Казаки (народность)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Взгляд на наше прошлое
Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Казаки
Родословная народности вольной - Казаки

Казаки[править]

Казаки - народность, образовавшаяся в начале новой эры, как результат генетических связей между Туранскими племенами скифского народа Кос-Сака (или Ка-Сака) и Приазовских Славян Меото-Кайсаров с некоторой примесью Асов-Аланов или Танаитов (Донцов). Сообщения древних историков и географов, вместе с данными археологии, дают возможность установить довольно точно эпоху и место возникновения нашего имени в его первоначальных формах, а также непрерывность процессов метисации разнородных племен, при создании единой народности казачьей и время торжества среди них славянской речи. От глубокой двадцативеко­вой древности и до наших дней звучание и начертание Казачьего имени в источниках подвергалось только нез­начительным изменениям. Первоначально у Греков оно писалось, как Коссахи. Так Географ Страбон называл во­енный народ, размещавшийся в горах Закавказья при жиз­ни Христа Спасителя. Через 3-4 века, еще в античную эпоху, наше имя неоднократ­но встречается в Танаидских надписях (инскрипциях), об­наруженных и изученных В.В. Латышевым. Его гpeческое начертание Касакос сохранялось до Х в., после чего русские летописцы ста­ли его смешивать с общекав­казскими именами Касагов, Касогов, Казягъ. Первона­чальное греческое начертание Коссахи дает два составных элемента этого названия «кос» и «сахи», два слова с определенным скифским значением «Белые Сахи». Но название скифского племени Сахи равнозначно с их же Сака и потому следующее греческое начертание «Каса­кос» можно трактовать, как вариант предыдущего, более близкий к современному. Смена приставки «кос» на «кас» очевидно, причины чисто звуковые (фоне­тические), особенности про­изношения и особенности слуховых ощущений у раз­ных народов. Эта разница сохраняется и теперь (Казак, Козак). Коссака, кроме значения Белые Сака имеет и еще одно скифо-иранское значение - «Белые олени».

От глубокой древности и до наших дней жизнь Ка­заков связана с северо-запад­ной частью Скифии Азиат­ской. Перемещения их пред­ков в ранний кочевой пери­од позначены «торческими» курганными погребениями с одним конем. Они указывают первоначальное переселение в III-II в. до Р. Хр. из Закавказья на Сев. Кавказ, где их племена начали постепенный переход к оседлости, интенсивно внедряясь в жизнь Славян Меотиды (Северы -Плиния и Сувары - Птоломея). В результате процессов, которые в археоло­гии принято называть «внед­рением Сарматов в среду Меотов», на Сев. Кавказе и на Дону появился смешан­ный славяно-туранский тип особой народности, делив­шейся наряд племён, извест­ных истории под именами Торетов, Торпетов, Торков, Удзов, Беренджеров, Сираков, Брадас-Бродников и др. В пятом веке, после нашест­вия Гуннов, большинство из них оказалось между Волгой и Яиком, куда вместе с ни­ми перешли и «торческие» погребения. Распространи­лись они и в верхне-донскую лесостепь, где арабские исто­рики в VIII в. обнаружили Сакалибов, а Персы, через сто лет после них, Брадасов-Бродников. Оседлая часть этих племен, оставаясь на Кавказе, подчинялась Гун­нам, Болгарам, Казарам и Асам-Аланам, в царстве ко­торых Приазовье и Тамань назывались Землей Касак (Гудуд ал Алэм). Там же среди них окончательно во­сторжествовало христианство, после апостольской про­поведи св. Кирилла, ок. 860 г. На 35 года позднее, Кассаки Поволжья, Удзы и Торки, выполняя военное поручение Хазарского кагана, выгнали из-за Волги Печенегов и при­нудили их уйти за Донец и Днепр. При этом часть Пе­ченегов покорилась Удзам и Торкам и вместе с ними пе­реселилась на Нижний Дон.

