Новая экономическая структура

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

«Новая экономическая структура» — экономическая программа реформирования японской экономики, финансов и трудовых отношений, принятая Правительством Фумимаро Коноэ 7 декабря 1940 года.[1]

Предыстория[править]

Закон о картелях[править]

В 1931 г. был принят Закон о картелях, вначале на 5 лет, но в 1936 г. продлённый ещё на пятилетие, предусматривающий обязатель­ное соглашение между крупными фирмами о квотах произ­водства, о контроле над распределением продукции и уста­новлением цен.[2]

В 1933 г. был принят Закон о создании полугосударственного треста, в руки которого переходило все произ­водство чугуна и 50 % стали.[3]

В 1936 г. закон о картелях был пересмотрен в сторону увеличения прав министров по принудительному картелированию и предоставления министерству торговли и промышленности дополнительных прав на вмешательство в дела картелей.

К концу 1937 г. на основании вышеуказанного закона в промышленности уже было создано 1172 картеля — «промышленных ассоциаций», объединивших предприятия с продукцией на сумму около 3 млрд иен в год — более четверти годовой продукции японской промышленности.

Начавшаяся в 1937 г. война с Китаем поставила вопрос о создании аппарата военноэкономического регулирования. Наиболее удобным и подходящим с точки зрения интересов правящего лагеря аппаратом «регулирования» были картели.

В связи с необходимостью расширения военного производства перед картелями встали следующие задачи:

  1. ввиду недостатка сырья и рабочей силы необходимо было сократить производство в невоенной промышленности; картели в невоенной промышленности, следовательно, должны были быть использованы как органы для сокращения производства и распределения дефицитного сырья и рабочей силы;
  2. картели в военных отраслях должны были быть превращены в органы, через которые правительство могло бы проводить различные меры, направленные к расширению производства;
  3. картели и всякого рода промышленные и торговые союзы, занятые во внешней торговле, должны были быть превращены в органы, содействующие использованию импортного сырья для расширения экспорта;
  4. картели и торговые союзы должны стать органами, которые проводят по указанию правительства определенную политику цен и нормированной торговли продовольствием и предметами широкого потребления.[4]

Картельные конференции[править]

В 1940 г. на основе существовавших в то время картелей Японская экономическая федерация, создает институт «картельных конференций», на которые регулярно, дважды в месяц собирались руководители крупнейших компаний всех отраслей народного хозяйства. Эти конференции учредили свой собственный контроль в соответствующих отраслях и объявили о том, что будут добиваться государственной санкции своих решений. В процессе деятельности вышеуказанных конференций и различных государственных и военных органов и по разработке «планов государственного контроля» выкристаллизовались два плана, из которых один получил по имени его автора, тогдашнего президента «Планового бюро», наименование «плана Хосино», а другой — «плана Японской экономической федерации».[5]

Оба плана исходили из того, что в основе «государственного контроля» должны быть картельные организации отраслевых монополистов. Однако планы расходились по вопросу о структуре картельных организаций. «План Хосино» требовал «укрепления картелей под государственным контролем», тогда как «план федерации» исходил из формулы «добровольного контроля при государственной поддержке». «План Хосино» предусматривал назначение руководителей реорганизуемых картелей правительством и создание правительственного «высшего экономического совета». «План Хосино» пользовался поддержкой влиятельных армейских кругов, но был встречен в штыки со стороны дзайбацу, опасавшихся усиления вмешательства военного и военноморского министерств в дела военнопромышленных компаний концернов. Агенты последних в правительстве, парламенте и прессе выступали против «Плана Хосино» заявляя, что в случае принятия этого плана, управление промышленностью перейдет в руки «неопытных бюрократов», что «план» носит не больше, не меньше как «коммунистический» характер и повлечет за собой «отделение собственности от управления».[6]

