История Японии:Военная экономика Японии

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Война стоила Японии колоссального напряжения всех видов ресурсов — финансовых, производственных, людских. Приоритетным направлением экономического развития стала военная промышленность, а функционирование всех других сфер хозяйства во все большей степени ориентировалось на обслуживание нужд армии и флота. Война также поставила на повестку дня вопрос о создании механизма государственного регулирования экономики, адекватного требованиям военного времени.

Разумеется, и во время войны главным рычагом государственного регулирования оставался бюджет. Через него государство аккумулировало существенную часть национального дохода страны и направляло полученные средства на военные нужды, выступая на рынке как предъявитель огромного спроса на продукцию военного назначения, что обеспечивало чрезвычайно выгодные условия контрактов. За 1936/37‒1945/46 фин. гг. государственные расходы Японии выросли с 2,3 млрд до 103,8 млрд иен и в целом составили 293,1 млрд иен. Из них на войну было израсходовано 221,9 млрд иен (75,7 %).

Пропорционально росту государственных расходов нарастали и размеры бюджетного дефицита — с 0,6 млрд иен в 1936/37 до 75,6 млрд в 1945/46 фин. гг.

Пополнение бюджета[править]

Внутренний облигационный заём[править]

Покрытие дефицита осуществлялось главным образом за счет внутренних займов, и к концу войны размеры государственного долга достигли астрономической суммы 113,4 млрд иен. При этом использовалась практика принудительного размещения облигаций государственных займов. Так, в первые месяцы войны Банк Японии принял решение осуществлять кредитование коммерческих банков только в том случае, если они приобретают определенное количество государственных облигаций. Дважды в месяц представители 45 крупнейших банков страны приглашались в Банк Японии, где они получали задания по покупке облигаций. Регулярное приобретение государственных облигаций было вменено в обязанность и всем прочим финансовым институтам (сберегательным банкам, местным коммерческим банкам, трастовым и страховым компаниям).

Правительство стремилось сделать облигации полнокровным финансовым инструментом; хотя их свободная продажа была запрещена, они принимались в качестве залога под ссуды. Кроме того, Банк Японии при выдаче кредитов предоставлял владельцам облигаций определенные льготы (снижение процента, увеличение сроков кредита и т. д.).

Около 30 % всех выпущенных во время войны облигаций было размещено в системе почтовых сбережений министерства финансов, где хранили деньги наименее состоятельные граждане.

Принудительные сбережения[править]

Во время войны была введена система принудительных сбережений, по которой рабочие и служащие были обязаны помещать определенную часть своих доходов на счета почтово-сберегательных касс. Так, в 1943 г. на них в принудительном порядке было переведено около 2/3 годичных бонусов рабочих и служащих промышленных компаний.

Налоги[править]

Одновременно значительно усилилось и налоговое бремя, причем основная его тяжесть легла на плечи рядовых граждан, так как в отношении компаний в период войны действовала разветвленная система всевозможных налоговых освобождений, льгот, скидок и т. д. Среднедушевая сумма налоговых сборов выросла с 26,5 иен в 1935 г. до 85,3 иен в 1941 г. и 201,6 иены в 1944 г. В 1944/45 фин. г. налоги увеличились на 2,9 млрд иен и составили 13,7 млрд иен. В то же время из-за резкого роста объемов государственных займов доля налоговых поступлений в доходной части бюджета снизилась с 58 % в 1936/37 фин. г. до 26 % в 1943/44 фин. г.

Государственное регулирование[править]

Бюджет был лишь частью сложившейся в военные годы системы государственного регулирования экономики. Другими ее составляющими были государственное предпринимательство, кредитно-финансовое регулирование и прямое административное вмешательство государственных органов в деятельность частного сектора.

Государственные предприятия[править]

В годы войны размеры государственной собственности увеличились незначительно, и доля его в совокупном предпринимательском капитале страны составляла около 20 %. В собственности государства по-прежнему находилась большая часть железных дорог, авиатранспорта, средств связи, около половины парка судов и автомобилей, а также несколько крупных предприятий и военные арсеналы. В то же время специфические условия военного времени породили различные формы смешанных государственно-частных компаний, где государству принадлежала лишь часть капитала, но деятельность которых находилась под жестким правительственным контролем.