По всему Приазовью и по Дону в то время звучала уже славянская речь. Об этом знали Греки, давшие своими свидетельствами основание автору Российских Четьи Миней утверждать, что жители Приазовья «ко­их Греки Козарами, Римляне же Газарами называли, был народ скифский, языка сла­вянского, страна же их была близ Меотического озера» (по Ригельману). Казачий антропологический тип и ка­зачья разговорная речь формировались в обстановке ко­личественного преобладания Приазовских Славян, но до настоящих дней в нашем народе сохранилось много туранских физических свойств, много вкраплений туранских слов и оборотов речи, из которых самым значительны» надо признать отсутствие форм среднего рода. Не напрасно казачий язык раньше считался славяно-татарский.

То же касается и Подонских Бродников. Изученные антропологически донские погребения «начального периода существования Саркела (см.) показывают, что уже раннее население его было смешанным. В него вошли компоненты типичны для населения Южного Поволжья и Подонья» (В.В. Гинцбург, МИА 109). Речь здесь идет о том смешанном населении, в котором сов. археология предполагает Бродников (М. А. Артамонов, МИА 62). По общему мнению Бродники - неоспоримые предки Донских Казаков. Они указаны в персидской географии десятого века (Гудуд ал Алэм) на Сренем Дону под именем Брадас и известны там до XI в. после чего их прозвище заменяется в источниках общим казачьим именем.

В 965 г. Земля Касак путем завоевания попала под власть Киева. В 988 r. oна передана в управление одному из Рюриковичей, Mcтиславу Владимировичу, который после смерти отца отложился от Киева в со своими Коссаками (Косаги, Казягъ летописей) и Казарами занял подонские н донецкие степи до Чернигова. В кровавом бою Мстислав разбил под Лиственом, выступивше­го против него, киево-новгородского князя Ярослава и стал государем державы, получившей название по главному городу Томаторкани (у Русских - Тьмутаракань). До 10601 г. Томаторкань объединяла в своих границах все племена Коссаков и прости­ралась от Кубани по всему Додонью, Донцу и Северщине, включая Курск и Ря­зань. Упадок этой казачьей монархия начался с прихо­дом в Черноморские степи племенного союза Кипчаков или Половцев (1060 г.). Юг державы. Земля Касак вместе со столицей Томаторканью, еще полтора века после этого оставался незави­симым государством. Это колыбель Казаков Азовских, Гребенских, Казаков-Черка­сов, вышедших отсюда на Дон и Днепр. Жители же дентральной степной части государства, занятой Половцами. отошли в лесо-степь и продолжали бороться против них сообща с Русью, в ка­честве ее федератов (см.), верных Клобуков. В русских летописях Черные Клобуки после стали называться Черкасами и Казаками. Все они попав на Днепр, оставались там семь веков. В свою очередь, часть населения державы Томаторканской скрылась в Крыму и запечатлена там в генуэзском колониальном уставе, как Казаки охраны колоний.

С приходом Монголов в 1223 г. Подонские Бродники оказались на их стороне и бились против Руси на р. Калке. Когда же по Восточной Европе установилась власть Золотой Орды (1240 г.), все Казаки оказались в границах татарской империи. Тут они пользовались некоторыми автономными правами, имели во главе своей Церкви епископов Сарайских и Подон­ских и в большинстве сохранили свой славянский язык и христианскую веру, хотя впоследствии среди них появились и магометане. Под властью ханов Донские Казаки оставались до конца че­тырнадцатого столетия, а Днепровские веком больше. Те и другие должны были выполнять некоторые служилые и хозяйственные повинности.

Когда в Орде начались междоусобия Казаки, жившие вдали от правящих центров, много страдали от своеволия ордынских шаек. Это побудило их принять уча­стие в восстании Московского князя Димитрия. Однако, разгром войск Мамая на Ку­ликовом поле (1380 г.) не принес освобождения для Руси и стал роковым для Казаков: Татары принудили их очистить берега степной части Дона и переселиться не только в его верховья, но и дальше на север вплоть до Камы, Сев. Двины и Белого моря. Днепровские и Пере­копские Казаки отложились от Крыма после того, как ханы покорились власти сул­тана, т. е. в конце XV в., Азовские же оставались на местах до начала XVI, а потом, рассорившись с Турка­ми, перекочевали ближе к Северской земле. Там они объединились с общиной Казаков Белгородских.

