Матильда Феликсовна Кшесинская

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к навигации Перейти к поиску

РОМАНОВСКАЯ-КРАСИНСКАЯ МАРИЯ-МАТИЛЬДА ФЕЛИКСОВНА (псевдоним М. Кшесинская, урождённая КРЖЕЗИНСКАЯ), светлейшая княгиня (русская балерина).

Хозяйка дома на Троицкой площади была одной из самых заметных героинь петербургской светской жизни, чья связь с мужчинами дома Романовых обросла поистине фантастическими легендами. В начале XX века её называли чуть ли не «русской Помпадур», а столетие спустя некоторые публицисты награждают её статусом едва ли не главной коррупционерки распадавшейся империи. Однако много ли оснований для такой репутации?

Прима-балерина Мариинского театра Матильда Кшесинская. В 1898 г. в испанском костюме/РИА Новости

Биография[править]

Её звали "Мадам семнадцать". Виной тому было её пристрастие к игре в рулетку в казино Монте-Карло и постоянная ставка на число 17. Именно в таком возрасте, 23 марта 1890 г., состоялась впервые ее встреча с наследником царского престола Николаем Александровичем. Эта встреча определила всю дальнейшую судьбу Марии-Матильды Адамовны-Феликсовны-Валериевны Кржезинской или в более известном нам варианте, Матильды Феликсовны Кшесинской.

Мир театра не так-то и прост, если для обычных зрителей - это праздник, то для служителей мельпомены - это борьба за жизнь, интриги, взаимные претензии и умение сделать все, чтобы тебя заметили вышестоящие мира сего. Балетных всегда любили в высшем сословии: великие князья и дворяне рангом пониже не чурались того, чтобы покровительствовать той или иной балерине. Покровительство часто дальше любовной связи не шло, но всё же некоторые отваживались даже и в жены брать этих прелестниц. Но таких было меньшинство, большинству же была уготована печальная участь "вспыхнуть яркой звездой" на сцене и тихо затем угаснуть вне её.

Родители[править]

Матильда Феликсовна Кшесинская была потомственной "балетной" - она родилась 1 сентября 1872 г. в театральной семье поляка, танцовщика и оперного певца Феликса Кшесинского и балерины Юлии Долинской (в другой транскрипции Доминской) в Петербурге. В роду Кшесинских бытовало предание о дворянском происхождении рода, хотя документами оно не было подтверждено.

Матильда стала последним, тринадцатым ребенком в этой семье и имела ласковое имя - Маля, Малечка. Старшая дочь Феликса Кшесинского, Юлия, танцевала вместе с отцом и часто на фотографиях сегодня её путают с Матильдой Феликсовной. Балетным стал также и брат Матильды - Иосиф. Вот в такой атмосфере мира театра и росла юная Малечка. В 8 лет она стала приходящей ученицей в Императорском театральном училище, а в 15 лет брала уроки у Христиана Иогансона, который стал её учителем на долгие годы, даже после того, как она стала признанной артисткой балета. Весной 1890 г. после окончания училища она была зачислена в группу Мариинского театра и в первый же свой сезон станцевала в 22 балетах и 21 опере.

Роман с наследником цесаревичем Николаем Александровичем[править]

23 марта 1890 г. во время выпускного театрального экзамена как раз и состоялась первая встреча будущего императора Николая II с весёлой и жизнерадостной полячкой. Всё произошло при одобрении членов царской семьи, начиная от императора Александра III, организовавшего это знакомство и заканчивая императрицей Марией Федоровной, которая всё же хотела, чтобы её флегматичный сын стал... мужчиной. После экзамена был ужин, взаимный флирт двух молодых людей и спустя годы запись в мемуарах Кшесинской: "Когда я прощалась с Наследником, в его душу, как и в мою, уже вкралось чувство влечения друг к другу".По-настоящему их серьёзные отношения начались лишь спустя два года, после того как наследник явился домой к Матильде Кшесинской, под именем своего однополчанина - гусара Волкова. Записки, письма и... подарки, по-настоящему царские. Первым стал золотой браслет с крупными сапфирами и двумя бриллиантами, на котором Матильда выгравировала две даты - 1890 и 1892 - первая встреча и первый приезд к ней домой.

Из дневников цесаревича Николая Романова:

"23 марта 1890 г. Поехали на спектакль в Театральное училище. Были небольшие пьесы и балет – очень хорошо. Ужинали с воспитанницами".

"6 июля. Спал до 5 ½ дня. После обеда поехали в театр. Положительно, Кшесинская 2-я меня очень занимает. (В балетной труппе танцевали две сестры Кшесинские. Старшую, Юлию, в афишах именовали Кшесинской 1-й, а младшую, Матильду, Кшесинской 2-й)

17 июля. Поехали в театр... Кшесинская 2-я мне, положительно, очень нравится.

30 июля. Были в театре... Разговаривал с маленькой Кшесинской через окно.

31 июля. После закуски в последний раз поехал в милый красносельский театр. Простился с Кшесинской.

17 октября. В 7 ч. поехали из Ропши в Петербург – проститься с балетом! Шла чудная «Спящая красавица». Видел Кшесинскую 2-ю".

Впереди Николая ожидала долгая разлука и с семьей, и с петербургскими театрами, и с симпатичной ему девушкой. Александр III отправил своего старшего сына в путешествие на Дальний Восток. В российскую столицу цесаревич вернулся лишь к августу 1892-го.

«4 августа 1892 г. В первый раз был в красносельском театре. Пьеса шла скучная, а балет был оживлённый. Видел маленькую Кшесинскую, которая ещё похорошела».

Дальше опять последовал большой интервал времени без упоминаний в дневнике о Кшесинской. Цесаревичу предстояло новое расставание со столичными краями. Вместе родителями он отправился в Данию – в гости к родственникам по материнской линии. А вслед за тем Александр III со своими близкими переехал в Крым – на традиционный отдых. Лишь ближе к середине ноября царское семейство вновь обосновалось в Гатчине. Но в дневниковых записях Николая за последующие дни нет никаких упоминаний о встречах с Кшесинской или, по крайней мере, о том, что он мечтает о таких встречах. Зато в тетради встречается упоминание о совсем другом заветном желании.

«21 декабря. Вечером у Мама... рассуждали о жизни теперешней молодежи из общества. Этот разговор затронул самую живую струну моей души, затронул ту мечту, ту надежду, которыми я живу изо дня в день. Уже полтора года прошло с тех пор, как я говорил об этом с Папа в Петергофе, а с тех пор ничего не изменилось ни в дурном, ни в хорошем смысле! – Моя мечта – когда-нибудь жениться на Аликс Г. Я давно её люблю, но ещё глубже и сильнее с 1889 г., когда она зимой провела 6 недель в Петербурге. Я долго противился моему чувству, стараясь обмануть себя невозможностью осуществления моей заветной мечты!.. Единственное препятствие или пропасть между ею и мною это вопрос религии!.. Я почти убежден, что наши чувства взаимны!»

Впрочем, в отсутствие каких-либо непосредственных контактов с Алисой через некоторое время к наследнику вновь вернулся интерес к Матильде.

«15 февраля (1892 г.) Сегодня мною овладела театральная горячка, случающаяся каждую масленицу. После небольшого приёма поехал в Мариинский театр в мою любимую «Спящую красавицу»... Немного поговорил на сцене с К.

28 февраля. Отправился кататься с Ксенией в коляске, встретили кого-то на набережной».

За этим обезличенным упоминанием "кого-то" в контексте прежних записей явно угадывается Матильда Кшесинская. Тем более, что она в своём дневнике неоднократно описывала, как специально каталась в экипаже по центральным улицам Петербурга, чтобы «случайно» повстречаться с цесаревичем.

«10 марта. В 8 час. отправился в Театральное училище, где видел хороший спектакль драматических классов и балет. За ужином сидел с воспитанницами как прежде, только очень недостаёт маленькой Кшесинской».

Важнейшее событие в отношениях Николая и Матильды произошло на следующий день. Он стал рубежом начала гораздо более доверительных отношений между цесаревичем и балериной.

«11 марта 1892 г. Вечер провёл чудесным образом: отправился в новое для меня место, к сестрам Кшесинским. Они страшно удивились увидеть меня у них. Просидел с ними более 2-х часов, болтали обо всём без умолку. К несчастью, у моей бедной Маленьки болел глаз, который был перевязан, и кроме того нога не совсем здорова. Но радость была обоюдная большая! Выпив чаю, простился с ними и приехал домой к часу ночи. Славно провёл последний день моего пребывания в Питере втроём с такими лицами!

13 марта. После чаю опять читал и много думал об известном лице.

