Мартин Литхмец:О «Casa Pound»

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

О «Casa Pound»


Автор:
Мартин Литхмец









Предмет:
Casa Pound
Ссылки на статью в «Традиции»:

«Где ростовщичество — там не построить жилища из прочного камня» Эзра Паунд, Песнь XLV.

Ростовщичество — символ культурного вырождения, враждебного и бесчеловечного царствования интересов капитала и банков. Как сказал Паунд: «Человек может проживать в одном доме, владеть другим, но третий дом есть капитал, с которого он хочет получать доход».

Против такой социальной несправедливости выступает известная не только в Италии, но и в Европе, националистическая организация Casa Pound, совершившая дерзкий захват шестиэтажного здания в центре Рима, пустовавшего более 2 лет. После захвата на его фасаде был вывешен баннер «Contro ogni Usura» — «Против всех форм ростовщичества», а по соседству итальянские триколоры и флаги с черной черепахой на красном фоне. Не теряя времени в близлежащих районах, националисты раздавали листовки, содержащие следующие послание: «Мы заняли здание, которое стояло нетронутым многие годы. Мы отдали его двадцати семьям. Мы — итальянцы. Мы — не изгои общества. Мы — студенты, рабочие, матери и отцы!»

Социальный пафос, антикапиталистическая риторика, национальный символизм — «захватчики» вышли из римской правой среды милитант-радикалов, и не скрывают своих взглядов: они просто-напросто «фашисты». Наставником публичных лиц Casa Pound, а так же соучредителем этой организации является Габриель Адинольфи, в 1970-х принимавшим активное участие в боевой группировке Terza Posizione (Третья Позиция — ультраправая группировка образовавшаяся в Риме в 1978 году, отрицавшая как капитализм, так и коммунизм, и вместо этого предпринимавшая попытки сформулировать Третью Позицию в политике и экономике, основываясь в первую очередь на трудах философа Юлиуса Эволы; группировка была тесно связанна с т. н. «черным террором»), а также с человеком дела — Джанлука Ианноне, родившимся в 1973, растатуированным бородачём-гигантом, создавшим образ сурового байкера, и к тому же являвшимся культовой личностью — лидером хард-кор группы Zetazeroalfa.

Структура Casa Pound также включает в себя книжный магазин «Testa di Ferro» (Железная Голова), «Cutty Sark» — «самый ненавистный паб Италии», как его прозвали, и «Area 19» — заброшенную железнодорожную станцую в Монте Марио, расположенную прямо за итальянским форумом, построенным при Муссолини. С подачи Casa Pound развился особый политический дискурс заметно освеживший ультра-правое движение. Своим успехом Casa Pound обязана не в последнюю очередь удачной само-рекламе. Их легко-запоминающийся логотип — черепаха — стал таким же узнаваемым как кельтскй крест или фасции.

На первый взгляд, для ярого сторонника фашистского движения, само-отождествление Casa Pound с этим медлительным, миролюбивым и обороняющимся животным не вполне понятен. Однако, данным символ вполне обоснован и поэтичен. Черепаха переносит свой дом на собственной спине; её не возможно оттуда выгнать, и в тоже время она сильна и подвижна. К тому же, этот символ носит скрытое военное значение: именно «черепаха» («Testudo») являлась знаменитым древне-римским военным построением; плотно сомкнув щиты отряд как бы накрывался панцирем, и становился практически неуязвимым для противника. Чётко-очерченный восьмиугольник панциря и направленные внутрь стрелы символизируют принцип разумной организации и духовной концентрации.

Следовательно, лица, стоящие у руля организации, несмотря на действия типичные для анархистов, резко отличаются от левых сквоттеров, неправомерно занимающих пустующие дома: порядок, чистота и эстетические качества жилища ставятся во главу угла, наравне с жестким запретом на оружие, наркотики, и проституцию.

