Истоки сбережений в России

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Истоки сбережений в России – определение с помощью различных источников реальных начал сбережений на землях России, составлявших ранее большую часть территории Великой Скифии. Предметно самые ранние сбережения представлены древнейшими кладами (особенно орудий труда) со времен палеолита.

Поиск точек отсчета[править]

Сравнительно недавно профессор Ю.Кашин обратился к анализу столь важной для изучения долговременных экономических тенденций проблеме, наполнил исследование интересным историческим материалом.1 Но вместе с тем остается вопрос, является ли только труд И.Т.Посошкова (1652 – 1726) реальным началом отечественной сберегательной мысли. Отражают ли современное состояние исторических знаний В.О.Ключевский, Н.Костомаров, Д.Флетчер ?! Например, почти за два века до Флетчера разведчик и дипломат Гильбер де Ланнуа, по сравнению с виденным им в Европе, Египте и Сирии, констатировал: «Великий Новгород – удивительно большой город…, независим и имеет общинное правление… (Много больших сеньоров-бояр в нем) богаты и могущественны удивительно. И не имеют русские других властителей, кроме этих бояр, выбираемых по очереди, как хочет община» 2. Со всей ответственностью можно утверждать, что у России не было столетней оторванности от общеевропейской культуры (если, например, считать города Ганзы и Италии Европой). Патриархальный образ жизни населения мало отличался от аналогичного образа жизни почти во всех странах средневековья и более раннего времени. Великая Русь продолжала традиции Великой Скифии, о чем неоднократно напоминают русские летописи. Перечисляя все народы раннесредневековой Руси, летописцы обязательно добавляли «да то ся зваху от Грекъ Великая Скуфь». Или же указывая те народы в составе войск князя Олега под 907 г., вновь упорно утверждали: «… Си вси звахуться от грекъ Великая Скифь».3 Ныне это столь абсолютное научное достижение, что возвращаться в исторической науке к построениям ХУШ – Х1Х вв., типа норманизма и «чаядаевщины», - предпочитать телегу самолету, а старую кобылу – современному вездеходу. Хотя, понятно, «хитрущий и коварный атлантизм» все стимулирует и стимулирует так или иначе часть бедной российской науки на реанимацию дряхлых неомасонских построений. Богата сбережениями держава – обычно богато сбережениями и население. Наше главное богатство и сбережение – природное богатство нашей великой земли, уникальная для всего человечества «недвижимость» с фантастической залоговой стоимостью. Такое богатство страхует от невзгод. Из этого наши древние пращуры-земляки еще до нашей эры и исходили. 1 Кашин Ю.Российская сберегательная мысль: дореволюционная эволюция. – Вопросы экономики. 2001. № 4. С.123 – 138. 2 Цит. по: Варенцов В.А., Коваленко Г.М. Хроника бунташного века. Л.:Лениздат, 1991. – С.125. 3 Повести Древней Руси. Пер. Д.С.Лихачева. – Л.:Лениздат,1983. – С.28. 35; См.: Великая Скифия. – М.:Метагалактика,2000; Аргунов М.В. Путешествие в загадочную Скифию. – М.:Наука, 1989; Древняя Русь в свете зарубежных источников. – М.:Логос, 1999; и др.

Путь к централизации[править]

Централизованная финансовая система Великой Скифии (где василевсы-басилевсы и в финансах тысячи лет были «цари и боги») неизбежно трансформировалась в централизованную финансовую систему Великой Руси. Именно Русь решала сходные со скифскими царями геополитические задачи, включая накопления и сбережения. Ведь Скифия (затем страна, как помним, имела названия Сарматия, Готия, Гунния, Болгария от Приазовья и т.д.) была мощной державой на северных рубежах Шумера (затем Персии и Византии), на северо-восточных рубежах Римской империи. Экономические порядки империй частью воспринимались и использовались властями державы «князя Роша: Роса». Но и «законы» Скифии неизбежно обогащали экономическую жизнь восточных держав, Древнего Рима и Византии, куда перебирались миллионы переселенцев из северо-восточных и северных земель.. Создание богатства (как накопления и сбережения), включая формирование – например, натурального (в орудиях труда, жилище и т.п.), - капитала на семейной и индивидуальной основах начинается со времен появления человека на земле. Или хотя бы со времен «хомо сапиаенс» 30 – 50 тыс. лет назад, общины которого активно себя проявляли и на землях будущей России (Костенки под Воронежем, Сунгирь под Москвой, Мальта в Сибири). Долговые отношения тоже начинаются с тех пор, а не сводимы к «банковским» (хотя и античные банки, включая и «банки» Приазовья, общеизвестны до нашей эры). Не меньше возраст распоряжениям частью собственности «причитающегося сберегателям общественного продукта». Функционально-денежные формы в виде скота, а затем и металлов, имеют возраст в несколько тысячелетий. Вычленение науки о сбережениях, сберегательном процессе и сберегательном деле – сравнительно позднее явление не только в России. Но речь все же идет об истоках отечественной сберегательной мысли, о воплощениях этой мысли в разнообразнейшую историческую практику.

Сбережения Ахилла и Анахарсиса[править]

