История заселения Лукояновского района

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Время заселения территории современного лукояновского района относится к концу неолита и началу ранней бронзы (примерно 5 тысяч лет назад). об этом свидетельствуют многочисленные каменные орудия труда, науденные на территории нашего края это и каменные топоры, скребла, наконечники копий и стрел, тесла и др. В Лукояновском краеведческом музее экспонируется выстовка этих находок и карта района, на которой отмечены их места. Практически это территория большинства современных населенных пунктов.

В I тысячилетии н. э. всю территорию междуречя Оки, Волги, Суры и Мокши заселяли мордовские племена. О древнем заселении мордвой нашего района свидетельствует местная топонимикаи и гидронимика. Даже в тех местах где сейчас нет мордовских поселений, многие реки, ручьи, овраги и урочища носят мордовские названия: Каламалейка, Пиченея, Веселей, Пекшать, Поя(осина), Салдо(соль) Майдан и другие.

Есть и другие следы расселения мордвы в машем крае. В1926 году у села Перемчалки был обнаружен древнемордовский могильник, датированный IX-X веками н. э. При раскопках могильника были найдены бронзовые браслеты, перстни, пряслица, железные орудия труда, посуда и другие предметы, свидетельствующие о хозяйственной деятельности древней модвыи ее обычиях. обнаружены и другие памятники древней старины.

В 1975 году на территори соседнего шатковского района было открыто Федоровское городище. Это одно из видов укрепленных мордовских поселений - "твердь". Материалы раскопок с этого городища ныне находятся в Лукояновском краеведческом музее.

До второй половины XVI века территория нашего района была заселена очень слабо. Это обясняется тем, что Нижегородское Поволжье с XII века в течении более 400 лет являлась пограничной областью сначала русских княжеств, а затем централизованного Русского государства. Оно было ореной многочисленных кровопролитных войн сначала с Волжской Булгарией, а затем с полчищами Золотой орды, с Казанским ханством, ногайскими кочевниками и другими.

В результате этих войн местное мордовское население оказалось в достаточно сложном положении, Самостоятельной позиции в этих войнах оно не могло занимать,поэтому и переходило либо на сторону татар, либо русских, а значит подвергалось ударам то с одной, то с другой стороны. Войны разгоняли или исребляли местное население, и оно было вынуждено уходить в более безопасные места - лесные дебри.

"Мордовские селения того времени состояли обычно из 7-10 дворов расположенных примерно в глубинах лесных массивов, куда не проходили татарские орды; в дальних районах лесных прогалинсоорудались временные временные жилища - "зимници". Открытые пространства были почти безлюдны и начали заселяться после прекращения набегов казанских татар иногайских кочевников" ( Веселовский С. Б. Арзамасские поместные акты. 1918. С. 82 ).

Это произошло после взятия Казани войсками Ивана Грозноро в 1552 году. В результате этого похода юго-восточная граница Русского государства оказалась перенесена с рек Пьяны и Сережи южнее, на реку Алатырь. здесь была создана пограничная полоса засек с Пузскими воротами, которая защищала от вражеских набегов и территорию будущего лукояновского уезда, входившего в тот исторический период в Залесный стан Лукояновского уезда.

Царское правительство было заинтересовано в охране и хозяйственном освоении опустошонной войнами и прежде нейтральной территории, расположенной между старыми засечными полосами по Пьяне и Сереже и новыми засечными полосами по Алатырю. Ныне это весь юг Нижегородской области, в том числе и территория Лукояновского района.

Сюда различными льготами привлекались служилые люди; сюда также, спасаясь от помещечего гнета, самостоятельно переселялись беглые крестьяне. Одновременно с этим царское правительствоприступило к широкой раздаче местных земель и угодий Русской, татарской и мордовской знать, учавствовавшей в казанских походах Ивана Грозного. Началась колонизация края русскими поселенцами.

Среди новых землевладельцев было много феодалов-вотчинников, владевших крестьянами и землями в центральных русских областях. Они стали насильно переселять крестьян на новые места. На лесных расчищенных пустошах заново ставились сотни русских и мордовских поселений.

