Людвиг Едличка:Австрийский Хеймвер

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Во многих описаниях австрийской истории 1920— 38 годов определенный ее период часто называют временем господства фашистской или клерикально-фашистской системы. Историки, авторы этих описаний, дают такое определение авторитарной эпохе после 1933 г., когда федеральный канцлер доктор Дольфус правил вместе с движением Хеймвер, и ее продолжению после убийства Дольфуса национал-социалистами, каковым было авторитарное правление федерального канцлера доктора Курта фон Шушнига. Правда, термин «клерико-фашизм» или «клерикальный фашизм» оказывается при ближайшем рассмотрении не вполне удачным, так как в действительности речь идет о сплетении самых различных идей, идеологий и тенденций, которые в австрийской внутренней политике с 1920 года искали для себя выхода на правом фланге и с середины 20-х годов обрели особую форму в движении Хеймвер. Понятие «клерико-фашизм» встречается уже во вступительной главе книги Чарльза А.Гулика «Австрия от Габсбургов до Гитлера» (немецкое издание — Вена, 1948).

Весьма примечательно, что этот автор полагает, будто Дольфус поддался соблазну авторитарной идеологии, то есть идеологии, которая уже существовала. Немецкий историк Ульрих Эйхштедт писал, что после мартовских событий 1933 года Австрия перестала существовать как демократия и пошла по пути к австро-фашизму.[1] Эрнст Нольте в своей объемистой идейной истории фашизма приходит к выводу, что австрийский «хеймверовский фашизм» сумел поставить государство на новую основу, однако он не тождественен «австро-фашизму», который ликвидировал парламентскую систему. Тот же автор, оценивая деятелей авторитарной эпохи Австрии после 1933 года, считает, что князь Эрнст Рюдигер Штаремберг, многолетний вождь Хеймвера, был скорее фашистом, чем аристократом, чего нельзя сказать ни о Дольфусе, ни о Шушниге.[2]

Уже это разнообразие мнений об австрийском фашизме, его воздействии на реальные политические события и его происхождении либо из клерикального, либо из итальянско-фашистского идейного комплекса привело к необходимости заняться в данном исследовании Хеймвером, тем движением, которое и сегодня все еще считается единственным носителем авторитарно-фашистских идей в новейшей австрийской истории. Существует мало серьезных работ научного характера по истории этого движения. Работающий в Кельне австрийский историк Адам Вандрушка в прекрасном эссе о политической структуре Австрии коснулся и Хеймвера, не заглянув при этом в источники, хранящиеся в австрийских, венгерских и итальянских архивах и библиотеках.[3]Новому поколению австрийских историков принадлежат три работы, поднимающие целину идеологической истории Хеймвера, его предшественников и в какой-то мере его продолжателя — «Отечественного фронта».[4] Особенно важными для выяснения вопроса об идейных связях, а также о материальной поддержке Хеймвера итальянским фашизмом были исследования сотрудника Института исторической науки Венгерской Академии наук Лайоша Кереша, основанные, главным образом, на материалах из Венгерского государственного архива, в частности, на документах МИД’а.[5]

Для выяснения вопроса об идеологии Хеймвера нужно сначала вкратце описать историю его возникновения. Зародилось это движение сразу же после окончания Первой мировой войны в зимние и весенние месяцы 1918‒1919 годов. В крестьянских местностях Австрии образовались отряды для защиты домов, полей и вокзалов, оснащенные оружием бывшей императорской армии, которые помогали еще слабой государственной исполнительной власти. Аналогом этого в городах, где, в отличие от консервативных деревень, обычно задавали тон социал-демократы, возникли рабочие и фабричные отряды. Таким образом, эти отряды с самого начала строго делились на «правые» и «левые» и получали, частично вполне легально, от временного, а позже от свободно избранного австрийского правительства оружие с армейских складов, которое никогда не было возвращено.[6]

Когда комиссия союзников потребовала в 1919 году сдачи оружия, значительные его запасы исчезли в тайных складах различных воинских союзов и сыграли особую роль в кратковременном эпизоде обороны границ.

В Каринтии, в особых обстоятельствах 1918—19 годов, большая часть населения решила взяться за оружие для защиты от югославов, и в знаменитой войне за оборону Каринтии рядом с регулярными частями Фольксвера (армии) уже действовали добровольческие отряды, которые с весны 1919 г. носили название «защитников родины» (хейматшуц). Использование этих добровольческих отрядов дало впоследствии хеймверам, как полувоенным союзам для защиты родины от внешних и от внутренних врагов (марксистов), первый сильный стимул и привело к интересным политическим, военным и идеологическим параллелям и к сотрудничеству с аналогичными движениями в Германии.

Контакты с немецкими формированиями имели место в Тироле и в Верхней Австрии. В Верхней Австрии в 1919—20-х годах возникли отряды местных жителей, организованные, главным образом, крупными землевладельцами и мелкой буржуазией, для защиты от произвола рабочих в промышленных районах Линца и Штейра. Аналогичная тенденция имела место в Тироле, где боялись вторжения итальянцев и уже в 1920 г. начали создавать отрады, инициатором чего был политик христианско-социального направления адвокат д-р Рихард Штейдле. Курьезный факт: именно уроженец Южного Тироля д-р Штейдле позже стал самым ярым представителем «фашистской» идеологии в Хеймвере. Но сначала группы в Тироле, Верхней Австрии и Каринтии находились под баварским влиянием. Созданный лесным советником доктором Эшерихом баварский оборонительный отряд, вошедший в историю под названием «Оргеш», взял под свое покровительство формирования в Тироле и Верхней Австрии и поставлял им оружие. После провала капповского путча один из его главных участников, бывший майор Генерального штаба пруссак Вальдемар Пабст прибыл в Тироль. Правительство этой земли и его глава Штумпф дали ему гражданство под чужим именем, благодаря чему он вскоре стал начальником штаба австрийского Хеймвера и смог сделать политическую карьеру в Австрии. Пабст создал для австрийского Хеймвера центры за рубежом, прежде всего, в Баварии, где были заинтересованы в обострении конфликтов с марксистскими противниками в Австрии и Германии. Кроме того, Хеймвер и его закулисные руководители в Австрии были прямо и косвенно заинтересованы в поддержке всех радикальных движений, исходивших из Мюнхена.