В борьбе вокруг «плана Хосино» дзайбацу не только добились его отклонения, но и укрепили свои политические позиции в правительстве. Вскоре после принятия кабинетом вышеуказанного решения, в апреле 1941 г., в кабинет был введен в качестве министра без портфеля для ведения экономических дел председатель совета директоров концерна Сумитомо Масацунэ Огура. Хосино был смещен с должности председателя «Планового бюро» и заменен генерал-лейтенантом Тэйити Судзуки, при котором фактическим руководителем бюро стал заместитель председателя Тадайоси Обата — бывший главный бухгалтер головной компании концерна Сумитомо «Сумитомо хонея». Адмирал и бизнесмен, родственник одного из владельцев концерна Мицубиси, Тэйдзиро Тойода стал министром торговли и промышленности.[7]

Законы о всеобщей мобилизации нации и контроле[править]

Предпосылкой создания новой экономической структуры стал Закон «О всеобщей мобилизации нации» и контроле над важнейшими отраслями промышленности 1938 года, а впоследствии Эдикт об ассоциациях в важнейших отраслях промышленности 1941 года, в соответствии с которыми в ряде отраслей создавались ассоциации контроля, осуществлялся контроль над производством и распределением.[8]

Мобилизация рабочих в промышленность производилась в том же порядке, что и мобилизация в вооруженные силы. Подлежащее мобилизации лицо получало повестку на белой карточке в отличие от красных карточек, предлагавших явиться для направления в армию. Система «белых карточек» стала символом военно-принудительного режима, введенного в годы войны для трудящихся Японии.

Хотя формально мобилизация рабочих была в руках правительственных органов, но фактически в годы войны сохранялась система подрядчиков и посредников; последние нередко получали официальные права, становясь служащими правительственных органов трудового набора. Оформляя набор через государственные органы, посредники сдавали рабочих тем компаниям, у которых они продолжали служить как это делалось и до войны.

Удлинению рабочего дня и усилению интенсификации труда служили законы об уголовном наказании и снятии со снабжения лиц, не выходивших на работу, а также казарменный режим, введенный на большинстве предприятий военной промышленности для рабочих (в первую очередь для мобилизованных рабочих трудовых отрядов). Одним из элементов этого казарменного режима были высокие обязательные нормы для рабочих, до выполнения которых они не имели права покидать цеха. Интенсификация труда достигалась путем ускорения хода машин, увеличения штата надсмотрщиков, настойчивой идеологической обработки (выход на работу под знаменами, радиопропаганда) и т. п.[9]

Контрольные ассоциации[править]

В мае 1940 г. наиболее влиятельная из консультативных организаций дзайбацу — Японская экономическая федерация («Нихон кэй дзай рэммэй»)— обратилась к правительству с проектом «новой экономической структуры», который был принят и положен в основу последующих преобразований. В проекте указывалось: «Для того чтобы ликвидировать дефекты бюрократического контроля, существующие частные экономические организации должны быть объединены и усовершенствованы таким образом, чтобы превратиться в мощные картели в главных отраслях промышленности. Этим картелям должна быть предоставлена большая власть с целью осуществления задач по контролю таким образом, чтобы частные интересы поощрялись к развитию созидательной инициативы и для введения автономного контроля под их собственную ответственность».[10]

На основании проекта Японской экономической федерации 29 августа 1941 года был опубликован императорский указ (эдикт) «Об ассоциациях в важнейших отраслях промышленности». Этот указ предусматривал объединение отраслевых картелей и бывших производственных союзов в основных отраслях промышленности и создание единых отраслевых контролирующих органов — так называемых «контрольных ассоциаций». Контрольным ассоциациям было предоставлено право решающего голоса в вопросах планирования производства, распределения финансов, материалов, мобилизации рабочей силы, ликвидации и слияния предприятий, а также в вопросах определения цен и прибылей. Во главе «контрольной ассоциации» стоял президент, назначавшийся соответствующим министром, как правило, из числа руководителей крупнейших компаний.

Но уже до опубликования указа «Об ассоциациях в важнейших отраслях промышленности», 26 апреля, была создана Контрольная ассоциация сталелитейной промышленности, которая явилась «тестовым экспериментом» для создания контрольных ассоциаций во всей экономике. C момента опубликования указа началась подготовка к организации контрольных ассоциаций в угольной, металлургической, нефтяной, машиностроительной, химической, цементной, текстильной (по производству шерсти) и других отраслях промышленности.