Более тысячи лет назад, в конце Х в., византиец Лев (Васильевич) Диакон подробно рассказал о словено-русах (скифах, тавроскифах) князя Святослава. По примеру ряда авторов той поры, он считал скифов (отсюда и русов) потомками библейских Гога и Магога, «князя Роса». Примерно так же считали еще в начале эры Иосиф Флавий и иные иудейские писатели, которым в осведомленности было не отказать. По мере христианизации Скифию византийцы все чаще называли Росией, а скловено-русов — по многовековой традиции — нередко именовали скифами и тавроскифами, гипербореями и другими древними этнонимами. Справедливо считали, что население северной державы свято хранит и развивает многотысячелетние традиции своей духовной культуры. Сбережение и духовных богатств (знаний, обычаев и традиций; как реалий человеческого капитала) тоже относимо к сберегательной мысли в широком смысле слова. Диакон поведал, в частности, следующее: «Говорят, что скифы почитают таинства эллинов, приносят по языческому обряду жертвы и совершают возлияние по умершим, научившись этому то ли у своих философов Анахарсиса и Замолксиса, то ли у соратников Ахилла (последнему и посвятил поэму Гомер: П.З.)...».4 4.Диакон Лев. История. / Отв.ред.акад. Г.ГЛитаврин. М., 1988. С.78. 237. В античности и средневековье являлось общеизвестным, что Ахилл был скифом, пращуром – по сути, - и словено-русов (как тавроскифов), родом из города Мирмикион (Муравьево) на берегу Азовского моря (священной Меотиды в древности). Его скифское происхождение тогда доказывали светло-синие глаза и русые (белокурые) волосы, умение сражаться на коне и пешим, плащ-накидка с характерными застежками (фибулами). Одним из царей Скифии представляли Ахилла многие видные мыслители античности. «Илиада» Гомера достаточно основательно отражает отношение Ахилла к различным сбережениям у северян. Огромные накопления-сбережения, например, Приама (Дара, Подарка), царя Трои – вот и реальная цель Троянской войны, где отличался Ахилл. Ахейский воин Фарсит так упрекал его за тягу к «сбережениям»: «Меди полна твоя ставка, и множество в ставке прекрасных Женщин, - отборнейших пленниц, которых тебе мы, ахейцы, Первому выбрать даем, когда города разоряем. Золота ль хочешь еще …?! Едем обратно домой на судах! А ему предоставим Здесь же добычу свою переваривать…» (Илиада. П. 225 – 247). Ахейская община у низовий Танаиса (Дона) известна в эпосе, подтверждена археологическими и другими источниками. Отлично от Анахарсиса окрестные властители не чурались накоплений, находили для этого достаточно оснований. Пояснений самого слова «скиф» — десятки. Среди них сближение некоторыми славяноведами этого слова со славянским «скит» (скиталец) оказывается почти курьезным. Но примеров чередований «ф/т» языкознание знает массу. Да и, по существу, для контроля огромной земли население Скифии тысячи лет было вынуждено постоянно перемещаться, кочевать, «скитаться», создавать временные поселения и оставлять там сбережения (клады). Аргументы в пользу этой версии смысла слова тоже накапливаются весьма основательные. Несколько философов времен милетца Фалеса и скифа Анахарсиса около 26 веков назад оказывались близки между собой по позициям, прославлялись изобретениями и морализмами. Нередкое лидерство Анахарсиса в группе «первофилософов» просматривается по ряду источников. Диодор Сицилийский на основе античных данных в I в. до н.э. считал, что к меценату древних философов, царю Лидии Крезу (правил около 560—546 гг. до н.э.; славился своими сбережениями) прибыли ведущие философы того времени - скиф Анахарсис, его товарищи Биант, Солон (в других версиях он – учитель Анахарсиса) и Питтак. Царь отмечал их на обильных пирах и собраниях-торжествах величайшими почестями. Анахарсис признавался из мудрецов по уму ведущим, «старшим в группе». И должен был подтвердить мудрость краткостью умных ответов. Крез в беседе иронично спросил: — Какое же из живых существ является храбрейшим? — Самое дикое, — ответил скиф. — Ибо только оно мужественно умирает за свою свободу. Крез провоцировал мудреца на иной ответ: — А какое из существ самое справедливейшее? — То же самое дикое, — повторил скиф. — Только оно живет по природе, а не по (придуманным) законам: природа есть создание божие, а законы —установления человека. Справедливее пользоваться тем, что открыто богом, а не человеком (т.е. надо умело использовать сбережения природы). — Так не зверь ли самое мудрейшее существо?! —Мудрейшее именно оно, — согласился скиф. — Предпочтение истины природной истине закона проверяет все живое на мудрость. Крез остался недовольным, посчитал такие ответы результатом скифского «звероподобного воспитания».5 Но высказывания Анахарсиса фактически были одним из выражений принципов стоической философии с элементами диктата природы над разумом человека, противостоящего богу. Хотя стоицизм и оформился века на три позже периода жизни скифского мудреца. Марк Туллий Цицерон (106-43) тоже обращал внимание на стоицизм Анахарсиса именно в сфере сбережения богатств природы, а не денег: «... Скиф Анахарсис мог считать деньги ни за что, а наши философы не могут сделать это (и даже понять этого)». Известно письмо Анахарсиса, изложенное в следующих словах: «Анахарсис Ганону (философу VI в. до н.э.) желает здравствовать. Мне одеждой служит скифский плащ, обувью — кожа моих подошв, ложем — земля, приправой к кушанью — голод; питаюсь я молоком, сыром и мясом. Поэтому приходи ко мне, как к человеку, полному спокойствия. А те блага, которыми ты наслаждался, подари или своим согражданам, или бессмертным богам». 6 Блага наслаждений – богам или согражданам. Эта экономическая мысль, конечно, далека от рыночной, но все же требует учета в истоках отечественной сберегательной мысли. Флавий Вописк Сиракузский уже в III в. н.э. задавал вполне справедливые вопросы: «Разве Платона больше рекомендует то, что он был Афинянин, чем то, что он был одарен величайшей мудростью? Или разве стагирит Аристотель, элеец Зенон и скиф Анахарсис будут поставлены ниже его за то, что родились в очень маленьких деревеньках (местечках, городках :П.З.), тогда как всяческая философская доблесть превознесла их до небес?»7 «Деревеньку» Анахарсиса у Днепра (Борисфена) пока определить не удалось. Она могла быть много севернее Ольвии. Даже в округе огромного города Гелона (много севернее Полтавы). Или же представала будущим Неаполем Скифским (в округе Симферополя). Но это не влияет на суть вопросов. Анахарсис по «всяческой философской доблести» не уступал Платону и Аристотелю. 5 Вестник древней истории (.ВДИ).1947.№4.С.195, 259.. 6.ВДИ.1949.№1.С.191. 7Там же.№З.С.265.

Философ Аполлоний Тианский (I в. н.э.), упоминаемый русскими летописями при анализе событий 912 года, как волхв-гностик, утверждал: «Скиф Анахарсис был мудр; если же он был скиф, то был мудр, потому что был скиф».8 Анахарсис символизировал мудрость всех скифов, всех народов Скифии, поэтому его привязка к последующим антам или словенам, украинцам или русским очень затруднена и ,по сути, не требуется. Образ Анахарсиса необходимо помнить и оставлять как обобщенный символ и экономической мудрости всех народов северной державы «князя Роша» (Росии). Это яркий образ реальных начал отечественной экономики, включая и капиталоведение (со всякими накоплениями и сбережениями). Платон считал, что именно скиф Анахарсис сделал много полезных изобретений (высокопроизводительные плуг и гончарный круг, усовершенствовал якорь), стремился научить соотечественников эллиниским обычаям, а мудрый Пифагор внимал аскетичным речам варвара Абариса от Крайнего Севера (Гипер-Бореи). По мнению Платона, у кочующих «скифов дома не считаются богатством именно потому, что у них нет никакой нужды в доме» (им зачастую полезней «кожаный тулуп»). Люди, живущие во Фракии, Скифии и вообще в северных странах, отличаются мужеством, которое важно в жизни любых государств. Учение Платона, платонизм, было популярно в Ольвии и, возможно, в других городах у границ Скифии. Остается подозрение, что этот философ происходил из близкой скифам этнической среды, имевшей влиятельные позиции в Афинах и Милете. Македонцы и фракийцы веками видели в скифах «старшего брата». Еще Фукидид (470-400 гг. до н.э.) отмечал, что царство одрисов (близких скифам и будущим словено-русам) простиралось от философствующих Абдер до Черного моря и Дуная. Царь одрисов Ситалк воевал с македонцем Пердиккой, сыном Александра I. Но по военной силе и те, и другие уступали могучему скифскому народу и их государству: «С этим последним не только не могут сравниться европейские царства, но даже в Азии нет народа, который мог бы один на один противостоять скифам, если все они будут единодушны; но они не выдерживают сравнения с другими в отношении благоразумия и понимания житейских дел».9 И Скифию, выходит, «умом (было) не понять, аршином общим не измерить...» Внешние непрактичность и непритязательность скифов бросались многим в глаза – скифы ценили и сообща берегли богатства родной земли, но не увлекались индивидуальными накоплениями (понятно, элитные группы в державе все же имели огромные сбережения – о том говорят богатства скифских курганов). Античная книга «Жизнь и деяния Александра Македонского» — произведение с традицией более чем в двадцать веков, от эпохи египетских Птолемеев (им служили многие северяне) — замечала, что Аристотель рекомендовал Филиппу разрешить Александру войну против скифов. После поражения Атея Скифия для реванша бросила против Македонии 400 тыс. воинов. Александр отбросил эти полчища и с помощью 20 тыс. скифских юношей, взятых на службу его отцом Филиппом. 8. ВДИ. 1948. №4. С.298; Повести Древней Руси. Л.; 1983. С. 138,532. 9 ВДИ. 1947. №2. С.293, 329

Сбережения округи Ра (Волги)[править]

Скифы признали Македонского богом, дали ему в помощь всю отборную молодежь, 70 тыс. конных стрелков. 10 Скифские наемники, выступавшие уже и как македонцы, способствовали успеху в формировании огромной державы от Каспия и Дуная до низовий Нила. Волны переселенцев из Скифии вместе с другими привлекаемыми народами обильно заполняли завоеванные земли. Нередко об исходной своей родине забывали, но не всегда. И со своими сбережениями на родину возвращались. Археологических подтверждений тому, включая золотые македонские монеты, множество.