В тоже время, Casa Pound имеет свои отделения в таких крупных городах как Милан, Болонья и Неаполь, где чернорубашечников порой встречает серьезное сопротивление. Резкое недовольство левых, считающих этих регионы оплотом своих идей, обусловлено тем, что их оппоненты активно поддерживают неблагополучные семьи и симпатизируют угнетённым народностям, таким как Тибетцы, а так же борются против приватизации образования и здравоохранения, требуют от государства обеспечения всех итальянских семей жильем. В апреле 2009 года, после землетрясения в регионе Абруццо, волонтеры из Casa Pound сплотились под лозунгом «Отстроим Заново Италию». В соответствием с этим, набор в Casa Pound по критерию политических взглядов отходит на второй план: безусловно, по большей части, двадцать семей проживающий на штаб-квартире Casa Pound происходят из правых кругов, но руководство организации утверждают, что ни идейность, ни определенная профессия не являлись решающим фактором при их наборе.

Особое внимание уделяется женскому населению Италии. Например, инициатива «Время быть матерью» ставит своей целью защиту прав матерей-одиночек. Число иммигрантов, постоянно увеличивающиеся с 1990 года, поедается в контексте с критикой глобализации: капитализм нуждается в дешевой рабочей силе, прикрываясь мульти-культурализмом и анти-националистической риторикой.

Итак, в центре мультикутурного района Эсквилина, почти полностью населенным исключительно китайцами, оставленного без внимания полиции и городского консула, возник феномен Casa Pound, имеющий как практическое, так и символическое значение.

Центр поставил своей целью локализовать политическую и культурную деятельность. В нем проводятся ежемесячные лекции на самые разные темы, частыми гостями становятся в том числе и люди далекие от праворадикальной среды, к примеру, Николай Лилин, автор бестселлера «Сибирское Воспитание». Подчас, тему лекции задают и представители левых, к примеру, Валерио Моруччи (бывший участник Красных Бригад и один из убийц-похитителей Альдо Моро, являвшегося на тот момент премьер-министром Италии). Casa Pound стремятся следовать своему кредо: «Casa Pound — место, где дискуссии свободны», при этом оставаясь верными своим политическим позициям. Немаловажным фактором является и визуальная составляющая. В офисах Casa Pound посетителя встречает девиз «Начните верить! Начать бороться», а общее оформление выполнено в милитаристском духе эпохи Муссолини.

Еще одним ярким примером самопровозглашённых «социальных центров», наряду с Casa Pound, является Casa Montag (Дом Монтаг), основанный в Риме в июле 2002. Casa Montag следует за Casa Pound не только в названии, но и в общей структуре и сложившемся порядке. Холл дома представляет собой своеобразный зал славы, украшенный красочными именами всех тех, кто является источником вдохновения. Среди обязательных «икон» европейского фашизма, таких как Д’Аннунцио, Эвола, Кодряну, Мосли, Рихард Дарре и Леон Дегрель попадается и чехарда из имён, таких как Экзюпери, Юнгер, Маяковский, Толкиен, Оруэлл и Леонидас, а Ян Стюарт, лидер Skrewdriver, занимает такое же место как Гёльдерлин, индейский вождь Джеронимо или анимационные персонажи Капитан Харлок и Корто Мальтезе. Среди прочих, Эрнст Юнгер имеет высокий статус. Так, в августе 2009, плакаты, посвященные гибели одного из соратников, с цитатой из его книги можно было увидеть на всем пути от Эсквилины до Коллизея.

Галерея героев продолжается на лестничном пролёте, посвященном исключительно выдающимся женщинам: скульптору Камилле Клодель, художнице Тамаре Лимпицкой, поэтессам Аде Негри и Сибилле Алерамо, актрисе Луизе Фериде (убитой партизанами-коммунистами), Лени Рифеншталь, спортсменкам и женщинам-пилотам. Такую же эклектичную подборку представляет собой и продукция Testa di Ferro, среди футболок и нашивок, выставленных на продажу можно найти самые разные мотивы, от Юкио Мишимы до легенды ирландского футбола Джорджа Беста, а так же разнообразные фильмы, Бойцовский Клуб, 300, Заводной Апельсин, Криминальное Чтиво и.т.д.

