Книга Есфирь

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Книга Есфи́рь на протяжении веков никогда не менялось. Эта книга и книга Руфь – единственные книги Ветхого Завета, названные именами женщин. Есфирь - имя персидского происхождения, что значит «звезда». Есфирь была еврейкой, и звали её Гадасса (2:7), что означает «мирт». Она была сиротой, дочкой Абихаила (9:29) и взята на воспитание двоюродным братом Мардохеем.

Автор и время написания[править]

Автор книги остается неизвестным, хотя предполагается, что им мог быть Мардохей, Ездра или Неемия. Так как здесь не упоминается ничего о Боге, то вероятно информация была взята из «памятной книги дневных записей» царей Персии.

Период описанных событий охватывает 10 лет, начиная с 483 и заканчивая 473 годами до Р.Х.. Этот период не указан в Книге Ездры, он находится в промежутке, между 6 и 7 главами. В Библии книга Есфирь идет после книги Неемии, но исторически она должна быть раньше, так как книга Неемии написана в период 445 по 415 до Р.Х. В литературной хронологии Ветхого Завета книга Есфирь – 17-ая в списке, завершает исторический раздел Ветхого Завета.

Содержание[править]

Евр. текст книги начинается с рассказа о том, как персид. царь Артаксеркс «в третий год своего царствования» устроил большой пир, на к-ром хотел показать подданным «великое богатство царства своего». После 180 дней, в течение к-рых царь пировал с приближенными и военачальниками, он устроил угощение и «для народа своего, находившегося в престольном городе Сузах». В 7-й день этого празднования, «когда развеселилось сердце царя от вина», он приказал евнухам привести царицу Астинь, «чтобы показать народам и князьям красоту её», однако посланные получили от царицы отказ.

По совету своих приближенных царь решил, «что Астинь не будет входить пред лицо царя», а ее «царское достоинство... царь передаст другой, которая лучше ее». Для выбора новой царицы царь назначил «во все области своего царства» наблюдателей, которые должны были собрать «всех молодых девиц, красивых видом», и направить их в Сузы под надзор царского евнуха Гегая. Та из девиц, «которая понравится глазам царя», должна стать новой царицей «вместо Астинь».

В числе прочих «в царский дом под надзор Гегая» была взята и молодая еврейка Есфирь, жившая в Сузах вместе со своим родственником Мардохеем, заменившим ей отца после смерти родителей; по приказанию Мардохея Есфирь скрывала свое происхождение. В течение 12 месяцев над ней производилось «все, определенное женщинам»: «притиранья... мирровым маслом и... другими» ароматными веществами, после чего настала ее очередь идти к царю. Есфирь «приобрела... благоволение» царя, и он «сделал ее царицею на место Астинь». Однако и после этого она «не сказывала о родстве своем и о народе своем».

В это время Мардохей, к-рый «сидел у ворот царских», стал свидетелем разговора 2 царских евнухов, к-рые «замышляли наложить руку на царя Артаксеркса». Мардохей сообщил об этом Есфири, а та «сказала царю от имени Мардохея». Артаксеркс казнил обоих евнухов, убедившись в их виновности, и повелел сделать запись о благодеянии Мардохея «в книгу дневных записей у царя».

Артаксеркс наделил особой властью «выше всех князей» Амана, одного из своих приближенных, так что все люди по приказу царя «падали ниц пред Аманом»; единственным, кто «не кланялся и не падал ниц», был Мардохей. Узнав об этом, Аман пришел в ярость и решил не только «наложить руку на одного Мардохея», но и «истребить всех Иудеев», поскольку ему сообщили, «из какого народа Мардохей». Аман приказал бросить жребий ( - пур), с помощью которого было решено погубить народ Мардохея «на двенадцатый [месяц], то есть на месяц Адар». Для исполнения своего замысла Аман сообщил Артаксерксу о том, что иудеи якобы не выполняют законы царя, и в случае их истребления обещал царю передать в царскую казну 10 тыс. талантов серебра. С согласия царя Аман послал гонцов «к сатрапам царским и к начальствующим над каждою областью» с приказом «убить, погубить и истребить всех Иудеев... в тринадцатый день... месяца Адара, и имение их разграбить».

Во всех областях, куда «доходило повеление царя», иудеи приходили в смятение и предавались плачу и скорби; Мардохей также разодрал свою одежду, «вышел на средину города и взывал с воплем великим и горьким». Узнав об этом от служанок, Есфирь послала к Мардохею одного из евнухов, через которого Мардохей сообщил ей о случившемся и передал копию указа об истреблении иудеев. Он приказал Есфири воспользоваться положением царицы и молить Артаксеркса о помиловании своего народа, однако она колеблется, т. к. это сопряжено со смертельной опасностью: любой человек, вошедший к царю во внутренний двор без его приказа, должен быть казнен, если только царь, увидев его, не прострет к нему свой скипетр. Узнав о нерешительности Есфири, Мардохей горько упрекает ее и вместе с тем выражает уверенность в помощи Божией: «Если ты промолчишь... то свобода и избавление придет для Иудеев из другого места, а ты и дом отца твоего погибнете». Есфирь готова ходатайствовать за свой народ, несмотря на опасность, и просит Мардохея собрать «всех Иудеев, находящихся в Сузах», чтобы они совершили ради нее трехдневный пост.