Археологам известно, что в бассейне Волги за последние тысячи лет накапливалось огромное количество всевозможных кладов-сбережений. Но какая мысль рождалась при этом, какая мудрость оправдывала эти накопления ?! В последние десятилетия усиливается изучение гиберборейского следа отечественного любомудрия, представленного, например, деяниями и высказываниями гиперборея Абариса. Это след отечественной мысли из округи Ра (Волги; тюрские слова типа урас-орус – русский, происходящий от Ра-Рав; так называют реку в ряде языков и ныне). От магов персов и платоников в древности шел счет в 5000 лет между старшим Зороастром (его родину ныне упорно определяют в округе Урала) и падением Троию. Правда, одного из следующих Зороастров (пророков авестизма было до двадцати) позже связали с VII—VI вв. до н.э. 11 Имя Зар-ат-уст-Ра (условно - Царь-отец от уст Ра-Волги) по словообразованию сродни имени ассирийского царя Ас-арх-от-Дон (условный смысловой перевод: Высший архонт Отца-Дона). При этом в царском имени Дон предстает в своем тайном для других античных индоевропейцев виде, которые устойчиво знали Дон только как Танаис. Округа Дона и Приазовья тоже богата на всевозможные клады. 10. ВДИ. 1947. №3. С.246-248; Русь до Руси (РдР). Н.,1995.Вып. VIII. С. 1,42-44; РдР, IX. С.19-21. 11 (Философское наследие. Т. 99). Диоген Лаэртский. О жизни, ученых и изречениях знаменитых философов. М., 1986. С.55; редактор тома и автор вст. статьи А.Ф.Лосев, перевод М.Л.Гаспарова.

На путях от Кавказа к Египту и Индии[править]

