Итало Бальбо

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Маршал авиации Итало Бальбо

Итало Бальбо (итал. Italo Balbo; 6 июня 1896, Картезана — 28 июня 1940, Тобрук)[1] — итальянский военный и политический деятель, командующий милицией фашистских сквадр (1924‒25), Маршал авиации (с 1928), Генерал-губернатор итальянской Ливии и Верховный главнокомандующий итальянской Северной Африки (с 1934). Имел огромную популярность, рассматривался как потенциальный политический соперник Бенито Муссолини.

Начало биографии[править]

Родился в городке Картезана (ныне часть Феррары, провинция Эмилия-Романья) 6 июня 1896 года в семье школьных учителей Камило Бальбо и Мальвины Зуффи. В семье царствовало абсолютное уважение к монархии и военной службе. Вскоре после его рождения семья Бальбо переехала в Ферраре.


Маршал со своей матерью

С детства Бальбо привлекают революционные идеи, в 1911 году он узнаёт в кафе Milano об инициативе Риччиотти Гарибальди (сына легендарного героя Италии) освободить от османского ига Албанию, и сбегает из дома чтобы присоединиться к отряду Гарибальди. Однако побег не удался — его, по просьбе отца, поймала полиция.

В 1914 году Итало Бальбо принимает сторону движения «интервентов», — сторонников войны против Австро-Венгерской империи, и во время демонстрации в Милане знакомится с Бенито Муссолини. Бальбо становится телохранителем Чезаре Баттисти, агитатора, выступающего во время митингов за вмешательство Италии в войну.

Во время Первой мировой войны он служил в альпийском батальоне «Вал фелла» Произведён в лейтенанты, 16 октября 1917 года убыл из батальона для обучения на лётчика, но через несколько дней, в связи с австро-германским наступлением был вынужден вернуться на фронт в альпийский батальон «Монте Антелао». Воевал успешно (особенно отличился в битве при Витторио-Венето), закончил войну капитаном с 2 серебряными и бронзовой медалью «За воинскую доблесть», а также 2 военными крестами.

В марте 1919 года поступил в Институт социальных наук «Чезаре Альфьери» во Флоренции, одновременно вступил в Ассоциацию Arditi и стал основателем, журналистом и редактором военного еженедельника Alpino. 30 ноября 1920 года окончил институт, защитив диссертацию под названием «Экономическое и социальное мировоззрение Джузеппе Мадзини».

После окончания института возвращается в родной город, где становится банковским клерком, под влиянием республиканских идей Мадзини вступает в масонскую ложу «Giovanni Bovio», в 1924 году женится на графине Эммануэле Флорио (итал. Emanuella Florio; 1901‒1980) .

Командир «Челибано»[править]

На выборах в ноябре 1919 года социалисты победили с подавляющим большинством в Болонье и Ферраре. Состоящие из социалистов городские советы убрали с ратуш национальные трехцветные флаги и водрузили на их место алые. В Ферраре они заменили еженедельный день отдыха, передвинув его с воскресенья на понедельник. Они советовали давать новорожденным детям не привычные христианские имена католических святых, а подходящие социалистические имена: Спартак, Ленин или Рибеллионе, то есть Мятежник.

Низовое отделение фашистской партии открылось в Ферраре в октябре 1920 года. Его члены встречались каждый день в кафе «Модзи» за Соборной площадью. В течение месяца туда влилось более трехсот новых членов. Вернувшись в Феррару в ноябре 1920 года в Феррару, Бальбо сразу же вступает в местную фашистскую организацию.

Военный опыт помог Бальбо в уличных боях с коммунистами. Он организовал фашистский отряд, назвав его «Челибано» (в честь любимой вишневой настойки) и вскоре занял видное место в иерархии фашистов в Эмилии-Романье. Бальбо и его отряд начали с того, что сорвали с ратуши и других общественных зданий красные флаги и восстановили национальный триколор. Они также избивали социалистов и коммунистов. Несколько коммунистов подкараулили группу фашистов, когда те направлялись в кафе «Модзи», и убили троих. На их похороны 20 декабря пришло 14 тысяч человек. Средний класс Феррары активно присоединялся к фашистам. Количество членов в местном отделении фашистов возросло с трехсот в ноябре до почти трех тысяч в декабре.[2]

23 января 1921 года Бальбо впервые вывел фашистов города Феррары в рейд по окрестностям. За этим последовало множество более мелких рейдов в феврале и в марте. Они маршировали по деревням в радиусе двадцати пяти миль от Феррары, избивая, а иногда и убивая социалистов, сжигая редакции их газет, помещения, где они собирались, и штабы низовых отделений Социалистической партии. Иногда они только тревожили социалистов, выкрикивая им вслед непристойные оскорбления, проносясь мимо них на мотоциклах.

