Эта статья входит в число примечательных статей

Межконтинентальная баллистическая ракета

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Ракета-носитель «Днепр», созданная на базе наиболее мощной в мире межконтинентальной баллистической ракеты РС-20

Межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) — боевая баллистическая ракета с дальностью полёта свыше 5500 км. Согласно определению договора ОСВ-2 (ст.2, п.1)

Пусковыми установками межконтинентальных баллистических ракет (МБР) являются пусковые установки наземного базирования баллистических ракет с дальностью, превышающей кратчайшее расстояние между северо-западной границей континентальной части территории Союза Советских Социалистических Республик и северо-восточной границей континентальной части территории Соединенных Штатов Америки, то есть с дальностью свыше 5500 километров.

МБР предназначены для поражения важнейших наземных целей с заданными координатами на межконтинентальной дальности. Они способны также наносить удары по целям на средней дальности. Современные МБР выполняются многоступенчатыми, с жидкостными или твёрдотопливными двигательными установками, с моноблочными или многозарядными ядерными головными частями. Они могут оснащаться различными средствами маскировки боевых блоков, что, в сочетании с разделением многозарядной головной части, придаёт МБР возможность преодоления противоракетной обороны противника. Пуск МБР производится с наземных стационарных (шахтных) и подвижных (мобильных) пусковых установок или с борта атомных подводных крейсеров.

Конструкция МБР[править]

МБР представляет собой многоступенчатую ракету с продольно расположенными разгонными ступенями, соединёнными переходными (соединительными) отсеками, и моноблочной головной частью либо боевой ступенью, закрытой головным обтекателем, в которой расположены разводящая установка, боевое снаряжение, комплект средств преодоления противоракетной обороны и бортовой электронный комплекс.

В разгонных ступенях находящихся на вооружении МБР используется жидкое либо твёрдое топливо. Возможно применение различного топлива для разных ступеней (данный подход использовался в конструкции баллистической ракеты воздушного базирования «Кречет»). Твёрдотопливные ракетные двигатели обладают потенциально более высокими эксплуатационными свойствами вследствие простоты конструкции, исключающей сложные системы подачи топлива, способности твёрдого топлива к более длительному хранению и постоянной готовности к применению. Энергетические характеристики твёрдотопливных МБР уступают жидкотопливным вследствие более низкого удельного импульса твёрдых топлив. В наиболее высокоэнергетичных твёрдотопливных двигателях в качестве порошкообразного металлического горючего используется алюминий, а в качестве окислителя — перхлорат аммония, октоген или гексоген. На ракете 15Ж60 применён новый, наиболее совершенный вид топлива с включением гидрида алюминия и бесхлорного окислителя АДНА, более чем на 20 лет опередивший мировой уровень в области энергетики твёрдых топлив. Жидкое ракетное топливо состоит из горючего (керосин, гидразин и т.п.) и окислителя (жидкий кислород, тетраоксид азота и т.п.)Температура в камере сгорания РДТТ достигает 3600 — 4000 К, скорость истечения газов — около 3 км/с. Скорость истечения газов жидкого топлива может превышать 4 км/с, что обусловливает более высокие лётные характеристики и боевую нагрузку МБР. Важным преимуществом ЖРД является его способность к многократному перезапуску, что делает его оптимальным для работы разводящей ступени, а также большие по сравнению с РДТТ возможности по регулированию тяги. Масса топлива составляет 85 — 90 % стартовой массы МБР. Масса первой ступени составляет до половины или более от стартовой массы МБР.

Ступени твёрдотопливных МБР выполняются из композитного материала на основе стекло- и органопластика с нанесением на внутреннюю поверхность теплозащитного покрытия из термостойкого каучука, ступени жидкостных МБР — из алюминиего-магниевого сплава. Корпус МБР является «несущим» — оболочка топливного бака является одновременно корпусом ступени. Снаружи ступени имеют многофункциональное покрытие чёрного цвета, защищающее МБР от воздействия ПФЯВ и аэродинамического нагрева. Ступень состоит из двигателя и прочноскреплённого с корпусом заряда твёрдого смесевого топлива либо баков с горючим и окислителем. В конструкции соплового блока применяются углерод-углеродные композиционные материалы, высокопрочные графиты и тугоплавкие материалы и их сплавы. Сопловый блок может выполняться раздвижным с целью уменьшения габаритов ракеты. Управление ракетой по каналам крена, тангажа и рыскания в процессе разгона осуществляется поворотным управляющим соплом главного двигателя, газогенераторными блоками, аэродинамическими рулями, установленными на ступенях, путём отклонения головной части, а также с помощью двигателей разводящей ступени (Р-29РМ). На МБР «Тополь-М» и «Минитмен-3» применяется инжекционное управление движением — вдув горячего газа, отобранного из камеры сгорания в расширяющуюся часть сопла, в область сверхзвукового потока. При этом происходит отрыв турбулентного пограничного слоя с возникновением конического скачка уплотнения переменной интенсивности. В результате за скачком уплотнения образуется область повышенного давления по сравнению с участком сопла, где не происходит вдува газа, что обуславливает возникновение управляющего усилия. Разделение ступеней производится по различным схемам. Наиболее совершенная схема разделения ступеней МБР — «миномётная» — предусматривает наддув межступенного пространства специальным газогенератором с последующим делением соединения ступеней детонирующими зарядами. Такая схема обеспечивает безударное разделение и максимальную плотность компоновки межступенного пространства. Разгонные ступени сообщают МБР необходимую скорость движения и выводят её на заданную траекторию. БЦВК МБР следит за процессом разгона и с высокой точностью подаёт команду на отделение ступеней в момент набора необходимой скорости, в результате чего процесс неуправляемого догорания остатков топлива в отделившейся ступени не оказывает влияние на движение МБР. Всё топливо ракеты вырабатывается двигателями разгонных ступеней за 3-5 минут. За это время, называемое активным участком, головной части ракеты сообщается скорость полёта 6,0 — 7,9 км/с.

После окончания работы последней разгонной ступени от неё отделяется головная часть, представляющая собой моноблочную боевую часть либо ступень разведения (боевая ступень). Ступень разведения выпоняет построение заданного боевого порядка из нескольких боевых блоков и ложных целей. Она оснащается как правило (независимо от типа топлива в разгонных ступенях МБР) жидкотопливной двигательной установкой, включающей маршевый ЖРД большой тяги и рулевые ЖРД малой тяги. Двигательная установка ступени разведения обеспечивает многократный запуск и регулирование тяги, разведение боевых блоков по целям с высокой точностью. Корпус боевой ступени выполняется из алюминиево-магниевых сплавов. Снаружи на неё также наносится защитное многофункциональное защитное покрытие. Ступень разведения несёт разделяющуюся головную часть с боевыми блоками конической формы, установленными в один или два яруса. В корпусе двигательной установки расположено бортовое радиоэлектронное оборудование (инерциальная система управления и цифровой вычислительный комплекс), с системой охлаждения. Общий вес БРЭО МБР составляет несколько десятков килограммов.

Боевая ступень закрыта головным обтекателем из высокопрочных сплавов. Головной обтекатель придаёт МБР устойчивость к скоростному напору воздуха и ПФЯВ, за счёт защитного покрытия, а также повышает аэродинамическое совершенство ракеты на участке работы первой ступени. В целях уменьшения габаритов МБР обтекатель может иметь изменяемую геометрию — на МБР 15Ж60 обтекатель раскрыт на две створки, складывающиеся после старта. В целях увеличения аэродинамического качества при старте из обтекателя может выдвигаться аэродинамическая игла, уменьшающая лобовое сопротивление. Обтекатель сбрасывается по прохождении плотных слоёв атмосферы, когда МБР преодолевает зону блокирующих ядерных взрывов, а снижение аэродинамического сопротивления перестаёт компенсировать потерю энергии, уходящую на разгон обтекателя.

Головная часть МБР[править]

Головная часть (ГЧ) МБР — передняя часть ракеты, в которой размещается её боевая часть. Геометрически ГЧ — тело вращения, симметричное относительно продольной оси ракеты, как правило — конус. Боевая части современных МБР — двухступенчатые термоядерные заряды. Длина 300-килотонной американской ГЧ W87 — около 1,75 м, диаметр основания — около 0,55 м.[1]. Данные по действию ударной волны W87 приведены ниже. По количеству зарядов ГЧ бывают однозарядными (моноблочными) и многозарядными (разделяющимися), а по управляемости после отделения от ракеты — неуправляемыми и управляемыми (маневрирующими).

