Молодость

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Молодость — этап жизненного пути человека, период между отрочеством и зрелостью. Молодежью в русской деревне назывались парни и девушки брачного возраста, пятнадцати—семнадцати лет, а также мужчины и женщины первого года брака.

После рождения ребенка, независимо от возраста, женщина и мужчина считались людьми зрелыми. Холостых молодых людей было принято называть молодцы, парни, робята, девушек — девицы, девки, девахи. В праздничной ситуации юношу обычно величали молодцем, молодцем удалым, девушку — девицей, красной девицей. Женщину первого года брака звали молодухой, молодкой, молодицей, вьюницей, мужчину — молодым, молодиком.

Молодежь в русской деревне представляла собой особую группу, несколько отличавшуюся от остального населения. Это было связано прежде всего с открывавшимся перед молодыми людьми будущим, с важностью задачи, которая стояла перед ними на этом этапе, — подобрать брачную пару и продолжить человеческий «род-племя», а также с той жизненной энергией, которая характерна лишь для молодости. Своеобразие этой возрастной группы проявлялось во внешнем облике, в хозяйственной деятельности, а также в самом образе жизни парней и девушек, молодых и молодух, Характерная черта внешнего облика молодежи — нарядный костюм, который молодые люди носили не только в праздники, но и в будни.

Родители старались одеть своих взрослых детей получше, часто тратя последние деньги на наряд дочери или сына. Одежду, особенно праздничную, обычно шили из добротного ма-. териала. Появление парня или девушки, молодого или молодухи в «простенькой» или неопрятной одежде вызывало всеобщее недоумение. Множество деталей костюма традиционного типа указывало на принадлежность его владельца к группе молодежи. Прежде всего — обилие различных украшений и предметов, дополнявших туалет. Девушки и молодухи надевали ожерелья, серьги, браслеты, кольца, перчатки, брали в руки «парусоль-ки» — зонтики и ридикюли — сумочки на длинной цепочке. Парни и новобрачные мужчины носили кольца-печатки, часы, цепочки, брелоки, щеголяли в галошах, надетых на сапоги «в гармошку», шейных платках, жилетах, вставляли в уши серьги. Девушки носили венцы, повязки, перевязки — открытые сверху головные уборы, а волосы заплетали в косу из 12—14 прядей (плеток), которая спускалась по спине и заканчивалась красивым косником. Молодухи носили нарядные кокошники или сороки, а их «бабий» костюм отличался яркостью расцветок. Девушки и молодые женщины, в отличие от женщин зрелого возраста, широко использовали косметику: белили и румянили лицо, чернили брови.

Парни и молодые мужчины[править]

Парни и молодые мужчины стриглись, как и мужики, «под горшок», но при этом оставляли открытыми уши. Модной среди парней была прическа с косым пробором и взбитым чубом. Парни обычно не носили усов и бороды, которые были характерной чертой облика женатого мужчины. Головным убором парня и молодого мужчины была шляпа, украшенная перьями, пряжками, искусственными цветами, надетая набекрень, тогда как мужики носили шапки и шляпы без всяких украшений, которые натягивали на лоб. В конце XIX — начале XX в. в моде были также картузы, которые надевали так, чтобы был виден чуб. В это же время в молодежный костюм стала активно входить одежда, сшитая по городской моде. Молодежь, естественно, принимала участие в хозяйственной деятельности семьи. При этом парни и девушки выполняли только определенные виды работ: считалось, что они еще не готовы полностью «тянуть крестьянскую лямку». Парни боронили, косили, вывозили сено и урожай с полей, молотили, заготавливали дрова, ухаживали за лошадьми. Однако им редко доверяли пахоту, сев, сушку и укладку зерна в закрома, ремонт рабочего инвентаря. Эти работы, считавшиеся очень ответственными, полагалось выполнять только женатым мужчинам, привлекавшим сыновей в качестве помощников. Многие парни были заняты в ремесле в качестве подмастерьев, они не могли стать самостоятельными мастерами до тех пор, пока не обзаводились собственной семьей. Прерогативой парней было «отходничество» (отхожие промыслы), так как они были свободны в зимнее время и не были связаны семейными обязанностями.