В некоторых районах коммунисты и социалисты создали Красную гвардию, названную «Ардити дель пополо». Но Коммунистическая партия была малочисленна, так как большинство социалистов после раскола в январе 1921 года остались в Социалистической партии. Национальный исполком Социалистической партии дал местным отделениям инструкции не отвечать фашистам тем же, и большинство низовых ячеек этому подчинилось. Бальбо презирал социалистов за это. Он пренебрежительно писал в своем дневнике о социалистах, этих самозваных революционерах, о том, что когда фашисты их атакуют, у них не хватает мужества отвечать ударом на удар и они бегут жаловаться властям и просят защиты у полиции, которую сами всегда называли агентурой буржуазии.

В мае 1921 года местный полицейский арестовал Бальбо за ношение револьвера без разрешения. Сотни фашистов из окрестных деревень собрались в Феррару и присоединились к городским товарищам, требуя освобождения Бальбо. Префект немедленно отдал приказ об освобождении Бальбо. Никаких обвинений ему предъявлено не было. В 1921 году в Ферраре было зафиксировано 49 жестоких стычек между фашистами и социалистами. Полиция арестовала 33 фашиста и 110 социалистов.

3 августа 1921 между Муссолини и социалистами был подписан договор о примирении. Против договора выступил Дино Гранди — 14 августа на митинге в Болонье, где присутствовали члены 144 местных отделений фашистов, была принята резолюция, объявляющая Договор о примирении никчемной бумажкой и требующая созыва национального конгресса фашистских организаций.

Бальбо был противником договора не меньше, чем Гранди, но он откликнулся на него не словами, а действиями. Он предложил организовать марш на Равенну, городской совет которой контролировался коалицией республиканцев и социалистов, и почтить могилу Данте в связи с шестисотой годовщиной смерти поэта.

9 сентября 1921 года три тысячи фашистов со всех концов Эмилии двинулись маршем на Равенну. Во время прохождения через Баньо-ди-Романья один из фашистов был убит выстрелом снайпера. Чтобы отомстить за его смерть, фашисты предприняли, по выражению Фариначчи, «ответные действия». 12 сентября, распевая патриотические песни времен Первой мировой войны, они вошли в Равенну и отдали почести гробнице Данте. В Равенне по ним также было сделано несколько снайперских выстрелов; сквадристы в отместку подожгли помещение городского отделения Социалистической партии. То, чего боялся Муссолини, произошло. Договор был разорван.

В рядах фашистов намечался серьезный раскол. Бальбо считал, что настало время избавиться от Муссолини. Для воплощения своей идеи он встретился с Д’Аннунцио и намекнул ему на то, что он может стать лидером фашистов вместо Муссолини. Но Д’Аннунцио не очень интересовался внутренней политикой Италии и не захотел приниматься за эту работу.

Организатор сквадр[править]

I. BALBO.jpg

В январе 1922 года Муссолини приказал Бальбо разработать инструкции по организации сквадов. Это должно было занять Бальбо и помешать его интригам с Д’Аннунцио, целью которых было оттеснение Муссолини с его лидирующего поста. Бальбо предписал сквадристам носить черные рубашки и черные матерчатые или кожаные пояса, брюки, а также, желательно, черные фески. Знаком отличия офицеров должны были быть римские орлы. Частям были даны названия армейских подразделений Древнего Рима. В сквад входило от двадцати до пятидесяти человек; четыре сквада образовывали центурию; четыре центурии — когорту; от трех до девяти когорт составляли легион, которым командовал консул, находившийся в подчинении у генералов-инспекторов. Офицеры больше не выбирались сквадом, а назначались Муссолини. Все члены сквадов, так же как ивсе члены фашистской партии, находились под верховным командованием дуче. Муссолини издал приказ: все члены партии автоматически становились членами местных сквадов. Возможно, он сделал это потому, что социалисты требовали роспуска сквадр. Теперь это стало невозможным, так как означало бы подавление и роспуск фашистской партии, а Муссолини был уверен, что правительство на это не пойдет.