Ступень разведения МБР МХ с ББ W87
Ступень разведения МБР морского базирования "Трайдент-2" с ББ W88. Топливо ступени размещено между ББ в целях экономии объёма
Схема боевого блока W87 МБР LGM-118A (МХ)

Разделяющаяся головная часть (РГЧ) состоит из нескольких боевых блоков (боеголовок), отделяющихся от ракеты в начале пассивного участка полёта. Различают РГЧ рассеивающегося типа (например «Поларис» А3 с 3 ББ; ныне не находятся на вооружении) и с индивидуальным наведением ББ (РГЧ ИН). РГЧ рассеивающегося типа предназначена для поражения площадной цели, прикрытой ПРО. РГЧ ИН способна поражать различные цели, расположенные на значительном удалении друг от друга. Разведение по целям боевых блоков в РГЧ ИН обеспечивается блоком разведения, который, используя свою двигательную установку и навигационную систему, выходит на траекторию полёта к первой цели, отделяет боевой блок и переходит на траекторию полёта ко второй цели и т. д. Время каждого манёвра составляет 30 — 50 секунд, а общее время разведения 10 боевых блоков — 5 — 8 минут. Отделение блока производится газовыми кассетами или пружинными толкателями, ими же блок одновременно закручивается вокруг своей оси. Боевые блоки установлены на блоке разведения в один или два яруса, подобно патронам в револьверном барабане. Перед началом разведения ББ блок разведения принимает положение, при котором ось вращения направлена по нормали относительно Земли, носовой частью вниз и, таким образом, соответственно ориентирует боевые блоки, что обеспечивает максимальную эффективность полёта в атмосфере. Количество ББ на МБР — 10 и более. Боевые блоки летят к целям по баллистическим траекториям и не управляются. Точность попадания в цель зависит от точного выхода блока разведения на траекторию и безъимпульсного отделения ББ, дальности полёта, баллистических характеристик блока, влияния гироскопического эффекта, для уменьшения которого боевой блок уже при входе в атмосферу может придать себе дополнительное вращение. Точность попадания определяется параметром КВО — радиусом круга, в который ГЧ упадёт в 50 % случаев. Наименьшее значение КВО достигается американскими ракетами MX и Трайдент-2 (около 100 м). В России наиболее точными являются ракеты РТ-23 УТТХ и Тополь-М (КВО по отечественным данным около 200 м, по некоторым зарубежным — до 150 м). Точностью попадания определяется способность МБР эффективно поражать точечные сильнозащищённые цели, в первую очередь — шахтные пусковые установки МБР противника, для поражения которых требуется избыточное давление 100 и более атмосфер, достигаемое только в непосредственной близости от эпицентра ядерного взрыва. Зависимость между мощностью и параметрами поражения ударных волн воздушных ядерных взрывов, произведённых в однородной среде выражается через закон подобия: R1 / R2 = \(\sqrt[3]{q/p}\). Отсюда по радиусу зоны поражения R1 ударной волны для эталонной мощности q можно определить величину радиуса соответствующей зоны поражения R2 для воздушного взрыва с тротиловым эквивалентом p, произведённого на такой же приведённой или относительной высоте. Взаимосвязь точности и эффективности при действии МБР по сильнозащищённым целям видна из таблицы, в которой приведены значения для избыточного давления ядерных зарядов БРПЛ США, которые достигаются на расстояниях, равных КВО (вероятность попадания 50 %) и 1,82 КВО (вероятность попадания 90 %)[2]

Избыточное давление, атм. БРПЛ "Посейдон" БРПЛ "Трайдент-1" БРПЛ "Трайдент-2"
ББ W68 (50 кт, КВО ~ 500 м) ББ W76 (100 кт, КВО ~ 380 - 500 м) ББ W76 (КВО 120 м) ББ W87 (475 кт, КВО 120 м)
50% 4,90 - 3,20 16,70 - 6,00 385 600<
90% 1,25 - 0,90 3,70 - 1,55 70 110<

Площадь, на которой способна поразить цели МБР с РГЧ ИН определяется маневренными возможностями блока разведения и числом ББ, и составляет от нескольких тысяч до нескольких сотен тысяч квадратных километров. Максимальные возможности по поражению разнесённых целей имеют ракеты Р-36М2 и МХ — более 300 тыс. кв. км. на 10 ББ. Мощность разделяющихся боевых блоков с индивидуальным наведением составляет 50—800 Кт, мощность ББ РГЧ рассеивающегося типа — до 5 — 10 Мт, мощность моноблочной ГЧ может составлять до 25 Мт (у комплексов Р-36). Головная часть МБР выполняется прочной и термостойкой. Её конструкция рассчитана на перегрузки до 100 ед. и температуру нагрева более 2 000 градусов. Вследствие этого ГЧ обладает повышенной стойкостью к воздействию ПФЯВ, осколков, а также оружия, основанного на новых физических принципах. В силу малых габаритов и предельно сглаженной поверхности ГЧ имеет малую радиолокационную заметность. Дополнительно она может быть покрыта радиопоглощающим материалом. Площадь эффективной поверхности рассеяния наиболее малозаметной ГЧ МБР «Тополь-М» по имеющимся сведениям составляет 0,0001 кв. м.

Опытная лёгкая надувная ложная цель для МБР «Минитмен-3» (не использовалась в составе КСП ПРО из за существенного снижения лётных характеристик МБР)

Помимо боевых блоков, МБР может нести комплект средств преодоления противоракетной обороны (КСП ПРО), который может включать: дипольные отражатели — основное средство маскировки боевого порядка; лёгкие надувные ложные цели, рассчитанные на маскировку ББ только на заатмосферном участке и сгорающие при входе в атмосферу; тяжёлые, в том числе квазитяжёлые, ложные цели — единственное средство в составе КСП ПРО, способное, как и ББ, противостоять воздействию высоких перегрузок и температур, то есть «атмосферной селекции»; станции постановки помех. КСП ПРО применяется на всех МБР начиная с 2-го поколения; на МБР Р-36 (1966 г.) впервые в мире были применены квазитяжёлые ложные цели, оснащённые собственными двигателями, компенсировавшими торможение ЛЦ в атмосфере. Наиболее современные тяжёлые ЛЦ способны сопровождать ББ до верхней границы тропосферы и ниже, то есть отвлекать на себя огонь ПРО практически на всём участке полёта ББ. Комплект средств преодоления ПРО МБР МХ включает 10 тяжёлых ложных целей, более сотни тонкостенных надувных майларовых шаров, покрытых алюминиевой пудрой, имеющих сходные с ББ отражательные характеристики, большое количество дипольных отражателей и постановщики помех в виде миниатюрных передатчиков, настроенных на частоту волн РЛС ПРО. Общая масса комплекса средств преодоления ПРО на ракете МХ составляет около 500 кг.[3] МБР «Тополь-М» несёт аналогичную нагрузку, состоящую из наиболее совершенных ложных целей, которая приходится на маскировку единственного ББ, что позволяет ему преодолевать многоэшалонированную перспективную ПРО.[4] В качестве дополнительного средства маскировки может использоваться подрыв отработавших третьей ступени МБР и блока разведения, которые создают вокруг боевых блоков облако мелких обломков протяжённостью десятки километров. Все эти обломки в процессе полёта находятся в состоянии хаотичного вращения, вследствие чего непрерывно изменяющиеся отражательные характеристики обломков создавали дополнительные проблемы селекции боевых блоков. Однако такого рода ложные цели не эффективны против современных РЛС ПРО, обладающих высокой разрешающей способностью и сопряжённых с быстродействующими вычислительными машинами.

Эффективным методом противодействия ПРО является движение ГЧ по высокоэнергетической (настильной) траектории. Данный метод предусматривает баллистическое движение, происходящее под малым углом к поверхности Земли. В этом случае существенно уменьшается дальность полёта ракеты, в то же время снижается высота траектории, и, следовательно, радиолокационный горизонт радиолокаторов обнаружения. В результате дальность, на которой может быть обнаружена ГЧ, и время, за которое может быть осуществлён перехват ГЧ, снижаются в несколько раз.

Помимо неуправляемой ГЧ возможно оснащение МБР одной либо несколькими управляемыми (маневрирующими) головными частями (МАГЧ). МАГЧ осуществляет заданные изменения траектории (манёвры) на конечном участке полёта. Её применение позволяет повысить точность попадания и расширяет возможности по преодолению ПРО. 4-мя МАГЧ 15Ф178, летящими по карте местности, оснащена Р-36М2[5], МАГЧ были оснащены баллистическая ракета средней дальности «Першинг-2» и БР Р-27К, ныне ею, по некоторым сообщениям, оснащены МБР «Минитмен-3», её испытание проводится на ракете «Тополь-М». Планируется оснащение неядерной высокоточной МАГЧ межконтинентальных ракет Р-29РМУ-2 и МХ. Разработка МАГЧ рассматривается как одно из перспективных направлений повышения эффективности применения ракет по малоразмерным сильно защищённым целям.