Примечательно, что уже в 1920—23 были установлены связи с Гитлером и многие участники путча 9 ноября 1923 г., в том числе Геринг, были приняты в Тироле, как беженцы, хотя идеологической связи между Хеймвером и национал-социализмом не было.[7] Политическое значение этих групп при относительной консолидации отношений в Австрии в период с 1924 по 1926 год было невелико. Но интересно, что в Верхней Австрии с появлением на сцене князя Эрнста Рюдигера Штаремберга были наведены первые мосты между Хеймвером и политическими партиями. Это было сделано благодаря авторитету и влиянию христианско-социальных сил. Глава правительства Верхней Австрии прелат Хаузер при посредстве княгини Фанни Штаремберг заявил о своей готовности к переговорам с вождями Хеймвера, прежде всего, с сыном княгини, Эрнстом Рюдигером Штарембергом. После этого Хеймвер стал получать все большую поддержку ведущей буржуазной партии Австрии. Последние находки в венгерских архивах показали, что уже в это время живой интерес к Хеймверу проявляли Венгрия, Италия и авторитарные буржуазные политики в Вене.

Совершенно иное, но гораздо более определенное идеологически направление приняло развитие на востоке Австрии, прежде всего, в Вене. Здесь было создана самая сильная группа военных и полувоенных союзов «Германо-австрийское объединение фронтовиков». Ее создал бывший штабной офицер императорской армии полковник Герман Хильтль, который первоначально думал только о союзе для поддержания фронтового товарищества. 20 мая 1920 г. Объединение фронтовиков опубликовало программу из четырех основных пунктов:

1) Объединение фронтовиков — совершенно самостоятельное, независимое объединение.

2) Его главный лозунг: «Благо всего народа выше мелочной партийной политики».

3) Оно стоит на арийской, непартийной и неполитической основе и исключает взаимодействие с интернациональными элементами, разлагающими народы, такими как социал-демократы и коммунисты.

4) Свой идеал оно видит в единстве всего немецкого народа.[8]


Маневры, походы, готовность к подавлению стачек и демонстраций, предложения поддержки исполнительной власти и взаимодействия с армией при определенных ситуациях первоначально тормозили формирование хеймверовского движения в Вене, Нижней Австрии и Бургенланде. Но идеологическая программа Объединения фронтовиков оставалась радикальной. На своей конференции в 1926 г. оно приняло ряд принципов, которые сводились, в основном, к отрицанию марксизма, требованию уменьшения числа депутатов в национальном и земельном парламентах, усиления власти федерального президента и изменения прав избирателей. Интересно, что здесь же была представлена идея корпоративной общей деятельности народа.[9]

Хотя полковник Хильтль, делая 8 марта 1926 г. доклад в Вене на тему «Фашизм и Объединение фронтовиков» отверг отождествление с фашизмом и обосновал это, прежде всего, позицией фашистов по Южному Тиролю, заимствование ряда идей было налицо, и это характеризовало дальнейшее идеологическое развитие Объединения фронтовиков. Идея сильного руководства выражалась все настойчивей.

«Железные нервы и вера в себя, какую средний человек не может даже вообразить, — таковы черты настоящих вождей, которые готовы в страшном одиночестве сильного духа противостоять миру враждебных сил. Так как духовного единства народа больше нет, каждому вождю нужно меньшинство, на которое он опирается и которое, сплоченное его волей, сомкнуто в железные ряды и использует насилие в том направлении, которое духовно сплачивает нацию. Это меньшинство должно опираться на отечественные традиции и на примеры народных героев, черпать силы из великого прошлого народа и Родины».[10]

Одновременно, по крайней мере, теоретически, предусматривалось и образование элиты, которая будет править новым государством. В рамках Объединения фронтовиков не только усиленно практиковался «военный спорт», но проводилось и тайное обучение с целью превратить группу молодых людей в «железное ядро» фронтовиков. Упражнения, руководства по которым полностью сохранились, имеют черты несомненного сходства с будущей орденской идеологией СС. Так в одной памяти для т. н. Железного Ядра говорилось:

«Железное ядро это сердцевина Объединения фронтовиков, центр, излучающий во все стороны силы, пронизывающие весь союз. Железное Ядро это опора Верховного вождя, его тайная правая рука, его резерв. Вождь — глава, Железное Ядро — сердце Объединения фронтовиков. Железное Ядро не руководит само, это исполнительный орган Вождя для всех действий, необходимых в интересах Объединения фронтовиков. Железное Ядро это душа союза, проникнутое духом и волей Вождя. «Железное» значит твердое, нерушимое. Из железа куют мечи! Железное Ядро — меч Вождя. «Ядро» означает глубинный, невидимый, твердый центр. Отсюда данное выше объяснение термина «Железное Ядро»».[11]


Даже идеология сословного государства по итальянскому образцу, которой позже придавал такое большое значение Хеймвер, была провозглашена Объединением фронтовиков уже в 1927 году. Поэтому не случайно первым серьезным внутриполитическим потрясением молодой Австрийской республики было столкновение военно-политического Объединения фронтовиков, подобного Хеймверу, с социал-демократической партии. В январе 1927 г. в маленьком местечке Шаттендорф в Бургенланде произошли ожесточенные стычки между фронтовиками и членами социал-демократического «шуцбунда», причем со стороны левых были убитые и тяжело раненые. На проходившем в обстановке крайней политической напряженности процессе присяжные 15 июля 1927 г. оправдали обвиняемых из числа фронтовиков, а днем позже в Вене произошли ужасные события: был подожжен Дворец юстиции, полиция стреляла в демонстрантов и около ста человек были убиты и многие тяжело ранены. Была тяжело ранена и сама молодая республика, и эту рану не удалось залечить, наоборот, Христианско-социальная и Великогерманская партии, короче, весь лагерь правых, обвиняли австрийских социал-демократов в большевизме и в подготовке переворота. По всей Австрии в порядке «самозащиты» начался бурный процесс создания хеймверов, которые, получая большие деньги, главным образом, от промышленников, стали превращаться в эффективный властный фактор, сначала в военном плане, но вскоре они направили свои усилия на то, чтобы оказать на сами буржуазные идеологически-политическое влияние и переиграть их. Интересно, что в этот бурный период с 1927 по 1933 год Объединение фронтовиков на востоке Австрии утратило какое-либо значение и постепенно его стал раскалывать и засасывать Хеймвер, а после 1932 года… национал-социалисты.