Интересна история отдельных поселений и происхождения их названий. Главным источником изучения истории заселения Лукояновского района является «Писцовая книга бортничьих и мордовских деревень Арзамасского уезда, составленная писцами В. Ф. Киреевым и Григорием Молчановым в 1677 году». Установить происхождение названий населенных пунктов можно и по арзамасским поместным актам. В основном эти названия связаны с именами новых землевладельцев. Так, в грамоте о размежевании поместий Лопатиных и Варвары Микулиной, датируемой 14 февраля 1595 года, упоминается деревня Курово. В грамоте говорится, что эта деревня числилась за Иваном Гавриловым, сыном Микулина, как старое поместье на реке Ошнаре. Деревня Курово в документах XVII века упоминается уже как Гаврилово, по имени своего помещика. Возникновение сел Лопатина и Никулина устанавливается по этим же документам. Весной 1595 года по царскому приказу поместья Третьяка и Федора Лопатиных были отмежеваны от поместий Ивановских, жены Микулина. По левую сторону реки Ошнары земли отошли к Лопатиным, где возникло село Лопатино, а по правую - к Микулиным, где появилось с. Никулино. При разделе земли присутствовали чуфаровский поп и сыны боярские Саврасовы. Последние прибыли в Залесный стан с разрешения боярина И. С. Ржевского и положили начало деревни Саврасовой. В 1610 году она была пожалована стряпчему Ивану Кирееву.

В межевых книгах поместий Алексея Теплова (1598) впервые упоминается помещик Богдан Сонин, который приехал в Залесный стан в пустошь Суворовское усадище на реке Ошнаре. Эта пустошь находилась по соседству с поместьем Ивана Гаврилова и принадлежала помещику Ульянину. В пустоши, где не было ни построек, ни людей, Богдан основал деревню Сонино.

А на место теперешней Мерлиновки приехал помещик Плакида Мерлин, с тем чтобы присоединить пожалованную ему территорию в Залесном стане к своей вотчине, и было вполне естественно, что деревня получила имя своего вотчинника.

В межевых книгах Ивана и Тимофея Есиновых и Степана Сафронова от 1598 года упоминается деревня Ульянове Она была основана выпущенными из Нижнего Новгорода на волю пленными литовскими пушкарями, которые помогли нижегородцам отбить наступление татарского войска в 1550 году. Литовцы во главе с паном Ульяном были поселены на землях будущего Лукояновского уезда. Здесь и возникла деревня Ульяново. Названия сел Большое Мамлеево и Большие Ари своим происхождением также связаны с именами первых землевладельцев, которыми стали татарские мурзы Мамлейка и Арька, перешедшие на сторону Ивана Грозного и пожалованные за это землями.

Что касается происхождения названий мордовских поселений, то они чаще всего носят имена первопоселенцев. В документах XVI века есть упоминание о Семене Атингееве, проживавшем в Залесье на речке Пойка. Он явился основателем д. Атингеево.

В арзамасских поместных актах за 1587 год впервые упоминается мордовская деревня Ермензенки (от древнемордовского имени Ерменза). В 1675 году д. Ермензенки была отдана гостю Семену Сверчкову на будные станы. Мордва из этих мест ушла, а на месте бывшей мордовской деревни возникло русское поселение, которое на карте XVIII века уже обозначается как Тольский Майдан. В названии села отразилась особенность его хозяйственной жизни - производство поташа.

Другая группа мордовских сел носила названия урочищ, где находились эти поселения: Чиргуши (косая поляна), Пичингуши (сосновая поляна), Березовка. Эта деревня возникла в начале XVII века. Первыми поселениями здесь были три мордовских двора с шестью душами мужского пола и таким же количеством женского пола, выселившимися из с. Нового Иванцева.

Село это впервые упоминается в актах о землепользовании, относящихся к 1595 году, под названием Иванцево Аржеманово в связи со спором о его границе с селом Ульяновом. Жители Иванцева жаловались на соседних помещиков «пана Ульяна и Косогривовых: которые нарушили межу и их землю перепахивают и называют своею». В писцовых книгах, относящихся к XVI веку, говорится о каком-то Ивашке Лукоянове, который поселился в верховьях Теши и поставил мельницу, «колесо русское». Он и положил начало деревушке Лукояновой. О том, что действительно деревня Лукоянова получила название от имени первопоселенца, говорит живучесть этой фамилии в данном регионе на протяжении нескольких десятилетий.