В 1922 году Бальбо и сквады стали еще более дерзкими. Они не только поджигали помещения Коммунистической и Социалистической партий, но и устраивали многолюдные марши по городам, в городских советах которых большинство принадлежало социалистам и коммунистам. Командиры сквадов входили в городские ратуши и предлагали советникам-социалистам уйти в отставку и покинуть город. При виде отрядов, фашистов с револьверами и дубинками они не заставляли себя просить дважды.

В мае 1922 года Бальбо провел самую значительную из всех операцию. Она состоялась в его родной Ферраре, которую контролировала коалиция социалистов и пополари. Муссолини был очень встревожен дерзким планом Бальбо. Ему не хотелось подталкивать пополари к союзу с социалистами. Но, как и в прошлый раз, он позволил Бальбо провести его план в жизнь. 12 мая Бальбо привел 63 000 фашистов в Феррару. Они оккупировали город на 48 часов и взяли руководство им в свои руки, сохраняя при этом строжайшую дисциплину. Бальбо запретил сквадристам на время пребывания в Ферраре пить алкогольные напитки и посещать бордели.

Две недели спустя 20 000 фашистов заняли Болонью. Они были злы на префекта Мори за то, что тот следовал букве закона и был беспристрастным. Они ворвались в кабинет Мори в городской ратуше и потребовали от него, чтобы он подал в отставку. Префект отказался. Бальбо приказал своим людям мочиться на стену ратуши в том месте, где располагался кабинет Мори, но не решился применить силу против государственного чиновника. Мори перевели на ту же должность из Болоньи в Бари, на юге Италии, где активность фашистов была гораздо слабее. Так что и этот факт считался победой бодонских сквадристов.

Недалеко от Римини, в Чезенатико, маленьком порту на адриатическом побережье, был убит какой-то фашист. Бальбо решил доказать красным, что «фашистов нельзя убивать безнаказанно». Он выбрал отличную мишень: отель «Байрон» в Равенне — старый дворец, бывший штабом социалистических кооперативов этого района. В течение 20 лет он был гордостью социалистического движения в Романье. Сквады Бальбо сожгли его дотла.

28 июля отряды во главе с Бальбо захватили Равенну. На этот раз они не пошли к могиле Данте, а явились уничтожить власть красных в городе. Когда они попытались войти в рабочие районы, коммунисты открыли огонь и убили 9 фашистов. Бальбо сжег главные квартиры социалистов, коммунистов и анархистов в Равенне, а затем отправился к начальнику полиции и потребовал предоставить ему грузовики для вывоза из города его людей, поставив ему условия: если они не получат транспорт в течение получаса, то сожгут дома всех коммунистов и социалистов. Начальник полиции дал ему грузовики, надеясь избавиться от фашистов. Однако это оказалось уловкой. Получив транспорт, Бальбо воспользовался им для того, чтобы повести свои сквады в самый масштабный поход, который когда-либо предпринимали фашисты.

В течение 24 часов 29 июля 1922 года и последующей «ужасной ночи» (так назвал ее Бальбо) его сквады сожгли все штабы всех коммунистических и социалистических организаций в провинциях Равенна и Форли. В своем дневнике он записал, что тучи огня и дыма затянули всю равнину Романьи, так как фашисты «решили покончить с красным террором раз и навсегда». Они не встретили почти никакого сопротивления со стороны «большевистского сброда». Итальянская армия наблюдала и не вмешивалась.

Фашисты победили повсюду, кроме Пармы. Когда их сквады попытались туда войти и прекратить забастовку, командир местного армейского гарнизона установил на дороге блокпосты и остановил фашистов. Бальбо была направлена срочная депеша, приказывая ему избегать конфронтации с армией. Но Бальбо решил, что армейский командир блефует, и попытался прорваться мимо блокпоста силой. Офицер не блефовал. Он открыл по фашистам огонь. Бальбо безуспешно повторил попытку на следующий день, но 5 августа, после того как 14 фашистов были убиты, вынужден был отказаться от намерения войти в Парму.

Бальбо планировал очередной марш на Парму, однако 11 октября Муссолини послал ему сообщение, в котором предлагал забыть о Парме и встретиться 16 октября в Милане для обсуждения марша на Рим.[2]

Квадрумвир[править]

Бальбо (второй слева) во время марша на Рим

16 октября для организации марша Муссолини назначил четырех квадрумвиров: секретаря партии и автора идеи Бьянки, Бальбо, Де Векки и генерала Эмилио Де Боно, пятидесятишестилетнего офицера регулярной армии, отличившегося в войне с Турцией в 1911 году и в Первой мировой войне. Де Боно и Де Векки были давними друзьями королевы-матери Маргериты, вдовы убитого короля Умберто, которая не раз говорила им, что восхищается фашистами.