Последними ушли от ханов Ордынские Нагайские и Ордынские Астраханские Казаки, соединившиеся с Донцами только во второй половине шестнадцатого сто­летия. От этих дат жизнь Казаков оказалась связанной с судьбами великих княжеств Московского и Литовского. В условиях постоянной турецко-татарской угрозы, явилась необходимость служить двум династиям: Рюрикови­чам в Московии и Гедиминовичам в Литве. Протестом против этой необходимости явилось образование двух казачьих «речных республик» на Дону и на Нижнем Днеп­ре, которые послужили крепкими очагами возрождаю­щейся казачьей независимо­сти и главными центрами объединения казачьей народности.

Это реконструкция останков по черепам участникков битвы под Берестечком Ровенской области, состоявшейся 20 июля 1651 года. Описанием этой злосчастной битвы, в которой поляками была разгромлена загнанная в болота пехота сил Богдана Хмельницкого, заканчивается роман Генрика Сенкевича «Огнем и мечом». Не первый и не последний раз славяне пустили тогда кровь друг другу... В середине — бородатый донец, с серьгой в ухе, свидетельствующей о том, что он последний мужчина в роду (реконструкция Е. В. Вселовской); по бокам — два запорожца с оселедцами (один — работа Г. В. Лебединской). Донцы нередко участвовали в сражениях украинцев с татарами и поляками. Руками Лебединской созданы портреты и двух тех, имена которых известны. Это атаман Сирко и дьякон Павел.

Однако, на родную землю и в родную среду возвращались не все Казаки. Многие роды и семьи остались на насиженных за столетие местах Московии, Лит­ве и Польше. Они с готовностью служили интересам в. князей, царей и королей принимали их щедрые монаршие милости, в виде «жалований», «привилеев», земельных поместий, дворянства, шляхетства, родились с семьями русских, «Литвы», Поляков и постепенно растворялись в их среде. Дети и внуки казачьих эмигрантов оставались также и на далеком севере. Привыкнув к суровому климату, они двинулись небольшими группами на-восток через горы и сплошные массы изобильных лесов. Промышляя пушным зверем и покоряя местные .племена, они усвоили для московских царей огромные пространства Сибири. В первое время они еще помнили о связях с Донскими Казаками, называли себя «сынами Тихого Дона», и положив начало ряду новых военных общин, стали именоваться Казаками Терскими, Уральскими, Сибирскими, Забайкальскими и т. д. Единые по происхождении они оказались разделены огромными пространствами, жизнь их потекла по свои особенным путям. На следующем историческом этапе XVI-XVI1I вв. главная казачья масса выступает в качестве Донцов и Запорожцев, возвратившихся с Днепра на исконную Землю Касак в Приазовье под именем Казаков Черноморских в конце восемнадцатого века.

Наша древняя история пока восстановлена только в схеме и потому не раз представляется в искаженном виде, иногда по неведению, а чаще по национальным соображениям чуждых нам историков. Вместе с тем, непоколебимой остается старая точка зрения, изложенная в этнографическом труде профессора Московского университета Е. Ф. Зябловского (Всеобщая география Российской империи. М. 1807, ч. 3 стр. 16) и в учебнике русской геогфии К. И. Арсеньева, где казаки указываются в качестве особого славянскою народа, занимающего часть России, наряду с господствующими Россиянами и поко­ренными Поляками.

Казаки дворяне - гражданское состояние неизвестное в казачьих общинах и республиках во время их независимого существования. Правда, доверие, уважение высокая оценка боевых заслуг в свободном обществе часто открывали Казаку дорогу к выборным постам и к некоторым экономическим преимуществам «милостию народа», но дворяне с особыми правами появились только в XVI ст. среди «царских холопов», служилых Казаков, как средство при­крепления их к кругу слу­жебных обязанностей. Исто­рик Ключевский указывает, что «в 1585 г. в Епифанском уезде 289 Донских Казаков зараз были поверстаны в зва­ние детей боярских, составлявших низший чин провин­циального дворянства, и получили там поместные наде­лы». По особым заслугам многие Казаки были наделены и крупными земельными участками со званием и пра­вами дворян-помещиков. Их роды поставляли первых кан­дидатов на должности воен­ных начальников, как в ка­зачьей городовой службе, так и в стрелецких полках - «приказах». Привыкнув к положению «начальных лю­дей», новые дворяне отходи­ли от казачьей народной среды, роднились с русским дворянством и все крепче прирастали к русскому быту. Они знали, что, вернувшись в казачье общество на Дону, они потеряют все приобре­тенные преимущества и потому только немногие из этой «верхушки» оказались впоследствии на казачьих ре­ках. Зато еще недавно в Воронежской, Орловской и Курской губерниях можно было встретить дворян, помнивших о своем казачьем происхождении.