Американская ученая Диана Шманд-Бессер и другие археологи считают, что на Среднем Востоке (земли нынешних Ирака и Ирана, ближе к Каспию и Кавказу) около 10 тыс. лет назад уже сложилась система хранения и передачи экономической информации с помощью глиняных объемных символов (tokens). Именно как система учета сбережений-накоплений в натуральной (складируемой) форме. «Бирки» говорили о многом, символизировали числа и качества товаров.Да и гарантировали их сбережения . Любопытно, но бирки-цилиндры (со знаками) применялись при пометке собственности и связок товаров и в средневековом Новгороде. Ученые давно отметили продолжение средневековой Русью мер и весов, других важных черт древневавилонской жизни. Русские летописи считают, что «нарци еже суть словене» обитали почти 5 тыс. лет назад в той округе и вместе с 72-мя первыми народами на планете строили там Вавилонскую башню. Это существенный символ накопления недвижимости. В библейское «послепотопное» время около 3000 г. до нашей эры экономическая жизнь на планете вновь активизируется. По русским летописям, северная держава «русь, чюдь и вси языци» с тех пор входила во владения Иафета, одного из сыновей Ноя. В греческом эпосе, это Иапет – отец или брат Прометея, учившего людей делать сбережения и беречь, прежде всего, огонь родного очага. Южнее Кавказа укрупняются хозяйства больших храмов, посвященных шумерским богам, включая и Бела (автора всемирного потопа у шумеров), близкого северному Велесу (Волу, Валу). Архаичные таблички сменялись массой табличек с идеографическим письмом, что тоже фиксировало принадлежность и движение товаров, их накопление в складах. При храмовых складах возникали архивы табличек и школы писцов, умеющих вести учет. Обучение неразрывно связывалось с трудом, с «добрым созданием» и накоплением необходимых материальных благ… Как и учит зороастризм. В начале мая почитатели Заратустры обычно отмечали праздник Аша Вахишты – хранителя Небесного огня и изобилия. Писцы храмов города Шуруппака около 2600 г. до н.э. готовились не только для учета хозяйственной деятельности, но для юриспруденции и накопления культовых знаний. Писцы становились самостоятельной профессиональной группой и уже не участвовали в производстве. Знания и квалификация писцов оказывались много шире, чем требовали хозяйственные нужды храма. Школы приобретали название «э-дуба» – «Дом табличек (знаков, знаний) » (по сути и документов о сбережениях). Если лингвисты передают звучание шумерского языка правильно, то шумерское «э» у индоевропейцев означало «ойко – эко: коза, хата, хозяйство». А кора «дуба» у северян, как затем береста, была привычным материалом для нанесения знаков. Да и глиняные бирки «токенс» напоминают славянские «токать; токовать» – говорить, обсуждать; «токовища» – места переговоров, общих дел, торгов-обменов. Корень переходил в имена. Северный философ Токсар («царь тока-разговора», жил ок. 645 – 585 гг.до н.э.) стал знаменитым врачом в Афинах. А царь Таксакис («говорливый сак») был соратником скифского царя Антира, уводил мирных жителей во время войны с Дарием 1 к верховьям Борисфена (Днепра). Возвожно, ностратический корень перешел в славянское «толк» – делать выгодно, с умом, сберегать с ростом. И в слова «точить», «токарь» – делать точно, остро, быстро. Скифы-саки тоже косвенное отношение к зороастризму имели – они около 23 веков назад заняли священную страну зороастров у озера Замун (Зарех) на границе Ирана и Афганистана, откуда пошло ее название Сакистан (Систан, бывшая Дрангиана царя Виштаспа) Незаслуженно не повезло «дубу». Ныне «дуб дубом» – учащийся, который никак не может освоить новое знание. Однако у шумеров это понятие могло означать – «знаток всезнающий», надежный хранитель сбережений. Богатырская «дубина» в былинах не столько здоровенный кол с корневищем, сколько прочное и глубокое знание, позволяющее одолеть любых врагов. «Э-дуба» отсюда сродни будущей греческой «эко-номике» ( домо-знанию, домо-ведению, домо-строю) с соответствующими накоплениями. Но, к сожалению, нынешний мир узнает шумеров лишь в последние сто лет, а греческая культура принята эталонной несколько веков назад, с эпохи Возрождения. Поэтому чаще ведут истоки экономики и иных наук от греческих мыслителей, забывая евразийские корни более древнего экономического мышления. Древние школы (сколы, что созвучно самоназванию скифов 35 – 25 веков назад – «сколоты») нередко оплачивались родителями учащихся, попадать в них было престижно и перспективно. По содержанию учебных табличек прослеживается преподавание различных дисциплин (письма, счета, экономики, астрономии и т.п.), наличие в школах разных преподавателей. В какой-то степени это были древнейшие «академии» и «университеты», высшие школы для своего времени. Учителя и ученики увлекались систематизацией и классификацией не только экономических, но и всех явлений окружающего мира. А это уже – философия с логикой. В современных терминах, например, обращали большее вниимание в экономике на трансакционные издержки – они трудно поддаются учету и регулированию… Но зато о них можно порассуждать, как и о перспективах сбережений. Ностратический шумерский язык – как много позже старославянский – надолго закрепился в храмовом общении, делопроизводстве, школах. В жизни на смену ему приходили разные, особенно семитские языки, начиная с аккадского. Их использовал вавилонский царь Хаммурапи, создавший свои знаменитые законы в основном обобщением шумерского права из школ «э-дуба». И особенно его сын Самсуилун. Но и они же уничтожали шумерские города, великие храмы и школы - Ура, Урука, Ларсы и других городов. Царь Илиман (Иалмен, герой какой-то по счету Троянской войны, поселившийся в Приазовье: П.З.) из какого-то Приморья попытался им противиться, но тщетно. Школы заметно мельчали, все чаще становились сугубо семейными или частными. Но и отдача от полученного образования тоже снижалась – одно образование и тогда престижных должностей и сбережений уже не гарантировало. Официальный шумерский язык наряду с любым разговорным ученики должны были знать назубок. Но затем основное внимание уделялось математике, табличному учету (бухгалтерскому делу), юриспруденции, богословию, «жаргону различных профессий» (понятиям спецдисциплин), литературе и музыке. Экзамены, вероятнее всего, были письменными. (Перлов Б. И. Шумеро-Вавилонские школы Ш – П тысячелетия до н.э.. Автореф. Дисерт. На соискание уч.степ. канд.