19 марта. Отправился кататься. На Морской встретил К... Погулял в саду, выпил чаю один-одинёшенек!»

С первых дней их близкого знакомства между Николаем и Матильдой завязалась переписка. Судя по дневниковым заметкам Кшесинской, письма они писали друг другу порой чуть ли не ежедневно. Однако в дневнике цесаревича упоминание об эпистолярной стороне их отношений с Малечкой встречается всего один раз.

«20 марта. Погода была скверная и настроение духа неважное. Не получил письма и поэтому скучал! Но что делать, не всякий день праздник!»

Будущий император очень пунктуально делает записи о каждой, даже мимолетной, встрече со своей симпатией:

«21 марта. Поехал в Малый театр в ложу дяди Алексея. Давали интересную пьесу «Thermidor»... В театре сидели Кшесинские прямо напротив!

22 марта. После завтрака в 1 ¼ сейчас же отправился кататься в город... Опять видел Кшесинских. Они были в манеже и потом стояли на месте на Караванной.

23 марта. Поехал в Петербург на 4 дня!.. В 11 час. вечера отправился к моим друзьям Кшесинским. Провёл с ними время весело и по-домашнему. Старшая играла на фортепиано, а я болтал с младшей! Прекрасный вечер!

24 марта. После обеда поехал навестить Кшесинских, где провёл полтора приятных часа...»

Судя по всему, обаяние хорошенькой балерины сыграло свою роль, и цесаревич не на шутку увлёкся ею. Однако и чувства к Алисе при этом его не покидали.

«1 апреля. Весьма странное явление, которое я в себе замечаю: я никогда не думал, что два одинаковых чувства, две любви одновременно совместимы в душе. Теперь уже пошёл четвертый год, что я люблю Аликс Г. и постоянно лелею мысль, если Бог даст, когда-нибудь жениться на ней!.. А с лагеря 1890 г. по сие время я страстно полюбил маленькую К. Удивительная вещь наше сердце! Вместе с тем я не перестаю думать об Аликс Г. Право, можно заключить после этого, что я очень влюбчив? До известной степени – да. Но я должен прибавить, что внутри я строгий судья и до крайности разборчив!»

После первого посещения дома Кшесинских, Николай использует в своих записях очень нежные обращения – Маленька, Малечка. А из дневников самой балерины известно, что во время того визита цесаревича 11 марта они условились называть друг друга доверительно: Ники и Маля. Однако в дальнейшем сам наследник престола такой фамильярности – по крайней мере на страницах дневника, избегал. Там фигурируют либо инициалы, либо фамилия.

«14 апреля. Около 11 ½ поехал к М. Кшесинской. Она была снова одна. Время провели за болтовнею и чтением «Петербургского действа».

«16 апреля. Катался по разным улицам и встретил Кшесинских... Приехали с Сандро и Сергеем (великими князьями Александром и Сергеем Михайловичами) в театр. Давали «Пиковую даму»! Я с удовольствием просидел в этой опере. М. танцевала в пастушке. Потом поехал к ней, к несчастью, лишь на короткое время. Разговоры наши веселы и живы! Я наслаждаюсь этими свиданиями.

20 апреля. Поехал в Петербург... Катался в экипаже долго и 4 раза встретил Кшесинских. Проезжаю мимо, важно кланяюсь и стараюсь не смеяться! В 7 час. обедал у Сандро и вместе в 9 час. поехали в придворный музыкантский хор... Шла французская оперетка... Уехал только в 12 ½ прямо к М. К. Оставался очень долго и чрезвычайно хорошо провел время. Даже произошло маленькое угощение! Я был счастлив до крайности, узнав от М. нечто, меня очень интересовавшее! Пора! Ходу!»

Заключительная часть дневниковой записи выглядит интригующе. Что «пора»? – Можно было бы предположить решимость Николая предпринять некие активные действия для дальнейшего развития этой любовной истории и перевести отношения с приглянувшейся ему полькой на более «серьёзный» уровень. Однако ни в дневниках Матильды, ни в дневниках самого Николая в последующие дни, недели, месяцы нет и намёка на подобные революционные перемены.

«21 апреля. Поехали в новую оперу «Князь Серебряный»... Из театра отправился к М. Кшесинской, где снова провел симпатичный вечер. Вот так раскрутился – второй день кряду. Сандро тоже появился там на час. Под его музыку поплясали!

29 апреля. В 10 час. поехал из Гатчино в Петербург и со станции прямо к Кшесинским. Это был последний вечер (цесаревичу предстояло уехать в военный полевой лагерь), но зато и самый хороший. Старшая сестра вернулась из оперы и ушла спать, оставив М. и меня вдвоем. Поговорили о многом по душе!

30 апреля. Расстались около 5 час. утра, когда солнце поднялось уже высоко. Делается совестно, проезжая мимо городовых. (Как писала в дневнике Матильда Кшесинская, были случаи, когда цесаревич даже давал дежурящим на улице стражам порядка деньги, чтобы они его «не узнали»).

Цесаревич отплыл с родителями в Данию. За границей царское семейство пробыло до конца мая, а вскоре после возвращения в Россию, не задерживаясь в Петербурге, цесаревич уехал в лагерь на Военном поле под Михайловкой.

Богатая событиями и встречами поездка в Данию, а потом столь любезные его сердцу армейские будни довольно быстро заслонили в голове Николая соблазнительные воспоминания о свиданиях с Матильдой. Даже намёка на неё в его записях за этот период – более двух месяцев! – не встречается.

«23 июля. После репетиции с батареей церемониального марша на Военном поле отправился совершать галоп до Красного и мимоходом заглянул в театр на репетицию. Весьма приятно провёл часок с М. Кшесинской, которая мне положительно вскружила голову!

27 июля. В 2 ½ пополудни отправился в Красное на репетицию, которая затянулась. Вернулся в Михайловку к времени обеда, после чего поехал с Сергеем в театр. После спектакля пересел в другую тройку без бубенчиков, вернулся к театру и, забрав с собою М. К., повёз сперва кататься и, наконец, в большой военный лагерь. Ужинали впятером великолепно. Дело похищения было совершено быстро и скрытно! Чувствовал себя очень счастливым! Разъехались в шестом часу утра, солнце светило высоко...

28 июля. Спать пришлось не много, что ж такое! Зато причина слишком хороша и для нее такого бдения даже мало... После завтрака сидел у себя и всё время вспоминал про вчерашнюю ночь...

5 августа. Проводив Папа и Мама после посещения моего жилища в Михайловке до пересечения дороги с Ропшинским шоссе, поехал верхом в Красное в последний раз на репетицию в театре. Разговаривал с М.К., утешал её перед разлукою, но, кажется, без пользы, тоска началась сильная!.. В 8 час. отправились на последний спектакль красносельского театра... Вечером покатал М.К. в тройке и хорошо простился с нею».

На сей раз цесаревич отсутствовал до середины декабря. Он снова участвовал в военных манёврах (теперь – под Ивангородом). Почти весь сентябрь провёл с родителями в царских охотничьих резиденциях на территории Польши. Затем была поездка в Австрию, Грецию, и, наконец, долгое пребывание в Абас-Тумане – в гостях у брата.

Вернувшись, наконец, в столицу, наследник престола не спешит возобновить свидания. Судя по записям, он увиделся с Матильдой в январе 1893 г.

«3 января. Хотя я был дежурный офицер, Папа отпустил меня в театр. Шла смесь разных балетов, тем не менее было удачно. Наконец М.К. танцевала, и я остался ею очень доволен!

4 января. Посидев у Сандро, отправился на часок к М.К. Застал Ю. тоже, было симпатично!»

Настал момент решительного объяснения влюблённых. Дневниковая запись наследника о событиях этого дня, связанных с Кшесинской, очень лаконична.

«8 января. В 6 ½ вечера поехал в Преображенский полк на месячный обед. Провёл время прекрасно. Посетил М. К. и остался у неё долго. Имели серьёзный разговор друг с другом».

Зато у Матильды перипетии «серьёзного разговора» расписаны во всех подробностях — она настаивала на интимной близости, Николай вроде бы сдался, сказав пресловутое «Пора» и пообещал, что всё свершится через неделю.

Роман балерины с наследником престола достигает пика: между Матильдой и Николаем происходит разговор о переходе к более близким отношениям. Наконец Николай говорит: «Пора!». А Матильда «бережет силы к воскресенью», когда должно свершиться главное.

Во второй половине 1892-го (если верить мемуарам самой М.Ф. Кшесинской) она добилась разрешения жить отдельно от родителей. Ради соблюдения приличий отец согласился на «разъезд» только при условии, что Матильда поселится вместе со старшей сестрой Юлей.