Но взлет Хеймвера в 1927 году был не только реакцией на июльские события или контрнаступлением антимарксистского фронта, но также идейным прорывом. Частично его идеология была заимствована у фашизма, по крайней мере, была очень близка к нему. Одной финансовой поддержкой взлет Хеймвера не объяснить. Это федеральный канцлер доктор Игнац Зейпель, совершенно не понимая ситуацию, пытался изобразить Хеймвер стеной, защищающей демократию, и, умышленно внося путаницу, в одной из своих знаменитых речей взял это движение под защиту от тех критиков в Австрии и за рубежом, которые давно уже распознали в нем угрозу для демократии:

«У нас в Австрии есть сильное народное движение, которое хочет освободить демократию от господства партий. Носителями этого народного движения являются «хеймверы». Моя критика псевдодемократии направлена не против какой-либо одной партии, и против всех, кто привел демократию к упадку. Но у нас в Австрии все другие партии разделяют сомнения в правильности и законности господствующей у нас системы; только австрийские социал-демократы закрываются от критики и делают свой палладий именно из того, что в нашей демократии плохо. Поэтому и только поэтому Хеймвер действительно выступает против австрийской социал-демократии. Он не имеет ничего общего с классовой борьбой; среди его членов и друзей есть представители всех классов. Мир до сих пор обычно слышал иные оценки Хеймвера; понятно, что ложные представления о нем создавались умышленно. Это верно, что члены австрийского Хеймвера соблюдают военную дисциплину, но это проявление не милитаризма, а любви к дисциплине как таковой. Опасность, которая ему угрожает и которую лучшие из его членов сознают, это опасность самому превратиться в обычную партию, выступая против засилия партий. От этой опасности может спасти только дисциплина, подобная армейской. Это верно, что Хеймвер поддерживает дух обороноспособности и что этот дух, хотя он теоретически отвергается австрийскими социал-демократами, на практике, к сожалению, неоднократно проявлялся в терроризме. Это верно, что Хеймвер в нынешней ситуации иногда вступал в конфликт с правительственными учреждениями и функционерами партий большинства. Но это бывало лишь в тех случаях, когда и они испытывали влияние недемократической партийной власти. Такова правда».[12]

Ошибка Зейпеля заключалась в том, что он полагал, будто в нужный момент еще сможет обуздать движение в целом. Он не замечал, что становящиеся из месяца в месяц все сильнее батальоны Хеймвера исповедуют учение, почерпнутое из самых разных антидемократических источников, и их конечная цель — заменить Конституцию внепарламентскими силами. Не антимарксизм, а борьба против демократии вообще очень скоро стала главным лозунгом, и многие представители буржуазного лагеря, такие как христианско-социальный рабочий вожак Леопольд Куншак, испытали на себе вражду Хеймвера.[13]

Таким образом, изучая историю австрийского Хеймвера, необходимо учитывать резкий скачок в его идеологическом развитии. Из вооруженных крестьянских отрядов типа вольных корпусов, которыми руководили в духе буржуазных партий мелкие буржуа и отставные офицеры, возникло движение, которое с усердием начало примерять на себя идеологические одежды и, испытывая при этом самые различные влияния, не могло придти к единой программе. Итальянский фашизм в Австрии был крайне непопулярен и в буржуазном лагере из-за вопроса о Южном Тироле, но австрийский Хеймвер очень интересовал Италию и, прежде всего, Муссолини. Новейшие исследования четко доказывают, что с 1928 года ему оказывалась материальная и идейная поддержка. Лайош Керекеш доказал в своей работе, основываясь на документах венгерского МИД’а, что Муссолини уже в 1928 году преследовал далеко идущие политические и военные интересы в бассейне Дуная, и записка венгерского премьер-министра раскрывают намерения Дуче;[14] Венгерские правые круги выполняли в этот период роль посредников не только в снабжении оружием, но и деньгами, и вождь тирольского Хеймвера Рихард Штейдле в начале июня 1928 г. так описал своим венгерским партнерам по переговорам тайные политические цели Хеймвера в меморандуме, который также сохранился в венгерских архивах:

«Хеймвер находится в настоящее время в состоянии перехода от чисто военной к государственно-политической организации, которая, объединяя в своих рядах антимарксистски настроенных людей, хочет и должна заставить т. н. буржуазные партии изменить принятую под давлением Красной венской улицы полубольшевистскую конституцию, независимо от сопротивления этому и от событий, которые могут за этим последовать. 150 000 людей, организованных сегодня в рядах Хеймвера, которые готовы рисковать жизнью ради победы своего мировоззрения, не могут и не хотят удовлетвориться ролью цепной собаки, которая ждет, когда ее спустит с цепи хозяин, в данном случае — буржуазные партии, как 15 июля 1927 г., чтобы, как только она сделает свою работу и поймает вора, снова посадить ее на цепь; они хотят тоже иметь право голоса при государственном строительстве».[15]