Смешанные предприятия[править]

В целом эту группу предприятий можно разделить на две категории: государственно-частные компании, в которых существенная, а иногда и львиная доля капитала принадлежала государству; и частно-государственные компании, в капитале которых государство имело незначительную (часто символическую) долю, но которые были созданы по инициативе правительства и находились под его покровительством и контролем. Среди предприятий первой категории наиболее известным был металлургический комбинат «Нихон сэйтэцу», созданный еще в довоенные годы. Среди предприятий второй категории можно назвать железнодорожную компанию «Нихон цуун», компанию по производству жидкого топлива «Тэйкоку нэнрё», компанию международной электросвязи «Кокусай дэнки цусин» и т. д.

Компании государственной политики[править]

Наконец, во время войны в Японии возникла и такая уникальная форма предпринимательства, когда при сохранении права собственности на капитал за частными владельцами права управления компанией передавались государству (по принципу «частная собственность — общественное управление»). Именно на таких условиях под государственное управление были переданы частные авиастроительные компании «Накадзима хикбки» и «Каваниси какуки», а также частная электроэнергетическая компания «Нихон хассбдэн», созданная по инициативе правительства путем объединения почти всех компаний, занятых в производстве электроэнергии.

Частные или полугосударственные компании, находившиеся под правительственным контролем (получившие название «компании государственной политики»), пользовались значительными привилегиями, которые предоставлялись им в качестве компенсации за утраченную независимость. Прежде всего, они освобождались от всех государственных и большей части местных налогов и пользовались приоритетом при получении государственных субсидий. Кроме того, правительство гарантировало их акционерам определенный уровень прибыли и дивидендов (при этом в смешанных компаниях государство отказывалось от своей части прибыли на капитал, чтобы обеспечить более высокую прибыль частным владельцам). Наконец, этим компаниям предоставлялись исключительно благоприятные условия кредитования и право выпуска собственных облигаций (под гарантии правительства) на сумму, в 10‒15 раз превышавшую размеры их собственного капитала.

К началу войны на Тихом океане в Японии и ее колониях насчитывалось уже более 100 «компаний государственной политики», причем большинство из них были созданы в отраслях, имевших важное военно-стратегическое значение (разработка ресурсов, инфраструктура, энергетика, тяжелая промышленность).

Картелизация[править]

Однако наибольшая часть экономики в течение всего военного периода оставалась в частных руках и вне сферы прямого государственного контроля. Для использования ее потенциала для решения военно-стратегических задач государство использовало широкий набор средств кредитно-фискальной политики, а в определенные моменты — и жесткое административное регулирование.

Для облегчения государственного контроля над частным сектором было проведено объединение предприятий с тем, чтобы государство имело дело не с каждым предприятием в отдельности, а с их объединениями или ассоциациями. Еще в марте 1938 г. был принят закон о всеобщей мобилизации, в котором, помимо прочего, шла речь о создании объединений предприятий и оговаривалось право правительства на вмешательство в этот процесс. Всего к 1941 г. было создано более 20 тыс. всевозможных промышленных, торговых и иных объединений. Некоторые из них возникла на базе старых картелей, другие были образованы заново.

Контрольные союзы и ассоциации[править]

Основная статья: Контрольные ассоциации

Дальнейшим шагом в упорядочении этой системы стал выход в августе 1941 г. императорского указа, вводившего в действие закон об ассоциациях в главных отраслях промышленности. В соответствии с ним в 18 ведущих отраслях должны были быть созданы «контрольные ассоциации» и «контрольные союзы». «Контрольные ассоциации» объединяли в масштабах отрасли все крупные предприятия, а «контрольные союзы» — мелкие и средние. С 1943 г. все «контрольные союзы» должны были объединиться в единый отраслевой союз и перейти в подчинение соответствующей отраслевой «контрольной ассоциации».

Ключевые посты в «контрольных ассоциациях» заняли представители дзайбацу. К февралю І943 г. было создано 22 «контрольных ассоциации», которые возглавили директора крупнейших промышленных компаний и торговых фирм.

Контрольные органы были созданы и в сельском хозяйстве (в 1943 г. здесь действовало уже 50 «контрольных компаний» и 100 «контрольных союзов»), и в сферах торговли и финансов.