В итоге обе барышни переехали на съёмное жилище — «маленький, прелестный особняк на Английском проспекте, № 18» (по некоторым сведениям, оплачивал аренду наследник, потом он выкупил этот дом и подарил его Матильде Кшесинской).

Петербургский историк Алексей Кулегин сообщал, что «официальное» новоселье состоялось в феврале 1893-го.

Этот год стал временем, когда отношения между Матильдой и Николаем достигли, наконец, своего пика. Впрочем, для этого, оказывается, пришлось приложить немало усилий именно Малечке. Судя по её дневниковой записи, окончательное решение о «преодолении последнего барьера» было принято цесаревичем 8 января — после долгого и весьма откровенного разговора и под большим нажимом М.Ф. Кшесинской.

Дневник М.Ф. Кшесинской

Понедельник, 4 января [1893 г.]

По обыкновению я ждала вечером Ники, но, прождав до 12 час., решила, что он уже не приедет, и хотела идти спать. Вдруг в 12 ¼ ч. раздался звонок.

Я открыла дверь и увидела Ники и Сандро (великого князя Александра Михайловича).

Я не верила своим глазам, я так была счастлива в ту минуту, хотела броситься на шею, но удержала себя, неловко было при Сандро, и далее даже сухо поздоровалась с Ники после столь долгой разлуки.

Меня немного злило, что Ники первый раз приехал не один, да и сначала я немного дулась на Ники всё за то письмо и ещё кое за что. Сандро даже удивлялся, что я так мало радуюсь, и говорил, что Ники был так счастлив, когда ехал ко мне.

Когда Ники смотрел мои карточки, я стояла совсем близко, и он так на меня посмотрел, что я невольно смутилась, увидев столь пристальный взгляд этих очаровательных глаз. Сандро уехал раньше Ники, и не скрою, что я была рада остаться с Ники наедине.

Бывшее между мной и Ники недоразумение разъяснилось. Он признал себя виноватым, как оно и следовало, и в конце концов я перестала дуться, но вообще была сегодня сдержанна. Я Ники нарочно сказала сегодня, что в посту еду танцевать в Милан на три месяца. Ники не поверил сначала, а потом сказал, что меня не пустит.

А когда я попросила его отпустить меня на 1-ю и 2-ю неделю поста в Париж, ссылаясь на то, что он на 1-й неделе будет говеть, Ники сказал, что на 1-й неделе он действительно будет отмаливаться, но на 2-й неделе надо будет уже прималиваться... Говорили много, но о главном ни слова, и меня мучило, что Ники не начал об этом разговора. Может быть, сразу не хотел?".

Среда, 6 января

Вечером приехал Ники с Сергеем (великим князем Сергеем Михайловичем) и затем Г.М. (великий князь Георгий Михайлович). Я всё время кокетничала с Сергеем, во-первых, оттого, чтобы хорошенько извести Ники, на которого положительно ничего не действует, а во-вторых, я стесняюсь вести себя с Ники в присутствии Сергея как всегда. Ники тоже меня извёл, но, к сожалению, неумышленно и именно тем, что слишком много говорил с Юлей. Мне удалось его уговорить приехать ко мне в пятницу, и надеюсь, что на этот раз он приедет один.

Пятница, 8 января

Сегодня у меня была в театре репетиция, где я видела Фигнера (известного оперного певца) и узнала от него, что вовсе не подозревала. Разговор касался Царя, и между прочим он сказал про М. что ему передавали, будто они за Ники следят. Мне показалось это невероятным, однако же я решила этого не оставлять без внимания и сегодня же как-нибудь выпытать от Ники.

Ники приехал ко мне в 1-м час. ночи из Преображенского полка, где он обедал. Аля З. (барон Александр Зедделер, будущий муж старшей из сестер, Юлии Кшесинской) приехал к нам оттуда же, но немного раньше Ники. Я немного рассердилась на Ники, что он так долго сидел в полку, и вообще не совсем была в духе, так как у меня страшно болела голова.

Мы вчетвером — четвёртая Юля — дули шампузен, который привёз с собой Аля, и Ники сильно опьянел, Аля тоже. Я же, хотя и выпила довольно, была совершенно трезвая и твёрдо решила сегодня же поговорить с Ники о будущем.

Первый раз, когда мы остались вдвоём в комнате, Ники я не узнала — так он был ласков. Но когда нам пришлось остаться наедине вторично, между нами произошёл крайне тяжёлый разговор.

Этот разговор продолжался более часа. Я готова была разрыдаться, Ники меня поразил. Передо мною сидел не влюблённый в меня, а какой-то нерешительный, не понимающий блаженства любви.

Летом он сам неоднократно в письмах и в разговоре напоминал насчёт более близкого знакомства, а теперь вдруг говорил совершенно обратное, что не может быть у меня первым, что это будет его мучить всю жизнь, что если бы я уже была не невинна, тогда бы он не задумываясь со мной сошёлся, и много другого говорил он в этот раз.

Но каково мне было это слушать, тем более что я не дура и понимала, что Ники говорил не совсем чистосердечно. Он не может быть первым! Смешно! Разве человек, который действительно любит страстно, станет так говорить? Конечно, нет.

Он боится просто быть тогда связанным со мной на всю жизнь, раз он первый будет у меня. И как же я удивилась, когда узнала от Ники, что все это вдалбливает ему в голову Сандро. Тогда невольно мне вспомнилось, что сказал Фигнер, и со слов Ники я поняла, что Фигнер не врёт.

Однако, хотя я и была в отчаянии, я не теряла надежды и Ники убеждала, чтобы он не слушал М., а следовал советам В.А. (великого князя Владимира Александровича) и Н.Н. (великого князя Николая Николаевича), из которых первый, как сказал сам Ники, думал, напротив, что несогласие последует с моей стороны.

В конце концов мне удалось почти убедить Ники, он ответил «пора», — слово, которое производит необъяснимое действие на меня, когда оно им произносится. Он обещал, что это совершится через неделю, как только он вернётся из Берлина. Однако я не успокоилась, я знала, что Ники мог это сказать, чтобы только отвязаться, и когда он уехал (было 4 час.), я была в страшном горе, я была близка к умопомешательству и даже хотела... Нет, нет, не надо здесь этого писать, пусть это будет тайна. Все же я поставлю на своём, сколько бы мне то трудов ни стоило!

Вторник, 12 января

Я репетировала в училище балет «Спящая красавица». После репетиции я пошла к И.И. Рюмину (директору Петербургского театрального училища), который просил меня зайти к нему. И.И. предупредил меня, чтобы я была осторожнее, так как многие знают про моё знакомство с Ники.

Среда, 13 января

Всю эту неделю я решила ложиться рано спать, чтобы приберечь силы к воскресенью".

К великому огорчению Матильды, в назначенный её возлюбленным срок ничегошеньки не произошло. Николай попросту взял тайм-аут и не появлялся в гостях у своей Панни ни в тот день, ни на следующий... Виной тому не только поездка наследника в Берлин, но и другие причины. Некоторые из них попыталась «нейтрализовать» сама

"Пятница, 15 января

Сандро остался у меня почти до 2 1/2 ч., и мы вели очень серьёзный разговор относительно Ники...Теперь, когда я была с Сандро вдвоем, я сказала, что отлично знаю, что они все трое следят за Ники и какие он даёт Ники советы.

Сандро стал доказывать, что связь между Ники и мной невозможна, что Ники не должен быть связан на всю жизнь ни с кем. Он приводил всевозможные доводы по этому вопросу, но меня не убедил.

Я тоже в свою очередь говорила многое, чтобы его убедить, как он ошибается. Но Сандро тоже не соглашался,и только на все мои доводы ответил, что это несчастье, что Ники попал на такую умную, как я. Будь дура, всё можно было бы сделать.

Сандро сказал, что так как он друг Ники, то он считает долгом давать Ники советы, которые, по его мнению, могут принести Ники только пользу. Сандро будет всё делать, чтобы не допустить Ники до связи со мной.

И когда я стала умолять не делать этого, он сказал, что не может иначе поступить, тогда его будет мучить совесть впоследствии, а тем более, что он уверен, что всё же победу одержу я. И этого было вполне достаточно, чтобы я заметила, что Сандро на самом деле убеждён моими доводами, но только не хочет в этом сознаться.

Правда, Сандро сказал, что у него есть средство прекратить окончательно все между мной и Ники, то есть всё рассказать его родителям. Но этого, Сандро сказал, ни он, ни его братья никогда не сделают.

По словам Сандро, если бы родители Ники узнали от кого-нибудь обо всём, то больше всего бы пострадали от того, во-первых, Ники, а затем они трое.

Но и после того, как бы им страшно ни попало, Сандро сказал, они бы не перестали ко мне ездить. Притом Сандро, хотя и будет теперь со мной воевать, сказал, что если бы мне всё же удалось поставить на своём, он будет и тогда моим другом".

