Морозко

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Жили-были мужик да баба. У мужика своя дочка, Настенька у бабы своя, Федукла. Свою дочку баба нежила, голубила, а старикову дочку невзлюбила, всю работу на неё взваливала, за всё её ругала, бранила, досыта не кормила.

Девушка ни от какой работы не отказывается, что велят делать — всё делает, лучше и не надо, люди на неё смотрят — нахвалиться не могут. А о бабиной дочке только и говорят:

— Вот она, Федукла, неряха-грязнуха. Вон она, Федукла, ленивица, бездельница!

Баба оттого ещё злее да бранчливее становилась. Поедом ела девушку. Только и думала — как бы её совсем погубить.

Вот раз поехал старик в город на базар. А лихая баба со своей дочкой сговариваются:

— Тут-то мы её, ненавистную, и сживём со свету!'

Кликнула баба девушку и приказывает:

— Ступай-ка ты в лес за хворостом!

— Да у нас и без того много хворосту, — отвечает девушка.

Закричала злая баба, затопала ногами, накинулась вместе со своей дочкой на девушку, и вытолкали её вон из избы.

Видит девушка: делать нечего, пошла она в лес. А мороз — так и трещит, а ветер — так и воет, а метель — так и метёт...

Баба со своей дочкой по тёплой избе похаживают, одна другой говорит:

— Не вернётся, постылая, назад. Замёрзнет в лесу!

А девушка зашла в лес, остановилась под густой ёлкой и не знает — куда идти дальше, что делать... Замёрзла.

Вдруг послышался шум да треск: скачет Морозко но ельничку, скачет Морозко по березничку, с дерева на дерево поскакивает, похрустывает да пощёлкивает. Спустился с ёлки и говорит:

— Здравствуй, красная де́вица! Зачем ты в такую стужу ко мне в лес забрела?

- Зовут меняя Настенька, а в лесу я потому, что велела мне мачеха хвороста набрать.

Выслушал её Морозко и говорит:

— Нет, Настенька, не за хворостом тебя сюда прислали. Но уж коли пришла в мой лес, покажи-ка мне, какова ты мастерица!

Подал ей кудели да прялку и приказал:

— Напряди ты из этой кудели ниток, вытки холст, а из холста мне рубаху сшей!

Сказал это Морозко, а сам ушёл. Не стала Настенька раздумывать, сразу за работу принялась.

Застынут у неё пальцы — она подышит на них, отогреет и опять знай работает. Так всю ночь и не разгибалась. Об одном только и думала — как бы лучше рубаху сшить.

Утром возле ёлки — снова шум да треск послышался: Морозко пришёл. Взглянул он на рубаху, похвалил:

— Ну, Настенька, хорошо ты работала!

Вынес тут Морозко большой кованый сундук, поставил перед Настенькой и говорит:

— Какова работа, такова и награда!

После того одел он Настеньку в тёплую шубку, повязал платком узорным и вывел на дорогу:

— Прощай, Настенька! Здесь уже́ тебе добрые люди помогут, до дому проводят.

Сказал и исчез, как будто и не бывало его.

А в это время старик домой вернулся.

— Где моя дочка? — спрашивает.

— Она ещё вчера в лес за хворостом ушла, да вот не вернулась.

Встревожился старик, не стал распрягать лошадь, поехал скорее в лес. Глядит — возле дороги его дочь стои́т, нарядная да весёлая.

Усадил её в сани, Морозкин сундук с подарками тут же взвалил и повёз домой.

А злая баба с дочкой за столом сидят, пироги едят и так говорят:

— Ну, живая она домой не вернётся! Одни косточки старик привезёт!

А собачка возле печки потявкивает:

— Тяф, тяф, тяф! Старикова дочка дорогие подарки везёт! А старухину дочку никто замуж не возьмёт!

Баба и пирожки собаке бросала, и кочергой её била.

