Юрий Михальчишин:Марш на Рим

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Марш на Рим»)
Перейти к: навигация, поиск
Марш на Рим[1]

После заседания центрального комитета Национальной фашистской партии Италии в Милане 13 августа 1922 руководство фашистских парамилитарных структур развернуло интенсивную деятельность с целью превращения «сквадризма» из конгломерата военизированных отрядов с локальной дислокацией в жёстко иерархизированную структуру, инструментальная функция которой заключалась в вооруженном свержении существующего строя. Процесс реорганизации фашистских «Сквадр» начался в начале 1922 года, когда были опубликованы «Директивы по организации фашистских отрядов», регламентирующие принцип организационного построения по образцу регулярной армии. Используя историческое наследие Древнего Рима, фашисты присваивали военизированным подразделениям названия «центурий», «когорт» и «легионов»; четыре «сквадры» (от 20 до 50 человек каждая) образовывали «центурию», четыре «центурии» — «когорту», четыре «когорты» — «легион». Командные должности замещались путем выборов, согласно своеобразного демократического элемента в субкультуре «сквадризма», однако новый «Регламент дисциплины фашистской милиции», опубликованный 3 октября 1922, отменял выборность офицеров и устанавливал жестко иерархизированную систему отношений. Реорганизованные в единую систему фашистской партийной милиции, «сквадры» перешли под верховное командование генерала Эмилио Де Боно. Представитель консервативных кругов военной элиты, Де Боно долгое время был не более, чем симпатизант фашистского движения (формально вступил в ряды PNF лишь осенью 1922), поэтому его назначение на должность командующего партийной милиции было следствием ситуативного компромисса. Партийное руководство рассчитывало, что выбор авторитетного военного-профессионала поможет снять антагонизм в отношениях между «сквадристами» и верхушкой вооружённых сил и улучшить имидж фашистских боевых отрядов. В военной среде, близкой к фашистам, насчитывалось немало офицеров, симпатизировавших партийной программе и направленности фашистского политического террора на стабилизацию страны. Однако при выборе кандидатуры командующего милиции в конце лета 1922 года оказался, что генерал Гандольфо не сможет занять должности из-за семейных проблем, а кандидатура генерала Капелло была неоднозначной учитывая его позицию в межфракционных конфликтах внутри фашизма. Характерно, что кандидатура Аттилио Теруцци, которого считали креатурой Итало Бальбо, была отклонена под предлогом нежелательности сочетание функций заместителя генерального секретаря партии и командира боевых отрядов. Таким образом, не было допущено ситуации, при которой в одних руках одновременно концентрировалась бы власть над партийным аппаратом и его военизированным авангардом.


Фактически осенью 1922 года в среде фашистского руководства оформились две платформы, которые представляли диаметрально противоположные стратегические подходы фашистской партии. «Легальное» течение представляли Дж. Ачербо, Г. Барончини, Д. Гранди и М. Рокка, а «повстанческую» — И. Бальбо, М. Бьянки и Р. Фариначчи, тогда как Б. Муссолини занял выжидательную позицию, склоняясь в пользу той группировки, которая смогла бы предложить наиболее реалистичный план действий. В августе и сентябре 1922 операции фашистских военизированных отрядов с привлечением серьёзных сил имели место в окрестностях Терни и Чивитавеккьи — местностях, расположенных на подходах к столичному Риму, считавшимися традиционными оплотами социалистических сил. Итало Бальбо планировал провести повторную «пацификацию» города Пармы во второй половине октября, однако получил приказ Б. Муссолини не распылять сил и готовиться к важным событиям.


В начале октября 1922 фашистские «сквадры» из области Венеция-Джулия и Ломбардии оккупировали города Тренто и Больцано, параллельно вызвав отставку местных правительственных комиссаров. В этом случае значительную роль сыграли соображения престижа фашистской партии, ведь итальянское общество традиционно придавало большое значение состоянию дел в провинции Альто-Адидже (Южный Тироль) с немецкоязычной меньшинством. Использовав патриотические чувства итальянского населения, опасаясь сепарации Альто-Адидже и присоединения области к Австрии, фашисты под предлогом «наведения порядка» фактически взяли ситуацию под свой контроль и поставили под сомнение власть правительства. В то же время был написан и обнародован устав фашистской милиции, в состав которой входили реорганизованые «сквадры» во главе с генеральным командованием, которое представляли Э. Де Боно, Ч. Де Векки и И. Бальбо.