Маневрирование головной части на заатмосферном участке полёта может осуществляться путём движения по рикошетирующей траектории. В начале пассивного полёта ГЧ осуществляет вход в атмосферу по пологой траектории и рикошетирует, отталкиваясь от верхних слоёв атмосферы. Весь заатмосферный участок полёта состоит из ряда погружений в атмосферу и рикошетов, вследствие чего перехват ГЧ на заатмосферном участке усложнён вплоть до практически полной неуязвимости ГЧ. Кроме того, существенно увеличивается дальность полёта снаряда. Такая траектория предусматривалась для немецкой ракеты А10, предназначавшейся для обстрела атлантического побережья США, а также для ряда других боевых и экспериментальных ЛА. Недостатком подобного полёта является существенное торможение в ходе полёта и относительно невысокая скорость у цели, вследствие чего повышается уязвимость ГЧ на атмосферном участке траектории.

Основные параметры полёта БР в условиях отсутствия аэродинамического сопротивления

Дальность полёта, км Высота траектории, км Скорость в конце АУ, м/с Время полёта, мин Угол встречи с Землёй, град
1 000 260 3 100 9 45
2 000 460 4 000 12 44
3 000 650 4 800 15 42
4 000 820 5 400 18 41
5 000 970 5 900 21 40
6 000 1 100 6 300 24 38
7 000 1 190 6 600 26 37
8 000 1 270 6 850 29 35
9 000 1 300 7 100 31 34
10 000 1 320 7 300 33 32
12 000 1 370 7 500 36 27

Скорость боевого блока, вследствие торможения в атмосфере, у земной поверхности оказывается существенно ниже, чем в начале атмосферного участка. Например скорость полёта отделяющейся ГЧ ракеты Р-12, составлявшая в конце АУ 4 км/с, на высоте 25 км составляла 2,5 км/с. Величины скорости встречи ББ современных МБР с поверхностью Земли являются секретными.[6]

Навигационная система МБР[править]

Управление полётом МБР на активном участке и точное выведение боевого блока на заданную траекторию обеспечивается навигационной системой управления совместно с бортовым цифровым вычислительным комплексом (БЦВК). Современные инерциальные системы управления с гиростабилизированной платформой обеспечивают высокую точность стрельбы. Наиболее совершенная ИНС AIRS,[7] установленная на ракете МХ, позволяет достичь КВО до 90 м. Для повышения точности используется метод астрокоррекции — БЦВК стабилизирует заданное угловое положение гироплатформы, измеряя её отклонение по отношению к выбранной звезде. Астрокоррекция применяется, в частности, на МБР морского базирования. Инерциальная система наведения и астрокоррекция обеспечивают автономность МБР. Дополнительно может быть осуществлена радиокоррекция с земли или с ИСЗ.

Фазы полёта МБР[править]

Полёт МБР делится на три фазы:

РГЧ МБР МХ на заключительном участке траектории Вандерберг (Калифорния) — Кваджалейн (Тихий Океан). Октябрь 1985 г.
  1. Активный участок траектории. Включает старт МБР, её разгон и выход на траекторию, обеспечивающую нанесение удара по цели. Для МБР с разделяющимися головными частяи с индивидуальным наведением выделяют также фазу разведения ГЧ.
    Схема старта МБР подразделяется на два типа:
    • газодинамический (горячий старт) — с включением двигательной установки 1-й ступени непосредственно в момент пуска, и
    • «миномётный» (холодный старт), при котором ракета выходит из пусковой установки за счёт давления, создаваемого в пусковой установке внешним источником — парогазогенератором или пороховым аккумулятором давления (ПАД). Миномётный способ старта имеет преимущества перед газодинамическим и применяется в современных комплексах МБР, в том числе комплексах морского базирования.
      Для современных твердотопливных ракет продолжительность АУ составляет около 3-х минут, высота АУ — около 200 км. Для жидкостных ракет эти показатели ~ в полтора раза выше. Совершенствование МБР включает, в том числе, увеличение скорости разгона и уменьшение параметров АУ (сокращение продолжительности АУ в перспективе до 1 мин. и менее).
  2. Пассивный участок траектории. На этом участке боевые блоки и комплект средств преодоления ПРО летят по баллистической траектории по инерции.
  3. Заключительный (атмосферный) участок траектории. На этом участке на движение ББ и КСП ПРО оказывает значительное влияние аэродинамическое сопротивление. Происходит разогрев и торможение ББ и ЛЦ, ЛЦ отстают от ББ и сгорают. Продолжительность атмосферного участка — 60 — 100 секунд.

Базирование МБР[править]

БЖРК

В настоящее время все МБР входят в состав наземных либо корабельных ракетных комплексов. МБР наземных комплексов имеют шахтное или мобильное базирование. Последнее подразделяется на грунтовое (Тополь-М) и железнодорожное. Комплекс грунтового базирования межконтинентальной дальности и боевой железнодорожный ракетный комплекс (БЖРК) были созданы только в СССР. Военно-промышленный комплекс США оказался неспособен создать БЖРК.[8] Кроме того, в СССР и США существовали проекты старта МБР морского (Р-29, Р-29РМ) и наземного базирования с борта тяжёлых военно-транспортных самолётов. Помимо этих проектов, В СССР прорабатывался проект «Кречет» специальных 6-и зарядных БР воздушного базирования, носителем которых являлся самолёт Ту-160 (2 ракеты). Договором СНВ-1 (срок действия которого истёк 5 декабря 2009 года) были запрещены разработка, испытание и развёртывание БРВЗ.

МБР, размещённые в шахтных пусковых установках или транспортно-пусковых контейнерах, находятся в готовности к пуску, измеряемой 0.5 — 4 мин. Наиболее защищённые ШПУ способны противостоять смещению грунта и давлению ударной волны ядерного взрыв в 100 и более атмосфер. Кроме того, шахтовая пусковая установка может быть прикрыта от поражения ГЧ БР средствами уничтожения боевого блока на сверхближнем рубеже. Эти средства не относятся к противоракетной обороны и представляют собой сверхскоростные сверхточный снаряды, в том числе залпового огня, радиусом действия до нескольких километров. В сочетании с функционированием системы предупреждения о ракетном нападении, МБР шахтового базирования способны гарантированно стартовать до подлёта к ШПУ МБР противника. Они обладают высокой стойкостью к поражающим факторам блокирующих ядерных взрывов и наибольшими из всех МБР возможностями по преодолению ПРО. Всем этим обеспечивается нанесение гарантированного встречного удара с неприемлемым ущербом, то есть выполнение задачи «ядерного сдерживания»

ШПУ МБР 15Ж60 (комплекс РТ-23 УТТХ)
АПРКСН пр. 941"Акула"
Двухракетный залп Р-39

В настоящее время в России и США применяется единственная разновидность шахтового базирования — рассредоточенное базирование с размещением шахт относительно друг друга на расстоянии, обеспечивающем непоражение одним ББ двух ШПУ. Шахтовая пусковая установка способна противостоять воздействию ПФЯВ, произведённого в непосредственной близости от неё. МБР «Титан-1» имела оригинальное базирование, продиктованное неспособностью США надёжно эксплуатировать жидкостные МБР: она несла дежурство в ШПУ в незаправленном состоянии, перед пуском заправлялась топливом и поднималась на поверхность с помощью специального лифта. При выборе вариантов базирования ракеты MX рассматривались иные варианты, в том числе компактное базирование МБР в сверхзащищённых ШПУ (Closely Spased Dense Pack), способных противостоять ударной волне с давлением 10 000 psi (более 700 кг/кв.см). Сущность данного способа базирования состояла в размещении ракет чрезвычайно компактной группой. При атаке позиционного района предположительно должен был сработать так называемый эффект взаимопоражения боеголовок, при котором последствия взрыва первой боеголовки уничтожают, выводят из строя или отклоняют от курса другие боеголовки, пролетающие на близком расстоянии от эпицентра для поражения соседних близкорасположенных ШПУ. Таким образом требовалось разместить ШПУ МБР МХ настолько близко друг от друга и сделать их настолько взрывоустойчивыми, что независимо от мощности атакующих боеголовок взрыв каждой из них должен был уничтожить меньше пусковых шахт, чем прикрыть от поражения соседними боеголовками. Теоретически это должно было обеспечить выживание более половины МБР в ходе гипотетического нападения. От этого варианта отказались в силу действительности эффекта взаимопоражения только в «идеальных» условиях практически одновременного воздействия советских МБР по всем ШПУ МХ. В качестве других вариантов базирования МХ предлагалась гибридно-траншейная система, согласно которой транспортно-пусковые установки с ракетами передвигались по туннелям протяжённостью сотни километров и могли стартовать в любой точке маршрута с предварительным пробиванием крыши туннеля специальным устройством, размещённым на ТПУ. Такой тип базирования требовал значительной площади и крупномасштабных строительных работ. В итоге МХ были размещены в перестроенных ШПУ МБР «Минитмен-3».