истор. наук. М.:Ин-т восток. РАН,1995. – 21 с., лит.6 наим.). Надо подчеркивать, что античная наука считала скифов древнее египтян по очеловечиванию, по цивилизованности и овладению изначальными знаниями – климатического влияния на людей, особой роли водоразделов в формировании поверхности земли, в существовании периодов «ужасного холода» (оледенений) и т.д. Школы «э-дуба» и писцовые школы Египта возникали при усилении социально-экономических связей Шумера и Египта с северной державой. Средневековая Русь во многом продолжала образовательные традиции Шумера и Вавилона – школы при храмах и дворцах, обилие экономического содержания в сохранившихся записях и надписях, церы и писала… Римляне в первые века нашей эры считали доказанным, что народы Скифии господствовали в Европе и Азии полторы тысячи лет примерно с 3554 г. до н.э. Сбережений и накоплений явно обеспечили себе массу (ранние античные клады, типа Майкопского, подтверждают это). Их владчество в Азии прекратил ассирийский царь Нин (Паний, Панин) около 2054 г. до н.э. В этот период полуторатысячелетнего «скифского господства» укладывается возникновение и развитие шумерских школ «э-дуба», времен почитания Бела. Вероятнее всего, дружины Скифии в Азии способствовали возникновению и существованию этих «скол» (сколоты – самоназвание скифов). А храмы Шумера (начиная с Вавилонской башни), как затем храмы и монастыри на Руси, оказыались центрами накопления товаров и богатств, часть уходивших на дани скифам (кутиям, ашкузам), как тогда именовали всех северян Шумеры строили мелиоративные (ирригационные) системы, которые известны в Приазовье, и на строительство подобных фараоны Сенусерты почти 4 тыс. лет назад выводили население Скифии к низовьям Нила. Общинники вместо прежних взносов в казну общин платили обязательные государственные и храмовые налоги. Храмовое хозяйство из общинной собственности тоже по существу переходило государству. Собирались народные собрания (вече), сходки воинов и советы старейшин. Но все большую роль в жизни играли цари городов-крепостей. Северные шумерские крепости Шуруппак, Киш, Мари, Эшнунна (у Богдада) и Ашшур активно вели торговлю с округой Кавказа. Позже купцы Ашшура с помощью северных наемников и формировали Ассирию, где роль северян всегда была высока. Но и почти 5 тыс. лет назад наемники Шуруппака стояли гарнизонами в основных шумерских городах Уруке, Умме, Лагаше и ряде других. Эти факты работают на римскую версию о «полуторатысячелетнем господстве» Скифии в Азии до возвышения Ассирии с ее вероятной близостью начальному зороастризму (почитанию Ахура-Ашшура). Торговля Шумера сосредотачивалась в руках тамкаров – торговых агентов храмов, царя и окружающей его знати. Тамкар по звучанию и словообразованию напоминает имя Тевтар – так звали эпического скифа, который обучил стрельбе из лука самого Геракла (тот стрелой поразил орла, терзавшего Прометея; раздвоил орлу голову). Шумеры во многом из округи Кавказа везли серебро, золото, медь, свинец и другие полезные для себя товары, усиливая обмен. Свою заметную роль играли и военные грабежи северян. Медь нередко была мерой стоимости, но все чаще ее заменяло серебро. Почти 5 тыс. лет назад в городах Шумера наблюдается купля-продажа домов. Известны посредники – «едоки» покупной цены. Обычно это соседи или родичи продавцов. Свое получали и писцы (в этом случае как бы нотариусы), оформлявшие сделку. Жизнь бурлила, поражала многоцветьем (шумеры уже увлекались пивом, бурными беседами на застольях). Собственно, радостей жизни затем учили не избегать зороастризм и философы античной Греции. В селениях наиболее работящие люди ( которых привлекали и в армию) назывались «шублугали» (подчиненные царя), что случайно созвучно позднему «шобла» (мнящие себя приближенными). Иногда их именовали «гуруш», греки и у Азовского моря позже таких называли «курос» (сильные, молодцы), что связывают с поздним русским «кореш» – соратник по делам, свой парень. Владельцы храмовых и царских наделов работали летом месяца четыре. Тягловый скот, плуги и другие орудия труда им выдавались из храмовых или царских хозяйств. Основным зерном был ячмень, который уже использовался для приготовления пива. Все это – богатство, капитал, заметной частью сберегаемый и севернее Кавказа (обилие находок говорит об этом). Древние общинные суды, вероятно, связанные с традициями северян, уже не удовлетворяли сформировавшуюся в Шумере за тысячу лет собственную знать. Царь Урукагина около 2370 г. пришел в власти и стал развивать свою судебную систему, во славу Нингирсу – главного бога Лагаша (помним: орси-ирсу – русские, как и нынешнее чеченское «орси-гасхи»). Войска, верные Нингирсу (как богу) и царю (как исполнителю воли бога), насчитывали около 36 тыс. мужей. Тяжеловооруженные наемники царя Лугаль-анта были большей частью казнены, но оставшиеся перешли на сторону почитавших Нина (его храм был в царском квартале Гирсу). Бог, его жена Бау (Баба) и их сын были объявлены владыками страны и ее богатств.Накоплений и сбережений там хватало. Вероятно, греко-римская традиция превратила события, связанные с Нин-гирсу, в легенду о прекращении скифского господства в Азии около 2054 г. до н.э. с родоначальником ассирийских царей Нином (Панием, Панином, который сам мог происходить из северных наемников). Но это произойдет попозже. Энлиль (бог земли) признавался у шумеров сыном Ана (бога неба) и имел жену Нинлиль (богиню плодородия и жизненных сил), родившую богиню Луны Нанну. Центром почитания Энлиля был северный город Ниппур. Северные семиты от Кавказа, взаимодействовавшие с массой северян и знавшие их устойчивые традиции, стали называть Энлиля Белом ( владыкой, богом, Велесом), а его жену Эштар ( просто «богиней»; Эст-Ар; от Ра - Волги). Храмы Нинлили сменялись ассирийскими храмами Иштар (Астарты, Афродиты, Венеры – красота тоже богатство и требует сбережения). Царя Нина той поры наука пока не нашла, но Нин-гирсу и Нинлиль абсолютно известны. Эламский царь Кутер-нах-хунте в 2024 г. до н.э. разгромил шумерский Урук. Но римляне относили падение азиатского господства скифов к 2054 г. , когда правил Бурсин и еще не позволял ярым семитам торжествовать над Нинлиль и Энлилем. Возможно, эпические ошибки в хронологии от реальных событий в несколько десятилетий для многотысячелетних глубин истории не так и страшны. Ростовщический процент около 40 веков назад на путях из Скифии к Египту достигал примерно 20-25% в металле и около 33% в натуре (обычно в зерне). Ростовщик – человек, сдающий обычно свои сбережения в рост. Поэтому ростовщические традиции важны и для истории отечественной сберегательной мысли.