Б. Муссолини, проведя оперативный анализ политической ситуации, сложившейся в Италии осенью 1922 года, и расценив динамическую конфигурацию политических сил как чрезвычайно благоприятную, через день после встречи с Г. Д’Аннунцио, 12 октября разослал сообщение о совещании лидеров фашистской партии и милиции. Окончательное решение начать реализацию мобилизационного плана, кульминацией которого стал бы «марш на Рим»,[2] было принято во время встречи, которая состоялась 16 октября 1922 в Милане. На совещание прибыли, кроме Б. Муссолини, генеральный секретарь партии М. Бьянки, его заместитель А. Теруцци, командующий фашистской милиции Э. де Боно, ведущие командиры военизированных отрядов И.Бальбо и Ч.Де Векки, генералы в отставке Фара и Чеккерини, а также лидер фашистов в провинции Романья В. Ильйори. После того, как Муссолини выступил с характеристикой политической ситуации и мотивировал необходимость немедленного перехода к фазе активных действий по свержению правительства, началась острая дискуссия. Следует отметить, что существует некоторая неопределенность относительно деталей освещения хода миланской встречи, вызванная противоречивыми показаниями первоисточников (к которым относятся прежде всего дневник И. Бальбо, мемуары Ч. Где Векки, воспоминания Ч. Росси). Во время дебатов против позиции Б. Муссолини высказались генералы Де Боно, Чеккерини и Фара, а также де Векки — как профессиональные военные они считали неадекватной боевую подготовку фашистской милиции для масштабной конфронтации с армейскими и полицейскими силами, которая была бы неизбежной при попытке государственного переворота. Активными сторонниками идеи «марша на Рим» были И. Бальбо (ведущий «полевой командир» фашистских «Сквадр») и М. Бьянки (фактический координатор организационной работы партии). На 20 и 21 октября во Флоренции было назначено расширенное совещание командиров фашистской милиции в 12 (10 на континентальной территории Италии и 2 на островах) отдельных зонах, которые были объединены в четыре блока. Общий план переворота был сформулирован в следующих тезисах:

  1. Захват и мобилизация официальных зданий в основных городах государства.
  2. Концентрация фашистских отрядов в Санта-Маринелли, Перудже, Тиволи, Монтеротондо, Вольтурно.
  3. Ультиматум правительству относительно сложения его полномочий.
  4. Вхождение в Рим и овладение любой ценой зданий правительственных министерств; в случае поражения в столкновениях с правительственными войсками — отступление в районы центральной Италии и формирование резервов, сконцентрированных в Умбрии.
  5. Формирование фашистского правительства в одном из городов центральной Италии; быстрое сосредоточение фашистских формирований в долине реки По и повторная акция против Рима до победного конца.


24 октября 1922 в Неаполе начал работу национальный Конгресс PNF, а вечером того же дня состоялось решающее совещание руководства фашистской партии и лидеров военизированных формирований. В помещении гостиницы «Vesuvio» собрались Б. Муссолини, М. Бьянки, И. Бальбо, Э. Де Боно, Ч. Де Векки, А. Теруцци, Д. Бастианини и А. Стараче для разработки детального плана «марша на Рим» и захвата власти в Италии. В ночь с 26 на 27 октября должен был приступить к работе специальный верховный координационный орган вооруженного восстания — так называемый квадриумвират в составе И. Бальбо, Ч. Де Векки, Э. Де Боно и М. Бьянки со штаб-квартирой в г. Перуджа. Всеобщая мобилизация фашистской милиции предполагалась на начало 27 октября, а 28 октября планировалось начать захват жизненно важных объектов в городах северной и центральной Италии. Во второй фазе предполагалось начать собственно поход на Рим, для чего следовало сосредоточить три ударные группы фашистов в Сан Маринелла, Тиволи и Монтеротондо, через которые проходили магистральные дороги, ведущей в сердце итальянской столицы. Как свидетельствовал в дневнике Итало Бальбо, фашистские «сквадры» получили приказ избегать где только возможно вооруженных столкновений с армейскими частями, используя вместо этого средства агитации в национал-патриотическом духе. В случае отказа правительства подать в отставку фашистские штурмовые отряды должны были занять помещение правительственных министерств в Риме. Всего «марш на Рим» с точки зрения военной и технической подготовки следует расценить как колоссальную авантюру фашистского руководства. Многие парамилитарные подразделения не прибыли вовремя на сборные пункты из-за транспортных проблем, а сконцентрированные вблизи Рима отряды были легко вооруженными и испытывали недостаток продовольствия. Длительные осенние дожди осложнили и без того непростое положение «чернорубашечников». В Риме был расквартирован гарнизон регулярной армии численностью в 12000 штыков под командованием решительного и опытного генерала Э. Пуглиезе, который в случае получения соответствующего приказа мог организовать оборону столицы. Еще в сентябре 1922 Пуглиезе организовал установки блок-постов на важных дорогах, ведущих к столице, железнодорожных линиях и в её окрестностях. Однако психологическое давление, вызванное массовой мобилизацией фашистов, оказалось фактором, который парализовал волю центральных органов власти к сопротивлению. Накануне исторических событий, 19 октября 1922 генерал Е.Пуглиезе получил приказ министра обороны, одновременно требовавший не допустить проникновения фашистских отрядов из других городов в столицу Италии и обеспечения недопущения вооружённых столкновений военных подразделений с фашистами, поскольку это неизбежно привело бы к началу гражданской войны. Если поход на Рим мог завершиться катастрофой для неподготовленных к конфронтации с регулярной армией «чернорубашечников», то в регионах фашисты уверенно получали контроль над ситуацией. Используя апробированную опытом 1921—1922 годов тактику «оккупации» городов, «сквадристы» энергично атаковали префектуры, полицейские участки, железнодорожные станции, помещение почты и телеграфа, редакции антифашистских газет и профсоюзы.