МБР, входящие в состав корабельных комплексов, в настоящее время размещены на специальных атомных подводных лодках — атомных подводных ракетных крейсерах стратегического назначения (АПРКСН; другое обозначение — ПЛАРБ. Во время «холодной войны» рассматривались иные варианты морского базирования — на погружающихся стартовых платформах, способных осуществлять патрулирование во внутренних водных бассейнах (пр. 602 "Скат" с 8 МБР УР-100М[9]), на надводных ракетоносцах, замаскированных под грузовые суда. БРПЛ может стартовать с борта ПРКСН, находящегося в надводном и подводном положении (пуски БРПЛ из надводного положения осуществляются в настоящее время российскими РПКСН). БРПЛ размещены в пусковых шахтах в два ряда, вертикально. Максимальное количество ракет на ПЛАРБ — 24 («Огайо»). Конструктивно БРПЛ аналогична БР наземного базирования. Для БРПЛ характерно небольшое удлинение корпуса, следствием которого является низкое аэродинамическое качество при прохождении плотных слоёв атмосферы. Используется схема миномётного старта: ракета выталкивается из шахты давлением охлаждённого пара, проходит сквозь толщу воды и выбрасывается на высоту до нескольких десятков метров над водой, где включается двигательная установка первой ступени. Схема старта ракеты Р-29РМ предусматривает запуск двигательной установки в ходе движения под водой. Пуск ракет производится с глубины до 50 м, при скорости хода крейсера 6‒7 узлов. При движении ракеты в шахте крейсер подвергается действию значительной реактивной силы, а после выхода ракеты — поступлению в шахту забортной воды. Интервал между пусками ракет составляет до нескольких секунд (у российских ПЛАРБ). Размещение МБР на патрулирующей АПЛ позволяет им, в отличие от МБР наземного базирования, остаться неуязвимыми для ядерного удара противника. Эта особенность актуальна для страны, имеющей МБР, но не обладающей СПРН — системой предупреждения о ракетном нападении. Кроме того, при несении дежурства вблизи территориальных вод противника АПРКСН обладает возможностью нанести удар с меньшего расстояния, при значительно меньшем подлётном времени. В то же время БРПЛ может быть поражена на начальном участке разгона с кораблей и самолётов противника, блокирующих район патрулирования ПЛАРБ, последняя также может быть атакована противником. БРПЛ существенно ограничены по массовым, и особенно — габаритным параметрам габаритами самого АПРКСН. Потенциально БРПЛ существенно уступают МБР наземного базирования по боевой нагрузке и возможности выполнения задачи в условиях противодействия развитых систем ПРО, в создании которых открылась новая страница после выхода США из договора по ПРО 1972 года.

Современные МБР наземного базирования[править]

Р-36М2 (15А18М) «Воевода»

Российские МБР /
РС-20
Старт ракеты MX/

Наиболее мощной МБР наземного базирования является ракета 15А18М комплекса Р-36М2 «Воевода» (обозначение РВСН РС-20В, обозначение НАТО SS-18mod4 "Satan". Комплекс Р-36М2 не имеет себе равных по технологическому уровню и боевым возможностям. 15А18М способна нести платформы с несколькими десятками (от 20 до 36) ядерных РГЧ индивидуального наведения, а также маневрирующие головные части. Она оснащена КСП ПРО, позволяющем прорвать эшалонированную ПРО с применением оружия, основанного на новых физических принципах.[10] Р-36М2 несут дежурство в сверхзащищённых шахтных пусковых установках, обладающих стойкостью к воздействию ударной волны на уровне ок. 50 МПа (500 кг/кв. см). В конструкцию Р-36М2 заложена способность стартовать непосредственно в период массированного ядерного воздействия противника по позиционному району и блокировки позиционного района высотными ядерными взрывами. Ракета имеет наивысшую из МБР стойкость к поражающим факторам ЯВ. Её корпус облицован теплозащитным покрытием, облегчающим прохождение облака ядерного взрыва, системой датчиков измеряет нейтронное и гамма- излучение, региструюет опасный уровень и на время прохождения ракетой облака ядерного взрыва выключает систему управления, которая остаётся застабилизированной до момента выхода ракеты из опасной зоны, после чего система управления включается и корректирует траекторию. Ударом 8-10 ракет 15А18М (в полной комплектации) обеспечивалось уничтожение 80 % промышленного потенциала США и большей части населения. Моноблочная БЧ ракеты 15А18М (8Ф675 с взрывным устройством А604Г) имела мощность 20 Мт. Подрыв боеприпаса такой мощности на низкой околоземной орбите над географическим центром США (штат Небраска) — по мнению учёных и военных специалистов приведёт к полному выходу из строя на некоторое время всей системы связи, управления и энергоснабжения США и нейтрализации её ПРО.[11] Фактически, в условиях отсутствия у СССР и США развитой системы ПРО и действия договоров по ограничению наступательных вооружений возможности комплекса Р-36М2 не были востребованы. Число ГЧ на МБР было ограничено количеством 10 шт (15Ф173 мощностью 0.55 - (по др. данным ББ мощностью до 0.8 Мт), что соответствовало количеству РГЧ на значительно менее мощных МБР, а 20-мегатонная БЧ была снята с вооружения в середине 90-х гг. До 2020 г. на боевом дежурстве будут находятся все ракеты последней и наиболее совершенной модификации Р-36М2 (около 40 ед.), ныне дежурство несут и значительное количество Р-36М УТТХ, которые периодически после переоборудования используются в качестве высокоэффективных ракет-носителей мирного назначения. По некоторым сообщениям в открытой печати, в будущем не исключается возможность возобновления производства в России новых боевых модификаций комплекса Р-36.

Старт ракеты MX

LGM-118A «Peacekeeper» — MX Наиболее мощная и совершенная американская МБР — трёхступенчатая твёрдотопливная ракета MX — была оснащена десятью с мощностью по 300 кт. Она обладала повышенной стойкостью к воздействию ПФЯВ и имела возможности по преодолению существующей ПРО, ограниченной международным договором. МХ имела наибольшие возможности среди МБР по точности и способности поразить сильнозащищённую цель. В то же время сами МХ базировались только в усовершенствованных ШПУ МБР «Минитмен», уступавших по защищённости российским ШПУ (степень защищённости от ударной волны на уровне 5000 psi). По оценкам американских специалистов, МХ в 6 — 8 раз превосходила по боевым возможностям «Минитмен-3». Всего было развёрнуто 50 ракет MX, которые несли боевое дежурство в состоянии 30-секундной готовности к запуску. Сняты с вооружения в 2005 году, ракеты и всё оборудование позиционного района находятся на консервации. Рассматриваются варианты использования MX для нанесения высокоточных неядерных ударов.

РТ-23 УТТХ (15Ж60) «Молодец»

Старт ракеты 15Ж961 с БЖРК

Комплекс РТ-23 УТТХ — ответ СССР на создание в США ракеты «Peacekeeper», превосходивший её по мощности ГЧ и дальности полёта. Наиболее мощная МБР из числа твёрдотопливных. Группировка ракет РТ-23 УТТХ обладала также намного большей начальной выживаемостью за счёт развёртывания части ракет (36 из 92 ед.) в варианте мобильного железнодорожного базирования. В конструкцию ракеты 15Ж60 шахтного базирования заложены усовершенствования по сравнению с ракетой БЖРК 15Ж961, в частности, на 30 % повышена стартовая тяга двигателей первой ступени, увеличена дальность полёта.

LGM-30G «Minuteman-III»

МБР «Минитмен»-3 поставлена на вооружение США с 1970 г. и является единственной МБР наземного базирования, стоящей на вооружении США в настоящее время. «Минитмен-3» — наиболее компактная и лёгкая МБР. Обладает высокими эксплуатационными качествами, большим радиусом действия, высокой точностью (за время эксплуатации возросшей ~ в 3 раза), а также наименьшим по длительности активным участком полёта (около 160 секунд)[12] из всех МБР, для которых приводятся эти данные (данные по времени АУ МБР Тополь-М отсутствуют). Способна нести 3 РГЧ ИН, которые разводятся по целям в течение 1 минуты.