Что же происходило с Николаем в эти дни, готовился ли он как-то к столь волнительному «мероприятию».

Из дневников цесаревича Николая Романова:

«9 января. Катались на коньках... Обед был семейный, после чего поехал во французский театр. Давали смешную пьесу... Лёг спать наконец рано.

10 января. Вечером был разговор с Папа и Мама втроём. Мне разрешено начать разузнавать насчёт Аликс, когда буду в Берлине».

Очень интересно. То есть «дела» с Матильдой его даже в этот период не увлекали «с головой»? И в преддверии самых близких отношений с обворожительной балериной наследник престола продолжал думать о немецкой принцессе, не оставляя надежд добиться всё-таки успеха у Алисы Гессенской?

На следующий день цесаревич, действительно, отправился в Берлин, чтобы присутствовать на свадьбе младшей сестры кайзера Вильгельма. «Представительский» визит Николая длился неделю, но за это время лишь однажды в дневнике упомянута его «гессенская мечта», да и то лаконично, без эмоций.

«12 января. Видел Аликс в первый раз после 1889 года». «Подходы» Его Высочества по поводу возможности будущей женитьбы на немецкой красавице не дали никаких результатов. Цесаревич явно не спешил с этим. Прошёл день, два, три после его возвращения в Петербург, но никаких свиданий наследника престола и балерины не случалось. Причем виновником этого был именно Николай. Создаётся впечатление, что он намеренно уклонялся от визита в дом сестёр Кшесинских, находя поводы заменить «решительную» встречу с Малечкой чем-то другим.

В дневниках - игра на бильярде, посиделки с гвардейскими офицерами, танцы,.. – это прекрасно, однако, если молодой человек по-настоящему увлечён девушкой и знает, что она его очень ждёт... И не просто очень ждёт! Да тут бросишь все прочие развлечения и помчишься на свидание! Однако Николай выкроил время лишь на шестой день пребывания в Питере. Ровно в тот день, на котором обрывается дневник Кшесинской - «Я надеялась, что он ко мне поедет, и поэтому спешила домой!

И он поехал.

«23 января. После чаю читал. В 7 час. был обед у дяди Алексея. Затем все поехали в Михайловский театр... Наконец удалось съездить к М.К... Провёл весьма приятное время с ней».

Судя по такой вполне стандартной формулировке, свидание было под стать прежним: никакого «эксклюзива». А следующий день опять оказался занят участием Его Высочества в великосветской жизни.

«24 января. В 10 ч. в Зимнем дворце начался первый Концертный бал. Было оживлённо. Танцевал мазурку и ужинал со старшей княжною Горчаковой – очень напоминает М.К.»

«25 января, понедельник. Вечером полетел к моей М.К. и провёл самый лучший с нею вечер до сих пор. Находясь под впечатлением её – перо трясётся в руках!»

Никаких конкретных формулировок в этой довольно корявой (от избытка эмоций?) записи Николая нет. Пусть каждый прочитавший её делает свои выводы.

Начиная со знаменательного дня 25 января 1893 года «восхитительные» встречи цесаревича и балерины становятся регулярными. Их количество даже можно при желании подсчитать, поскольку Николай скрупулезно фиксировал в дневнике каждое их рандеву.

«27 января. В 12 ч. вечера отправился к М.К., у которой оставался до 4 ч. Хорошо поболтали, посмеялись, повозились».

Пусть, однако это последнее слово не вводит в чрезмерный искус сторонников «максимальных» отношений Николая и Матильды. Ведь в дневниках наследника престола такой глагол используется в разных толкованиях. «На прогулке возились, прыгая и застревая в местах, где поглубже снег». «Сильно возились в бальной зале Зимнего дворца». «Возился дома с проверкой задач офицеров...»

«29 января. После обеда поехали в Мариинский театр в «Младу» – оперу-балет... Из театра отправился лишь на часок, к несчастью, к М. К.

30 января. Поехали во французский театр... Вернувшись домой, заехал в 1-й батальон, осмотрел спящих солдат и отправился к М.К. Провёл чудных 3 часа с ней!

31 января. Встал поздно, но очень в духе... Закусывали дома в 7 ½ час. Как раз в это время начиналась «Спящая красавица», и думы мои были там, так как главным действующим лицом являлась М.К.!

1 февраля. В 10 ¼ вечера поехал... на бал в Морской корпус... Уехал в час и отправился к М.К. Разговор с ней имел острый характер, но всё кончилось к лучшему.

3 февраля. После закуски поехал с тетей Мари в смешную пьесу... Привезши её домой, отправился к М.К. и оттуда на тройке вчетвером поехали кататься на острова. Было чрезвычайно симпатично... Приехали к Зедделеру, у которого отлично поужинали. Попарно возвратились к ним в квартиру, где я оставался до 6 час. утра.

6 февраля. Уехал в 12 час. к дяде Алексею, хорошо поужинал у него и затем посетил мою М.К., где и оставался до 6 час. утра».

«8 февраля. Великий пост!.. Нужно теперь вести жизнь умеренную – ложиться и вставать рано!.. Началось говение. В голове носились не вальсы и кадрили, как прежде бывало после сезона, а больше музыка из «Спящей».

13 февраля, суббота. За обедней причастился Святых Тайн... Вечером окончили говение у всенощной.

14 февраля. В 7 ½ был фамильный обед, после чего поехал во французский театр. Провёл большую часть вечера у М.К.

15 февраля. Снова посетил М.К. и отлично провёл с ней время.

17 февраля. Вечером поехал к М.К. Пили шампузо вчетвером!

18 февраля. Пил чай наверху у Мама и затем съездил на два часа к М.К. – в последний раз был у них в старой квартире".

20 февраля. В театр не поехал, зато отправился к М. К. и отлично вчетвером поужинали на новоселье. Они переехали в новое жилище, уютный домик-особняк в два этажа... Очень приятно иметь отдельное хозяйство и быть независимым. Засиделись опять до 4 час.

23 февраля. После домашнего чая поехал в полк на общий обед... Оттуда отправился к М. К. Ужинали впятером с Преображенской. Потом происходило гичири-пичири. Ночью, возвращаясь домой, долго бродил пешком из-за отсутствия извозчика.

25 февраля. Пил чай дома и отправился к М.К., где ужинал по обыкновению и провёл прекрасно время.

27 февраля. Провёл вечер дома и затем отправился к М.К., где остался ужинать.

28 февраля. В 12 ¼ ночи поехал к М.К. к ужину... Вернулся домой в 5 час. утра.

3 марта. Уехал в 12 ½ ночи домой и, переодевшись, отправился к М.К. Остался до утра.

5 марта. После чаю я поехал к М.К. Отменно поужинали вместе. Приехал домой в 5 ч. утра.

8 марта. В 12 ½ поехал к М.К. к ужину; были Преображенские. Играли в макашку (в макао), веселился.

9 марта. Вернувшись из немецкого театра домой, поехал к М. К. Отлично поужинали довольно большой компанией. Приехал домой в 4 ¼ час».

Между тем подоспела дата в этой любовной истории: миновал ровно год с того знаменательного вечера, когда цесаревич в первый раз пришёл в дом Кшесинских и началось их сближение с Матильдой.

«11 марта. Вечером отправился к М.К. Отлично поужинали, и все были очень в духе. Заехал к Зедделеру, поболтали и выпили. Так справил первую годовщину этого дня.

12 марта. Посетил М.К. и засиделся до 6 час. Вернулся домой с солнцем.

14 марта. После обеда повёз Ксению к Воронцовым, у которых провели весь вечер. Вернувшись домой, отправился к М.К. Ужинали втроём, так как А. ушёл на линию. Провёл ночь идеально!

16 марта. Поехал в последний раз к М.К. Ужинали вчетвером с Преображенской. Очень грустно было расставаться после двух месяцев только свидания».

Даже на таком «пике» отношений наследник престола, оказавшись вдали от предмета своих вожделений, быстро успокоился. Сердечные порывы его улеглись буквально в считаные дни, и дальше никаких намеков на «страсти по Матильде», на желание поскорее вновь вернуться в Петербург и увидеться с нею в его дневниках нет. Впрочем, Николай пишет, что хотел бы оказаться в столице, но причину указывает совсем иную: «6 апреля. Спрашивал у Папа относительно срока моего возвращения в Питер. Он сказал, что я должен остаться здесь, так как теперь очень редко наша семья собирается вместе. И очень душевно жаль, так хотелось опять увидеть полк!» Между строк дневника то же самое отсутствие мужских эмоций читается и применительно к другой вроде бы очень интересовавшей его девушке – Алисе Гессенской. Упоминаний имени её в записях Николая не встречается ни разу за все эти месяцы. Но лишь только он вернулся в Питер, уже на следующий день состоялась встреча.

