Надежда Александровна Соболева

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Надежда Александровна Соболева
Гражданство: СССР/Российская Федерация
В запросе есть пустое условие.
Научная сфера: история, сфрагистика
Место работы: Институт российской истории РАН

Надежда Александровна Сóболева — советский/российский историк, доктор исторических наук. Главный научный сотрудник Института российской истории РАН. Член Геральдического совета при Президенте Российской Федерации. Имеет благодарность президента РФ В. Путина «за большой вклад в обеспечение единой государственной политики в области геральдики», а также грамоту и медаль Главнокомандующего Внутренних войск МВД России «за активное участие в разработке боевых знамён соединений и частей ВВ МВД России».

Некоторые работы[править]

Отзывы[править]

Дискуссионный заряд автора достигает максимума… в… очерке, посвященном так называемому «знаку Рюриковичей». Начиная с Н. М. Карамзина, впервые назвавшего этот самый ранний символ русской властности «трезубцем», его считали то знаком собственности потомков Рюрика, то «гербом князя Владимира», то «норманнским родовым знаменем», то навершием скипетра скифских царей. Автор, отталкиваясь от более чем семьдесят лет назад высказанного суждения Н. П. Лихачева о тюркской тамге, как возможном прототипе «знака Рюриковичей», рассматривает его появление в контексте ориентальных политико-культурных влияний. Из них Соболева выделяет не столько тюркские, сколько иранские традиции сакральной образности, транслировавшиеся в славянские общности через хазарское посредничество. Рассуждения Соболевой корреспондируют с утверждающейся в последнее время концепцией «русского каганата», Соболева воспринимает «трезубец» как сакральный, магический символ, реликт языческих верований, соответствовавший архаическим представлениям о трехчастности социального миропорядка. В этой связи уместно напомнить о наиболее архетипических представлениях о природе высшей власти государя, восходящих к римско-имперской, эллинистической и еще глубже — к шумеро-аккадской традиции, согласно которой правитель мыслился как воплощение трех богов — небесного, земного и подземной сферы. Примечательно и наблюдение автора о синхронности существования «трезубого» символа власти и титула «каган». Как только в XII в. хазарский обычай титулования русского правителя вытесняется титулом «князь», исчезает из официального обращения и «трезубец».

Справедливо замечание Н. А. Соболевой о слабой изученности средневековой русской потестарной символики периода раздробленности. До сих пор анализировались лишь ее отдельные элементы без попыток рассмотреть знаки властвования в их взаимосвязи и определенной системе. С начала XIV в. стало складываться легендарное предание о великокняжеских регалиях как дара от самих византийских императоров. В одной из версий говорилось, что вручение регалий происходило в Кафе ни кем иным, как генуэзским консулом этого крымского города. В действительности, как показали исследования современных искусствоведов, одна из самых знаменитых инсигний великого князя — «шапка Мономаха» — оказалась не византийского, а татарского происхождения.

<…>

Принципиальная открытость сфрагистических памятников ко все новым и новым интерпретациям, всегда остающаяся незавершенность самого полного сигиллографического исследования с особой остротой ощущаются в сюжете, посвященном великокняжеской печати Ивана III 1497 года. Казалось бы, об этом уникальном памятнике, где впервые встречается герб русского государства, уже сказано с исчерпывающей полнотой. Ему посвящены сотни работ на самых различных языках мира. Однако, как показала Соболева, этот источник продолжает таить еще немалый ресурс нового знания. Автору удалось провести филигранный иконографический анализ печати и получить принципиально новые результаты. Возможность византийского влияния на формирование русского символа двуглавого орла была поставлена под сомнение еще Н. П. Лихачевым. Американский исследователь Г. Алеф выдвинул идею имперских амбиций Ивана III, стремившегося достигнуть равенства с императорским домом Габсбургов и потому имитировавшего его символику. Однако происхождение этого символа оказалось более сложным. Впервые двуглавая птица отыскивается в сакральных рельефах шумеров. Позднее эту эмблему использовали персы. Похожий знак орла с двумя головами встречался на монетах арабов и сельджуков. Подобное изображение использовалось и в Византии, однако оно не имело геральдического смысла. Западноевропейцы познакомились с ним в ходе третьего и четвертого крестовых походов. Тогда символ двуглавой птицы появился в гербах европейской знати. У Фридриха II Штауфена, короля Иерусалимского, Сицилийского и Германского, императора Священной Римской империи символом был двуглавый и даже трехглавый орел.

<…>

Не обойдена Н. А. Соболевой одна из самых мифологизированных идеологем русской политической культуры «Москва — Третий Рим». В последнее время стали настойчиво раздаваться голоса о мифическом характере этой идеи для России XVI века. Утверждается, что сочинение Филофея, монаха Псковского монастыря, с именем которого может быть связана подобная концепция, оставалось неизвестным вплоть до второй половины XIX в., вплоть до публикации в трудах Казанской духовной академии. Однако Соболева показывает, что эта идея, не имея такого емкого, доведенного до девизности словесного выражения, владела умами русской политической элиты много раньше. В частности, ею отмечается «греческий проект», обсуждавшийся в кругах русских интеллектуалов во второй половине XVIII в., который предусматривал восстановление «Древней Греческой империи» с центром в Константинополе. Внук императрицы Екатерины II, Константин, готовился в императоры. Как раз тогда распространилось эллинофильство, давшее начало русской науке о классических древностях.[1]

Примечания[править]

  1. Вопросы истории. — 2007. — № 7. — С. 165‒166.

Ссылки[править]