Де Векки и Де Боно хотели отложить марш на месяц, чтобы как следует подготовиться, но Бьянки и Бальбо предлагали выступать немедленно. Всё зависело от мнения Муссолини, и тот решил, что приготовления должны начаться немедленно, но истинная дата марша не будет определена до собрания партийного съезда в Неаполе, то есть до 24 октября.

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Марш на Рим

С 21 ноября 1924 по 10 июля 1925 г. — Командующий генерал милиции национальной безопасности (командир всех фашистских сквадр Италии),[3] но после публикаций в газетах об избиении антифашистов, давлении на судей, «подвигах» с касторкой, поджогами и убийством отца Миндзони был вынужден покинуть этот пост. В 1925 году становится заместителем министра (статс-секретарём) национальной экономики.

Маршал авиации[править]

Дворец Аэронавтики в Риме — штаб-квартира военно-воздушных сил Италии.[4]

Несмотря на то, что у Бальбо не было никакого лётного опыта и знания авиации, 6 ноября 1926 года он всё же был назначен статс-секретарём Италии по авиации и приступил к организации новообразованной Королевские ВВС.

В 1927 году Бальбо получает лицензию пилота и впоследствии совершает ряд дальних перелетов.[2] Пройдя курс лётной подготовки и ознакомившись, Бальбо приступил к созданию военно-воздушных сил Италии (итал. Regia Aeronautica Italia). Летом 1928 года совершает он совершает свой первый перелёт над Англией, Францией и западным Средиземноморьем, становится генералом авиации.

19 августа 1928 года Бальбо становится маршалом ВВС.

Маршрут перелёта в Одессу

В июне 1929 года Бальбо во главе 35 аэропланов вылетает по маршруту Афины — Стамбул — Варна — Одесса.

В Одессе ему устроили пышный прием, и он был радушно встречен офицерами Военно-Воздушных Сил Красной Армии и другими советскими официальными лицами. Он писал Муссолини, что звуки «Интернационала», которые были ему так ненавистны после войны из уст бунтующих «разрушителей», крестьян Эмилии, в Одессе казались ему лучше, так как выражали русское национальное стремление к власти. Вернувшись в Италию, он написал, что, хотя большевики — это кровожадные азиаты, «они совершили революцию и защищают ее. Тот, кто имеет твердые политические взгляды, уважает столь же твердые убеждения других, особенно если с ними не согласен». У всех коммунистов и фашистов есть одна общая черта: они противостоят западным демократиям, которые «прогнили до мозга костей».

На обратном пути домой он остановился в Варне, в Болгарии, и в речи на каком-то обеде сочувственно отозвался о притязаниях Болгарии на Македонию. Это раздосадовало правительство югославского короля Александра и было враждебно прокомментировано югославской прессой. Отношения между Италией и Югославией всегда были напряженными.

12 сентября 1929 года Бальбо становится министром ВВС Италии, всего в тридцать три года, министром авиации (в то время был самым молодым министром Европы); эту должность до Бальбо занимал до этого дуче.

Бальбо (в центре, в форме) во время перелёта Италия-Бразилия 1930/31 г.

17 декабря 1930 года Бальбо отправился в свой третий большой перелёт во главе 14 самолетов по маршруту Испания — Марокко — Дакар — Южная Америка и прибывает в Рио-де-Жанейро 15 января 1931 года.

Завершил он свои лётные достижения величайшим перелетом в июле 1933 года, когда провел 25 самолетов по маршруту Амстердам — Лондондерри — Рейкьявик — Лабрадор — Ньюфаундленд — Монреаль — Чикаго, где приземлился спустя 14 дней после вылета из аэропорта Орбетелло в Тоскане.

В Соединенных Штатах его ждал потрясающий прием. Его приветствовали несколько высших военных чинов, в числе которых был полковник Дуайт Д. Эйзенхауэр. Его засыпали телеграфными лентами при проезде по Нью-Йорку, и в его честь была названа улица в Чикаго. Он был приглашён на чаепитие в Белый дом к президенту Франклину Д. Рузвельту, который сказал ему, что восхищен Муссолини в его борьбе за возрождение Италии и его ролью в международных делах. Рузвельт просил передать поздравления королю Италии, а государственный секретарь направил такую же телеграмму Муссолини. Бальбо тоже послал телеграмму Муссолини: «Во имя Дуче мы достигнем все поставленные цели».