«18 мая. В 10 ч. поехали к Воронцовым... Потом провёл вечер с М.К».

Подробностей, эмоций в записи нет. Однако, похоже «пламя» на сей раз не очень-то «разгорелось». Во всяком случае в последующие несколько недель упоминаний о новых встречах с Кшесинской в дневнике найти не удалось. А накануне своей очередной «отлучки» из столицы (ему предстоял визит в Англию), Николай пишет, что не очень хочет уезжать потому, что «тяжко покидать полк и свой батальон как раз в самое деятельное время в лагере». Опять армейские интересы и никаких «сердечных» причин!

Этот зарубежный вояж продлился более двух недель. После него в отношениях Матильды и Николая «ренессанса» не наступило. То есть приязненность между этими двумя молодыми людьми ещё существовала, однако весьма умеренная. Они встречались, но мимолетно, коротко. Ни о каких свиданиях, затянувшихся до утренней зари, и речи уже не было.

Именно такой вывод напрашивается, когда читаешь дневник наследника престола за этот период. Судя по всему, инициатором подобного «успокоения» стал именно Николай.

Цесаревич не оставлял мыслей об Алисе Гессенской. Впрочем, он неожиданно обратил внимание и на другую балерину.

«17 ноября. Обедал у дяди Миши и отправился в чудную «Спящую красавицу». Танцевала М. Кшесинская. Из театра прямо в Гатчино, куда приехал к 12 ½”.

Получив чисто эстетическое удовольствие от балета, Николай даже не стал задерживаться в театре, не говоря уж о том, чтобы заехать, как бывало прежде, в гости к Малечке. Вместо этого – домой и спать.

Наверняка Кшесинская очень переживала столь явное своё поражение в отношениях с Николаем. А тут ещё у неё и на сцене объявилась опасная конкурентка, грозившая перехватить внимание заядлого театрала – цесаревича. Действительно, в его дневниках появились восторженные упоминания о новой балетной приме Мариинского театра.

«4 декабря. В 2 часа поехал на генеральную репетицию нового балета «Сандрильона». Дивно танцевала новая итальянка Пьерина Леньяни.

9 января 1894 г. Поспешили в балет. Шла возобновлённая «Катарина» с Леньяни, которая танцевал дивно. Я никогда не видел ничего подобного!

23 января. После закуски отправился в балет. Шла опять «Золушка». Ходил на сцену и познакомился с Леньяни.

26 января. В 8 час. поехал с Мама, Ксенией и Сандро в театр. Был бенефис Леньяни в чудной «Коппелии». Поднёс ей с дядями брошку».

Что касается будущей российской императрицы, то в ноябре 1893 года Николай получил от объекта своих воздыханий письмо, казалось бы, окончательно поставившее крест на всех матримониальных планах.

«18 ноября. Утром вскрыл пакет, лежавший со вчерашней ночи на столе, и из письма Аликс из Дармштадта узнал, что между нами всё кончено, – перемена религии для неё невозможна, и перед этим неумолимым препятствием рушится вся моя надежда, лучшие мечты и самые заветные желания на будущее. Ещё недавно оно казалось мне светлым и заманчивым и даже вскоре достижимым, а теперь оно представляется безразличным!!! Ужасно трудно казаться спокойным и весёлым, когда таким образом сразу разрешён вопрос относительно всей будущей жизни!

31 декабря. Встретили Новый год у Мама... Должен сказать в заключение, что он, то есть 1893 год, слава Богу, прошёл благополучно, но что я лично надеялся уже перестать быть холостяком. Но во всём волен один Бог Всемогущий!»

В этой записи и кроется главное возможное объяснение тем метаморфозам, которые произошли в отношениях между Кшесинской и Николаем во второй половине года. Наверное, цесаревич все-таки всерьёз рассчитывал на успех своего сватовства к Алисе, и потому – чтобы быть чистым перед будущей супругой - решил свести на нет приватное общение с балериной. Другой вопрос, на который теперь уже вряд ли удастся найти ответ, – чего было больше в таком решении: волевого усилия над собой или утраты элементарного мужского интереса к Матильде?

История помолвки Николая и Алисы Гессенской широко известна. Вроде бы после её отказа, присланного в ноябре, Николаю следовало начать поиски иной кандидатки в жены, но он не хотел сдаваться. Возможность как-то повлиять на ситуацию в личном общении с принцессой появилась у него весной 1894-го. Николай Александрович был отправлен родителями в качестве представителя российской Императорской фамилии на очередную «династическую» свадьбу в Германию. Подробнее см.: [1].

В Петербурге в салонах, между тем, довольствовались слухами о том, что молодой человек, обнаруживавший некоторые, часто свойственные молодым людям порочные наклонности, был с гигиенической целью, с соизволения мамаши и стараниями придворных, сведён с известной балериной, что у этой балерины появился шикарный особняк на одной из лучших улиц столицы. Сплетничали, что балерина эта жаловалась на невыгодность такой связи, так как платили ей всего 10.000 руб. в месяц, а наследника, бывшего у неё очень часто, приходилось угощать тонкими, дорогими винами. С другой стороны, обыватели, по типичной обывательской психологии, ждали от этой связи смягчения нашей польской политики, так как высочайшая фаворитка была полька.

Но их любовь была обречена и уже после 7 апреля 1894 г., когда было официально объявлено о помолвке цесаревича с Алисой Гессенской, Николай больше ни разу не приезжал к Матильде. Однако, как известно, разрешил ей обращаться к нему в письмах на "ты" и обещал помогать ей во всем, если ей потребуется помощь. "В моём горе и отчаянии я не осталась одинокой Великий князь Сергей Михайлович, с которым я подружилась с того дня, когда наследник впервые привёз его ко мне, остался при мне и поддержал меня. Никогда я не испытывала к нему чувства, которое можно было бы сравнить с моим чувством к Ники, но всем своим отношением он завоевал моё сердце, и я искренне его полюбила" - так написала позднее в своих воспоминаниях М.Ф. Кшесинская.

Судя по скупым упоминаниям событий в дневниковых записях самого наследника престола, серьёзные отношения с Кшесинской у него были лишь на протяжении менее чем четырёх месяцев зимы-весны 1893 г.

Воспоминания современников[править]

И ничего нет удивительного, что её карьера шла в гору. Она стала примой Мариинского театра и фактически весь репертуар был построен под неё. Да, современники не отказывали ей в признании таланта, но подспудно все понимали, что талант этот пробился наверх не с помощью страшной борьбы за существование, а несколько иным способом. Но дадим слово свидетелям, особенно хорошо об этом написано у Владимира Аркадьевича Теляковского, директора императорских театров, в его "Воспоминаниях".

Из воспоминаний В.А. Теляковского: "М. Кшесинская прекрасно танцевала и была также бесспорно выдающаяся русская балерина. Для (Кшесинской)... успех на сцене был средством: стремления её были более грандиозны и обширны, и роль только балерины, хотя и выдающейся, не удовлетворяла ее смолоду. М. Кшесинская уже на тринадцатом году службы вышла по собственному желанию из состава балетной труппы. Силы свои она берегла для другой цели. М. Кшесинская была женщина бесспорно умная. Она отлично учитывала как сильные, так в особенности и слабые стороны мужчин, этих вечно ищущих Ромео, которые о женщинах говорят всё, что им нравится, и из которых женщины делают всё, что им, женщинам, хочется."

Из воспоминаний В.А. Теляковского: "Казалось бы, балерина, служа в дирекции, должна принадлежать репертуару, а тут оказывалось, что репертуар принадлежит М. Кшесинской, и как из пятидесяти представлений сорок принадлежат балетоманам, так и в репертуаре — из всех балетов более половины лучших принадлежат балерине Кшесинской. Она считала их своею собственностью и могла дать или не дать их танцевать другим. Бывали случаи, что выписывали из-за границы балерину. В контракте у неё были обусловлены для гастролей балеты. Так было с балериной Гримальди, приглашённой в 1900 году. Но когда она вздумала один балет, обозначенный в контракте, репетировать (балет этот был "Тщетная предосторожность"), Кшесинская заявила: "Не дам, это мой балет." Начались - телефоны, разговоры, телеграммы. Бедный директор метался туда, сюда. Наконец шлёт министру шифрованную телеграмму в Данию, где тот в это время находился при государе. Дело было секретное, особой государственной важности. И что же? Получает такой ответ: "Так как балет этот Кшесинской, то за ней его и оставить".