РС-12М2 (15Ж65) «Тополь-М» Основные характеристики МБР наземного базирования

МБР "Минитмен"-3 МХ Р-36М2 "Воевода" РТ-23 УТТХ РС-12М2 "Тополь"-М УР-100Н УТТХ
Принята на вооружение, г. 1970 1986 1988 1988 2000 1979
Топливо Твёрдое Твёрдое Жидкое Твёрдое Твёрдое Жидкое
Число разгонных ступеней 3 3 2 3 3 2
Длина, м 18.2 21.61 34.3 23.0 22.7 24.3
Максимальный диаметр, м 1.68 2.34 3.0 2.4 1.86 2.5
Стартовая масса,т 35.4 88.443 211.4 104.5 47,1 105.6
Масса первой ступени, т 23.21 48.985 53.7
Старт Газодинамический Миномётный Миномётный Миномётный Миномётный (для ШПУ) Газодинамический
Забрасываемая масса, кг 1 150 3 800 8 800 4 050 1 200 4 350
Дальность полёта, км 11 300 - 13 000 9 600 11 000 - 16 000 10 450 11 000 10 000
Число ББ, мощность, кт 3*170-335 10*300 10*550-800 10*430-550 1*550 6*550
КВО, м 180 - 280 90 - 120 400 - 500 200 200 380

Современные МБР морского базирования[править]

Наиболее мощная БРПЛ — американская ракета UGM-133A Трайдент II(D5) (принята на вооружение в 1990 году). От БРПЛ предыдущего поколения - "Трайдент-1", Р-29РМ и Р-39 - она отличается: применением конструктивно более совершенных боевых блоков, вследствие чего мощность ГЧ возросла в несколько раз; системой наведения, в несколько раз повысившей точность попадания; улучшенным энергомассовым совершенством. Она способна с очень высокой точностью доставить к целям 8 боевых блоков W88 мощностью по 455 кт[13] (по др. данным 475 кт.) на максимальную дальность до 7 400 км. Диаметр круга разведения боевых блоков составляет 250 км[14]. Масса КСП ПРО невелика по отношению к общей массе ГЧ. Снаряжение БРПЛ «Трайдент-1» С4 (8 ББ W76 100-килотонной мощности) Трайдент-2 способна доставить на дальность свыше 10 000 км.[15] Боекомплект из 24 ракет UGM-133A размещён на ПЛАРБ «Огайо». Боевые возможности «Огайо» (192 ББ суммарной мощностью около 90 Мт, способных поразить цели на площади до 1.2 млн кв. км) позволяют ей нанести удар из территориальных вод США по европейской части России, который в условиях отсутствия противодействия ПРО, по оценкам американских специалистов, может привести к уничтожению до 1/2 экономического потенциала России и 1/4 её населения.[16]

Зона поражения комплекса "Трайдент-2"
Cтарт ракеты Трайдент-2
Радиус действия ударной волны ГЧ W87 (МБР МХ) и W88 (БРПЛ "Трайдент-2")
Надводный старт БРПЛ Р-39 с АПРКСН класса "Акула" на Северном полюсе
Пуск модификации ракеты Р-29РМ с борта АПЛ пр. 667БДРМ /
Ракетные шахты атомного подводного ракетоносца пр. 667-БДР

Российские морские стратегические ядерные силы рамещены на ПРКСН пр. 667-БДР и 667-БДРМ[17], и ПРКСН пр. 941 (последние не несут боевого дежурства). Российские ПРКСН несут меньшее количество ракет и боевых зарядов, чем ПЛАРБ «Огайо». В то же время они обладают бо́льшими возможностями по несению боевого дежурства в акватории Северного Ледовитого океана, откуда они имеют возможность поразить любую точку на территории США, каковой возможностью в отношении России ПЛАРБ «Огайо» не обладают. Каждый крейсер обладает ударной мощью, позволяющей ему в одиночку нанести неприемлимый ущерб США. Патрулируя под льдами Арктики, где особые гидроакустические условия даже при самой благоприятной гидрологической обстановке снижают дальность обнаружения до нескольких километров, они остаются малоуязвимыми для противолодочных сил США. Огромный запас плавучести (31.3 %)и мощная конструкция рубки позволяет ПРКСН проекта 941 всплывать в сплошных льдах толщиной до 2.5 м, что было многократно подтверждено в ходе эксплуатации крейсеров. Российские БРПЛ Р-39 и Р-29РМ имеют дальность полёта 8 300 км и способны, как указывалось выше, поразить любые по досягаемости цели на территории США, патрулируя в территориальных водах России. Высокие эксплуатационные качества и лётно-технические характеристики отечественных комплексов морского базирования были подтверждены в ходе проведения не имеющей аналогов операции «Бегемот» 6 августа 1991 года: с АПРКСН К-407 «Новомосковск» был произведён залповый пуск 16 БРПЛ Р-29РМ с интервалом 7-10 секунд.

Твёрдотопливная трёхступенчатая МБР Р-39 (комплекс Д-19) — самая тяжёлая среди всех ракет подобного класса. Масса Р-39 — около 90 тонн. Она несёт 10 боевых блоков с индивидуальным наведением мощность которых, согласно различным данным, составляет 100 либо 200 кт. Комплекс Д-19 поступил на вооружение в 1983 году.

Основное преимущество системы «Трайдент-2» перед российскими БРПЛ заключается в лучших возможностях по поражению точечных сильнозащищённых целей. Имея в 2 — 4 раза более высокую точность, американская БРПЛ cпособна осуществить достаточное для уничтожения КП и ШПУ воздействие, которое дополнительно повышается благодаря использованию мощного блока W88 (см. таблицу выше). Отставание от США в области энергетических характеристик твёрдотопливных МБР Советский Союз преодолел во второй половине 80-х гг. Эти достижения были реализованы в комплексе РТ-23 УТТХ наземного базирования.

В 1985 г. ГРЦ им. В.П. Макеева приступило к разработке комплекса Д-19 УТТХ "Барк" с ракетой Р-39 УТТХ - прямого ответа на разработку в США комплекса «Трайдент-2». По уровню технических решений ракета соответствовала МБР РТ-23 УТТХ. Она отличалась от Р-39 меньшей массой (полётная масса около 81 т.), её забрасываемая масса превышала 3 т. и состояла из 10 средних ББ, доставляемых на дальность 10 000 км., и КСП ПРО. По показателю точности "Барк" в 4 раза превосходил комплекс Р-39.[18] Высокие лётно-технические характеристики ракеты позволяли ей лететь на межконтинентальную дальность с 10-зарядной ГЧ по высокоэнергетической траектории, почти вдвое уменьшавшей продолжительность полёта[19] и кардинально увеличивавшей возможности ракеты по преодолению ПРО. В условиях деградации российского ракетостроения после развала СССР характеристики Р-39 УТТХ были пересмотрены в сторону снижения. Количество РГЧ уменьшено до 8, дальность полёта — до 9 тыс. км. Разработка ракеты, а затем производство опытных образцов сильно затянулись, после первых трёх неудачных пусков (что является обычным при испытании новых БР) работа над Р-39 УТТХ в 1998 году была прекращена в связи с отсутствием финансирования.

Основные характеристики МБР морского базирования

БРПЛ Трайдент-1 С4 Трайдент-2 D5 Р-29РМ Р-39 Р-39 УТТХ (опытный обр.)
Принята на вооружение, г. 1979 1990 1986 1983 -
Топливо Твёрдое Твёрдое Жидкое Твёрдое Твёрдое
Длина, м 10.36 13.42 14.8 16.0 ?
Максимальный диаметр, м 1.88 2.11 1.9 2.4 ?
Стартовая масса,т 32,3 59,1 40,3 90,0 ~ 81
Забрасываемая масса, кг 1 360 2 800 ( 2550 ? ) 2 300 2 550 3 050
Дальность полёта, км 7 400 7 400 8 300 8 300 (10 000) более 10 000
Число ББ, мощность, кт 8 * 100 8 * 455 10 * 100, 4 * 200 10 * 100 (?) - 200 (?) 10 * ? (ББ средней мощности, 200 или более кт.)
КВО, м 380 120 250 / 500 (по разным данным)[20] 500 ? (вероятное КВО 125 м)
Энергомассовое совершенство, ед. 33 37.5 46 23 ~ 40

М51 — межконтинентальная баллистическая ракета Франции, находящаяся в настоящее время на стадии испытаний. Согласно первоначальному заданию 1993 г., перспективная ракета должна была нести 10 РГЧ ИН и обладать дальностью полёта до 11 000 км. Эта задача, однако, для Франции оказалась явно недостижимой и характеристики ракеты претерпели существенные снижения: число боевых блоков уменьшено до 6 (по 150 кт., в перспективе — до 300 кт), предположительная дальность полёта — около 8 000 км (оценки колеблются от 6 до 10 тыс. км.) На основе имеющихся данных можно заключить, что при приблизительно равной массе (масса Трайдент-2 — около 59 т, М51 — 56 тонн) в боевых возможностях Трайдент-2 и М51 существует большой разрыв в пользу американской ракеты. В то же время поступление на вооружение М51 многократно повысит ударный потенциал французских стратегических ядерных сил.