В неформальной столице фашистского движения, Милане, события развивались относительно спокойно. Ночью 27 — 28 октября, учитывая приготовления правоохранительных органов, редакция «Il popolo d’Italia» была укреплена баррикадами и занята отборным отрядом силой в 70 «сквадристов» под командованием Е. Гальбиати; в разных районах Милана возник ряд столкновений, в частности вблизи казарм финансовой гвардии и берсальеров. С точки зрения военной стратегии фашистское восстание не достигло поставленной задачи — захват важнейших городов страны, ведь не говоря о Риме, Милане, Турине и Генуи, фашистская милиция не смогла захватить власть даже в Болонье, где традиционно пользовалась значительным влиянием. Однако в регионах центральной и северной Италии, особенно в аграрных провинциях, фашистам удалось успешно применить опыт «оккупации» городов и овладеть жизненно важной инфраструктурой. В городе Перуджа префект добровольно сложил полномочия и сдался фашистам, зато во Флоренции «сквадристам» удалось лишь изолировать префектуру от внешнего мира и захватить телеграф и железнодорожный вокзал. Органы власти в Пизе сохранили контроль над префектурой, однако фашисты беспрепятственно концентрировали силы для дальнейшего овладения городом. Подобным образом события развивались во многих населенных пунктах провинции Тоскана, где фашистские боевики завладели армейскими арсеналами. В долине реки По фашисты не встретили серьёзного сопротивления ни в одном городе, кроме Болоньи. Наибольшую активность проявил руководитель фашистской организации в Кремоне Роберто Фариначчи, который ещё в июле 1922 пытался силовым путем захватить исполнительную власть. Штурмовые отряды Фариначчи вместе с Пизанскими фашистами фактически первыми приступили к началу вооружённого восстания, прекратив электроснабжение для создания паники. Взяв под свой контроль префектуру Кремоны, Фариначчи пришлось отражать штурм армейского подразделения; потеряв восемь боевиков убитыми и тринадцать ранеными, фашисты были вынуждены покинуть поле боя до прибытия подкреплений. События в Кремоне стали самым кровавым эпизодом фашистского восстания, не в последнюю очередь из-за личных амбиций Р.Фариначчи, стремившегося продемонстрировать свою компетентность и лидерские качества.


В полдень 29 октября по Милану поступила телеграмма о назначении королём Виктором Эммануилом III Б. Муссолини на должность премьер-министра Италии, вечером того же дня Муссолини уехал в Рим, а 30 октября получил аудиенцию у главы государства и начал формирование персонального состава нового правительства. Приказ о демобилизации фашистских «Сквадр» был опубликован 31 октября 1922 на страницах «Il popolo d’Italia» за подписями четырёх «квадриумвиров», однако большинство отрядов в окрестностях Рима фактически отказались его выполнять и остались в занятых ими пунктах в ожидании прибытия Б. Муссолини. По просьбе армейского генерала и адьютанта короля А.Читтадини, один из лидеров фашистов, который находился в Риме, Д.Гранди, был вынужден лично выехать навстречу колонне фашистских боевиков под руководством Дж. Боттаи с целью остановить её и помешать вступить в столицу. Позже было принято компромиссное решение, позволившее фашистским колоннам войти в Рим 31 октября 1922 для участия в параде у Алтаря Отечества, фланируя в присутствии Б. Муссолини и Виктора Эммануила III, с условием организованного вывода отрядов из столицы до ночи того же дня. В целом, фашистский «сквадризм» не проявил масштабных эксцессов в течение первых дней после «марша на Рим» и не принял прогнозируемых репрессий против политических оппонентов фашизма.[3]

Ссылки[править]

  1. Картина кисти Джакомо Балла
  2. it:Marcia su Roma
  3. Юрий Михальчишин. «Пивной путч» и «Поход на Рим»