Кайваны

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Кайваны, каиваны - самоназвание угро-финнского народа вепсы в Карелии. Являются потомками народа, известного древнерусским летописям под именем весь.

Никольский Д. П. Кайваны или чухари[править]

// Живая старина. 1895. Вып. 1. Отд. 1. С. 14 – 16.

Какъ ни страннымъ кажется, а у насъ почти въ срединѣ Россiи, вблизи столичныхъ городовъ, живутъ какiе-то особенные люди, инородцы, которыхъ мѣстные знатоки, какъ говоритъ одинъ корреспондентъ края, считаютъ за остатки чуди «бѣлоглазой», когда-то занимавшей обширныя пространства на восточно-европейской низменности. А между тѣмъ мы о нихъ ничего не знаемъ да, повидимому, нѣтъ признаковъ къ изслѣдованiю этой народности. Дѣлая настоящее свое краткое сообщенiе объ этихъ инородцахъ, называемыхъ «кайванами», а русскiе называютъ ихъ «чухарями», мы обращаемъ вниманiе г. г. членовъ Географическаго общества на это, и желательно было бы собрать о нихъ болѣе подробныя свѣдѣнiя. Кайваны обитаютъ на сѣверной и восточной окраинахъ Тихвинскаго уѣзда, Новгородской губернiи. Народъ этотъ говоритъ на особомъ нарѣчiи, не имѣющемъ вовсе письменности. Хотя и были попытки создать чухарскую азбуку, но безуспѣшно. По словамъ неизвѣстнаго автора («Русская жизнь» 1894 г. № 347), особенность чухарской грамматики та, что мѣстоименiе «она» относятъ къ мужскому полу, а «онъ» къ женскому: о мужчинѣ говорятъ: «она идетъ, она пьетъ», а о женщинѣ: «онъ идетъ, онъ пьетъ».

Въ глухихъ кайванскихъ деревняхъ женщины и дѣти вовсе не знаютъ русскаго языка. Въ такихъ деревняхъ заговорить по русски съ крестьянками или ребятишками безполезно – отвѣта не получить. Отъ недостатка своей письменности чухари теряютъ много въ развитiи какъ нравственномъ, такъ и умственномъ. Въ школахъ иныхъ селенiй, гдѣ учитель знаетъ и русское и чухарское нарѣчiя, обученiе дѣтей въ первый годъ ихъ поступленiя ведется изустно по чухарски и уже со втораго года обученiе ведется по русски.

Въ чухарскомъ быту можно и теперь еще найти слѣды патрiархальной древности и простоту нравовъ. Въ иныхъ селенiяхъ всѣ уходятъ въ поле, не запирая избы на замокъ, зная, что никто не обокрадетъ. Въ баняхъ чухари моются всѣ вмѣстѣ, безъ различiя пола и возраста, свои и чужiе. Домохозяинъ, истопившiй баню, идетъ по деревнѣ съ громкимъ призывомъ: «въ баню, въ баню», въ которую и устремляются всѣ. Въ чухарiи до настоящаго времени можно встрѣтить курныя избы, въ которыхъ семья проводитъ зиму вмѣстѣ съ мелкимъ скотомъ. Печь занимаетъ больше четверти избы и кончается скатомъ. Противъ чела въ потолкѣ продѣлано отверстiе. При топкѣ дымъ наполняетъ избу; единственная дверь открывается. Ночью, въ зимнее время, курная печь служитъ спальней.

Хозяинъ съ хозяйкой забираются спать внутрь печи ногами къ челу, а дѣти размѣщаются на шесткѣ, чтобы ноги пришлись къ ногамъ старшихъ, а головами врозь.

Относительно внѣшности чухарей, ихъ нравственныхъ качествъ и т. п. свѣдѣнiй почти нѣтъ. Извѣстно только, что пьянствуютъ кайване только по большимъ праздникамъ, и вообще пьяницъ между ними не замѣчается. Одѣваются просто. Мужчины ходятъ въ бѣлыхъ балахонахъ, а лѣтомъ въ одномъ бѣльѣ изъ домашняго грубаго холста; женщины предпочитаютъ сарафаны изъ «пестрядины» мѣстнаго издѣлiя.

Чухарь живетъ бѣднѣе своего сосѣда русскаго крестьянина. Бѣдность его происходитъ не отъ лѣни, а отъ природы, которая очень плоха и является для нихъ хуже мачехи. Мѣста, занятыя этой народностью, плохи: почва – глина или песокъ или камень. Удобренiя для почвы взять негдѣ, такъ какъ болѣе половины его растрачивается непроизводительно въ зимнюю пору. Зимою все рабочее населенiе со всѣми наличными лошадьми живетъ въ лѣсу на лѣсномъ промыслѣ, и конскiй навозъ безполезно пропадаетъ въ лѣсахъ, а прочаго скота крупнаго и мелкаго держатъ мало, по недостатку выгоновъ для пастьбы лѣтомъ и луговъ для заготовки сѣна на зиму. Суровый климатъ дозволяетъ чухарямъ сѣять рожь и овесъ на поляхъ, картофель да капусту на огородахъ. Хищные звѣри же мало наносятъ вреда ничтожному чухарскому скотоводству.

Кромѣ лѣсовъ, чухарская сторона изобилуетъ еще множествомъ озеръ, хотя и небогатыхъ рыбою, но изобилующихъ дичью. Край этотъ удаленъ отъ городовъ; сообщенiе между селами и деревнями часто поддерживается только по тропамъ. Въ иныхъ чухарскихъ деревняхъ на все селенiе существуетъ одна телѣга, да и то первобытнаго устройства. Есть деревни, изъ которыхъ лѣтомъ нельзя выѣхать даже и на телѣгѣ, тогда приходится ѣхать на такъ называемыхъ «смычкахъ» (особаго рода экипажъ). «Смычки» это двѣ длинныя жерди, которыя припрягаютъ къ лошади, какъ оглобли экипажа; по срединѣ длины этихъ жердей укрѣпляютъ дощечки, и на нихъ кладутъ багажъ, путникъ-же долженъ идти или ѣхать верхомъ. Есть чухарскiя селенiя, изъ которыхъ нѣтъ выхода даже и на «смычкахъ». Въ такихъ совершенно глухихъ селенiяхъ иные чухари боятся встрѣтиться одинъ на одинъ съ постороннимъ человѣкомъ; завидѣвъ чужаго, прячутся куда попало, подъ кусты въ чащу, пока тотъ не пройдетъ далеко мимо. Конечно, эти краткiя отрывочныя свѣдѣнiя не даютъ намъ надлежащаго представленiя объ этой народности, а между тѣмъ въ ней есть не мало интереснаго и поучительнаго съ этнографической стороны, которыя и желательно было-бы детально изслѣдовать. Можетъ быть найдутся кто-нибудь изъ нашихъ членовъ, которые пожелаютъ ближе изучить чухарей. А если нѣтъ, то я предложилъ-бы Обществу снестись съ кѣмъ нибудь изъ мѣстныхъ интеллигентныхъ жителей и просить ихъ доставить свѣдѣнiя, приложивъ для этого и вопросные пункты.