Так, в платежной книге начала XVII века есть упоминание о сборах оброка с мужика Олешки Лукоянова: «У Олешки Лукоянова с кузницы, что пригорожена к Панориловке кузнице оброку гривна, и те деньги на нынешний (1629 г. - Ред.) взяты сполна» (Нижнего Новгорода книга платежная всяким денежным пошлинами оброчным сборам и доимкам). В середине XVII века в записной книге о сборе за проданное казенное вино указывается, что «июня с 1-го числа июля по первое число Федору Лукоянову продано 10 ведер». Раньше Федора в 1657 году продажей вина в кабаках занимался Семен Лукоянов (Смирнов М. Нижегородскиеказенные кабаки и кружечные дворы XVII столетия. 1913).

Сначала деревушка Лукоянова входила в вотчину Бутурлина, затем переходила из рук в руки от одного помещика к другому, а в XVIII веке село Лукояново находилось уже в составе экономических сел.

Правительство первых царей династии Романовых в XVII веке продолжало раздачу земли помещикам. Так, крупному помещику Морозову царь Алексей Михайлович пожаловал несколько тысяч десятин в будущем Лукояновском уезде, на которых была поселена «литва». Русское население «окрестило» новых поселенцев «будаками». Долгое время происхождение лукояновских «будаков», отличавшихся не только наречием, но и костюмом, составляло для многих загадку. Ответ на нее был найден только в 1835 году В. И. Далем и П. И. Мельниковым. По особенности выговора Даль узнал в них мензелинскую «шляхту». Он попросил Мельникова порыться в архивах. «Архивы,- пишет П. И. Мельников,- были тогда во многих руках». Но все же подтверждение предположению В. И. Даля он нашел. В XVII веке при царе Алексее Михайловиче в Лукояновский уезд, равно как и в Мензелинск (Татария), была поселена «литва», то есть собственно белорусы (Мельников А.П. Нижний Новгород и Нижегородская губерния. 1896. С. 86). Позднее эти земли находились в руках крупных землевладельцев уезда: Разумовского, Кочубея и Лубяновского. Сейчас на территории нашего района осталось три населенных пункта с потомками белорусов: Елфимово, Красная Поляна и пос. Белецкий.

Заселение территории района шло неравномерно. Его центральная часть (лесостепная) была заселена раньше, в XVI—XVIII веках, а что касается лесных дебрей алатырской зоны (южная часть района), то она была заселена только во второй половине XIX века. Тогда и появились здесь такие поселения, как Орловка, Буцкое, Пандас, Николай Дар, Волчиха, Скопинка и другие. Они заселялись выходцами из разных сел Орловской, Тамбовской, Пензенской, Новгородской, Рязанской и других губерний. На самом юге, за Алатырем, издавна существовало единственное мордовское мокшанское село Печи. В 1915 году от него отделилось село Санки (сана - река).

В настоящее время на территории Лукояновского района находится 14 мордовских сел. Эрзянские села расположены двумя группами. В восточной части района это Чиргуши, Пичингуши, Новоселки, Крапивка, Кельдюшево. В юго-западной расположены Иванцево, Шандрово, Атингеево, Мессинговка, Салдаманово, Николаевка и отдельно, в северной части района,- Березовка. Мокшанские села Печи и Санки находятся на юге. Остальные 52 населенных пункта - русские. Особенности заселения территории района отразились не только на национальном составе населения, но и на пестроте говоров и наречий, обычаях, привычках и даже характерах жителей разных сел. Взять хотя бы разнообразие говоров, из которых очень редко совпадут принадлежащие населению двух рядом расположенных сел. Есть несколько сел, жители которых по-нижегородски сильно «окают». Это Нехорошево, Крюковка, Малая Поляна. У жителей Волчихи «акающий» (московский) говор; твердое «ч» у лопатинцев; распевная речь у жителей Гаврилова. Правильная литературная речь у перемчалковцев; мягкое окончание глаголов у жителей Скопинки. В речи жителей Никулина и Кудеярова отмечается замена «г» на «ц». Много белорусских слов и особенностей произношения сохранилось в речи жителей Елфимова и Красной Поляны.