Предупредительность Муссолини, который очень хорошо знал политические отношения в Австрии с довоенных времен, когда он был социал-демократом, имела вполне реальную подоплеку, а именно: добиться отказа от Южного Тироля в случае прихода Хеймвера к власти и осуществить как можно быстрей изменение австрийской Конституции, причем в качестве крайнего срока было указано 15 марта 1930 г. Массовые демонстрации и марши Хеймвера, прежде всего, знаменитый митинг в Винер Нойштадте, одной из цитаделей австрийской социал-демократии, 7 октября 1928 г. должны были заставить колеблющееся правительство, особенно федерального канцлера Зейпеля, изменить Конституцию или вообще пойти на государственный переворот. Главной целью Муссолини, которую он упорно преследовал вплоть дол 1934 года, было устранение австрийской социал-демократии, которую он ненавидел со всей неумолимостью ренегата и вождей которой лично знал.[16] Оставшиеся скрытыми от общественности тайные контакты с Италией, которые Хеймвер, несмотря на периодически возникавшие подозрения, старался отрицать, нашли свое дополнение в быстром принятии чисто фашистской идеологии. В вышедшей в 1935 году истории Хеймвера, например, о зальцбургском хеймвере говорится следующее:

«Не только июльские события 1927 года дали ему возможность свободного развития, но, прежде всего, то обстоятельство, что идея защиты Отечества нашла свою позитивную государственно-политическую целевую установку в приспособленной к австрийским условиям фашистской идее, агитационная эффективность которой оказалась необыкновенно сильной. Заложенный в ней отказ от многопартийной демократии был и в Зальцбурге воспринят со страстным энтузиазмом. Многие товарищи — в том числе и нынешний начальник штаба Эльсхубер — изучали итальянский язык, чтобы основательно изучить достижения фашистской системы в Италии воочию. Тот факт, что идея защиты Родины несколько лет назад прочно утвердилась именно в Понгау, не в последнюю очередь вызван тем восхищением фашистской системой, с которым тогдашний гауфюрер Эльсхубер вернулся из поездки по Италии и которое он старался передать своим товарищам из Понгау. Постепенное превращение бывших союзов самообороны в обновленческое движение с государственно-политическими целями — одно из самых красноречивых доказательств здоровой почвенности, естественного роста движения, которое, без втискивания в прокрустово ложе программ, просто развивается исходя из конкретных потребностей народа. Изменение духовного содержания движения нашло за это время свое выражение и в изменении наименования: бывший «союз самообороны» теперь называется «Союз защиты Родины г. Зальцбург»».[17]

В 1926 г. газеты Хеймвера в связи с введением итальянского закона о синдикатах открыто восхваляли «фашистский социализм»:

«Несомненно, что Италия сегодня благодаря своему строгому синдикализму будет избавлена от тяжелых экономических битв и вследствие этого фашизм сможет направить все свои силы на выгодную для себя внутреннюю и внешнюю политику».[18]

Но еще более решающим было то обстоятельство, что для теоретического обоснования идеологии Хеймвера в самой Австрии нашлось учение, которое было популярно в широких кругах интеллигенции, от национал-либералов до католиков, и которое легко могло быть использовано как австрийская разновидность фашизма. Речь идет об универсалистской философии профессора Венского университета Отмара Шпанна. Книга Шпанна «Об истинном государстве» (впервые изданная в Лейпциге в 1921 г.) и его лекции дали Хеймверу часть его идеологии, причем в первую очередь у Шпанна была взята идея сословного государства и крайне дилетантским образом, без правильного понимания Шпанна, в сословной идеологии была усмотрена панацея для будущего и австрийское дополнение к уже заимствованным фашистским идеям. Примечательно, что такой кружок интеллектуалов высшего политического ранга, как Немецкий клуб в Вене, включился в дискуссию о разработке программы Хеймвера. Немецкий клуб был местом собрания радикальных немецких националистов, промышленников и интеллигентов, во главе которых стоял отставной фельдмаршал-лейтенант д-р Карл фон Бардольф, бывший начальник военной канцелярии эрцгерцога Франца Фердинанда.

Этот закрытый клуб, в рамках которого делалась большая политика, попытался определить программу на будущее в цикле докладов, с которыми выступили профессор Шпанн, д-р Рихард Штейдле и представитель немецкого «Стального шлема», причем главной целью ставилось изменение Конституции и строительство нового «народного» государства. Еще до этого не раз провозглашалась программа сословного обновления, в частности, вождем Хеймвера земли Штирия Пфримером, который принадлежал к лагерю немецких националистов и опирался при этом на сословную идеологию Ландбунда, отколовшейся крестьянской партии. Идею сословного государства защищал, прежде всего, сотрудник Шпанна Вальтер Генрих во многих докладах перед Хеймвером.[19]

Не следует забывать, что единство Хеймвера именно в момент его взлета в 1928—29 гг. нарушалось соперничеством в его собственных рядах. Хеймверы, возникшие на востоке Австрии, прежде всего, в Нижней Австрии и Бургенланде, были тесно связаны с Христианско-социальной партией и отвергали уклон в сторону фашистской и немецкой национальной идеологии. Важную роль в этом конфликте играл депутат от Христианско-социальной партии и будущий федеральный канцлер инженер Юлиус Рааб, который по желанию Зейпеля вступил в нижнеавстрийский хеймвер, но все больше отходил от радикального течения Штейдле и Пфримера.[20]

Тогдашний вождь верхнеавстрийского Союза защиты Родины, а позже вождь всего австрийского Хеймвера князь Эрнст Рюдигер Штаремберг лишь около 1930 года сделал ставку на новое фашистское направление. При этом следует особо учитывать, что Штаремберг благодаря своей деятельности в вольном корпусе Оберланд и в национал-социалистических формированиях в Мюнхене в 1923 г. испытывал сильное идейное влияние Гитлера. Мощная поддержка, которую Штаремберг получал от Муссолини, все больше превращала Хеймвер в политическую силу, которая в связи с предстоявшими в 1930 году выборами проявила себя и на парламентском уровне, когда Штаремберг сделал попытку выступить со своей партией, Блоком «Родина».