28 декабря правительство издало первое распоряжение о создании контрольных ассоциаций в следующих отраслях промышленности:

  • сталелитейной (уже была утверждена 20 ноября), президент — Хирао Хатисабуро;
  • угольной (уже была создана 26 ноября), — Мацумото Кэндзиро;
  • горнорудной (уже была создана 18 декабря), — Ито Буикити;
  • цементной (уже была создана 18 декабря), — Асано Соитиро;

впоследствии были образованы отраслевые ассоциации:

  • производство точных инструментов, 10 января 1942, президент — Хара Масааки;
  • электротехнических машин, 12 января, — Ясукава Дайгоро;
  • производство промышленных машин, 15 января, — Окоти Масатоси;
  • ассоциация внешней торговли, 27 января, — Нанго Сабуро;
  • судостроение, 28 января, — Сиба Косиро;
  • производство перевозочных средств, 22 декабря, — Сима Ясудзиро;
  • автомобилестроение, 24 декабря, — Судзуки Сигэясу;
  • «Коэки Эйдан»,[11] 8 августа 1943, — Исида Рейсуке[12]

Руководство ассоциациями осуществляли представители наиболее могущественных фирм, дзайбацу, таким образом, захватывали влияние над сферами экономики. Так, председателем Контрольной ассоциации сталелитейной промышленности был назначен представитель владельцев предприятий тяжелой промышленности концерна Мицубиси (концерн — форма объединения предпринимателей на основе владения акциями) Хирао Хатисабуро — президент сталелитейного треста «Ниттэцу», в то время контролировавшего половину сталелитейной промышленности страны. Должность главы Контрольной ассоциации угольной промышленности занял представитель концерна Мицуи, президент угольного синдиката «Нихон сэкитан кайся»(синдикат — объединение компаний для ведения совместных торговых операций) Мацумото Кэндзиро. Под руководством контрольных ассоциаций были реорганизованы или вновь созданы «контрольные союзы», являвшиеся органами синдикатов.

Объединение, как и во всех корпоративных государствах, происходило в принудительном порядке, как на основе определённой отрасли экономики, так и на основе регионального местонахождения предприятий.[13]

Контрольные союзы[править]

Все промышленные контрольные органы делились на «тосэй кйогикай» (контрольные ассоциации) и «тосэй кумиай» (контрольные союзы). Контрольные ассоциации охватывали целую отрасль в масштабе всей страны и были созданы в 22 главных отраслях. Контрольные же союзы были по своему характеру районными или местными. Они объединяли крупные предприятия тех отраслей, которые не входили напрямую в ассоциации, и главная функция союзов заключалась в объединении нескольких десятков тысяч промышленных и торговых предприятий мелких и средних промышленников и торговцев в гильдии. Сами же гильдии были созданы ещё на основании соответствующего закона 1931 года.

Когда контрольные союзы действовали в тех отраслях, где существовали контрольные ассоциации, то президенты этих союзов назначались президентами контрольных ассоциаций. Если же союзы создавались в тех отраслях, где ассоциаций не было, то президенты союзов назначались непосредственно соответствующими министрами. 12 марта 1943 г. был издан указ, по которому все контрольные союзы в ключевых отраслях промышленности сливались в один контрольный союз, непосредственно подчинявшийся соответствующей ассоциации. Все другие контрольные союзы в октябре того же года были объединены в «Центральную ассоциацию гильдий в торговле и промышленности». Кроме вышеуказанных, к числу «контрольных органов» относились также и «контрольные компании», которые учреждались на основании указа от октября 1943 г. в качестве подсобных органов «контрольных ассоциаций» и занимались преимущественно торговлей.[14]

Контрольные организации в других сферах экономики[править]

«Контрольные организации» были созданы также и в сельском хозяйстве, где в 1943 г. действовало 50 «контрольных компаний» и около 100 «контрольных союзов», и в морском промысле, где была образована «имперская компания по контролю» с сетью подчинённых ей местных компаний и ассоциаций. В области кредита и финансов также было создано 10 специализированных «контрольных компаний» и корпораций.