И по душевному складу жители наших сел разные. Доброжелательны, просты и тактичны жители Перемчалок; деловиты и серьезны жители Больших Арь; работящи и предприимчивы лопатинцы; скромны, гостеприимны и очень музыкальны жители Волчихи; беспредельно терпеливы, непритязательны в быту и труде елфимовцы. Жителей села Иванцева отличает сильно-развитое чувство собственного достоинства.

Но, несмотря на пестроту этнического состава населения нашего края, всех его жителей объединила лукояновская земля. За многовековую совместную историю произошло естественное сближение народов. Их связала не только единая территория, но и хозяйственные отношения. Знаменитые чиргушские портные «обшивали» всю округу; лопатинские ткачихи снабжали домоткаными холстами - «клетками» (домотканая пестрая, клетчатая ткань) - не только население своего района, но и соседних Болдинского и Шатковского. Елфимовские и Неверовские плотники ставили сотни домов во всех окрестных селах. Семьдесят пять семей кудеяровских бондарей снабжали весь уезд деревянными ведрами (бадьями). Пойские мастера санного производства обеспечивали уезд санями. Добрая половина уезда пользовалась веревками, которые вили жители Малой Лукановки. Весь уезд ездил на телегах, поставленных на силинские колеса, а печенские углежоги развозили уголь по всем кузницам округи. Объединяла жителей уезда и совместная борьба против угнетателей. Как русское, так и мордовское население активно участвовало в крестьянских войнах Степана Разина, Емельяна Пугачева, в революциях 1905 и 1917 годов. И наказаниям за это участие со стороны царского правительства оно подвергалось одинаковым.

В ведомостях о поставлении в Нижегородской губернии «колесах и глагольях» (виселиц), на которые отправлялись крестьяне, принимавшие участие в народном движении под руководством Емельяна Пугачева, русские и мордовские села назывались рядом:

При каких селениях поставлены глаголи:
За что:
Макуловской дворцовой волости: в с.Атингееве, с.Салдаманове, в с.Шандрове, с.Иванцеве.
За преклонность к злодейской шайке, за поимку, отвоз и отдачу в злодейские руки пойманного с бикету (пикету) унтер-офицера.
Ведомство государственной комиссии экономии в с.Лукоянове, с.Силине, с.Мамлееве, д.Крюковке
За преклонность крестьян к злодейской шайке и за намерение злодеев встретить хлебом и солью.

Русско-мордовские отношения в регионе на разных социальных уровнях складывались по-разному. Чтобы ускорить христианизацию мордвы, православная церковь пыталась противопоставить людей разных наций друг другу. Церковь запрещала русским общаться с мордовскими «нехристями». Но простым людям нечего было делить. Позиция разных групп населения в национальном вопросе нашла яркое отражение в народной пословице, записанной молодым Н. А. Добролюбовым в Нижегородской губернии: «С боярами знаться честно, с попами свято, а с мордвой хоть и грех, а лучше всех». «Грех» — это позиция церкви, а «лучше всех» - это позиция простых людей. Но попытка помешать сближению двух народов была безуспешной. Как доносил Святейшему Правительствующему Синоду епископ Нижегородский и Алатырский Дмитрий 16 мая 1743 года, «неученые христиане [крестьяне] при их [мордвы] бесовских игралищах приходят обществом и скверным их жертвам приобщаются, пьют и едят с ними заедино» (Веселовский С. Б. Арзамасские поместные акты. 1918. С.323).

Итак, население Лукояновского района формировалось из коренного мордовского населения и русских и белорусских переселенцев, собранных с разных концов Российского государства. Процесс этот был длительным, противоречивым и сложным, и не в этих ли особенностях кроется источник щедрости лукояновской земли на интересных, увлеченных, самобытных и талантливых людей.[1]

Примечания[править]

  1. Край наш Лукояновский. Составитель: Ф. И. Кедяркина,Н.Новгород: Нижегородский гуманитарный центр, 2000.