются самим кодом водяных знаков.


Прецеденты[править]

Ирак[править]

В Ираке оккупационная американская администрация приняла закон, согласно которому производитель семя может диктовать крестьянину любые условия относительно "производной работы" – урожая. При этом создаются условия, в которых крестьяне вынуждены закупать зерно у американских корпораций, и уже следующий урожай они будут вынуждены полностью сдавать "авторам" семян.

Казахстан[править]

В Казахстане в 2004 году был принят закон, по которому на селекционных животных распространялось авторское право. На следующий год произошло столкновение средневекового уклада и законов 21-го века. Племенное хозяйство «Москалевское» получило "патент на авторское право" (точная цитата) и стало требовать авторские отчисления с телят, которых продавал соседний колхоз «Диевское». Вообще говоря, это называется вымогательством, и за такие номера в деревне легко могут убить, а о копирайте там не знают. В тот раз ситуация разрешилась тихо – закон был фактически отменен. При этом правительство КЗ исходило из большого значения племенных хозяйст для экономики страны.

Про эту историю с позиций копирайт экстремизма написал Губкин Виталий:

Этот пример может служить индикатором отношения сегодняшнего общества к интеллектуальной собственности. К сожалению, нам легче всего поставить автора в сторонку, чем поставить его интересы выше, скажем, различных интересов в сфере сельского хозяйства.

Да, копирасты действительно считают повсеместное распространение понятия интеллектуальной собственности важнее всего сельского хозяйства.

РФ[править]

В 1993 году, Ельцин подписал Закон Российской Федерации от 06.08.93 г. № 5605-1 “О селекционных достижениях”. В этом законе вводились понятия патента на сорт и тп. По этому закону для продажи и производства семян и породистых животных нужно разрешение держателя патента. закон этот никем не выполнялся, и ждал лучших времен.

В 2006 году принята 4-я часть Гражданского Кодекса РФ, который вступит в силу в 2008 году. Среди многих идиотских и вредительских норм этого закона он распространяет авторское право на селекционных животных и растения. Ещё до вступления закона в силу даже правительству РФ стало очевидно, что внедрение этого пункта грозит окончательным уничтожением сельского хозяйства. В спешном порядке указом правительства было введено понятие национальное достояние – аналог общественного достояния для растений. Это растения, семена которых можно продавать и выращивать без разрешений и отчислений кому-либо. На выращивание семян всех остальных овощей и фруктов необходимо получать разрешение правообладателей.

США[править]

В Америке есть фирма DNA Copyright Institute, которая регистрирует копирайт на ДНК звёзд и звездочек, для того, чтобы их не клонировали. Пока не известно, что они собираются делать с нарушителями этого копирайта, но вообще "пиратскую" продукцию уничтожают.

Бразилия[править]

В ней находится около 22% всех видов растений и животных планеты, многие из которых встречаются только в Бразилии. Из уникальных амазонских растений две трети уже находятся под действием патентов. И это при том, что бразильское законодательство прямо запрещает патентование как растений и животных, целиком или частями, так и экстракты или иные вещества, выделенные из существующих в природе растений, животных и микроорганизмов (кроме трансгенных). Однако в законах оставлены лазейки, позволяющие патентовать "процессы, использующиеся при получении экстрактов или фармацевтических составов, и даже применение продуктов, полученных из растений". Используя дыры в законе, продавленные ими же , западные фармацевтические и биотехнологические корпорации, такие как Procter & Gamble и Wilmar Schwabe GmbH, американские университеты и пр. активно патентуют производные от бразильских растений.

Они обнаглели до такой степени, что запатентовали лимоны, чеснок, алоэ, эвкалипт и другие цветы джунглей. Но этого им показалось мало, и хитрые бизнесмены стали патентовать всё подряд, начиная от афродизиака муирапуама ("амазонская виагра") и кончая народным галлюциногеном айяуаска. Похоже, ТНК запатентуют даже аборигенов: известны случаи заборов иностранцами крови для исследований у людей дождевого леса, как называют себя бразильские дикие племена.

Так или иначе, лишь 5% патентов на местные растения принадлежит бразильским университетам или национальным исследовательским группам. Всё остальное подобрали под себя крючковатые пальцы иностранцев. Конечно, бразильцы недовольны: шаманы местных племён, а в Бразилии насчитывается более 200 различных социальных культур, десятилетиями выступают против биопиратства, стараясь защитить от порабощения свободолюбивые растения джунглей.

Даже такая попсовая бразильская музыкальная группа, как Sepultura, не стерпела издевательств метрополий, прикрывающихся обещаниями "справедливого распределения доходов, происходящих из генетических ресурсов", а на деле продолжающих безбожно эксплуатировать свои колонии, и в том числе природные ресурсы Бразилии. После Саммита в Рио в 92, принявшего Соглашение о биоразнообразии, Сепультура разразилась песней Биотехнология — это Годзилла.

См. также[править]

Ссылки[править]

Документы ВОИС[править]

Источники[править]