Автор ряда исследований о монополиях различных стран Джеймс С. Аллен следующим образом характеризует процесс картелизации в Японии в военные годы: «Когда картельная организация была сформирована, — пишет он,— более слабые и менее эффективные фирмы стали быстро исчезать. Дзайбацу стремились использовать государственную власть только для того, чтобы заставить независимых войти в картели, которые должны были быть вполне самоуправляющимися. Дзайбацу предприняли независимые действия для того, чтобы переделать структуру картелей согласно своей программе».[15]

Контроль финансов и денежного обращения[править]

Ещё в сентябре 1937 г. c изданием чрезвычайного закона о регулировании капиталовложений на Японский банк была возложена обязанность выдавать разрешения на производство новых капиталовложений. При банке был создан чрезвычайный комитет по инвестициям, в состав которого вошли представители правительства, парламента и монополий.[16]

Начиная с 1940 г. происходило регулярное увеличение находящейся в обращении денежной массы. Чтобы сдержать рост инфляции и найти средства для финансирования военных расходов и капиталовложений в военную промышленность, необходимо было ввести строгую «систему контроля» финансов и денежного обращения.

19 октября 1940 г. на основании закона «О всеобщей мобилизации нации» был опубликован указ «Об использовании банковских и иных капиталов». Этот указ преследовал цель наладить планирование в сфере финансов.

В связи с заключением Тройственного пакта быстрыми темпами осуществлялось объединение финансовых учреждений. Еще до заключения пакта 21 сентября был учреждён Национальный финансовый совет, в который вошли представители всех финансовых учреждений страны, таких, как Японский банк, Национальная лига вексельных бирж, Национальная ассоциация провинциальных банков, Национальная ассоциация депозитных банков, Ассоциация страховых обществ, Ассоциация доверителей и другие. Учредительный съезд Национального финансового совета принял также решение об организации специального комитета, в задачу которого входили бы координация и руководство деятельностью всех финансовых учреждений страны и операциями по реализации займов. Таким образом, финансовый совет был призван осуществлять мобилизацию средств для финансирования военной экономики.

11 июля 1941 г. правительство опубликовало так называемые «Основные принципы политики в области финансов и денежного обращения», согласно которым намечалось провести дальнейшее организационное укрепление и объединение всех финансовых учреждений страны для поднятия роли кредита. Можно сказать, что эти принципы преследовали цель создать финансовую основу пресловутой «новой экономической структуры». Основное внимание в них было уделено трем вопросам: «Выработке плана мобилизации народных средств», «Реформе политики в области финансов» и «Реформе политики в области денежного обращения».

4 августа 1941 г. с целью первоочередного финансирования военного производства было создано Объединенное финансовое общество, в которое, кроме Промышленного банка, вошли десять крупнейших банков. Вновь созданное общество приступило к реализации займов и мобилизации капиталов на нужды военного производства. Впоследствии общество было преобразовано в Национальную контрольную финансовую ассоциацию. Этот финансовый синдикат в условиях непрерывного увеличения военных расходов играл роль органа, финансирующего военное производство, и являлся стержнем «новой финансовой структуры».

Контрольная ассоциация по финансированию[править]

С изданием в 1940—1942 гг. ряда правительственных указов по вопросам финансирования Японский банк и министерство финансов получили возможности активно вмешиваться в операции частных банков, страховых обществ и других кредитных учреждений, а также в финансовые дела всех акционерных компаний.