Балерина Мариинского театра Матильда Кшесинская

За одно выступление М.Ф. Кшесинская получала от 500 до 750 рублей.

Отношения с Романовыми[править]

Великий князь Сергей Михайлович любил Матильду Кшесинскую преданно 25 лет. Он её баловал, защищал, спасал... В Стрельне на имя Кшесинской им была куплена великолепная дача. Позже она напишет: "Чтобы меня хоть немного утешить и развлечь, Великий князь Сергей Михайлович баловал меня как мог, ни в чем мне не отказывал и старался предупредить все мои желания". Слово историку А.Б. Широкораду, цитата из книги "Падение Порт-Артура": "...Возникает вопрос: как нищая танцовщица Матильда Кшесинская стала одной из богатейших женщин России? Жалованье солистки Мариинского театра? Да она больше на наряды тратила! Связь в 1890-1894 годах с наследником престола цесаревичем Николаем? Там тоже были гроши. В конце 1890 гг. Кшесинская покупает загородный дворец в Стрельне. Балерина капитально отремонтировала его и даже построила собственную электростанцию. "Многие мне завидовали, так как даже во дворце не было электричества", — с гордостью отмечала Кшесинская. В Стрельненском дворце Кшесинской накрывались столы на тысячу с лишним персон. В день рождения Матильды даже менялось железнодорожное расписание поездов, проходивших через Стрельню.

Весной 1906 г. Кшесинская покупает участок земли на углу Кронверкского проспекта и Большой Дворянской улицы и заказывает проект дворца архитектору Александру фон Гогену.

Троицкая площадь. Когда Петербург только закладывался, это был самый центр города, средоточие главных учреждений создающейся империи: там располагались Сенат, Синод и коллегии. Но в последующие десятилетия Петербург устремился на противоположный берег Невы. Троице-Петровский собор, в котором Петра I торжественно провозгласили императором, был разрушен в 1930 гг., и так получилось, что сегодня особняк Кшесинской, построенный чуть более столетия назад, оказался старейшим зданием на первой петербургской площади.[2].


Этот район вернул себе былой престиж лишь на исходе XIX века – с возведением постоянного Троицкого моста, соединившего гряду невских островов, среди которых Петроградский – самый большой, с центром города. Именно сюда в 1904 г., после рождения сына Владимира, решила перебраться Матильда Кшесинская: дом на Английском проспекте, подаренный Николаем II, стал слишком тесен для неё.

Грандиозная стройка обошлась не в одну сотню тысяч: только участок земли стоил новой хозяйке, купившей его у некой Ольги Львовны Петровой, вдовы и владелицы бань на другом берегу, 88 тыс. тогдашних рублей.

Суммы, конечно, впечатляют, особенно с учётом того, что ежегодный пенсион балерины Императорских театров не превышал 8 тыс. рублей. А ведь Кшесинская владела и ещё несколькими далеко не дешёвыми домами, среди которых – дача в Стрельне и вилла на Лазурном Берегу. Короче говоря, столичные обыватели предреволюционной поры вывод сделали однозначный: все богатства достались Матильде от щедрот «любовника» – самого императора Николая II (подземный ход под Невой, ведущий прямиком в царские покои, подразумевался). В литературе слух закрепил поэт В.В. Маяковский, упомянувший «дом Кшесинской, за дрыгоножество подаренный» в поэме «Владимир Ильич Ленин».

Как бы то ни было, Матильда Феликсовна, задумавшая поразить столицу самым фешенебельным, самым модным, самым вызывающим домом, своего добилась – построила дом-сенсацию. Трудно сказать, была ли эта неординарная женщина злостной коррупционеркой, но вот большой любительницей роскоши, падкой до внешнего эффекта, – точно была.

Если верить мемуарам М.Ф. Кшесинской, она принимала живейшее участие в планировании собственного жилища: «Внутреннюю отделку комнат я наметила сама. Зал должен был быть выдержан в стиле русского ампира, маленький угловой салон – в стиле Людовика XVI, а остальные комнаты я предоставила вкусу архитектора и выбрала то, что мне более всего понравилось». Маленькое пристрастие ко вкусам времен казненного французского короля, по-видимому, не обратило на себя ее внимание, зато наверняка заставило бы ухмыльнуться будущих хозяев дома – большевиков, которые любили сравнивать себя именно с деятелями Великой французской революции.

Для прислуги был отведён небольшой флигель на северной стороне участка. Во дворе находилась прачечная, а также сараи для экипажа и двух автомобилей – и это в те времена, когда автомобили были ещё роскошью, а не средством передвижения. Сын Кшесинской не отличался крепким здоровьем, поэтому во дворе располагался и хлев для коровы, благодаря которой у маленького Владимира на столе всегда было парное молоко.[3].

К концу 1906 г. строительство двухэтажного дворца было окончено. Его длина была 50 метров, а ширина - 33 метра. О дворце писали — всё было построено и обставлено по желанию и вкусу Кшесинской: зал — в стиле русский ампир, салон — в стиле Людовика XVI, спальня и уборная — в английском стиле и т.д. Стильную мебель поставил известный французский фабрикант Мельцер. Люстры, бра, канделябры и всё прочее, вплоть до шпингалетов, было выписано из Парижа. Дом с прилегающим садом — маленький шедевр фантазии Матильды Кшесинской. Вышколенные горничные, французский повар, старший дворник — георгиевский кавалер, винный погреб, экипажи, автомобили и даже коровник с коровой и женщиной-коровницей. Любила М.Ф. Кшесинская попить молочка. Был, разумеется, и большой зимний сад. Откуда всё это? Нетрудно догадаться, что источником благосостояния Матильды... был огромный военный бюджет России."

Тот самый бюджет, к которому имели доступ Великие князья и в частности Сергей Михайлович. Во всех своих ролях она "блистала": выходила на сцену, увешанная настоящими драгоценностями - бриллиантами, жемчугами, сапфирами... Её облуживал сам Фаберже и делал многие вещи по заказу Великих князей. Да, она танцует всё это время, но балет для неё не работа, а всего лишь развлечение, хотя, надо отдать должное, она талантлива и всё делает для того, чтобы быть в форме. И всё, для того, чтобы убрать конкурентов и конкуренток! На этот счёт есть интересная запись в мемуарах великой балерины Т. Карсавиной. Из воспоминаний балерины Т. Карсавиной: "Я вспоминаю ещё один случай со штрафом, имевший серьёзные последствия. Он произошёл во время директорства Волконского. Однажды Матильда Кшесинская надела на спектакль свой собственный костюм, проигнорировав распоряжение Волконского выйти на сцену в костюме, специально сшитом для роли. На следующий день она была оштрафована. Кшесинская рассердилась и стала добиваться отмены, и через несколько дней в "Вестнике" появился приказ министра двора об отмене штрафа. Князь Волконский тотчас же подал в отставку. Его заслуженно очень любили, и общество с негодованием восприняло неуважение, проявленное по отношению к одному из своих членов. В театре стали происходить враждебные манифестации, направленные против Кшесинской, — дорого она заплатила за свой кратковременный триумф. Только в разгар сезона, позволяя себе длительные перерывы, на время которых прекращала регулярные занятия, и безудержно предавалась развлечениям. Всегда весёлая и смеющаяся, она обожала приёмы и карты; бессонные ночи не отражались на её внешности, не портили её настроения. Она обладала удивительной жизнеспособностью и исключительной силой воли. В течение месяца, предшествующего её появлению на сцене, Кшесинская всё своё время отдавала работе — усиленно тренировалась часами, никуда не выезжала и никого не принимала, ложилась спать в десять вечера, каждое утро взвешивалась, всегда готовая ограничить себя в еде, хотя её диета и без того была достаточно строгой. Перед спектаклем она оставалась в постели двадцать четыре часа, лишь в полдень съедала лёгкий завтрак. В шесть часов она была уже в театре, чтобы иметь в своём распоряжении два часа для экзерсиса и грима. Как-то вечером я разминалась на сцене одновременно с Кшесинской и обратила внимание на то, как лихорадочно блестят её глаза. С самого начала она проявляла ко мне большую доброту. Однажды осенью, в первый сезон моей работы в театре, она прислала мне приглашение провести выходные дни в её загородном доме в Стрельне. "Не трудись брать с собой нарядные платья, — писала она, — у нас здесь по-деревенски. Я пришлю за тобой". Мысль о скромности моего гардероба сильно беспокоила меня. Матильда, по-видимому, догадалась об этом. Она подумала и о том, что я не знаю в лицо её секретаря, поэтому приехала за мной на станцию сама. У неё гостила небольшая группа друзей. В роли хозяйки Матильда была на высоте. У неё был большой сад неподалеку от побережья. В загоне жило несколько коз, одна из них, любимица, выходившая на сцену в "Эсмеральде", ходила за Матильдой словно собачка. Весь день Матильда не отпускала меня от себя, оказывая бесчисленные знаки внимания... У меня создалось впечатление, что все окружающие подпадали под обаяние её жизнерадостной и добродушной натуры. Но даже я при всей своей наивности понимала, что окружавшие её лизоблюды источали немало лести. И это вполне объяснимо, принимая во внимание то положение, которое занимала знаменитая танцовщица, богатая и влиятельная. Зависть и сплетни постоянно следовали за ней. Весь тот день меня не покидало чувство недоумения — неужели эта очаровательная женщина и есть та самая ужасная Кшесинская, которую называли бессовестной интриганкой, разрушающей карьеры соперниц.