Сбережения индоарийства от Ра[править]

Индоевропейская «Арт-хаш-астра» (Наука о государственном устройстве), выразившая древние традиции брахманизма в округе Индии около 20 веков назад, явно отражала и многовековые индоевропейские порядки в Скифии и других индоарийских и индоиранских стран. Вероятно, здесь представлены и порядки, существовавшие около 40 веков назад в округе приуральского Аркаима ( родных земель Заратуштры – греческого Зороастра). Деловитость, материальное увеличение (сбережение и накопление) сил добра – важнейшая составляющая зороастризма, противостоящего аскетизму. Это главная черта индоевропейской мысли о сбережениях, что рождалась в древности и на землях нашей страны (Аркаим и его округа Приуралья – подтверждения этому). По священным и проверенным веками установлениям (частью выраженных в законах Хаммурапи и близких им), цари должны были заселять в своих странах старые и вновь образованные области «путем привлечения жителей других стран или путем выселения избытков жителей своей страны». Селения требовалось создавать преимущественно из 100 – 500 семей земледельцев, а расстояние между ними соблюдалось в 3,5 – 7 км (одна – две кроссы; две кроссы – фарста, фарасанга; верста, но «девальвированная» к средним векам). Границами селений определялись реки и горы, леса, овраги, валы. 800 селений составляли округ (стханию – стан). 400 – район (дронамукху – полстана, ном). 200 – волость, погост (квархватику; квартира). 10 селений – общину, «местечко» (санграхану). По границам области ставились крепости охранителей границ и сторожевые ворота. Промежутки между областями охраняли подчиненные племена, «лесные жители». Хотя явно не всегда и не во всех странах людей для такого заселения и таких порядков хватало. В таких условиях не могли возникать чрезмерные личные сбережения. Правда, жрецы, советники-наставники, домашние жрецы и ученые получали земли, свободные от взысканий и налогов, да и приносившие доход. Земли бесплатно выделялись надзирателям, учетчикам (логографам в Риме и Византии) и иным старостам, старшинам, тренировщикам коней и волов, посыльным, но без права продажи и заклада. Плательщики налогов получали возделанные поля в личное пользование. Невозделываемые поля изымались и передавались рачительным хозяевам – сельским наемникам и торговцам. Казна помогала земледельцам зерном, скотом и деньгами. Ссуда возвращалась в казну царя добровольно, но обязательно. Как в Риме и затем в Византии, царь Индии обеспечивал населению помощь и освобождал от налогов, если в целом хозяйственная политика вела к наполнению казны. При истощении и разорении казны льготы отменялись, «ибо царь, обладающий малой казной, истощает горожан и селян». Но при введении налогов «он должен, как отец, оказывать помощь». Здесь явный курс на усиление государственных накоплений, идеологами чего затем были русские князья, царь Иван Грозный и тот же Иван Посошков. Античный царь выступал инициатором устройства рудников, промыслов, рощ ценных деревьев и пастбищ, торговых подворьев, водных и сухопутных путей сообщений, торговых городов, оросительных систем, священных мест и рощ. Уклоняющиеся от царских работ должны были давать взамен работников и рабочий скот. От них требовали участия в расходах, но не гарантировали им доли в прибыльных делах. В благоустроенных местах право собственности на предметы торговли (рыбу, дичь, растения и т.п.) тоже осуществлял царь. Но он же должен был содержать детей, стариков, больных, убогих, беззащитных, беременных женщин и рожденных детей. Как не раз делали Рим и Византия, царь Индии отсвобождал от налогов страну, разоренную нашествием вражеских войск и «лесных племен» (шаек бандитов), терзаемую эпидемиями, нищетой, расточительными играми. К этому церковники призывали в трудные времена и князей Руси. Прежде всего защищалось земледелие – от притеснений штрафами, подневольным трудом, налогами, от воровства и стихийных бедствий. Затем держались свободными торговые пути – от произвола «любимцев царя» (его слуг), воров (соловьев-разбойников), мздоимцев-«охранителей границ» (таможни; мытарей – плодящих «мытарства»). Доходы и расходы казны указывались достаточно точно. Индоевропейские самодержцы определяли обычно главного собирателя дохода. На Руси не чурался это делать сам князь. Он имел в своем ведении доходы от всей страны, ее частей, крепостей, рудников, оросительных систем, лесов, пастбищ и торговых путей, включая водные. В античности считалось, что доходы страны и части страны – это доходы от пашни, имений царя, жертвоприношений, налогов, торговли, охраны рек, переправ, судов, торговых местечек, лугов, дорог, стражи. Города-крепости обеспечивали – пошлины, взыскания, поборы, взимания за использование мер и весов, доходы от градоначальников, надзирателей за чеканкой монет, за печатью. Они же давали прибыль с напитков, боен, ниточных изделий, растительного и топленого масла, сахара, от ювелирных дел мастеров, от рынка, от публичных женщин, игроков, построек, цехов ремесленников и мастеровых, от надзирателей за божествами, поступления от ворот и от пришельцев. Сбережениям способствовали доходы рудников – золото, серебро, алмазы, драгоценные камни, жемчуг, соль и иные полезные ископаемые (этому немало археологических свидетельств на землях России). Доходы от орошений – огороды, плодовые сады, насаждения корнеплодов и т.д., что развивали еще до геродота жители Скифии. Доходы от лесов – блага от диких животных и других даров природы, строевые деревья и т.п., что учитывали Анахарсис и зороастрийцы Доходы от пастбищ – тучные стада скота, коров, буйволов-туров, свиней, овец, коз, коней, что доставляло радость Анахарсису и зороастрийцам. Доходы от торговых путей – поступающие по ним товары и услуги в обмен на уходящие из страны товары и услуги. Скифские философы и зороастризм тоже не игнорировали торговлю. Отсюда источники сбережения и накоплений - «дохода суть: основные материальные средства, доля (царя), пошлина, налог за вход (в страну), обычный налог, соляной налог, пени». Указывались и расходы. «Предметы расхода суть: (расходы, которые идут) на почитание богов и предков, на подаяния, на благоположения, на терем (дворец), на кухню, посольства, сокровищницу, арсенал, торговые заведения, помещения для сырья, ремесленные производства, на принудительные работы, на содержание пехоты, конницы, колесниц, на загоны для скота, заповедники ручных и диких животных, птиц и хищников, заповедники топлива и травы…» Например, заповедники диких животных были у русских князей около тысячи лет назал у реки Ловать, своим названием указывающей на места более древних «ловов». Выпарка соли в округе крепости Руса обеспечивала часть соляного налога и пени. А в округе Ильменя с иноземных товаров брались пошлина и, вероятно, налог на вход в державу, наследницу традиций Великой Скифии. На основе нескольких тысячелетий опыта торговых взаимосвязей на путях от Скифии к Египту и Индии «Артхашастра» указывала традиционные для индоевропейских стран требования. В стране и основных ее частях действовали надзиратели за торговлей (они известны в городах Приазовья задолго до нашей эры, скифы как такие надзиратели славились и на рынках Афин). От надзирателя требовалось иметь точные сведения о различных товарах, являющихся продуктами суши и моря, поступающих по любым торговым путям. Он должен был знать различия цен основных товаров, вариации спроса на них (большую или меньшую их ходкость). Надзиратель определял, в какое время товары следует пускать в обращение, накапливать, закупать и продавать (во имя казны и интересов державы). Избыточные товары придерживались с целью повышения цен. Царские товары местного происхождения имели единую форму продажи (по месту, цене и т.п.). Иноземные товары – различные формы продажи. Но все это делалось в пользу подданных данной державы. Требовалось избегать прибыли, которая, хотя бы и привлекала своей значительностью, приносила вред подданным. Не допускались ограничения по времени в продаже товаров первой необходимости, да и не разрешалось чрезмерное накопление таких товаров. При продаже царских товаров в убыток торговцы обеспечивали возмещение. Налог с оборота (в пользу казны с торговцев) выражался в 1/16 части для товаров, продаваемых по мере, в 1/20 – для товаров, продаваемых по весу, и в 1/11 – для товаров, продаваемых по счету (по качественным единицам, штукам, как - в частности, автомобиль ныне). Товары иноземного происхождения привлекали рядом льгот. Купцы-мореходы и хозяева сухопутных обозов освобождались от поборов, чтобы они стремились к сбыту и в будущем. Иноземных купцов не привлекали к суду по денежным делам, но это не распространялось на их слуг. Выручка от продажи складывалась в опечатанную деревянную коробку. В конце дня она отдавалась надзирателю торговли. Тот делал необходимые подсчеты и вычеты, возвращал остальное торговцу. Подобное, вероятно, наблюдалось и на Торгу Великого Новгорода. Надзиратели за торговлей лично участвовали и в экспортных операциях. В других странах они должны были умело соотносить стоимость своих и чужих товаров. Учитывать чистую прибыль за вычетом пошлин, уплат пограничной охране, различным конвоям (по сопровождению товаров), расходов на довольствие и вознаграждение наемных работников. Допускались своеобразные рекламно-демпинговые акции. «Если прибыли не предвидится, то надзиратель должен предусматривать выгоду в будущем, возможную от вывоза и обмена собственных товаров с учетом изменения соотношения цен». Потери ¼ прибыли в международной торговле были привычными, они списывались на обеспечение безопасности торговых путей. Оживленная экономическая жизнь во благо сил Добра – радость зороастризма. Составление «Арт-хаш-астры» предписывалось брахману Каутилю («Кутиле», по иронии; кутию-ашкузу; «скифу»), советнику самого Чандрагупты. Этот документ как бы суммировал порядки и опыт всего индоевропейства, происходившего из округи Черного моря и Каспия около 4 – 5 тысяч лет назад. И многое из этого документа, как подтверждают в сумме самые разные источники, наблюдалось и в округах Скифии, а затем и в средневековой Руси. Во времена окончательной редакции «Арт-хаш-астры» приазовский философ-экономист Сфер Боспорит около 23 веков назад был советником по государственным реформам царей Спарты, а затем египетских царей Птолемеев. Допускают, что его идеи отражает египетская «Инструкция эконому». Она составлена от имени главы финансовой администрации в Египте – диокета – и адресована начальникам администрации в номах (округах) – эко-номам. В частности, инструкция требовала от каждого эконома: «Следи за тем, чтобы товары продавались не дороже предписанной цены. Обследуй специально и те товары, на которых нет твердых цен и на которые предоставлено право продавцам назначать цены по своему усмотрению, и назначь соразмерную прибыль и заставь продавать…» Автор инструкции призывал беречь орудия труда – основной капитал: «Лишнее оборудование необходимо собрать в склады и держать под печатью. Если ты (правитель нома: П.З.) здесь допустишь оплошность, будь уверен, что, помимо платежей, ты навлечешь на себя чрезвычайное презрение, от которого тебе избавиться будет нелегко. Доход от пастбищ занимает одно из первых мест, и его легко увеличить, если вы наилучшим образом поставите регистрацию скота».12 12 Цит. по книге: Практикум по истории древнего мира. М.:Просвещение, 1995. – С.181; 78 – 94.