После соответствующих решений, принятых на совещаниях представителей банков концернов, все частные кредитные институты страны были объединены во «Всеяпонскую контрольную ассоциацию по финансированию» («Дзэнкоку кинью тосэикай»), в отраслевые контрольные ассоциации по финансированию, контрольные союзы по финансированию (объединения мелких банков) и районные финансовые союзы. Кроме того, была создана объединившая крупнейшие коммерческие банки и действовавшая в непосредственном контакте с Японским банком «Ассоциация по финансированию приоритетных отраслей промышленности».[17]

Контроль над фондовыми спекулянтами[править]

Немаловажное значение в системе контроля над капитале вложениями имели мероприятия по контролю на рынке акций. Изданные в августе 1941 г. соответствующие распоряжения предусматривали определенный максимум и минимум цен, по которым разрешались купля и продажа акций, а также предоставляли министру финансов право запрещать или ограничивать продажу акций. Впоследствии закон предоставил правительству право заставлять любую компанию сдавать часть своих акций Банку военных финансов. В 1943 г. создается специальная полугосударственная фондовая биржа («Нихон сйокэн торихикисйо»). Биржа эта получила монопольные права по операциям со всеми ценными бумагами частных компаний, причем биржевыми брокерами могли быть только лица, назначавшиеся компаниями, состоявшими акционерами биржи и утверждаемые ее директоратом. Таким образом, в области торговли ценными бумагами контроль перешел в руки дзайбацу, действовавших через полугосударственные фондовые биржи.[17]

Контроль над рабочей силой[править]

Третьим составным элементом «новой экономической структуры» был «контроль над рабочей силой».

В связи с мобилизацией в армию и быстрым ростом военной промышленности в стране стал резко ощущаться недостаток рабочей силы. Учреждение в ноябре 1940 года Общества Великой Японии для служения отечеству через производство (фактически — единого профсоюза) и разветвленной сети низовых организаций Ассоциации помощи трону (фактически — единственной правящей партии) создали юридические предпосылки для установления «контроля над рабочей силой», а также для распространения «трудовой мобилизации» на студентов, мелких и средних предпринимателей и торговцев.

Согласно указу «О регистрации подростков и взрослого населения» (этот указ представлял собой пересмотренное и расширенное издание старого указа о регистрации профессий и трудовой квалификации населения), были взяты на учет все холостые мужчины в возрасте от 16 до 40 лет и все незамужние женщины от 16 до 25 лет. На конец октября 1940 года было взято на учет около 13 миллионов человек.

8 ноября 1940 года правительство опубликовало «Основные принципы новой структуры в области труда» и приняло решение об усилении контроля над рабочей силой и об организации специального контролирующего органа, в ноябре также был обнародован указ «О запрещении рабочим и служащим менять место работы» и пересмотрен указ «О мобилизации населения» в сторону расширения сферы его применения и введена регистрация молодёжи.

В марте 1941 года был введен в действие закон «О рабочих книжках для населения». Так постепенно создавалась система военного контроля.

После опубликования указа «О контроле над заработной платой» на основании закона о всеобщей мобилизации от октября 1940 года усилился контроль и в области заработной платы. Указ устанавливал максимум и минимум месячной заработной платы, а также максимальную почасовую оплату труда в каждой отрасли промышленности.

Шкала заработной платы устанавливалась министром народного благосостояния, а на местах — ответственными представителями властей в зависимости от пола, профессии, трудового стажа, места проживания и характера производства. На основе максимальной почасовой оплаты труда в каждой отрасли промышленности был установлен примерный уровень заработной платы рабочих, превысить который владельцы предприятий не имели права.

Профессиональное обучение[править]

Было увеличено число профессионально технических курсов, на которых мужская молодежь, наряду с получением ремесленного образования, проходила также допризывную военную подготовку К Государственные школы для обучения техников и десятников выпускали ежегодно всего лишь 1 тыс. специалистов. Ввиду недостаточности средств, отпускаемых по госбюджету для технического образования, центром тяжести подготовки квалифицированных рабочих и среднего технического персонала правительство решило сделать средние и крупные промышленные предприятия.

Согласно изданному в апреле 1939. г. закону на тех предприятиях, где число рабочих в возрасте старше 16 лет превышало 200 человек, было введено обязательное обучение десятников и техников в количестве, установленном но специальной разверстке правительства. В машиностроительной и металлургической промышленности обучение должно было производиться на предприятиях с числом рабочих от 50 и выше.