- Если кто-нибудь тебя обидит, приходи прямо ко мне. Я за тебя заступлюсь, — позже сказала она и впоследствии сдержала слово: ей представилась возможность вмешаться и вступиться за меня. Я стала получать значительно меньше ролей, выяснилось, что директору внушили, будто у меня слишком много работы. Одна знаменитая балерина, не принадлежавшая, по-видимому, к числу моих доброжелательниц, неожиданно проявила чрезмерную заботу о моём здоровье, попросив директора не перегружать меня, поскольку я больна чахоткой. Директор, введённый таким образом в заблуждение этой напускной заботой, проявляя истинное сочувствие, стал постепенно сокращать мой репертуар." 13 февраля 1900 г. театральный Петербург отмечал десятилетие творческой жизни М.Ф. Кшесинской на Императорской сцене. На обед после юбилейного спектакля были приглашены сыновья великого князя Владимира Александровича - Кирилл, Борис и Андрей. С последним у балерины и начался бурный роман. Матильда указала и точную дату: 22 июля 1900 г. Она была старше Великого князя Андрея Владимировича на шесть лет. При этом Матильда официально жила с Великим князем Сергеем Михайловичем. 18 июня 1902 г. у Матильды Феликсовны родился сын. Мальчика назвали Владимиром в честь отца великого князя Андрея. Великий князь Сергей Михайлович до конца жизни считал его своим сыном.

Из дневника В.А. Теляковского: "Неужели это театр, и неужели этим я руковожу? Все довольны, все рады и прославляют необыкновенную, технически сильную, нравственно нахальную, циничную, наглую балерину, живущую одновременно с двумя великими князьями и не только это не скрывающую, а, напротив, вплетающую и это искусство в свой вонючий циничный венок людской падали и разврата. Лаппа сообщил мне, что Кшесинская сама рассказывает, что она беременна; желая продолжать всё же танцевать, она некоторые части балета переделала, чтобы избежать рискованных движений. Кому будет приписан ребёок, ещё неизвестно. Кто говорит – великому Князю Сергею Михайловичу, а кто великому Князю Андрею Владимировичу, другие говорят о балетном Козлове."

В 1904 г. она уходит со сцены, но сохраняет за собой право на роли в спектаклях и не разрешает их никому другому танцевать. В 1908 г. М.Ф. Кшесинская успешно гастролирует в парижском Гранд-Опера и поражает публику своими 32 фуэте! И при этом заводит тут же роман со своим партнёром Петром Владимировым, который моложе её на 21 год, что заканчивается дуэлью в лесу под Парижем между последним и великим князем Андреем Владимировичем.

После февраля 1917 года[править]

А потом была революция и всё пошло прахом. Её шикарный особняк был разграблен и конфискован именем новой власти.

Новая история особняка началась 28 февраля (13 марта) 1917 г., когда толпа демонстрантов ворвалась в него в поисках царской «фаворитки» и управляющего-«кровопийцы». Нашли в итоге только дворника Матвея Денисова, которого здесь все звали дедом Матвеем. Его и приняли за мажордома и собирались расстрелять на месте, но один из солдат обратил внимание на Георгиевский крест, полученный Денисовым в Русско-японскую войну. Дворник мгновенно стал «своим» и был отпущен.

«Особняк был занят солдатами автобронедивизиона, – рассказывает М. Сенцова, старший научный сотрудник Государственного музея политической истории России. – Двое из них были большевиками, и они пригласили сюда своих однопартийцев из Петербургского (Петроградского) комитета, которые в то время ютились на чердаке здания Биржи труда рядом с Сытным рынком. Причём сама М.Ф. Кшесинская в те дни укрывалась в одном из доходных домов по соседству и могла наблюдать за всем происходившим своими глазами».

Случайное стечение обстоятельств, приведшее большевиков в этот особняк, обернулось стратегическими выгодами. Неподалеку были расквартированы гарнизон Петропавловской крепости, Гренадерский, Московский, Павловский и 1-й пулемётный запасный полки. Среди солдат этих частей большевики имели прочные позиции и могли рассчитывать на их защиту.

В.И. Ленин именно в доме Кшесинской впервые огласил перед соратниками свои «Апрельские тезисы», а впоследствии выступил с публичной речью с балкона, выходившего на Кронверкский проспект и Александровский парк.

В общей сложности вождь большевиков проработал в особняке 92 дня, живя все это время у сестры неподалеку, тут же на Петроградской стороне, в нескольких минутах езды на автомобиле.[4].

19 марта 1917 г. "Рампа и жизнь" опубликовала обличительный материал "Бывшая метресса бывшего царя", посвящённый фаворитке последнего императора: "Г-жа Кшесинская, как оказывается, играла роль не только в балетной среде, но и в других областях русской жизни, как, например, в промышленности. У балерины сохранился целый ряд телеграмм за подписью великого князя Сергея Михайловича, явно подтверждающих коммерческие взаимоотношения балерины и князя... Из различных телеграфных сообщений странного шифрованного характера явствует, что госпожа Кшесинская участвовала в крупных коммерческих делах, пользуясь услугами и влиянием великого князя... 15-го марта балерина Кшесинская явилась к А.Ф. Керенскому и заявила, что она не думала скрываться и готова отдать себя в руки властей. А.Ф. Керенский ответил балерине, что надобности в её аресте пока не встречается и предложил ей дать подписку о невыезде".[5].

Ф.М. Кшесинская против В.И. Ленина[править]

Летом 1917 г. М.Ф. Кшесинская затеяла судебную тяжбу с большевиками, пытаясь по суду вернуть себе особняк на Каменнностровском проспекте.

В.И. Ленин стал одним из персональных ответчиков по делу о возвращении особняка, которое М.Ф. Кшесинская затеяла через пару месяцев после революции. Сначала она пыталась договориться по-хорошему: просила петроградских большевиков вернуть ей хотя бы верхний этаж, где собиралась открыть столовую с пансионом, чтобы «жить этим заработком». Категорический отказ. «…Ко мне подошёл студент Агабабов, который первым занял мой дом и жил с тех пор в нем. Он предложил мне как ни в чем не бывало переехать обратно и жить с ними и сказал, что они уступят мне комнаты сына. Я ничего не ответила, это уже было верхом нахальства…» – с возмущением вспоминала балерина.

Затем она обратилась в Исполком Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, но там от неё отмахнулись. В итоге попросила о содействии министра юстиции Временного правительства А.Ф. Керенского, который обещал ей помочь. В конце марта к дому «подошёл в конном строю эскадрон драгун с каким-то князем, который потребовал, чтобы особняк в двадцать пять минут был освобожден». В ответ «солдаты вызвали из мастерских броневик, и драгуны скрылись».

М.Ф. Кшесинская решила действовать «по старинке» – через суд, но раз за разом натыкалась на отказ юристов защищать её интересы. В тревожное время никто не хотел связывать свою репутацию с делом дамы, о «зловещих связях» которой «с проклятым царизмом» только и трубили бульварные газеты.

Наконец, она договорилась с присяжным поверенным В. Хесиным. В качестве ответчиков значились: «1. Петроградский комитет социал-демократической рабочей партии; 2. Центральный комитет той же партии; 3. Центральное бюро профсоюзов; 4. Петроградский районный комитет партии с.-р.; 5. Клуб военных организаций; 6. Кандидат права В.И. Ульянов (лит. псевдоним Ленин); 7. Помощник присяжного поверенного С.Я. Багдатьев; 8. Студент Г.О. Агабабов». Заседание по делу было назначено на 5 (18) мая.

Суд был скорым и вроде бы даже правым: после десятиминутного перерыва мировой судья потребовал, чтобы все перечисленные в иске организации и лица в двадцатидневный срок покинули помещение. Исключение сделали для профсоюзов и В.И. Ленина: бюро профсоюзов, согласно поданной справке, к тому моменту оттуда уже съехало, а В.И. Ленин, как следовало из дела, формально жил в другом месте.[6].