Противодействие МБР[править]

Система предупреждения о ракетном нападении[править]

Система предупреждения о ракетном нападении (СПРН) предназначена для засечки старта МБР потенциального противника и обнаружения летящих МБР на расстоянии, за время прохождения МБР которого сторона, использующая СПРН, успеет привести в боевую готовность собственные МБР и нанести встречный удар. СПРН стоит на вооружении России и США.

СПРН США и СССР включает:

  • Орбитальную группировку ИСЗ, предназначенную для обнаружения старта МБР.
  • Радиолокационные станции дальнего обнаружения (РЛДН). РЛДН способны обнаруживать и сопровождать боевые блоки в космическом проостранстве на расстоянии несколько тысяч км.
  • Загоризонтные радиолокационные станции. ЗРЛС играют вспомогательную роль в СПРН. Они имеют ограничения по уверенному сопровождению целей вследствие многопутности сигнала, но способны уверенно обнаруживать старт МБР на межконтинентальной дальности.

В настоящее время в России функционирует СПРН, включающая уменьшенную орбитальную группировку и РЛДН «Днепр», сверхмощные РЛДН «Дарьял» и РЛС «Волга». Загоризонтные средства обнаружения в её составе отсутствуют.

Оружие упреждающего удара по позиции МБР[править]

Упреждающий удар может быть нанесён, главным образом, по позициям МБР шахтного базирования. Однако степень эффективности такого удара в значительной мере связана с запрещением маскировки ШПУ в соответствии с договором между СССР и США. Маскировка ШПУ путём создания ложных ШПУ способна обеспечить выживаемость основной части МБР от упреждающего удара.

В качестве оружия упреждающего удара по позиции МБР могут быть применены средства доставки (баллистические и высокоскоростные крылатые ракеты), размещённые на относительно небольшом расстоянии от позиции МБР и обладающие высокой точностью, позволяющей поразить цель прямым попаданием либо ПФЯВ с близкого расстояния. Пример оружия, предназначенного для нанесения упреждающего («первого», «обезоруживающего») удара по позициям МБР — БРСД «Першинг-2» — двухступенчатая твёрдотопливная ракета стартовой массой 7.4 т. грунтового базирования. На ракете «Першинг-2» впервые была применена система наведения головной части на конечном участке полёта по радиолокационной карте местности, что позволяло достичь кругового вероятного отклонения менее 50 м. Боевая часть мощностью до 80 кт. была способна предварительно углубиться в землю на несколько десятков метров. Радиус действия «Першинг-2» — до 1 800 км, подлётное время с территории Западной Германии до объектов, размещённых в центре Европейской части СССР составляет 8-10 минут (см. таблицу выше). Высокая точность ракеты в сочетании с высокими эксплуатационными качествами делали её очень опасным оружием первого удара. БРСД «Першинг-2» были сняты с вооружения в 1991 г. всвязи с действием договора о РСМД.

Стратегическая противоракетная оборона[править]

Перехват и поражение МБР выполняется средствами стратегической противоракетной обороны. Существующие системы ПРО разрабатывались со способностью противостоять налёту ограниченного числа ГЧ МБР, оснащённых КСП ПРО. Они стоят на вооружении России и США. Их создание явилось одним из сложнейших научно-технических достижений XX века. Задача эффективной борьбы с массированным ударом МБР с РГЧ ИН и КСП ПРО в настоящее время не имеет решения.[21] Ввиду неэффективности ПРО при наличии у потенциального противника достаточного числа (более 500 ед.) МБР с РГЧ, СССР и США заключили 26 мая 1972 года договор об ограничении систем противоракетной обороны[22]

Система стратегической ПРО может быть объектовой — предназначенной для обороны от удара МБР определённого района, или территориальной, предназначенной для обороны всей территории государства, или большей его части. Для перехвата МБР используется противоракета — многоступенчатая зенитная баллистическая ракета, обладающая высокими лётными характеристиками. В перспективе возможно применение ракет космического базирования и оружия, основанного на новых физических принципах. Перехват МБР может быть контактным — столкновение противоракеты с ГЧ МБР, и бесконтактным. Бесконтактный перехват может выполняться обычной (осколочно-фугасной) либо специальной (ядерной) боевой частью. Применение специальной боевой части снижает требования к величине промаха и позволяет гарантированно уничтожить цель. Опасность перехвата с использованием спец. БЧ состоит в воздействии ПФЯВ на атмосферу и поверхность Земли, в частности, электромагнитный импульс ядерного взрыва противоракеты применяющей её страны над своей территорией способен вывести из строя её собственную ПРО, а для населения представляет опасность световая вспышка высотного взрыва. Воздействие осколочно-фугасной БЧ противоракеты на ГЧ МБР приводит к разрушению, но не полному уничтожению последней, вследствие чего существует опасность высыпания делящегося вещества боевого заряда на поверхность Земли и радиационного загрязнения. В ряде случаев может произойти простое отклонение ГЧ (без разрушения) в результате воздействия ударной волны, в результате которого ГЧ может упасть на территорию страны. В случае контактного удара противоракеты в корпус ГЧ МБР выделяющаяся в результате столкновения тепловая энергия оказывается достаточной для полного либо частичного испарения ГЧ, в связи с чем противоракета контактного перехвата не оснащается боевым зарядом.

Территориальная ПРО в 20-м веке не была создана. Разработка таких систем (в СССР -«Таран» и «Аврора», в США — «Сентинел») была свёрнута на ранних этапах. В дальнейшем Договор по ограничению ПРО 1972 года условиями по ограничению числа районов ПРО до 2-х, а в последствии (с 1974 г.) — до одного, и существенным ограничением скорости противоракет, наложил запрет на создание территориальной системы ПРО. Системы стратегической ПРО, созданные и поставленные на вооружение СССР и США были только объектовыми. Наиболее совершенная из этих систем — А-135, охраняющая административно-промышленный район Москвы, способна отразить ограниченный удар (несколько десятков ББ) многозарядных баллистических ракет, использующих КСП ПРО.

Средством перехвата в системах ПРО XX века выступают противоракеты с специальной боевой частью. Задача селекции ББ среди ложных целей выполняется наземными средствами ПРО, которые рассчитывают траекторию ББ, обеспечивают выведение противоракеты в расчётную точку перехвата и дают команду на подрыв БЧ противоракеты. В первой советской экспериментальной системе ПРО «А» перехват выполняла противоракета В-1000 с осколочно-фугасной боевой частью. Входившая в систему « А» радиолокационная станция дальнего обнаружения «Дунай-2» обнаруживала ГЧ БР на расстоянии около 1 тыс. км, автоматически сопровождала её на расстоянии от 700 км, выдавала данные радиолокаторам точного наведения (РТН). Центральная вычислительная машина системы «А» на основании данных от радиолокаторов строила и непрерывно уточняла траекторию ГЧ и рассчитывала время пуска противоракеты. Противоракета выводилась в район перехвата радиолокационной станцией визирования противоракеты (РСВПР), после чего РТН обеспечивал наведение противоракеты с промахом не более 75 м. Подрыв БЧ противоракеты происходил с точностью до микросекунд. 4 марта 1961 года на полигоне Сары-Шаган система «А» обеспечила первый в истории безъядерный перехват ГЧ БР Р-12, двигавшейся со скоростью 2.5 км/с.