В Ливии[править]

5 ноября 1933 года Бальбо назначается генерал-губернатором Ливии и начинает интеграцию региона с Италией. Он постарался наладить отношения с местным населением, постоянно подчеркивая, что ливийцы — особый народ с давней историей и культурой, и Ливия ни в коем случае не колония, а некий департамент Италии. Было организовано финансирование образования и здравоохранения местного населения, запущена система социального лифта.

При Бальбо началось масштабное освоение Ливии: построено 400 км железных дорог, 4000 км современных шоссе (наиболее знаменита «Виа-Бальбо», ныне национальная прибрежная дорога, тянущаяся на 1820 километров из Триполи в Барбию), при нем начали воплощать в жизнь план строительства железной дороги (длиной более 1000 км), которая связала бы восток и запад Ливии; итальянские крестьяне отвоевали у пустыни 30 тыс. га земли. Построены десятки промышленных предприятий пищевой промышленности, легкой промышленности, современный завод ФИАТ, где приступили к выпуску автомобилей и дизельных поездов. Строились школы, больницы.

В 1939 году ливийцев уравняли в правах с итальянцами, туземцам даже разрешили вступать в фашистскую партию, теперь их называли «мусульманские итальянцы». К 1940 году ливийцы в школах учились по тому же курсу, что и итальянцы. В 1940 году в армию Италии записалось добровольцами 40 тыс. ливийцев. Политика «итализации» Ливии оправдывала себя.[5]

Гибель[править]

Сбитая «Донна Ману»

28 июня 1940 года Бальбо вылетел в Тобрук на личном самолете Савоя-Маркетти SM.79 «Донна Ману» (названном так в честь жены Эммануэлы). Вместе с ним летел точно такой же самолет.

Эти 2 самолета итальянский гарнизон почему-то принял за британские «бленхеймы», абсолютно на них не похожие, и обстрелял. Первыми ударили зенитчики крейсера «Сен-Джорджо», стоявшего на рейде Тобрука, а затем присоединились остальные службы ПВО. И если второй самолет благополучно приземлился, самолет с Бальбо на борту, пылая, врезался в землю. По словам очевидцев, дуче не слишком был огорчен этим фактом...[6]

На пост командующего итальянскими войсками в северной Африки был назначен маршал Родольфо Грациани.

Ссылки[править]

  1. it:Italo Balbo
  2. а б в Джаспер Ридли. Муссолини. ООО Фирма «Издательство ACT». М. 1999. ISBN 5‒237‒03392-X
  3. it:Milizia Volontaria per la Sicurezza Nazionale
  4. Грандиозное здание, расположившееся на площади 8000 квадратных метров, было построено по проекту архитектора Роберто Марино в 1929‒1931 году по заказу Бальбо. Фасад этого классического монументального Дворца украшает фигура орла, синтезированная со стилизованными крыльями, напоминающими крылья героя трансатлантических перелетов — самолета Savoia-Marchetti S55. Главный вход состоит из трех мраморных арок, внутренние стены которых покрыты именами летчиков, погибших во время полетов (список продолжает обновляться по сей день). Вглубь здания уводит парадная лестница, выполненная из самых дорогих пород мрамора. Проходя по ней, мы можем наблюдать полотно художника-футуриста Джакомо Балла, посвященное перелету Итало Бальбо через Атлантику. Впечатляющий коридор предваряет помещения, каждое из которых до сих пор поражает посетителей своей роскошной отделкой и уникальными интерьерами. Стены залов покрыты фресками на различную тематику: в Облачном зале изображено небо в разнообразных метеорологических условиях; Зал Средиземноморского бассейна — так же, как и зал Италии, украшен картами «Mare Nostrum» и видами отдельных городов с высоты птичьего полета, скопированными с карт 16 века из галереи в Ватикане; Зал Венеции демонстрирует Адриатическое море и побережье Далмации; Зал с современными картами имеет не только декоративную, но и прикладную функции. Два зала рассказывают о трансатлантических перелетах Итало Бальбо. В первом из них, с видами Орбетелло и Рио-де Жанейро, располагался кабинет самого министра авиации. Зал Созвездий иллюстрирует карту звездного неба; Зал Мадонны ди Лорето посвящен Богоматери — покровительнице авиаторов. Другие помещения Дворца так же представляют интерес: в одной из комнат находится цикл фресок «Рай пилотов», созданный известным художником-плакатистом Марчелло Дудовичем.
  5. Колонизация по-итальянски
  6. Высший генералитет Второй мировой войны