Русь по скифским традициям[править]

Роль общегосударствненных экономических порядков в индоевропейских странах в ту пору была достаточно высока. Часть причерноморской Скифии от Дуная до Днепра в первые века нашей эры вошла в римскую провинцию Мезия (Межа), поэтому частью скифов (будущих словено-русов) были хорошо усвоены римские торговые и финансовые нормы. Эти порядки активно применялись в Боспорском царстве Приазовья, где боготворились римские императоры. А затем здесь находила опору и Византия, считавшая русские княжения подчиненными себе «северными архонствами». Скифия и Фракия (будущая Болгария) признавались родственными с античных времен. Скифы, по сути, стали основным населением Фракии со времен Константина Великого, сделавшего Константинополь (Царьград русских летописей) столицей Византии. Имперские законы уже 14 – 15 веков назад указывали: «По всему фракийскому владению (частью его была провинция Скифия Малая) навсегда уничтожается подушная подать и должен уплачиваться только поземельный налог. Если кто примет и удержит чужого колона (земледельца-крепостного), он должен заплатить два фунта золота тому, чьи поля беглец лишил работника, и должен вернуть колона вместе со всем его скарбом и семейством». Во времена Хаммурапи более двух тысяч лет до этих законов за укрывательство беглых работников новые владельцы платили жизнью. А если они сами выдавали бежавших, получали за каждого по 2 сикля (стоимость 4 овец или свиней). Финансовое дело Рима, затем и Византии, имело при дворе двух высших чинов – «комитета царских щедрот» и «управляющего имперскими доменами». Первый ведал всеми монетными поступлениями (от провинций и отраслей), пошлинами, торговыми сборами, доходами рудников и имперских фабрик. Второй – дворцами, имениями, конскими заводами. Выходцы из Скифии со времен аланов Аспаров ( Избора в эпосе славян), влиявших на смены императоров, занимали немало ключевых постов в империи. Король Скифии и Германии Ругила (Руас) около 434 г. добился повышения ежегодных выплат от Византии с 350 до 700 фунтов золота. Затем в отдельные периоды северные властители получали от империи ежегодно и тысячи фунтов . Но поселившиеся на землях Византии скифы (как земледельцы, воины и чиновники) приносили ей доход неизмеримо больший. Около 500 г. при императоре Анастасии, соратником которого был влиятельный скиф-алан Виталиан, имперская казна достигла накоплений в 320 тысяч фунтов золота. Правда, почти десятая часть вскоре ушла на строительство каменного собора Софии ( вероятно, сопоставимы затраты русской казны через пять веков на строительство каменных Софий в Киеве и Новгороде при Ярославе Мудром). В империи единицей земельного обложения веками был «югер» (примерно четверть десятины). Большой «юг» (кор) был примерно в шесть раз больше – полтора гектара (средневековой русской единицей обложения была «обжа» – до десяти югов-коров). Земли делились по качеству, начиная с виноградников. 1 югер виноградников приравнивался к 4 югерам лучшей паходной земли, 8 югерам средней пашни и 12 югерам пашни третьего разряда. В провинциях определением конкретных размеров дани и их сбором занимались логографы и табулярии – нередко выходцы из Скифии. Позже к сбору даней их привлекал и Арабский халифат. Для раннесредневековой Руси с ее огромными землями все же более эффективной признавалась подушная (подворная) подать – по монете и «бели» от дыма-очага-дома. Мнения о смысле слова «бели» (девица, белка, полотно и т.п.) разные. Русские князья 10 – 12 веков назад лично с дружиной в зимнее время занимались «полюдьем» - сбором дани с семей (хозяев-людей) в русских княжениях. С весны до осени дружины нередко кормились в южных краях. И предпочитали натуральную оплату денежной, хотя не гнушались и денег. Да, в частности, и Киев требовал с Новгорода в 882 – 1054 гг. ежегодно по 300 гривен серебра «мира для». Если бралась примерно десятая часть, то Новгород в тот период имел в среднем ежегодный доход около 3000 гривен – стоимость примерно 6 – 12 тысяч коров или лошадей, железных мечей. За все 172 года сумма дохода могла превысить 500 тыс. гривен (половина ушла на строительные работы – каменные София и Кремль, мостовые и т.п.). А дань – десятую часть суммы. При этом Владимир и Ярослав Мудрый немалую часть дани вложили в развитие самого Новгорода. Но кроме Новгорода приносили общий доход Руси и десятки иных городов, около миллиона семей земледельцев. Так что казна державы могла ежегодно достигать в среднем 15 – 18 тыс. гривен (фунтов) серебра. Примерно двух миллионов арабских дирхемов. Возможны вариации оценок, но необходимы и эти предварительные представления. Конечно, для контроля расходования в год 320 тыс. фунтов золота (около 520 г. Византия) и около 20 тыс. фунтов серебра ( примерно в 1050 г. Русь) требовались разные контрольно-финансовые и финансово-управленческие органы. Княжеский казначей (ключник) не мог тягаться с имперским финансовым аппаратом, но делал для развития финансов своей страны тоже немало. Основные силы словено-русов ушли на покорение Византии, чтобы участвовать в дележе ее сотен тысяч фунтов золота. Около 580 г. Иоанн Эфесский о тех ратниках-славянах говорил: «Они стали богаты, имеют много золота, серебра, табуны лошадей и оружие, и научились вести войны лучше самих римляг». Правда, у низовий Дуная образ жизни приграничных славян был много скромнее. В связи с обилием строительных материалов, они в лесных краях – как и считал еще Платон, - не очень заботились о сохранении домов. Германец Гельмольд веков через шесть после Иоанна отмечал на славянских землях следующую традицию : «Едва раздается клич военнной тревоги, они поскорее заберут весь хлеб, спрячут его с золотом, серебром и всякими дорогими вещами в яму (под землю), уведут жен и детей в надежные убежища, в укрепления, а не то в леса, и не останется на расхищение неприятеля ничего, кроме одних изб, о которых они не жалеют немало». Жалеть-то родные избы жалели, но жизнь и ценности признавались дороже. Главное, славяне зрелого средневековья уже отмечены как владеющие во многих семьях существенным капиталом – золотом, серебром и всякими дорогими вещами. Этого явно хватало и в Великом Новгороде, где вскоре после Софийского собора появляются и другие каменные храмы. Русь походами дружин Олега и Игоря более тысячи лет назад добивалась от Византии для русских купцов права беспошлинной торговли, организации в империи русской фактории, разрешения конфликтов по «закону русскому». Олег получал с империи дань, как задолго до него Рим платил за мир и царям Скифии. И даже много больше – 960 тыс. золотых гривен, если верить летописям. Персия, наследовавшая порядки скифской династии Аршакидов (затем Сасанидов), была по налогообложению близка Риму и Византии. Единицей поземельного обложения со времен канонизировавшего «Авесту» Хосрова (современника Юстиниана, упоминаемого и летописями) считался гариб (примерно равный югеру–четверти десятины). Налог с гариба виноградников составлял 8 дирхемов, с гариба люцерны – 7, а с гариба ячменя – 1 дирхем. Подушная подать в семьях распространялась только на мужчин 20 – 50 лет. В зависимости от имущественного положения они платили 4, 6, 8 или 12 дирхемов в год. Поэтому дань с русских дворов по дирхему с сохи в год, какую использовали хазары и арабы, можно признать в овределенной степени и щадящей. Гражданские управленцы провинциями Ирана назывались «падгос-паны» – «погостов паны», что созвучно вероятному славянскому названию этих должностей. Взаимосвязи Скифии и Ирана (на землях бывшего Шумера) в ту пору имеют богатые археологические следы вплоть до Урала и округи Валдая. Века три позже византийцы так характеризовали население округи Руси: «Все они жадны и за малейшую услугу требуют непомерно высокой платы, нужно привыкнуть раз навсегда встречать спокойно их дерзость. Им хочется иметь платья, какие носит царь, и золотые украшения, какие есть только в алтаре св. Софии». Словено-русы со времен первых императоров Византии попадали в имперскую гвардию и знать, поэтому и знали себе цену. Правда, по некоторым данным, Святослав по сути служил императору Никифору Фоке якобы всего за 100 фунтов золота (1500 фунтов серебра). А свидетель той поры Лев Диакон все же указал, что по просьбе императора херсонесец (севастополец) Калокир из Крыма привез русскому князю 1500 фунтов золота. Но всего до 3 тыс. золотых гривен-рублей, чтобы князь усмирил непокорную Болгарию. Подобные деньги получал с империи и скифский царь Аттила (возможно, в память о нем город у низовий Волги и сама река назывались – Атил, Атиль), хотя проводил в итоге необходимую себе политику. Специалисты отмечают, что через Русь 1Х – Х1 вв. только в Скандинавию транзитом перешло с юга и востока, включая и округу Каспия, несколько миллионов фунтов серебра (по стоимости - сотни тысяч фунтов золота). Зять Ярослава Мудрого норвежский король Харальд, погибший в борьбе за трон в Англии, держал свою казну (сбережения) именно в Великом Новгороде. В русле этих многотысячелетних традиций приходит понимание, как глубоко связан с историей отечественной мысли исходный зороастризм. Хотя бы Средняя Азия признавалась начальной для движения Заратуштры. Но уже видный лингвист В.