Система ПРО «Сейфгард»

С 1958 года шла разработка системы А-35, а затем А-35М, в которых использовалась противоракета А-350 с специальной боевой частью. Средства преодоления ПРО, появившиеся на МБР в начале 60-х гг., подсказали решение использовать в целях выявления ББ на фоне ложных целей атмосферную селекцию — процесс торможения и сгорания ложных целей на заключительном участке полёта МБР. Атмосферная селекция давала большие возможности по выявлению ББ, но резко снижала время реакции комплекса ПРО. Возникла необходимость в высокоскоростной противоракете относительно небольшой дальности, предназаченной для выполнения скоротечного перехвата ББ в верхних слоях атмосферы после того, как атмосфера отфильтровывает ложные цели. Отличительной особенностью такой ракеты является большая скорость полёта и огромная скорость разгона, необходимые для того, чтобы в течение считанных секунд, остающихся до удара ГЧ МБР, встретить её как можно дальше и выше от охраняемого объекта. В США работы по комплексу ПРО, использующему атмосферную селекцию, привели к созданию огневого комплекса ПРО «Найк-Икс». Объектовая ПРО, включающая «Найк-Икс», получила название «Сейфгард». В её состав входили противоракеты «Спартан» и «Спринт». «Спартан» — глубокая модернизация зенитной ракеты ЗРК «Найк-Геркулес» — предназначалась для дальнего заатмосферного перехвата (дальность 640 км, высота 500 км) с применением БЧ мегатонного класса. «Спринт» — противоракета ближнего перехвата стартовой массой около 3.4 т, максимальной скоростью полёта ок. 10 М, разгонялась до этой скорости за 5 секунд. Она несла специальную БЧ мощностью несколько килотонн. Система «Сейфгард», обошедшаяся США в 20 млрд долларов, была принята на вооружение в 1975 году и снята с вооружения менее чем через год, ввиду неспособности защитить охраняемые ею объекты от массированного удара советских МБР из-за эффекта самопоражения заатмосферных противоракет при отражении группового налёта ГЧ МБР). В состав российской системы ПРО А-135[23], принятой на вооружение в 1995 году, входят противоракета дальнего (51Т6) и ближнего (53Т6) перехвата. Ракета 53Т6 обладает уникальными тактико-техническими характеристиками, значительно превосходящими характеристики ракеты «Спринт». Скорость её полёта, по имеющимся сообщениям, достигает 5.5 км/с, а время разгона — 3 секунды.[24]

Противоракета 53Т6
Старт противоракеты GBI

В настоящее время, когда существенно сокращается число МБР в соответствии с договорами СНВ, возможности ПРО по противодействию относительно небольшой группировке МБР повысились. В США, вышедших из договора по ограничению ПРО, под предлогом принятия превинтивных мер по противодействию возможной ракетной атаке со стороны «стран-изгоев» проводится разработка и испытание новых систем ПРО. Главным средством перехвата в этих системах являются противоракеты дальнего (заатмосферного) перехвата, которые: 1) имеют заявленную возможность наряду с наземными средствами обнаружения самостоятельно проводить селекцию и определять ББ в группе целей собственными бортовыми оптико-электронными средствами, а также производят самонаведение на цель; 2) используют кинетический принцип поражения ГЧ — прямое попадение. Эти принципы ранее применялись в противоспутниковых ракетных комплексах воздушного базирования (американская система ASAT — носитель противоспутниковой ракеты самолёт F-15 и российская система с носителем МиГ-31), испытания которых проводились во второй половине 80-х гг. В США проводится разработка как стратегической, так и тактической ПРО. Наиболее мощной противоракетой, разработанной в рамках этих программ, является противоракета GBI (Ground-Based Interceptor). Стартовая масса трёхступенчатой твёрдотопливной ракеты — около 19 тонн. В предварительных испытаниях был задействован менее мощный образец PLV, созданный на основе 2-й т 3-й ступеней МБР «Минитмен-2» (стартовая масса 12.7 т, деаметр 1.27 м, длина 16.8 м). Она разгоняет ступень перехвата, весящую 64 кг, до скорости, близкой к 1-й космической. Радиус действия GBI — около 5 000 км. Перехватчик способен, по заявлениям разработчиков, обнаружить в космическом пространстве ГЧ МБР на дальности 300—500 км. Для надёжного поражения планируется применять по одной цели 2 и более противоракеты. По результатам компьютерного моделирования боевых ситуаций 20 ракет GBI способны уничтожить 5 — 7 одиночных неманеврирующих ГЧ БР с вероятностью 0.98.[25] Ведутся работы по созданию более компактных перехватчиков весом около 5 кг. Это позволит оснастить GBI разделяющейся головной частью и придаст противоракете возможности по противодействию МБР с РГЧ ИН. Противоракеты GBI развёрнуты в Калифорнии и на Аляске (несколько десятков ед.), планируется их развёртывание в Восточной Европе. США провели ряд пусков PLV, большая часть из которых завершилась успешным перехватом цели, которая, однако, представляла собой учебную ГЧ МБР увеличенных размеров, не сопровождавшуюся ложными целями, кроме того перехват производился с использованием указаний спутниковой системы GPS.[26]

Тактическая ПРО также имеет определённые возможности по перехвату ГЧ МБР, то есть способна выполнять задачи стратегической ПРО. Принцип её действия аналогичен системе GBI. Тактическая ПРО планируется к развёртыванию в вариантах наземного мобильного (система THAAD) и морского (система «Стандарт SM3» — «Иджис») базирования. Противоракета, используемая THAAD, имеет стартовую массу около 900 кг, скорость полёта около 2.8 — 3 км/с, Перехватчик THAAD весит 45 кг. Он способен поражать ГЧ БР на высоте 100—150 км на дальности до 200 км.

Однако даже в условиях резкого сокращения российской группировки МБР, их возможности по преодолению ПРО США, по мнению многих американских и отечественных специалистов, делают последнюю неэффективной ввиду совершенства КСП ПРО. Ложные цели, сопровождающие ББ МБР «Тополь-М» имеют высокую степень сходства с ней не только в радиолокационном, но и в оптическом и инфракрасном диапозонах. Например, вероятность преодоления системы НПРО США, в которой бы применялись не только зенитные ракеты заатмосферного перехвата, но и средства ПРО космического базирования, ракетой «Тополь-М» с неманеврирующей моноблочной ГЧ по мнению российских специалистов составляет 0.99.[4] Кроме того, возможность поражения малогабаритными перехватчиками МАГЧ отсутствует. Всвязи с этим ведутся работы по разработке систем вооружения, способных перехватывать МБР на активном участке полёта, до разделения головной части и её маскировки ложными целями. Меры противодействия МБР на активном участке включают в себя поражение разгоняющейся МБР противоракетами наземного или морского базирования, а также перехватчиками космического базирования (космический эшалон ПРО), применение лазеров воздушного базирования и т. д. Однако эти меры имеют сильные ограничения. В частности, по мнению российских специалистов, наиболее уязвимым элементом ПРО является космический эшалон. Его должны составлять несколько десятков крупногабаритных космических беспилотных платформ, размещённых на низких околоземных орбитах, чрезвычайно уязвимых для уничтожения такими малозатратными методами, как направленный осколочный поток (т. н. «шрапнель»), подрыв заранее расположенного вблизи платформы осколочного заряда, ядерный взрыв на околоземной орбите, а также перехват спутника соответствующей ракетой. Наземные и надводные платформы с противоракетами, предназначенными для поражения разгоняющихся МБР, должны располагаться на расстоянии не более 400—500 км от позиционного района даже при скорости перехватчика 5 км/с, что делает уязвимыми сами платформы, а также принципиально возможно только при противодействии небольшой по площади стране, наносящей ракетный удар. Дальность действия перспективных лазеров воздушного базирования также составляет около 300—600 км. Покрытие корпуса современных МБР является устойчивым к воздействию как ПФЯВ, так и лазерного излучения, а в перспективе его устойчивость повысится ещё более. В результате, меры по противодействию даже МБР первого поколения на активном участке оцениваются как неэффективные, в принципе применимые только против отсталых стран. В то же время уменьшение активного участка МБР и возможность совершать манёвры на активном участке может свести на нет возможность поражения МБР до начала разделения ГЧ. Подробнее этот вопрос освещён в прилагающемся докладе, [27] а также в работе Космическое оружие: дилемма безопасности

Возможностями по борьбе с баллистическими целями обладают и современные зенитно-ракетные системы ПВО. Наиболее совершенные из них — российские системы С-400 «Триумф» и «Антей» — способны перехватывать баллистическую цель, движущуюся со скоростью 4.5 — 4.8 км/с. По-видимому, ещё большими возможностями будет обладать разрабатываемая система С-500, тактико-технические характеристики которой в настоящее время неизвестны.