Все эти организации представляли собой органы частномонополистического регулирования, находившиеся в подчинении соответствующих министерств и ведомств и действовавшие в тесном контакте с ними. Руководство ими со стороны правительственных учреждений сводилось к постановке конкретных задач (например, достижение определенных объемов производства тех или иных видов продукции), а вопросы квотирования производства, распределения сырья, оборудования, выдачи лицензий на новые капиталовложения, организации сбыта продукции и т. д. находились в ведении самих ассоциаций и союзов.

Министерство вооружений[править]

Такая система регулирования частнопредпринимательского сектора сохранялась до 1943 г. Однако эскалация военных действий потребовала ужесточения государственного контроля над экономикой. В начале 1943 г. были изданы императорские указы об особых правах правительства в военное время, в марте были назначены 7 советников правительства в ранге министра, которыми стали представители крупнейших военно-промышленных корпораций. Совместно с кабинетом министров они составили высший экономический совет, имевший право давать рекомендации премьер-министру в отношении руководства военной экономикой. Наконец, в сентябре 1943 г. было создано министерство вооружений с чрезвычайно широкими полномочиями.

С его образованием роль «контрольных ассоциаций» и «союзов» в ведущих отраслях промышленности существенно уменьшилась. В их ведении осталась лишь 1/3 предприятий этих отраслей, а основная часть перешла в непосредственное подчинение министерству вооружений. В январе 1944 г. были подчинены министерству вооружений и стали получать государственное финансирование 150 компаний, связанные преимущественно с самолетостроением, а в апреле — еще 424 компании. На их предприятиях была введена военная дисциплина, многие фабрики и заводы переведены на круглосуточную работу.

Выделенные компании[править]

Логическим продолжением усиления государственного контроля стало принятие на последнем этапе войны (в конце 1944 г.) закона о компаниях по производству вооружений и введение на его основании системы «выделенных компаний». К февралю 1945 года в эту категорию вошли 677 компаний, в том числе все авиастроительные предприятия, а также крупнейшие компании в угольной промышленности, в производстве цветных металлов, черной металлургии и судостроения. Все они пользовались приоритетом в обеспечении сырьем, оборудованием и рабочей силой. Правительство приняло также на себя обязательство компенсировать их владельцам все убытки, связанные с бомбардировками или эвакуацией предприятий, и гарантировало им получение твердых дивидендов (не менее 5 %) независимо от реальных результатов деятельности.

Для обеспечения этих компаний необходимыми финансовыми средствами было издано распоряжение о выделении специальных банков, осуществлявших их приоритетное финансирование. В начале 1945 г. таких банков насчитывалось 57. В эту категорию вошли головные банки дзайбацу и крупнейшие из местных коммерческих банков. В последние месяцы войны через них проходило 70‒80 % всех кредитных ресурсов страны, львиная доля которых предоставлялась «выделенным компаниям».

Ценообразование[править]

Перевод экономики на военные рельсы потребовал и вмешательства государства в святая святых рыночного механизма — процесс ценообразования — для создания такой системы цен, которая делала бы выгодными, высокоприбыльными военное и связанные с ним производства.

Вначале была сделана попытка организовать «добровольные соглашения» между производителями определенных товаров о поддержании цен на заданном уровне. Поскольку эта попытка провалилась, в 1938 г. было решено создать центральный комитет по ценам (с подчиненными ему местными комитетами), в задачу которых входило установление максимального уровня цен на более чем тысячу основных товаров. Решения комитета имели силу закона, а контроль за их исполнением возлагался на экономическую полицию и инспекторов по ценам.

Однако быстрый рост цен на товары, оставшиеся вне контроля, вынудил правительство принять чрезвычайные меры. В октябре 1939 г. был издан указ, по которому цены на все товары, а также арендная плата, плата за фрахт и заработная плата фиксировались на уровне, существовавшем на день публикации указа, и могли быть повышены только с разрешения государственных органов.

Введение этих мер вызвало огромный рост спекуляции и возникновение «черного рынка», что подтолкнуло правительство к следующему шагу — введению системы рационирования. В первую очередь она коснулась сырья и полуфабрикатов, использовавшихся для производства вооружений и промышленного оборудования. Затем было введено рационирование основных предметов потребления, а в 1940 г. был завершен перевод населения на карточное снабжение.