Одна проблема: это судебное решение так никогда и не было исполнено. Предпринималось несколько попыток, но всякий раз вооружённые большевики отвечали на них с революционной прямотой – угрожая открыть огонь. Некоторые большевистские организации вроде бы даже освобождали занятые помещения – чтобы вернуться туда через пару дней. И всё же дни ленинцев в доме Кшесинской были сочтены.

К началу июля 1917 г. ситуация в Петрограде резко обострилась. Антиправительственная демонстрация большевиков закончилась кровопролитным разгоном, и спустя пару дней части, верные Временному правительству, готовились штурмовать дом Кшесинской.

Казалось бы, разгром большевиков в Петрограде давал балерине надежду наконец-то вернуться в свое «уютное гнездышко». Однако, глядя на события в столице, прима посчитала за лучшее покинуть город.[7].

Один раз она посетила свой особняк. Особенно её потрясла сцена: соратница В.И. Ленина - А.М. Коллонтай, с видом хозяйки прогуливалась по саду в её горностаевом манто. В середине 1917 г. М.Ф. Кшесинская вместе с сыном уехала из Петрограда в Кисловодск, где её ждал Андрей Владимирович.

Эмиграция[править]

Великий князь Сергей Михайлович погиб в Алапаевске 18 июля 1918 г.: умирая в заброшенной шахте, он сжимал в руке маленький золотой медальон с портретом Матильды Кшесинской и надписью "Маля". Она же 19 февраля 1920 г. отплыла в Константинополь на итальянском лайнере "Семирамида". В первый же день Матильда познакомилась с капитаном корабля и отправилась к нему в рубку любоваться рассветом над Босфором, чему, однако, помешал туман. После остановки в Стамбуле, где Кшесинская со спутниками посетила мечети и другие достопримечательности, лайнер сделал остановку в Афинах, обогнул Грецию и Италию и прибыл во Францию. В январе 1921 г. во Франции она обвенчалась с великим князем Андреем Владимировичем, и Матильда получила титул Светлейшей княгини Романовской. В 1929 г. Кшесинская открыла в Париже свою балетную студию, где у неё брали уроки ученики из Англии, США, Испании.

1958 году балетная труппа Большого театра СССР приехала в Париж. Хотя я не хожу больше никуда, деля своё время между домом и танцевальной студией, где зарабатываю, чтобы жить, я сделала исключение и пошла в Оперу посмотреть русских. Я плакала от счастья. Это был тот же балет, который я видела более сорока лет назад, обладатель того же духа и тех же традиций…" - так она написала в своих мемуарах.

Она умерла в возрасте 99 лет в декабре 1971 г. в Париже и нашла упокоение на русском кладбище Сен-Женевьев-де-Буа в Париже рядом со своим мужем Андреем Владимировичем.

Адреса проживания М.Ф. Кшесинской в Санкт-Петербурге — Петрограде[править]

  • 1892—1906 — Английский проспект, 18;
  • 1906 — март 1917 года — Особняк Кшесинской — Большая Дворянская улица (ныне — улица Куйбышева), 2;
  • март 1917 — 1921 — квартира П. Н. Владимирова — Алексеевская улица, 10.

Адреса проживания в Франции[править]

  • Особняк в Париже
  • Вилла в городе Кап-д-Ай.

Сочинения[править]

  • Кшесинская М.Ф. Воспоминания. — М.: Артист. Режиссёр. Театр, 1992. — 414 с. 38 л. ил. Предисловие В. Гаевского. Подготовка текста И. Клягиной. — (Ballets Russes). — 50000 экз. — ISBN 5-87334-066-8

См. также[править]

Ссылки[править]

Литература[править]

  • Волконский С.М. Мои воспоминания. — М.: «Искусство», 1992. — В 2-х тт.
  • Горина Т.Н. Кшесинская М. Ф. // «Русский балет». Энциклопедия. — М.: Согласие, 1997. (литература в статье).
  • Карсавина Т. Театральная улица. — М.: Центрполиграф, 2004.
  • Куприянов Д. 32 фуэте на краю пропасти//Загадки истории, 2016. № 52. С. 18-19.
  • В музее Бахрушина подтвердили подлинность дневников Кшесинской
  • https://rg.ru/2017/07/12/rodina-osobniak-matildy-kshesinskoj.html Воспоминания и документы из фондов ГАРФ Как большевиков летом 1917 года выселяли из особняка Матильды Кшесинской. Галина Медведева (ведущий специалист отдела научно-информационной и справочной работы ГА РФ) , Андрей Сорокин (кандидат исторических наук, директор РГАСПИ, ведущий рубрики "Советская история. Документы")//Родина. 2017. № 7.

Кинематограф[править]

Фильм "Матильда" (Россия-Польша). 2016 г. Дата премьеры: 25 октября 2017 г. [1]

Депутат Госдумы и бывший прокурор Крыма Н.В. Поклонская обрушилась с критикой на снимающийся фильм Алексея Учителя «Матильда», в котором речь идёт о романе последнего российского императора Николая II и балерины Матильды Кшесинской. Во время посещения Екатеринбурга 17 июня 2017 г. Н.В. Поклонская получила петицию с 20000 подписей против фильма "Матильда" обещала передать их в Министерство культуры РФ, Прокуратуру РФ.

По мнению Н.В. Поклонской, роман придумали создатели фильма. Также она возмущена тем, что, по её словам, роль святого Николая II играет немецкий порноактёр.В Крыму замироточил бюст Николая II - Поклонская

Премьера фильма Алексея Учителя "Матильда" пройдёт в Мариинке

"Матильда" пойдёт в кино. Фильм Алексея Учителя получил прокатное удостоверение.

Cети "Формула кино" и "Синема парк" приняли вынужденное решение не показывать фильм "Матильда" из-за угрозы безопасности зрителей.

В понедельник адвокат Констанин Добрынин, представляющий интересы Алексея Учителя, сообщил ТАСС, что в центре Москвы произошли поджоги двух автомобилей, которые он связывает с действиями противников картины. Также в понедельник "по техническим причинам" был отменён московский показ "Матильды" в кинотеатре "Иллюзион". Мединский возмущен «умышленно нагнетаемой истерией» вокруг «Матильды»

Депутат Госдумы Наталья Поклонская направила запрос генеральному прокурору России Юрию Чайке внести представление главе Министерства культуры Владимиру Мединскому с требованием отозвать прокатное удостоверение на фильм Алексея Учителя «Матильда».Поклонская попросила Чайку запретить «Христианское государство»

Режиссёр Алексей Учитель после специального показа фильма «Матильда» рассказал о сложившейся вокруг киноленты ситуации. «Вы знаете, я не пожелаю никому такой рекламы. Когда это касалось словесной перепалки, возможно, больше людей информационно узнавали о картине. <...> Но когда уже начались активные действия организации «Христианское государство» и когда кинотеатры получали письма о том, что их будут поджигать, конечно, это уже совершенно другая ситуация», — заявил он.

По его словам, в настоящее время «пошёл четвёртый круг проверок со стороны разных организаций». Учитель о ситуации с «Матильдой»: никому не пожелаю такой рекламы

Актёр и музыкант Михаил Боярский прокомментировал в беседе с ФАН ситуацию вокруг фильма Алексея Учителя «Матильда». «Я даже не знаю, с чего она началась. С Натальи Поклонской или с Алексея Учителя, но она вышла из-под контроля. Сейчас это модная тема для разговоров. Ну пускай люди поговорят», — заявил музыкант.

Он также отметил, что если не посмотрит «Матильду», то с ним «ничего не случится».

«Вот если бы я не прочёл «Войну и мир» — это была бы беда <…> «Зенит» на днях выиграл у «Уфы» со счётом 3:0. Успех любимого клуба меня волнует гораздо больше», — заключил Боярский.Боярский прокомментировал ситуацию с «Матильдой»

Примечания[править]

  1. https://www.mk.ru/social/2017/09/08/opublikovany-neizdannye-dnevniki-nikolaya-ii-o-matilde-kshesinskoy.html Впервые опубликованы откровенные дневники Николая II о Матильде Кшесинской «Провёл лучший с нею вечер — перо трясётся в руках!»
  2. Пирин Д. Матильда против Ильича//Историк. 2017. № 4 (28).
  3. Пирин Д. Матильда против Ильича//Историк. 2017. № 4 (28).
  4. Пирин Д. Матильда против Ильича//Историк. 2017. № 4 (28).
  5. Экшут С. "Хитровцы связали полицейских и отправили в Думу..."//Родина. 2017. № 3. С. 101.
  6. Пирин Д. Матильда против Ильича//Историк. 2017. № 4 (28).
  7. Пирин Д. Матильда против Ильича//Историк. 2017. № 4 (28).