Развитие МБР[править]

Первая в мире межконтинентальная баллистическая ракета Р-7

На начальном этапе разработки МБР в СССР и США их конкурентами по решению стратегических задач являлись межконтинентальные крылатые ракеты (в СССР — «Буря», в США — «Снарк» и «Навахо»). Выбор был сделан в пользу баллистических ракет. Первой межконтинентальной баллистической ракетой стала ракета Р-7, разработанная под руководством С. П. Королёва. Стартовая масса Р-7 составляла 283 тонны. Она предназначалась для доставки ядерного заряда массой почти 5 тонн и мощностью 5.4 Мт на дальность около 8 тыс. км. Р-7 была принята на вооружение в январе 1960 г., а в сентябре 1960 г. на боевое дежурство заступили 4 МБР Р-7А с большей дальностью полёта и более лёгкими ГЧ (3 Мт). Круговое вероятное отклонение Р-7А составляло 5 км. 15 июля 1963 г. на вооружение была принята МБР Р-16, разработанная в КБ «Южное» под руководством М. К. Янгеля, обладавшая лучшими боевыми характеристиками. При стартовой массе около 140 тонн Р-16 несла 6-Мт заряд на дальность 12 000 км, либо 3-Мт — на дальность 13 500 км. Она имела улучшенную точность попадания — КВО около 2.7 км. Р-16 стала наиболее массовой из Советских МБР первого поколения. Всего было развёрнуто 186 ед., в основном — на наземных стартовых позициях. Первые американские МБР первого поколения — «Атлас» (несла боевое дежурство с сентября 1959 г) и «Титан-1». Последняя, поставленная на боевое дежурство в апреле 1962 г., оснащалась полуторамегатонной ГЧ и имела радиус действия 11 000 км.

В ответ на создание в США МБР «Минитмен-1» КБ Королёва разработало МБР Р-9А. Эта ракета была принята на вооружение 21 июля 1965 года. При стартовом весе 80.4 т. Она несла на дальность 12 000 км 4-х мегатонную БЧ. Р-9А — последняя из МБР первого поколения — превосходила по боевым характеристикам МБР «Атлас», «Титан-1», Р-7 и Р-16.

Готовность к пуску МБР первого поколения составляла от получаса (Р-16) до нескольких часов. Разработка в СССР и США систем раннего предупреждения о ракетном нападении (СРПН) открыла возможность нанесения в недалёком будущем встречного удара до подлёта МБР противника при условии уменьшения времени готовности МБР до нескольких минут. Требования к МБР второго поколения заключались в резком улучшении эксплуатационных характеристик, в частности — снижения времени подготовки к старту, а также способности преодолевать ПРО и нести новое ядерное снаряжение. К 1 января 1964 г. в США была развёрнута группировка из 54 МБР «Титан-2». Эта МБР имела улучшенную точность попадания (КВО 1.6 км) и оснащалась наиболее мощной из американских БЧ для ракет — W-53 мощностью 9 Мт. Первой советской МБР второго поколения стала УР-100, разработанная под руководством Челомея. 24 ноября 1966 года она была принята на вооружение. УР-100 обладала высокими лётно-техническими характеристиками, а эксплуатационные характеристики обеспечивали её массовое развёртывание. Всего было поставлено на вооружение 860 МБР УР-100 и УР-100К, вооружённых моноблочной ГЧ мощностью 1 Мт. 21 июля 1967 года на вооружение была принята МБР Р-36 — первая отечественная МБР тяжёлого класса — не имевшая аналогов в мире по боевым характеристикам. Топливные системы Р-36 ампулизировались после заправки, что позволяло нести дежурство в заправленном состоянии в защищённой ШПУ в течение 15 лет и более, и приводиться в боевую готовность в течение 5 минут. Она доставляла сверхмощный 25-мегатонный термоядерный заряд, разработанный ВНИИЭФ[28] (масса заряда менее 5,5 т.) на дальность 11 тыс. км с КВО лишь 1.3 км. Другой вариант нагрузки включал РГЧ рассеивающегося типа с тремя ББ мощностью 5 Мт каждый. Р-36 несла также наиболее совершенный комплекс средств преодоления ПРО, включавший тяжёлые ЛЦ, компенсировавших потерю скорости на атмосферном участке за счёт работы собственных двигателей.[29] Стартовая масса ракеты составляла 184 тонны. По точности, мощности ГЧ, времени приведения в боевую готовность она значительно превосходила наиболее мощную американскую МБР «Титан-2». На потенциального противника появление Р-36 произвело большое впечатление[30]. С развёртыванием группировки ракет Р-36 (в количестве около 180 ед.) советские РВСН получили возможность перейти от решения задач по уничтожению отдельных важнейших объектов на территории США к нанесению уничтожающего удара по США сверхмощными термоядерными зарядами, в условиях противодействия ПРО. Также был принят на вооружение комплекс Р-36орб, оснащённый облегчённой орбитальной ГЧ, обладавшей способностью выходить на США с любого направления, в обход ПРО США, обеспечивавшей прикрытие только северного направления. Последней советской МБР 2-го поколения стала первая советская твёрдотопливная ракета РТ-2 (принята на вооружение 18 декабря 1968 года)

3-е поколение МБР создавалось с возможностью нести многозарядную головную часть с индивидуальным наведением ББ. Ещё одним новшеством 3-го поколения МБР стал миномётный старт из ШПУ. Продолжалось совершенствование точности попадания и эксплуатационных характеристик, а также возможности МБР по преодолению ПРО. В 1970 г. в США была принята на вооружение МБР «Минитмен»-3. Она была вооружена 3-мя разделяющимися блоками ИН, КВО которых составляло около 650 м. В СССР РГЧ ИН были оснащены усовершенствованные варианты Р-36, разработанные под руководством В. Ф. Уткина (Р-36М с 8 РГЧ, Р-36МУ с 10 РГЧ) и УР-100.

В проектирование МБР 4-го поколения были заложены новые требования:

  • Способность преодолевать эшелонированную систему ПРО, в том числе с эшелоном космического базирования
  • Способность стартовать непосредственно в период ядерного воздействия противника по позиционному району.

Достижение этих требований осуществлялось путём совершенствования КСП ПРО и повышения устойчивости МБР к поражающим факторам ядерного взрыва. В 1986 году в США была принята на вооружение МБР МХ (группировка из 50 МБР развёрнута в 1988 г). 11 августа 1988 года на вооружение СССР был принят комплекс Р-36М2 «Воевода». 28 ноября 1989 года на вооружение СССР был принят комплекс РТ-23 УТТХ «Молодец» с твёрдотопливной ракетой лёгкого класса.

Примечания[править]

  1. The W87 Warhead
  2. Укрощение ядра, гл. 3. Таблица приводится с исправлением грубой опечатки в графе по ББ W88, в оригинале которой помещена линейная зависимость давления в ударной волне от мощности боеприпаса
  3. Меч России. Оружие ракетно-ядерного удара — Калуга: Манускрипт, 2010. — 492 с. С.80
  4. а б Пашнев М. А. «Тополь-М»:История создания и перспективы
  5. Ракетный комплекс Р-36М2 «Воевода»
  6. Меч России. С. 168
  7. Навигационная система AIRS ракеты MX «Peacekeeper»
  8. О разработке в США боевых железнодорожных ракетных комплексов
  9. / Погружающаяся стартовая платформа пр. 602 "Скат"
  10. МБР Р-36М, Р36М УТТХ, Р-36М2 «Воевода»
  11. Белоус В. С., Егупов Н.Д и др. — Щит России. Сиситемы противоракетной обороны. — М.:Изд. МГТУ им. Баумана; 2009—504 с. С.31
  12. Исследоваия и стендовая отработка ракетных двигателей на твёрдом топливе". М, Изд-во МГТУ им. Баумана — 2007. 294 с. С.24 (1-я ступень — 61.6 с., 2-я ступень — 40 с., 3-я ступень 60 сек.)
  13. THE END OF MAD?
  14. Военные флоты мира. Никольский В.И, Новичков Н.Н — М.: АНО «Информационное агенство АРМС-ТАСС»-2009, 1097 с. С. 1030
  15. Trident-2
  16. Фрагмент документа «Американский план ядерной войны. Время перемен»
  17. Описание подводны лодок 667-проектов
  18. ПЛАРБ "Борей"
  19. http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/r39/r39.shtml/ Р-39 УТТХ «Барк»
  20. Величина КВО для ракеты Р-29РМ в 250 м указана в работах: "Подводный флот холодной войны" (СП-б-М, 2002, 381 с.), "Меч России. Оружие ракетно-ядерного удара" (с.305) и др.
  21. Меч России. с.184
  22. / Проблема создания систем ПРО
  23. /Система ПРО А-135
  24. Противоракета 53Т6
  25. Противоракетная оборона и оружие XXI века — М. Вече, 2002—480 с.
  26. Противоракета GBI
  27. Доклад американских специалистов по проблеме перехвата МБР на активном участке для НПРО
  28. Создание сверхмощного термоядерного заряда для ГЧ Р-36
  29. /Стратегический ракетный комплекс 15П014 (Р-36М) с ракетой 15А14
  30. Меч России. С. 282

См. также[править]

Ссылки[править]

Литература[править]