— Замолчи, негодная! Скажи лучше: «Старухину дочку замуж возьмут, а старикову дочку неживу привезут!»

А собачка знай своё твердит:

— Старикова дочка дорогие подарки везёт! А старухину дочку никто замуж не возьмёт!

Тут воро́та заскрипели, дверь в избу отворилась, и вошла Настенька, нарядная да румяная, а за ней люди большой сундук внесли, весь морозными узорами изукрашенный.

Кинулась баба со своей дочкой к сундуку, стали наряды вытаскивать, разглядывать, на лавки раскладывать, стали выспрашивать:

— От кого такой богатый подарок получила?

Как узнала баба, что Морозко девушку наградил, забегала по избе, одела, закутала потеплее свою дочку, Федуклу, сунула ей в руки узелок с пирожками и велела старику везти её в лес:

— Она два таких сундука притащит!

Привёз старик бабину дочку в лес, оставил под высокой ёлкой. Стои́т она, по сторонам озирается, ёжится да бранится:

— Что это Морозко так долго не идёт? Куда он, такой-сякой, запропастился?

Тут послышался шум да треск: скачет Морозко по ельничку, скачет Морозко по березничку, с дерева на дерево поскакивает, похрустывает да пощёлкивает. Спустился с ёлки и спрашивает:

— Зачем пришла ко мне, красная де́вица?

— Или сам не знаешь? За дорогими подарками пришла!

Усмехнулся Морозко и молвил:

— Покажи-ка сначала, какова ты мастерица — свяжи мне рукавицы!

Подал ей спицы да шерсти клубок, а сам ушёл.

Федукла спицы в снег кинула, клубок ногой отбросила:

— Ишь, что придумал, старый! Где это видано, где это слыхано, чтобы в такую стужу вязать? Этак и пальцы отморозишь!

Поутру затрещало, захрустело — Морозко пришёл:

— Ну, красная де́вица, покажи, как ты мою работу справила?

Накинулась на него бабина дочка:

— Какая тебе, старый дурень, работа? Или ослеп, не видишь: иззябла я тут, тебя дожидаючись, чуть жива?..

— Ну, какова работа, такова и награда будет! — молвил Морозко.

Тряхнул он бородой — и поднялась вьюга да метель, все тропки, все дороги замело. А Морозко исчез, будто его и не бывало.

Побрела бабина дочка без пути, без дороги и зашла в глубокий овраг. Там её и завалило снегом...

Поутру старуха чуть свет растолкала старика, разбудила, приказала за своей дочкой в лес отправляться. А сама принялась пироги печь. Собачка сидит, потявкивает:

— Тяф, тяф, тяф! Старикова дочка скоро замуж пойдёт, а бабина дочка из леса не придёт!

Баба собачке и пироги бросала, и кочергой больно колотила её:

— Замолчи, негодная! Ешь пирог да не говори так! Скажи лучше: «Старухина дочка дорогие подарки привезёт, а старикова дочка жениха не найдёт!»

Собачка пирог съест и опять своё:

— Тяф, тяф, тяф! Старикова дочка скоро замуж пойдёт, а бабкина дочка из лесу не придёт!

Всполошилась баба: «Кабы и вправду чего худого с моей дочкой не случилось! Кабы в пути дорогие подарки не растеряли! Побегу-ка я вслед за стариком!»

Накинула она шубу и побежала к лесу. А метель ещё пуще воет, ещё пуще крутит. Совсем дорогу замело...

Сбилась злая баба с пути, и завалило её снегом...

Старик поискал-поискал Федуклу в лесу, да не нашёл. Вернулся домой — и бабы нет. Собрал он соседей. Принялись все бабу и её дочку искать, искали, искали, все сугробы перерыли, да так и не нашли их.

И стал старик жить вдвоём со своей дочкой. А как пришла весна — посватался к ней добрый мо́лодец — из кузницы кузнец.

Сыграли они весёлую свадьбу и стали жить в любви да согласии.

И сейчас живут.