Несмотря на поддержку Муссолини этот блок набрал всего 228 000 голосов против почти полутора миллионов за социал-демократов и смог провести в парламент всего 8 депутатов.[21] Еще до этого, 18 мая 1930 г. на конференции главных вождей Хеймвера в небольшом нижнеавстрийском городке Корнойбург была сделана попытка, торжественно объявив программу, преодолеть внутренние противоречия. Эта знаменитая «Корнойбургская клятва» сыграла в истории Австрии столь же роковую роль, как и радикальная, часто неправильно понимаемая Линцская программа австрийских социал-демократов. Процесс разработки этой программы тщательно исследовал в своей работе Швейгер. Текст «Корнойбургской клятвы» с его мешаниной немецких национальных, австрийских патриотических и фашистских идей заслуживает того, чтобы его воспроизвести:

«Мы хотим до основания обновить Австрию!

Мы хотим создать Народное государство Союза защиты Родины.

Мы требуем от каждого товарища неустрашимой веры в Отечестве, неустанного участия в совместной работе и страстной любви к Родине.

Мы хотим завоевать власть в государстве и ради блага всего народа обновить государство и экономику.

Мы должны забыть о собственной выгоде, мы должны непременно подчинить все партийные связи и требования целям нашей борьбы, так как мы хотим служить сообществу немецкого народа!

Мы отвергаем западный демократический парламентаризм и многопартийное государство!

Мы хотим заменить его самоуправлением сословий и сильным руководством, которое будет состоять не из представителей партий, а из ведущих деятелей больших сословий и самых способных и испытанных людей нашего народного движения.

Мы боремся против разложения нашего народа марксистской классовой борьбой и либерально-капиталистической экономикой.

Мы хотим, чтобы экономическое самоуправление осуществлялось на профессиональной основе. Мы преодолеем классовую борьбу и установим социальное достоинство и справедливость.

Мы хотим повысить благосостояние нашего народа с помощью крепкой экономики, приносящей всеобщую выгоду.

Государство это воплощение народа в целом, его руководство следит за тем, чтобы сословия подчинялись нуждам народного сообщества.

Каждый товарищ чувствует и осознает себя носителем нового немецкого государственного сознания, он готов отдать свое имущество и кровь, он признает лишь три силы: веру в Бога, свою собственную твердую волю и слово своего Вождя!".[22]

Объявленная программа была воспринята и самим Хеймвером как вполне фашистская. Вождь хеймвера земли Штирия д-р Пфример, первый из авторитетных функционеров, который год спустя попытался устроить путч, чтобы осуществить эту программу, заявил в тот же день в своей речи о Корнойбургской программе:

«При этом была проявлена убежденность, что нас в Австрии мог бы спасти только фашизм (долгое, бурное ликование). Мы должны стремиться взять власть в этом государстве и передать самоуправление в руки вождей нашего движения. Мы сегодня уже достаточно сильны и уже имеем возможность превратить Австрию в народное государство».[23]

Высокопарные заявления и попытка через выборы 1930 года стать мощным парламентским фактором не смогли помешать тому, что Хеймвер все больше утрачивал внутриполитическое влияние. Умная политика федерального канцлера д-ра Иоганнеса Шобера на переговорах об изменении Конституции, а также твердая позиция Шобера, который служил в австрийской полиции, по отношению к любым угрозам путча Хеймвера отодвинули угрозу насильственного захвата власти. Раскол Хеймвера на отдельные группы с разной идеологией становился все более явным. В Штирии, под руководством д-ра Вальтера Пфримера и инженера Раутера, все больше брали верх идеи национал-социализма, и 13 сентября 1931 г. д-р Пфример попытался устроить путч, который провалился благодаря проявленной правительством твердости.[24]

Политические последствия этого путча были разрушительными, так как выяснилось, что большая часть, прежде всего, хеймверы Нижней и Верхней Австрии вообще не хотели принимать в нем участия, и начались преобразования внутри всего движения. Часть Хеймвера, главным образом, сторонники Штаремберга, сблизились с Христианско-социальной партией, чтобы привлечь на свою сторону австрийские патриотические круги, а хеймвер Штирии обрел союзника и будущего наследника в лице бурно развивавшегося в Австрии национал-социализма. Когда в 1932 г. в Австрии разразился сильный экономический и политический кризис, некогда казавшееся неодолимым народное движение хеймверов раскололось на самые разные направления, и к числу особенно удачных тактических достижений федерального канцлера доктора Дольфуса следует отнести то, что он привлек часть Хеймвера на свою сторону в борьбе против угрозы национал-социализма.

Поворотным пунктом стали выборы в апреле 1932 г., когда в ландтаги Нижней Австрии, Зальцбурга, Каринтии, Штирии и Вены прошли представители бурно развивавшейся в Австрии национал-социалистической партии. Хотя большие партии, прежде всего, социал-демократы и несколько отставшая от них Христианско-социальная партия пока не боялись увеличения числа голосов, поданных за национал-социалистов, было явно заметно, что мелкие партии, такие как Великогерманская народная партия, Ландбунд и, прежде всего, блок Родина (парламентское представительство Хеймвера) утратили поддержку масс. Это вызвало еще более глубокий кризис в Хеймвере, закончившийся переходом хеймвера Штирии во главе со своим вождем д-ром Вальтером Пфримером в ряды национал-социалистов. Он заключил боевой союз с австрийской НСДАП и вместе с ней был запрещен правительством 19 июня 1933 г.