Через 3 дня, когда Есфирь «оделась по-царски» и вошла к царю, она «нашла милость в глазах его»; царь простер к ней бывший в его руке золотой скипетр и предложил исполнить любое ее желание. Есфирь просит царя прийти к ней на пир вместе с Аманом, а затем, уже «при питье вина», царь по ее просьбе назначает еще 1 день пира.

Направляясь домой после 1-го дня пира у Есфири, Аман увидел Мардохея, к-рый «не встал и с места не тронулся пред ним». По совету друзей и жены Аман велел приготовить «дерево вышиною в пятьдесят локтей» и собрался добиться от царя приказа о повешении Мардохея на этом дереве.

В ночь перед 2-м днем пира царь во время бессонницы велел читать ему памятную книгу; найдя запись о благодеянии Мардохея, он пожелал вознаградить его. Когда во внешний двор царского дома пришел Аман, чтобы просить царя повесить Мардохея на приготовленном дереве, Артаксеркс спросил Амана, «что сделать бы тому человеку, которого царь хочет отличить почестью». Поскольку Аман думал, что речь идет о нем самом, он предложил царю одеть такого человека в царские одежды, посадить на царского коня, возложить на его голову царский венец и повелеть «одному из первых князей царских» вывести его с почетом на городскую площадь. Вопреки надеждам Амана царь повелел ему сделать «это Мардохею Иудеянину». Выполнив царский приказ, Аман в печали «поспешил в дом свой» и пересказал все случившееся жене и своим мудрым друзьям, к-рые предупредили Амана, что ему, вероятно, не удастся пересилить Мардохея, «ибо с ним Бог живой» (Есф 6. 13; эти слова отсутствуют в евр. тексте и имеются только в LXX).

Во 2-й день пира, когда Артаксеркс снова предложил Есфири исполнить любое ее желание, она обратилась к нему с просьбой спасти ее народ: «Ибо проданы мы, я и народ мой, на истребление, убиение и погибель». Есфирь сообщила царю, что «тот, который отважился в сердце своем сделать так»,- это Аман, а когда один из евнухов указал на дерево, приготовленное Аманом для Мардохея, царь повелел повесить на нем самого Амана. После смерти Амана, главного врага иудеев, Есфирь и Мардохей принимают меры для спасения своего народа. Поскольку уже невозможно было отозвать указ об истреблении иудеев, «ибо письма, написанного от имени царя и скрепленного перстнем царским, нельзя отменить», Мардохей разослал от имени Артаксеркса новый указ «к Иудеям, и к сатрапам, и областеначальникам, и правителям областей от Индии до Ефиопии». В этом указе, имевшем статус закона, говорилось, что «царь позволяет Иудеям... стать на защиту жизни своей»; при этом иудеи могли безнаказанно нападать на жилища всех своих врагов, убивать их с семьями и разграблять их имущество. Когда «гонцы, поехавшие верхом на быстрых конях», доставили списки этого указа в разные области Персидской империи, мн. представители различных народов «сделались Иудеями, потому что напал на них страх пред Иудеями».

13-го числа месяца адара, когда должен был быть исполнен подготовленный Аманом первоначальный указ об истреблении иудеев, «никто не мог устоять пред лицом их, потому что страх пред ними напал на все народы». При поддержке Мардохея, занявшего видное положение при Артаксерксе («Ибо велик был Мардохей в доме у царя...»), иудеи собрались в городах империи, вооружились и организовали массовое избиение своих врагов. В Сузах ими было убито в общей сложности 800, а по всей стране - 75 тыс. чел. 2 раза в тексте сообщается, что иудеи «на грабеж не простерли руки своей». По особой просьбе Есфири царь позволил также повесить на дереве «десятерых сыновей Амановых».

В Сузах избиение продолжалось 2 дня (13 и 14 адара), а на 3-й день (15 адара) иудеи «успокоились и сделали его днем пиршества и веселья». В проч. областях уже 14 адара началось празднование победы, чем и объясняется в библейском тексте различная дата праздника у иудеев, живущих в городе и «в селениях открытых». Мардохей разослал по всем областям империи письма, в к-рых иудеям предписывалось установить празднование в честь того, что «превратилась у них печаль в радость, и сетование - в день праздничный». Поскольку Аман, замышляя погубить народ Мардохея, бросал пур, т. е. жребий, было решено дать новому празднику название Пурим. Иудеи постановили, что Пурим должен праздноваться каждый год в течение 2 дней и что ни они, ни их потомки не могут этого отменить. Царица Есфирь также разослала «ко всем Иудеям в сто двадцать семь областей царства Артаксерксова» особое увещание о необходимости исполнения этих постановлений о празднике Пурим. В заключение сообщается о том, что царь возвеличил Мардохея, к-рый стал в Персидской империи «вторым по царе Артаксерксе», а среди своего народа «великим... и любимым у множества братьев своих»; деяния Мардохея и те знаки отличия, которыми его наградил Артаксеркс, были записаны «в книге дневных записей царей Мидийских и Персидских».

Ссылки[править]