Девушки[править]

Девушки были основной рабочей силой во время жатвы, уборки овощей, они теребили лен и коноплю, стригли овец, помогали матери в приготовлении еды, в уборке избы, в уходе за домашними животными. В зимнее время пряли, ткали, шили, вышивали — готовили себе приданое. Молодух старались по возможности освободить от тяжелых работ, чтобы не помешать выполнению их главной миссии — рождению здорового первенца.

Участие молодежи в обрядах[править]

Участие молодежи в обрядах как годового, так и жизненного цикла также имело определенные ограничения. В период зимних празднеств молодежь была занята в святочных обрядах. Святки вообще считались молодежным праздником. Парни и девушки колядовали, ходили ряжеными, участвовали в игрищах. Во время масленицы роль молодежи сводилась к изготовлению чучела Масленицы, сбору дров и разжиганию масленичного костра.

Девушки были главными участницами весенних обрядов, в основе которых лежит идея будущего плодородия. В Вознесение девушки совершали магические действия для повышения урожайности полей, например подбрасывали на ржаном поле вверх хлебцы-лесенки; в Семик—Троицу ходили в поля, где колосилась рожь, и устраивали там трапезу, водили хороводы вокруг березы в надежде на то, что эти действия стимулируют плодородие полей, а также помогут выйти замуж. Кроме того, девушек привлекали к исполнению очистительных обрядов. Так, например, они участвовали в опахивании — обряде, проводившемся для предохранения от эпизоотии скота. Одетые в белые рубахи, с распущенными волосами, впрягшись в соху, девушки вместе со старыми девами и старухами прокладывали вокруг села борозду, которая считалась преградой для Коровьей Смерти. Участие холостой молодежи в обрядах жизненного цикла в целом ограничивалось свадебным ритуалом. Парни и девушки были его деятельными участниками от сговора до венчания (см. Свадьба), Девушки входили в партию невесты, поддерживали ее и оплакивали ее будущую нелегкую «бабью долю». Парни составляли дружину жениха и старались скрасить его последние «вольные денечки». Характерной чертой поведения деревенской молодежи было совместное времяпрепровождение — не только в праздники, но и в будни. В воскресные дни и праздники парни и девушки редко бывали дома, а собирались своим кругом. В будние дни встречались вечером, освободившись от работы. Возвращение парня или девушки домой ближе к ночи, а иногда и под утро не считалось предосудительным. Весной и летом устраивались молодежные гулянья, которые начинались обычно на Пасхальной неделе и заканчивались к Петрову дню или к Успению. Гулянья проходили на площади села или за околицей деревни.

Зимой молодежь собиралась на посиделки в избе, с этой целью специально снятой девушками. Они начинались или с дня Иоанна Богослова (26 сентября / 9 октября) или с Покрова, а заканчивались к Рождеству Христову. В святки молодежь встречалась на игрищах, а в зимний мясоед (период между Крещением и масленицей) парни и девушки были участниками свадебных ритуалов. В посты совместные развлечения молодежи прекращались. Посещение гуляний, посиделок, игрищ считалось обязательным для девицы «в самой поре», «в самой красной жире» и для «женихающегося» парня. Отказ от участия в молодежных развлечениях вызывал удивление и резкое осуждение как в молодежном кругу, так и у старшего поколения: по мнению крестьян, такое «неправильное» поведение девушки или парня навлечет на всю молодежь деревни Божий гнев, а сами «отступники» будут наказаны безбрачием, ранним вдовством или бесплодием. Парни и девушки относились друг к другу очень уважительно, обращались друг к другу, особенно на гуляньях и посиделках, по имени и отчеству. При встрече с девушкой парень должен был первым ей поклониться, сняв шляпу. Девушка должна была ответить ему таким же поклоном. При встрече полагалось немного поговорить, обменяться комплиментами. Рукопожатия между парнем и девушкой не одобрялись, так как считалось, что через них передается сексуальное влечение. Общение между парнями и девушками обычно принимало форму любовной игры. Парни ухаживали за девушками, дарили им небольшие подарки, готовы были защитить от предполагаемых оскорблений со стороны парней-чужаков. Их игра строилась на том, чтобы завоевать внимание и любовь девушек. Парни стремились продемонстрировать перед ними свое молодечество: силу, храбрость, ухарство (удаль), ловкость, остроумие, умение быстро принимать решение и воплощать его в жизнь. Эти качества очень ценились девушками, так как позволяли думать, что парень, ими обладающий, после женитьбы будет хорошим мужем. Девушки должны были с достоинством принимать попытки парней завоевать их симпатии, выбрать себе пару, показать себя трудолюбивыми, скромными и в то же время веселыми, в меру раскованными. Все эти черты характера говорили парням о том, что девушка будет «доброй» женой. В молодежной среде также очень ценилась и внешняя красота, которая людьми пожилыми не считалась особенно большим достоинством человека: «Нам с лица не воду пить, и с корявой можно жить». Вниманием парней пользовались высокие девушки крепкого телосложения, с румяным лицом, голубыми глазами, черными бровями и светлыми волосами, такие, про которых можно сказать: «Краше цвету алого, белее снега белого». В старинной свадебной песне дается такой портрет красавицы:

Ой, да у ей русая коса
да мелко заплетенная...
Ой, да у Дунюшки
У нашей у голубушки,
Ой, да без белил лицо,
личико белехонько,
Вот белехонько,
Ой, да без румяничков-то у ей
да щечки румянехонькие,
Румянехоньки.

Любовь и красота[править]

Девушки считали красивым парня высокого роста, с полным, румяным лицом. Особенно ценились широкие плечи («косая сажень в плечах»), говорившие о силе — «молодость плечами крепка»,— и светлые вьющиеся волосы. В свадебной песне красивый молодец описывается так: Что у доброго молодца кудри завивалися, Завивалися кудри, ровно жар горят. Уж как этим-то кудрям люди дивовалися, Красны девушки кудрям любовалися.

Любовная игра, в которой проходила жизнь молодежи, не должна была заходить слишком далеко. Девушкам полагалось «блюсти» себя, свое «честное имя», т. е. заботиться о своей репутации, хранить девственность до свадьбы. Парни также должны были помнить о своей чести, добром имени, хранить целомудрие. Молодые люди, нарушившие правила игры, строго наказывались молодежным коллективом. В их адрес раздавались непристойные частушки, «хорошие» парни и девушки старались не иметь дела с «заблуждящимися». Всеобщее неодобрение вызывала девушка, родившая ребенка вне брака. Ее презрительно называли покрытка, накрытка, ребятница, богданиха, изгоняли с посиделок, преследовали насмешками. Молодожены не порывали связей с холостой молодежью: ходили на гулянья, посиделки, участвовали во всех развлечениях. Однако их статус в молодежной среде был выше, чем статус парней и девушек. Они были почетными, уважаемыми гостями, им уступали лучшие места на посиделках, старались говорить им приятные слова, обращать на них внимание, прислушиваться к их мнению. Молодожены пользовались большим вниманием и со стороны взрослого населения. В календарные праздники во многих деревнях Русского Севера для них устраивали застолья-«пирушки», от посещения которых нельзя было отказываться. Женщины приглашали молодух на свои праздники (моргосья), где угощали сладким пивом, пирогами и давали полезные советы: как строить отношения с мужем, как угодить свекрови, как зачать мальчика.

Молодоженам полагалось ездить в гости, «показывать себя людям» в масленицу, в праздник Введения (см. Смотры молодожёнов). Молодежь, как холостая, так и женатая, пользовалась со стороны взрослых людей большим уважением. В праздник парней и девушек называли по имени и отчеству, в будни только именем, но всегда полным; их старались похвалить, отметить в разговоре их положительные качества. Подчеркнуто уважительно, даже с долей почтения деревенские люди относились к молодоженам. Все называли их только по имени-отчеству, любовались ими как продолжателями «крестьянского рода-племени» и желали: «Вам, Иван Иванович, богатеть, а Вам, Марья Ивановна, спереди горбатеть». В то же время молодежь находилась под постоянным контролем со стороны старшего поколения деревни, которое наблюдало и оценивало поведение парней и девушек, молодух и молодых с точки зрения этических норм. Считалось, что несоблюдение этих норм — «обычаев дедов» — нарушает стабильность мира и ведет к гибели всего деревенского сообщества. В старинном духовном стихе «Сия песенка — отпадшим от Бога в погибель в грех» говорилось: «Плачу я, красно солнце со лучами, светел месяц плачу со звездами, что мир-народ идет он весь в погибель, в ту ли муку во превечную».