С присоединением Земли Донских Казаков к России, там установлены обще­имперские права гражданского состояния. В 1798 г. император Павел I ввел у Казаков армейские чины с присвоением офицерам дворянского звания. Казак получал личное дворянство после производства в первый офицерский чин, или продвинувшись в статской служ­бе до чина IX класса (титу­лярный советник), или бу­дучи награжден орденом, учрежденным для чиновников и офицеров. Потомственное дворянство Казак приобретал дослужившись до чина действительного статского советника в гражданской или до чина полковника в воен­ной службе, или если был награжден орденом св. Геор­гия, орденом св. Владимира или каким либо другим орденом первой степени. Это были «служилые дворяне». Если же Казак, за особые заслуги, награждался крупным поместьем, он становился «поместным дворянином». Донской атаман М. И. Пла­тов и ген. Ф. П. Денисов, получив поместья, возведены в графское достоинство. Они стали «дворянами титулованными». Сохраняется преда­ние, что царь Иван Грозный наградил Ермака Тимофееви­ча за покорение Сибири ти­тулом князя Сибирского.

Казачья шляхта - привилегированный военный класс, появившийся среди Запорожских Казаков на Гетманщине в эпоху подчи­нения их Польско-литовским королям. Приняв под свое покровительство в 1506 г, Запорожцев, ушедших от Крымского хана, в. князья Литовские, а особенно коро­ли Речи Посполитой, по своему обычаю, в качестве награды за услуги короне, стали наделять шляхетским званием и Казаков; таким образом, Казаки становились чле­нами многочисленной рыцарской корпорации, обладающей особыми правами, из' которых самым важным бы­ло право участия в Сеймах. Получив - королевский «привилей», Казаки становились частью «шляхетского народа», господствующего в аристократической республике, в Речи Посполитой. Их новое положение определялось поговоркой «шляхтич на загроде равен воеводе», т. е., даже малоземельный «загродовой» шляхтич в общественных делах и в личных правах равнялся правителю области. Некоторые из новых дворян принимались на основах побратымства в древние аристократические роды, «адоптировались» ими, przypuszczali sie do herbu, т.е. получали право» печаться их гербами и называться их фамилиями. Все это не изменяло казачьей сущности новой шляхты, хотя и отдаляло ее от общеказачьих интересов.

После многолетних польско-казачьих войн, Казаки, выступавшие против Речи Посполитой, потеряли свои шляхетские права и исчезли из гербовых книг; например, воспоминание о аристократических связях предков Богдана Хмельницкого, печатавшегося гербом Абданк, сохранила только история.

Когда Гетманщина по Переяславскому договору присоединилась к России, Казаки-шляхтичи, оставшиеся на местах, причислены к «малороссийскому» дворянству и наравне с Русскими внесе­ны в дворянские книги. У Черноморских Казаков прежние шляхетские роды времен Гетманщины и Запорожья можно узнать по их знатным польским фамилиям.

Городские казаки[править]

Городовые казаки — казачьи общины, проживавшие во многих пограничных городах Московии и выделявшие своих людей в полковую и станичную службы.

Первое отчетливое упо­минание о Г. Казаках отно­сится к 1502 г., когда Мос­ковский в. князь Иван III приказывал княгине Рязан­ской Агрипине: «Твоим слу­жилым людям и городовым Казакам быть всем на моей службе, а кто ослушается и пойдет самодурью на Дон в молодечество, их бы ты, Агрипина, велела казнити». Но, вероятно, к городовым можно причислить и тех Каза­ков, которых летописи и ак­ты от средины XV в. называют Городецкими и Рязан­скими.

