Наговорная водица

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Жили-были муж с женой. Смолоду они жили всем на загляденье, а под старость — словно их кто подменил. Только спустит утром старик ноги с печки — как уж и пошла промеж ним и старухой перебранка. Он старухе слово, а она ему два; он ей два, а она ему пять; он пять, а она десять. И такой вихорь завьется про меж них — хоть из избы вон беги! А разбираться начнут — виноватого нет. — Да с чего б это у нас, старуха, а? — скажет старик. — Да все ты, старый, ты все!.. — Да полно! Я ли? Не ты ли? С долгим-то языком!.. Не я, да ты! Ты, да не я! И снова-здорово: опять ссора промеж них затеялась. Вот раз слушала, слушала их соседка и говорит: — Маремьянушка, что это у тебя со старым-то все нелады да нелады. Сходила б ты на край села к бобылке. Бобылка на водицу шепчет... Людям помогает, авось и тебе поможет. «А и впрямь,— подумала старуха,— схожу к бобылке...» Пришла к бобылке, постучала в окошко. Та вышла. — Что,— спрашивает,— старушечка, тебе надобно? — Да вот,— отвечает бабка,— пошли у нас нелады со стариком. — А подожди,— говорит бобылка,— немного. И сама — в дом. Вынесла старухе воды в деревянном ковше да при ней же на ту воду пошептала. Потом перелила ее в стеклянную посудину, подает и говорит: — Как домой придешь да как зашумит у тебя старик-то, так ты водицы-то и хлебни да не плюнь, не глотни, а держи во рту-то, пока он не угомонится... Все ладно и будет! Поклонилась старуха бобылке, взяла посудину с водой — и домой. И только ногу за порог занесла, как старик на нее и напустился: — Ох, уж мне эти бабы-стрекотухи! Как пойдут, так словно провалятся! Давным-давно самовар пора ставить, а ты и думать забыла! И где это ты запропала?.. Отхлебнула старуха из стеклянной посудины да не плюнула, не проглотила, а, как велела бобылка, держит во рту. А старик видит, что она не отвечает, и сам замолчал. Обрадовалась старуха: «Аи впрямь, видать, что водица эта наговорная целебная!» Поставила посудину с водой, а сама — за самовар, да и загреми трубой. Услышал это старик: — Эка нескладна-неладна! Не тем концом руки, видать, воткнуты! А старуха хотела было ему ответить, да вспомнила наказ бобыл- ки — и опять за водицу! Хлебнула и держит во рту. Видит старик, что старуха ни словечка ему супротивного не говорит,— дался диву и... замолчал. И пошло промеж них с той поры все как по писаному: снова, как в молодые годы, людям на загляденье жить стали. Потому как только начнет старик шуметь, старуха сейчас — за наговорную водицу! Вот она сила-то в ней какая!