В штаб-квартире кульминацией всей экспозиции становится коллекция редких фотографий из жизни Эзры Паунда — американского авангардиста принадлежвшего к группе выдающихся деятелей фашистских взглядов. В 1924 году Паунд прибыл в Рапалло (Италия) и, в течении всей Второй Мировой Войны, вел пропаганду против Союзников, которых он без зазрения совести называл приспешниками «ссудного капитала», придавая своим речам антисемитский оттенок. После войны победители обвинили его в измене, подвергли унизительному суду, кульминацией которого стал 12-тилетний срок заключения в психбольнице.

Однако для большинства соратников достаточно знать, что Паунд был поэтом, посветившим свою жизнь борьбе с ростовщичеством и ярым почитателем Муссолини. Сложный эзотеризм его поэмы «Cantos» известен даже подкованным в литературе читателям. Тоже можно сказать и про Юлиуса Эволу, чья личность в этой среде возведена в культ.

Более доступным идеологическим рупором является лирика команды Zetazeroalfa и других групп принадлежащих к течению «Musica Alternativa». В июне 2009 года, на фестивале посвященном пятилетию Casa Pound проходившем в Area 19 и продлившимся несколько дней, большая часть аудитории (около 80 %), представляла собой традиционную ультра-правую публику — футбольных фанатов и скинхедов.

Провокационные татуировки, бритые головы и тематические футболки являлись обязательным атрибутами на этом мероприятии. Так можно было бы в целом охарактеризовать эту среду, не смотря даже на значительную часть представителей среднего класса, пришедших из студенческой организации Blocco Studentesco. Здесь так же прослеживается связь с истоками фашизма: акцент делается на хорошую физическую подготовку, волю, мужской союз (Männerbünd), и даже насилие. К примеру, ритуал «Cinghiamattanza» (что можно перевести как «безумие с ремнем»), в ходе которого человек, с оголенным торсом, залетает в дикое месиво с ремнями (без пряжки) используемыми в качестве хлыстов.

Романтика нонконформизма (хорошо представленная лозунгом «liberi, belli, ribelli», что значит «свободный, красивый, бунтарский»), иконография чернорубашечников с их черепами, черными флагами, кинжалами и розами десятой флотилии MAS, подчеркивают неоднозначный образ «плохого парня», столь привлекательного для молодых ребят, а порой и девушек. Однако именно это и мешает им стать мейнстримом, ведь левым, именно это и позволяет легко изображать эту среду как группу отморозков. Несмотря на значительную свободу действий по сравнению с Германией, в которой часть правых запрещена, а над остальными работают спецслужбы, фашизм в Италии может претендовать на «политическую корректность» и постепенно набирается здесь сил.

Сборник фотографий «OltreNero» за авторством журналистов-антифашистов Алессандро Космели и Марко Матьё, вышедший не без тесного сотрудничества с Джанлука Ианноне (глава Casa Pound), включает в себя стильные черно-белые фотографии, представляющие эту среду в свете привлекательной субкультуры, пропитанной аурой насилия. Однако Ианноне воспринял это как деструктивный, искаженный и односторонний взгляд, вследствие чего разорвал отношения с авторами.

На вопрос об актуальности идеологии фашизма в третьем тысячелетии не так просто ответить. Не смотря на все утверждения о необходимости перестать ностальгировать, эмоциональная составляющая движения все ещё сфокусирована на героическом прошлом: государство Д’Аннунцио Фиуме, марше на Рим, Футуризм, легенда о чернорубашечниках, Республика Сало и «черное сердце» «свинцовых» 70-х, когда в Италии проходила террористическая война между двумя радикальными движениями — крайне правым и крайне левыми. Неясно, какие же конкретные черты должен иметь современный фашизм, в результате чего в беседах порой можно услышать самые противоречивые мнения. В CasaPound говорят, что человек не должен зацикливаться лишь на прошлом: «Д’Аннунцио, Маринетти, Юнгер, Эвола, Муссолини» были на передовой своего времени.