Промышленники (в особенности средние) встретили этот закон с большим неудовольствием, так как предпочитали, чтобы расходы по подготовке рабочей силы целиком приняло на себя государство. По отзывам японской печати, дело подготовки среднего технического персонала и квалифицированных рабочих на предприятиях в годы войны было поставлено плохо, так как промышленники скупились отпускать нужные средства, а у рабочих, ввиду большой продолжительности рабочего дня, не хватало сил и времени для обучения.[18]

Регулирование цен[править]

Ещё в апреле 1938 года был образован Центральный комитет цен.

Система стоимостной калькуляции[править]

К 1943 г. получила широкое распространение так называемая «система стоимостной калькуляции». Исчислялись издержки производства на единицу товара и к ним прибавлялась «сносная прибыль». Если полученная сумма превышала ту цену, по которой промышленники были обязаны продавать свои изделия контрольной торговой ассоциации, то разница выплачивалась в виде субсидий. Но издержки производства разумеется, были неодинаковы у различных компаний. Эта система открывала бесконечные возможности для наживы компаниям дзайбацу, чьи представители занимали руководящее положение во всех органах, производивших подсчеты издержек, и подрывала стимул для улучшения производства.

Для предпринимателя дело было не в том, чтобы снизить издержки производства, а в том, чтобы доказать соответствующим органам, что издержки у него очень высоки. Для преодоления этого недостатка была введена система специальных компенсаций, при которых особые суммы выплачивались за выполнение производственных планов, сокращение сроков производства и за снижение себестоимости. Однако поскольку управление предприятиями, бухгалтерия и счетоводство неизменно оставались в руках предпринимателей, эта система повела лишь к большому запутыванию и усложнению контроля, к росту бюрократического контрольного аппарата.[19]

Социально-значимые товары[править]

В отношении социально-значимых товаров неизменно до конца войны действовала система субсидий, которые поддерживались из ряда специально созданных правительством «фондов сохранения низких цен». На субсидируемые товары существовали двойные или даже тройные цены. Например, в январе 1944 г. контрольная компания уплачивала предпринимателям за одну метрическую тонну сульфатаммония 205,12 иены; считалось, что цена, по которой контрольная ассоциация приобретает одну тонну сульфатаммония, равна 100,8 иены, разница покрывалась правительственной субсидией; оптовая же цена, по которой контрольная компания была обязана продавать сульфатаммоний, равнялась 105,07 иены за тонну. Само собой разумеется, что при этой системе всегда обеспечивалась «сносная прибыль» как для компаний поставщиков, так и для контрольных компаний.[20]

Розничная торговля[править]

Вся внутренняя торговля была почти целиком передана под контроль вышеописанных картельных организаций, которые сосредоточили в своих руках контроль над сбытом товаров, производившихся на предприятиях их членов. Низшим звеном торгового контрольного аппарата, ведавшим торговлей по карточкам продуктами и товарами широкого потребления, были так называемые «тонаригуми» - «соседские группы», объединенные в «соседские ассоциации» и «уличные ассоциации». Эти организации занимались распределением карточек, а иногда также распределением продуктов по карточкам, но сами они находились под контролем местных спекулянтов, связанных С «контрольными союзами» и местными властями.[20]

Ссылки[править]

  1. История войны на Тихом океане (в пяти томах). — М.: Издательство Иностранной литературы, 1957, 1958.
  2. Впоследствии национал-социалисты Германии в июле 1933 г. примут подобный Закон об установлении обязательных картелей
  3. История государства и права зарубежных стран. Колл. авторов, 1999 (ИНФРА • М) Изд. НОРМА, 1999
  4. Японская экономическая федерация
  5. История превращения картелей
  6. План Хосино
  7. Главный бухгалтер
  8. Создание военно-фашизированной системы в Японии
  9. Мобилизация рабочих
  10. Частные экономические организации
  11. Специализированная компания по экспорту и импорту
  12. Корвин Эдварс. Японские концерны. М.: Иностранная литература. 1950. 272 с.
  13. Новая экономическая структура
  14. Контрольные органы
  15. Контрольные органы
  16. Чрезвычайный закон
  17. а б Ассоциации по финансированию
  18. Подготовка квалифицированной рабочей силы
  19. Система стоимостной калькуляции
  20. а б Субсидируемые товары