И.Абаев в работе «Скифский быт и реформа Зороастра» («Archiv orientalni», 1956, v. 24, №1) или авторы «Истории таджикского народа» (Т.1. М., 1963) все больше подтягивали родину автора древнейшей части «Авесты» к низовьям Волги или югу Урала. В.В. Струве в статье «Родина Зороастризма» ( Советское востоковедение. 1948. № 5. С.5 – 34) по сути указал, что у многих мест есть шансы преставать «родиной Заратуштры», как немало античных городов спорили за право считаться родиной Гомера (Киммерийца, доскифского жителя Приазовья и библейского сына Иафета-Иапета). Уже после этих работ академик В.Ф.Генинг открыл древнеарийский погребальный комплекс «Курган Синташта» в округе Урала, переведя вопрос о здешних ариях из области легенд и лингвистических версий в сферу материально ощутимых фактов (хотя для авестизма не в них главное). Его ученик, доктор исторических наук Г.Б.Зданович в 1987 г. исследовал сакральный центр древних ариев «Аркаим». Ныне существенно изучена у Южного Урала и индоарийская «страна городов» (много позже скандинавы называли Гардарикой – «страной городов» – именно Русь) со своими обильными накоплениями и сбережениями (например, сейминце-турбинцев). За право быть «родиной Заратуштры» ныне соперничают округи Перми (древнеантичной Гипер-Бореи, затем Бермия, Бярмии), Челябинска, Екатеринбурга… По легендарной Арьяна-Ваэджи (священной земле древних ариев у Урала) проводятся международные тур-фестивали «Путем Заратуштры» от «родины Зороастра» у Перми до Аркаима, где учение пророка якобы было впервые воспринято царем Виштаспой (Митра. Зороастрийский журнал. 2000. №2 (6). С. 30 – 32). Правда, большинство энциклопедий и справочников пока не учитывают эти научные достижения и версии. Отсюда нет и учета идей авестизма в истоках отечественной экономической мысли, включая и теорию-практику сбережений. Священную страну Дрангиану («Походную» – Зарангиану, Зранку, Зарангу и т.п.), где правил Виштасп, обычно продолжают указывать у озера Хамун (Зарех) на границе Ирана и Афганистана. По здешней долине, где протекают реки и есть богатые пастбища, тысячи лет проходил путь северных скотоводов на юг, вплоть до Индии. Когда скиф Арсак 1 с дахами (парнами) обосновался в Парфии, дав начало династии Аршакидов, округу Хамуна около 22 веков назад стали завоевывать скифы-саки. Они создали царство Сакистан (Систан), память о котором сохраняется и в нынешнем Иране. Река Вишера у Ильменских гор известна на Урале (Вишера и Ильмень – привычные новгородские ононимы). Заран (Зоран, Зран) – одно из популярных индоевропейских имен, со средних веков известное и славянам. Как и в случаях с «родиной Гомера», шанс быть «родиной Зороастра» у Приуралья – объективно – есть. Тогда, действительно, надо тщательнее изучать и зороастризм в контексте истории отечественной экономической мысли и всей философии. Заратуштре обычно приписывают Гаты – древнейшую часть Авесты. Гаты допускают свободу выбора для человека – он может стать на любую сторону в борьбе добра и зла. Но совместное коллективное усилие приверженцев истинной веры в могущество верховного и единого бога Ахура-Мазда (для «уральцев» – Ах-Урам-Азда: небесное здание – небесное совершенство) приводит к конечной победе сил добра. По имени бога иногда учение именуют и маздеизмом. Человека ведут к доброму началу и спасают от зла не столько обряды и молитвы, сколько праведный образ жизни. Надо умножать благое материальное бытие ( скот, рыбу и плоды земные), воспроизводить доброе потомство, умножающее воинов доброго начала. Именно в этом суть праведных накоплений и сбережений. Поэтому зороастризму чужд аскетизм, который проглядывает в позициях Абариса и Анахарсиса (у последнего, правда, меньше). Это мощное основание и для отечественной сберегательской мысли. Зороастризм (Зороастр – греческое имя Заратустры) причисляет к силам зла дайвов (дэвов, дивов – демонов), которых почитали народы округи Каспия и южнее. Добрыми признавались асуры (акуры, куры – владыки) с властью морального порядка. Греческое «куриос» (господин) затем применялось к царям округи Скифии. В частности, Варасва-курий помог в 705 г. бежать из приазовского плена византийскому императору Юстиниану. Главную роль в зороастризме играет огонь – как вопрощение арты (артели), божественной справедливости (со времен эпического Прометея). Силы добра возглавляет сам Ахурамазда (Ормазд и т.п.) и его «Святой Дух» (Спента-Майнью; София у христиан). Силы зла выступают во главе с духом-разрушителем Анхра-Майнью (Арихманом и т.д.). Цель всего мирового развития – победа добра над злом, но борьба этих сил идет с переменным успехом. Дуализм и диалектика – заметные черты зороастризма как реальной античной философии, признаваемой самими античными историками философии. Скифы, жившие на территории Персии (они отмечены там во времена Александра Македонского), неизбежно придерживались – если к тому же были индоиранцами (как считают многие ученые), - каких-то течений зороастризма. Возможно, зерванизма, на который обращает внимание П.П.Глоба (Митра. № 2(6). С.6 – 13). Идеи зороастризма ныне живы, поэтому само учение может рассматриваться подробно как и современное экономическое. Когда византийцы в 579 г. пришли к Уралу или Алтаю (по морям и рекам переправлялись на олькадах-ладьях), их поразила богатая столица царя Турксанта. Тот высокомерно произнес: «Вы, ромеи, с разными народами употребляете десять разных языков; но все они суть одна и та же ложь…И государь ваш заплатит мне за то, что, ведя со мною дружеские переговоры, он в то же время принял в свой союз наших рабов (аваров)… Но я очень хорошо знаю, где текут Днепр, Истр (дунай) и Гебр… Я знаю также и ваши силы. Мне же повинуется вся земля, которая начинается от первых солнечных лучей и кончается последним…» (Цит. по: Иловайский Д.И. ИСТОРИЯ РОССИИ.Начало Руси. – М.:Актуальная история России, 1996. – С.221 – 222). Подобное несколько годами ранее говорил у низовий Дуная своим врагам и царь славян Добрент (Даврит). А за два века до этого царь скифов Ульдин. Земля была главным накоплением и сбережением наших пращуров-земляков. По сути, как и затем – от Москвы до самых до окраин, с южных гор до северных морей. Но боготворение солнца – это след и почитания Мит-Ры (у реки Ра; Родины Ра-солнца). Капитал образуется сбережением труда и является накопленным (вложенным) трудом. Современные поколения богаты сбережениями всех предшествующих поколений на земле. И природно-духовная составляющая всех сбережений с глубокой античной поры вдохновляла и вдохновляет отечественную сберегательную мысль. Новое общество рождает новые системы мысли. Советское общество, действительно, подчиняло сберегательное дело так или иначе «торжеству мировой революции» за счет растранжиревания даже мизерных сбережений подавляющей части населения. Античные представления наших пращуров-земляков трубовали большей ответственности от государства. У населения в условиях глобализации всегда проблема – кому доверить свои сбережения. Постоянно угрожающий дефолт доверия даже к государственным гарантиям не прибавляет. Нет абсолютной защиты накоплений и в зарубежных банках, да и для подавляющей части жителей России с их мизерными сбережениями «на черный день» (эти сбережения могут потребоваться в любой момент) вложения в эти банки не актуальны. Отсюда привычное упрятывание сбережений в индивидуальные «домашние банки», в клады-хоронушки. Это пока и гарантирует России отсутствие ежегодного инвестирования в экономику со стороны населения до 40 – 60 млрд. долларов (больше официального уровня инвестиций в стране). Доверие к государству, как и во времена Ахилла и Анахарсиса, остается одной из главных проблем отечественных теории и практики всего сберегательного дела. Самое существенное для граждан – обеспечение целостности своей державы, гарантии сохранения величия родной земли и отсутствия нередкой предательской политики со стороны властей по отношению к своим «подневольным согражданам» («наивным и простоватым», но пока добрым, как и при Анахарсисе).

Поисковые системы Интернета (включая картинки)