Ряд видных вождей Хеймвера, такие как Каммерхофер и Раутер, получили после 1938 г. высокие чины в СС. Остальные группы Хеймвера, прежде всего, австрийские патриоты под руководством Штаремберга и вождя венского хеймвера майора Эмиля Фея, учитывая перспективу прихода Гитлера к власти в Германии, становились естественными союзниками федерального канцлера доктора Энгельберта Дольфуса, который в Национальном совете имел большинство лишь в один голос благодаря коалиции Христианско-социальной партии, Ландбунда и блока Родина. Эта ситуация, роль язычка весов, была очень выгодна Хеймверу и его зарубежным покровителям, прежде всего, Муссолини. Федеральный канцлер Дольфус, который первоначально не имел намерения становиться диктатором Австрии, происходя из демократической среды Нижней Австрии, и короткое время даже казался социал-демократам возможным канцлером большой коалиции, стоял перед ужасным выбором: либо уступить нахрапу национал-социалистов, либо поискать союзников там, где их еще можно было найти.[25] Как нам известно из венгерских документов, венгерский премьер-министр Гёмбёш в конце 1932 — начале 1933 года снова привлек внимание Муссолини к венгерской проблеме, так как Венгрия боялась создания в Австрии широкого демократического фронта под влиянием могущественной социал-демократии. Тактически неумная оппозиция австрийских социал-демократов лозаннскому займу все больше склоняла Дольфуса к тому, чтобы поддаться давлению Хеймвера и Муссолини и править с помощью чрезвычайных законов.[26]

17 октября 1932 г. слывший непримиримым противником социал-демократов вождь венского Хеймвера майор Эмиль Фей стал государственным секретарем по вопросам безопасности в правительстве Дольфуса и очень быстро наряду с полицией и жандармерией превратил Хеймвер в вооруженную чрезвычайную полицию. Муссолини внимательно следил за развитием событий в Австрии. Все более сильный напор национал-социалистов после прихода Гитлера к власти 30 января 1933 г. сделал австрийскую проблему общеевропейской. Первой целью Дольфуса, в воле которого противостоять Гитлеру не приходится сомневаться, было сохранение независимости Австрии. За это выступала, с учетом политической ситуации в мире, Италия Муссолини, готовый к борьбе и хорошо вооруженный сосед Австрии. Афера с оружием в январе 1933 г. уже показала мировой общественности, что Италия, осуществляя обширные поставки оружия в Австрию и Венгрию, готова всеми средствами поддержать переход Австрии к авторитарному фашистскому курсу.

Когда 4 марта 1933 г. скорее благодаря случайности, произошел т. н. самороспуск парламента в процессе голосования, вызванного отставкой трех председателей, Дольфус получил возможность править авторитарно, без контрольных органов. С этой роковой даты началось медленное сползание к авторитарному курсу, который с помощью Хеймвера, продолжавшего формировать свою идеологию, привел непосредственно к т. н. сословному государству эры Дольфуса-Шушнига. Чрезвычайный закон, с помощью которого Гитлер в 1933 г. передал неограниченную власть правительству, имел свой аналог в использованном правительством Дольфуса законе 1917 года о предоставлении чрезвычайных полномочий правительству в области военной экономики, с помощью которого пытались править без назойливого контроля социал-демократов. Кроме шумных австрийских национал-социалистов, партийная организация которых вследствие кровавых эксцессов и покушений была запрещена 19 июня 1933 г. был еще мощный блок австрийской социал-демократии, поддерживаемый более чем 40 % избирателей, который, с оружием наготове, ждал дальнейшего развития событий.

Ударной силой на стороне Дольфуса, который весной 1933 г. еще не имел ясного плана, был, несомненно, Хеймвер под руководством Штаремберга, который, по указанию Муссолини, полностью предоставил себя в распоряжение федерального канцлера для проведения экспериментального авторитарного курса. Большая демонстрация Хеймвера в Вене 14 мая 1933 г. знаменовала собой союз между христианско-социальным политиком Энгельбертом Дольфусом, который по своему мировоззрению был гораздо ближе к христианскому социальному учению, чем к фашизму, и Хеймвером, поскольку он был готов поддержать австрийский курс против национал-социализма. Из этого союза между христианско-социальной традицией и нескрываемо фашистской идеологией Хеймвера возник не только сильно недооцененный не только социал-демократами блок противодействия национал-социализму: одновременно была создана новая авторитарная организация — «Отечественный Фронт», которая до конца австрийской государственности в марте 1938 г. трансформировалась в тоталитарную государственную партию по образцу фашистской и национал-социалистической.[27]

20 марта 1933 г. Дольфус решил, после того как он при посредничестве Гёмбёша и Штаремберга в ходе двух поездок в Рим заручился поддержкой Муссолини, создать движение под названием Отечественный Фронт в противовес парламентским партиям, как единый фронт австрийских патриотов. Князь Эрнст Рюдигер Штаремберг утверждает в своих написанных в Лондоне записках, что именно он сразу после прихода Гитлера к власти обратил внимание Дольфуса на то, что террору национал-социалистов он должен противопоставить контртеррор и деятельность австрийских патриотов. Основным содержанием призыва к созданию Отечественного Фронта от 21 мая 1933 г. было объявление войны всем, кто угрожает безопасности Австрии. Он заканчивался словами:

«Все группы, все партийные организации, все союзы и объединения, которые хотят служить Отечеству, должны сомкнуться в большую ударную армию, соединенную лишь одной великой общей целью: Австрия и ее право на жизнь, Австрия и ее обязанность жить ради выполнения своей миссии в Центральной Европе на благо всего немецкого народа.

Австрийцы! Австрийки!