Вообще, русские лето­писи начинают замечать Ка­заков только через полвека после изгнания их Татарами с берегов Дона, т. е. с того времени, когда они, прийдя в себя на чужой земле, на­чали боевую службу князьям Рязанским и князьям Московским. Служба Г. Казаков с самого начала носила ха­рактер регулярный, а при Иване Грозном и полностью регламентирована специальным уставом. Последнее мероприятие отделяло их от Казаков Вольных и Донских и привязывало к общим интересам Московии. Из них «верстались» Казаки - дети боярские, Казаки - дворяне, Казаки—помещики, Казаки-однодворцы, Казаки -полковые и Казаки станичной сторожевой службы.

Г. Казаки назывались именем того города, в котором проживали они сами и их семьи. Иногда от них выходили добровольцы в стре­лецкие полки и в "опричные" отряды Грозного, но с другой стороны, в Городовые казачьи полка присылались на исправление некоторые провинившиеся моско­виты.

«Управление всеми Г. Казаками на территории государства в XVI в. находилось в ведении Стрелецкого Приказа». «Стрелецкий При­каз набирал Казаков на службу и отставлял от нее, выплачивая денежное жалованье, перемещал по службе из одного города в другой, назначал в походы и являлся для Казаков высшей судебной инстанцией. Через Приказ проходило назначение начальствующих лиц над Ка­заками (голов, сотников), ко­торые во время службы у Казаков также подчинялись Приказу». «Внутреннее устройство Г. Казаков было таким же, как у городовых стрельцов. Казаки находились в «приборе» у своего головы, который и набирал их на службу. Казацкий го­лова непосредственно подчинялся городовому воеводе или осадному голове. Нормальный состав прибора исчислялся в 500 человек. При­боры делились на сотни, ко­торые находились в «прика­зе» у сотников. Сотни в свою очередь подразделялись на полусотни (во главе с пяти­десятниками) и десятки (во главе с десятниками). Права и обязанности должностных лиц соответствовали функциям таких же должностных лиц у стрельцов». «За служ­бу правительство расплачи­валось с Казаками денежным жалованьем и земельными наделами, поселяя их преи­мущественно в пограничных городах. Размещенные по городам Казаки получали название того города, где были поселены». «Все сказанное относится исключительно к служилым Казакам, разме­щенным по городам. Сноше­ниями с Донскими и другими вольными Казаками, официально не состоявшими на государственной службе, ве­дал Посольский Приказ». (Выдержки из книги А. В. Чернов, Вооруженные силы Русского государства в XV-XVII в.в.).

Во время Русской Сму­ты (16051615) большинство Г. Казаков выступило по стороне Лжедимитрия I и Лжедимитрия II. После избрания на московский престол Михаила Федоровича, многие из них ушли на Дон. Уходили постепенно на Дон и станицы терявшие службу в связи с преобразованием армии и отходом русских границ дальше на восток, запад и юг. Только от этого времени они и связывались с политической историей Донских Казаков. Прежнее население считало их «вер­ховыми» и «новоприходцами». Последние волны их переселения поглотила Кавказская линия, куда их станицы принесли названия городов прежней службы.

22 июня 1822 издано Положение о городовых ка­зачьих полках в Сибири. Это были последние Г. Ка­заки, которые потом вошли в состав Сибирского, Семиреченского и Забайкальского казачьих войск.

Казак Луганский[править]

Казак Луганский - литературный псевдоним писателя этнографа Владимира Ивановича Даля, составителя "Толкового словаря живого великорусского языка", которому также приписываются слова песни "Поехал Казак на чужбину далеку".

Литература[править]

  • Е. Ф. Зябловский "Всеобщая география Российской империи", М. 1807 (Труд профессора Московского университета)
  • К. И. Арсеньев "Учебник русской геогфии" (Казаки указываются в качестве особого славянскою народа, занимающего часть России, наряду с господствующими Россиянами и покоренными Поляками)
  • А.И. Скрылов, Г.В.Губарев "КАЗАЧИЙ СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК"
  • А. В. Чернов "Вооруженные си­лы Русского государства в XV-XVII в.в."
  • В. В. Гинцбург, МИА 109
  • М. А. Артамонов, МИА 62
  • В. В. Латышев