Однако ни государственный контроль над ценами, ни попытки удержать их путем щедрого субсидирования предприятий не смогли предотвратить их быстрого роста, и под давлением рыночных сил само государство вынуждено было периодически пересматривать их уровень. Дело в том, что в военные годы под обеспечение государственных облигаций резко увеличились масштабы денежной эмиссии: общая сумма денег в обращении возросла с 1400 млн иен в июле 1937 г. до 5934 млн иен в конце 1941 г. и 26200 млн иен в июне 1945 г. Поскольку увеличение масштабов эмиссии происходило при одновременном сокращении производства в гражданских отраслях, с первых же лет войны в стране началась инфляция. В результате по сравнению с 1936 г. индекс оптовых цен к 1941 г. поднялся до 184, а розничных цен — до 204; в 1944 г. эти показатели составляли уже, соответственно, 325 и 390.

Сельское хозяйство[править]

До 1943 г. сельскохозяйственное производство в самой Японии и ввоз продовольствия с оккупированных территорий позволяли в основном удовлетворять потребности вооруженных сил и населения страны (при нормированном снабжении). В 1943 г. положение стало ухудшаться.

В селе стала остро ощущаться нехватка рабочей силы. В феврале 1944 г. правительство было вынуждено освободить сельскохозяйственных рабочих от трудовой мобилизации и привлечь к работе старшеклассников из сельских школ и учащихся средних сельскохозяйственных учебных заведений.

В целом, война нанесла тяжелый урон сельскому хозяйству страны. Шелководство было сильно подорвано, применение удобрений резко сократилось, производство всех основных видов продукции заметно снизилось.

Из-за реквизиции рыболовных судов (для обнаружения минных постановок и дозорной службы), сокращения районов рыболовства и уменьшения численности рыбаков уменьшился вылов рыбы.

Оккупированные территории[править]

После занятия японскими войсками значительной части Юго-Восточной колонии и оккупированных территории был организован массовый захват ценных экономических объектов японскими компаниями. Судоверфи Сингапура перешли во владения «Мицубиси», судоверфи и склады Гонконга были переданы концернам «Мицуи» и «Мицубиси», «Мицуи» достались медные рудники на Филиппинах.

Происходил интенсивный ввоз стратегического сырья и продовольствия из колоний и с оккупированных территорий.

В годы войны в Корее и Маньчжурии (и, отчасти, на Тайване) в качестве придатка военной экономики метрополии получили заметное развитие добывающая промышленность, металлургия, а также некоторые производства военного машиностроения. В странах Южных морей упор был сделан на развитие нефтепромыслов и лесопереработки.

Для увеличения площадей под продовольственные культуры японские оккупационные власти заставляли местное население сокращать плантации каучука в Малайе, кофейные — на Яве и сахарного тростника — на Филиппинах. Важнейшей продовольственной базой Японии должна была стать Маньчжурия. Предполагалось направить туда поток японских колонистов и организовать там крупные хозяйства фермерского типа. Однако из-за недостатка средств и времени этот план не был полностью реализован.

В марте 1942 г. был создан полуправительственный Банк развития стран Южных морей, в задачи которого входил выпуск оккупационных «военных денег» и финансирование японских предприятий, эксплуатировавших сырьевые ресурсы захваченных районов. Параллельно под предлогом «реорганизации» валютной системы были ликвидированы все местные банки. Таким образом была подорвана и полностью подчинена Японии валютная система оккупированных стран.



Благодаря жесткому и всеобъемлющему контролю над экономикой японскому государству удалось сосредоточить значительную часть национальных ресурсов в отраслях, прямо или косвенно обслуживавших нужды армии и флота, и на протяжении почти всего периода военных действий поддерживать военный потенциал страны на достаточно высоком уровне. Однако обратной стороной такой политики стало крайне неравномерное и однобокое хозяйственное развитие, перекосы в отраслевой структуре (раздутые мощности военной промышленности и сократившиеся производственные возможности гражданских отраслей, резкий рост доли тяжелой промышленности и сокращение доли легкой), нарушение нормальных пропорций между потреблением и накоплением, приведшее к резкому снижению жизненного уровня населения, деградация ряда важнейших отраслей народного хозяйства.

Ссылки[править]

Источник (с сокращениями):

  • История Японии / Под ред. А. Е. Жуков. — М.: Институт Востоковедения РАН, 1998. — Т. 2. 1868—1998. — С. 439‒451. — ISBN 5-89282-073-4