Долг каждого честного австрийца вступить в Отечественный Фронт. Все, союзы или отдельные лица, мужчины или женщины, старые или молодые, все, кто любит Австрию, вступайте в Отечественный Фронт. Хайль Австрия! Хайль Дольфус, наш Фюрер!».[28]

Найденная по окончании Второй мировой войны переписка Дольфуса с Муссолини ясно показывает, что Муссолини, пользуясь одновременно Хеймвером как средством давления на еще колеблющегося Дольфуса, все в большей мере ставил своей целью преобразование внутриполитических отношений в Австрии на фашистской основе с подчеркнуто авторитарным характером.[29] В своей речи 11 сентября 1933 г. Дольфус, отрекшись от демократических, либеральных и марксистских идеологий прошлого, постарался пойти навстречу пожеланиям Муссолини. Постепенно начало сказываться и создание Отечественного Фронта; конкурируя с ним, Хеймвер частично выполнял вместе с ним роль контрольного органа становящегося все более авторитарным режима. Здесь действовал и образец немецкой НСДАП, и итальянский пример, но радикальные намерения Хеймвера тормозились колебаниями Дольфуса, который создавал сословное государство скорее согласно папской энциклике «Quadragesimo Anno», чем фашистским образцам.[30] Давление Хеймвера привело к страшным событиям 12 февраля 1934 г., как мы теперь знаем, под самым сильным нажимом со стороны Муссолини. Встроенный в Отечественный Фронт Хеймвер в течение короткого времени обладал в нем перевесом, и вождь венского хеймвера майор Эмиль Фей, оттеснивший на задний план Штаремберга, казалось, превращается в «идеального диктатора» Австрии, который однажды может стать опасным и для Дольфуса и его христианско-социального окружения.

11 июля 1934 года, незадолго до того, как он был убит, ловкий федеральный канцлер, сместив Фея, попытался использовать для своей выгоды его соперничество со Штарембергом. События 25 июля 1934 г. стали самым тяжелым потрясением для едва возникшего режима. Политическая и военная защита Муссолини спасла Австрию от гибели. Гитлеру после убийства Дольфуса пришлось временно отложить достижение своей политической цели.

Эпоха правления Шушнига характеризуется борьбой различных направлений внутри авторитарного режима. Отечественный Фронт и Шушниг сумели в 1935—36 гг. оттеснить на задний план Хеймвер и более мелкие военные союзы и изолировать Штаремберга, который слишком полагался на свое искусство импровизации. Все требования создания авторитарного государства и сильной власти взял на себя Отечественный Фронт, и политическая армия, какой был Хеймвер, не могла быть терпима рядом с новой государственной партией, чтобы в Австрии не случилось того же, что в Германии 30 июня 1934 г., когда партия одержала победу над политической армией СА во главе с Рёмом. Концом воинственного направления австрийского фашизма, воплощением которого был Хеймвер, курьезным образом стала последняя попытка Штаремберга, невзирая на обстоятельства, обеспечить себе поддержку Муссолини. По окончании войны в Эфиопии 13 февраля 1936 г. он направил Муссолини следующую телеграмму по случаю взятия Аддис-Абебы:

«Принимая в силу фашистской солидарности самое глубокое участие в судьбе Италии я от всего сердца поздравляю Ваше превосходительство от имени тех, кто сражается за фашистскую идею, и от своего собственного имени со славной, великолепной победой итальянского фашистского оружия над варварством, с победой фашистского духа над демократическим бесчестием и лицемерием и с победой фашистской готовности к жертвам и дисциплинированной решимости над демагогической ложью. Да здравствует целеустремленный вождь победоносной фашистской Италии, да здравствует победа фашистских идей во всем мире!».[31]

Федеральный канцлер д-р Шушниг, который по внешнеполитическим причинам не мог допустить такого унижения Лиги наций, в финансовой зависимости от которой находилась Австрия, и быстро сделал оргвыводы. Он убрал Штаремберга из правительства и Отечественного Фронта и тем самым, в отличие от Дольфуса, стал единоличным обладателем политической власти. Хеймвер, некогда представлявший фашизм в Австрии, был без особого шума преобразован во «фронтовую милицию», подчиненную армии. Только непосредственно перед роковыми событиями 12 февраля 1938 г. — переговорами Шушнига с Гитлером в Берхтесгадене — бывшие «защитники Родины» проявили политическую активность, но они больше не могли оказать существенное влияние на трагический ход событий.[32]

[править]

  1. Ulrich Eichstadt. Von Dollfuss zu Hitler. Wiesbaden, 1955. S.17.
  2. Ernst Nolte. Der Faschismus in seiner Epoche. Munchen, 1963. S.41.
  3. Адам Вандрушка. Политическая структура Австрии. В книге «Geschichte der Republik Osterreich». Wien, 1954.
  4. Речь идет о работах моих учеников: Франц Швейгер. История нижнеавстрийского хеймвера 1928—30 гг. с особым учетом т. н. Корнойбургской клятвы (18 мая 1930), фил. диссертация. Вена, 1965; Ирмгард Бернталер. История и организация Отечественного Фронта. К понимаю тоталитарных организаций, фил. диссертация. Вена, 1964; Ингеборг Мессерер Немецко-австрийское объединение фронтовиков. К истории военных союзов в истории Австрии, фил. дисс. Вена, 1963.
  5. Лайош Керекеш. Италия, Венгрия и австрийский Хеймвер в 1928‒1932 гг. // Osterreich in Geschichte und Literature. 1965. № 9.
  6. В докладе английского военного атташе полковника Каннингема от 8 июля 1919 г., напечатанном в "Документах Британской внешней политики 1919‒39 гг. первая серия, VI, том № 22, с.37, указывается на особое политическое значение крестьянских ополчений и хеймверов на случай сдвига влево в Австрии (угрозы коммунизма). Согласно докладу от 30.11.1918 (Австрийский военный архив, перемирие и интервал, 1919—21 гг. B.M.f.L.V, секция 2), на момент составления доклада 13 ноября 1918 г. народным и гражданским ополчениям, предприятиям, железнодорожным службам, военным учреждениям и прочим было роздано следующее оружие: пулеметов 1156, самозарядных винтовок 80 345, карабинов 13 627, кастетов 3967, холодного оружия 888, ружейных патронов 8 702 640, пулеметных патронов 72 891. Если вспомнить, что Сен-Жерменский договор определил общую численность австрийской армии в 30 000 человек плюс лишь частично вооруженные полиция и жандармерия в количестве 10 000 человек, можно легко рассчитать, сколько оружия осталось у гражданского населения.
  7. О ранней истории Хеймвера см. официальную работу: Heimatschutz in Osterreich. 2-е изд. Вена, 1935, и Hans Arthofer. 1918‒1936, vom Sebbstschutz zur Frontmiliz. Wien, 1936.
  8. Oberst Hiltl. Ein Gedenkbuch. Wien, 1931. S.79.
  9. «Ди нойе Фронт» (газета Объединения фронтовиков), 15-го года издания, выпуск 1 от 1 июня 1933 г. буквально воспроизвела по памяти основные принципы 1926 года.
  10. Мессерер. С. 119 (по записям одного участника конференции 1926 г.).
  11. Мессерер. С. 101.
  12. Артхофер. С.39 (речь Игнаца Зейпель в Тюбингене 26 июля 1929 г.).
  13. Ср. биографию Игнаца Зейпеля, написанную Иозефом А. Цёблем в книге Hugo Hantsch. Gestalter der Geschidce Osterreich. Innsbruck. Wien, 1962. S.598.
  14. Цитата из названной статьи Лайоша Керекеша, с. З и последующие: «Я считаю необходимым, чтобы мы сначала обсудили ситуацию в целом и договорились о совместных целях, политических средствах и путях, которые мы хотим избрать. В этом плане можно было бы конкретизировать совместную деятельность Венгрии и Италии в двух направлениях. Первая цель: в Австрии правое правительство с помощью Хеймвера должно отобрать власть у нынешнего правительства, внешнеполитические цели которого не совпадают с нашими и которое проводит по отношению к Чехословакии и вообще к странам Малой Антанты дружественную политику, неприятную для венгерского правительства. Зейпель проводит, по моему мнению, политику, более или менее соответствующую идеям Бенеша. Будучи противником аншлюса, он хотел бы создать в бассейне Дуная если не конфедерацию, то хотя бы экономический блок. Эта политика делает его другом чехов. Сильная и независимая Венгрия, которую в этот блок можно было бы затянуть лишь силой, считает его для себя невыгодным. Правый режим, который пришел бы к власти с помощью Италии и Венгрии и опирался бы на эти две страны, был бы выгоден для Италии, потому что он меньше затрагивал бы тирольский вопрос и даже отсрочил бы аншлюс, потому что в области внутренней политики он представлял бы иное направление, нежели нынешнее германское правительство или то, которое после выборов могло бы сдвинуться еще дальше влево… Для Венгрии выгода была бы в транспортных связях с Италией и ввозе оружия. По моему мнению, сегодня образовать правое правительство легче, потому что Хеймвер развил свои организации, установил связи с начальником венской полиции и армейским руководством, так что в том случае, если он приступит к действиям, он может рассчитывать на благоволение этих организаций. По моей информации, нужны 300 000 шиллингов, чтобы полностью развить его организации и кое-какая поддержка оружием. Я нахожусь с ними в связи, и получил известие, что они при соответствующей поддержке готовы в определенном случае приступить к действию. Оно предложило мне стать посредником. Я считаю, Италия могла бы дать нужную поддержку и впредь рассчитывать на мое посредничество. В пятницу, 6 апреля, я снова встретился с Муссолини и получил точный ответ: «Я готов предоставить австрийским правым организациям через Вас 1 млн лир сразу или по частям, и передать им через границу нужное оружие, если они обязуются в обозримом будущем взять власть; в этом случае я готов вести с таким правительством переговоры об улучшении положения немецкого меньшинства в Южном Тироле»».
  15. Керекеш. Указ. соч. С..4 и далее.
  16. О политической деятельности Муссолини в довоенной Австрии см. очень поучительную статью проф. Ганса Крамера (Инсбрук): Речи Муссолини на собраниях в немецком Тироле в 1909 г. // Historisches Jahrbuch. 1955. № 74. S.745.
  17. Heimatschutz in Osterreich. S.181.
  18. Альпенлендише Хайматвер. Май 1926. № 5.
  19. См. диссертацию Швейгера, с.225, и работу автора: К предыстории Корнойбургской клятвы // Osterreich in Geschichte und Literature. 1963. № 7. С. 146.
  20. См. работу автора: Юлиус Рааб // Neue Osterreichische Biographic XVI т. Вена, 1965. С.9.
  21. Керекеш, с.9 и не напечатанные записки Штаремберга на немецком языке, с.33 (гектографический экземпляр в Австрийском институте современной истории, Вена).
  22. Перепечатано в Heimatschutz in Osterreich. С.43.
  23. Швейгер. С.210. Цитата из газеты Хеймвера «Дер Пантер», № 4, 24 мая 1930.
  24. Иозеф Гофман. Путч Пфримера. Публикация Австрийского института современной истории. Т.4. 1965.
  25. Gordon Shepherd. Engelbert Dollfuss. Graz, Wien, Koln, 1961.
  26. О росте итало-венгерского влияния в Австрии см.: Керекеш Л. Документы венгерского МИД о предыстории аннексии Австрии //Acta Historica. T.VII. № 3‒4. Будапешт, 1960; A Berlin-Roma Tengely Kialakulasa Es Ausztria Annexioja. 1936—38. Osszeallitotta is sajto ala rendezte Kerekes Lajos. Akademiai Kiado. Budapest, 1962.
  27. См. диссертацию Ирмгард Бернталер (прим.4).
  28. Артхофер. С.41.
  29. Тайная переписка Муссолини с Дольфусом, Вена, 1949. Особенно важно письмо Муссолини от 9 сентября 1933 г., в котором он рекомендует «фашизацию» Австрии как средство защиты от национал-социализма.
  30. Александр Новотны. Профессионально-сословная идея в федеральной Конституции 1934 // Osterreich in Geschichte und Literature. 1961. № 5. C.209.
  31. Charles F. Gulik. Osterreich von Habsburg zu Hitler. Wien, 1948. S.442.
  32. См. работу «Князь Эрнст Рюдигер Штаремберг и политическое развитие в Австрии весной 1938» в юбилейном издании к 70-летию Гуго Ханча «Osterreich und Europa». Wien, 1965, S.547.