Научить рисовать

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

НАУЧИТЬ РИСОВАТЬ


Можно ли научить рисовать?

1. Научить рисовать нельзя.

2. Научить рисовать можно.

Можно ли сходу разглядеть художественный потенциал ученика?

1. Потенциал разглядеть нельзя.

2. Потенциал можно разглядеть?

И так далее.

Художественный потенциал, мне кажется, прежде всего проявляется в танце и, если он, потенциал, есть, то такого ученика можно научить рисовать. Но при одном непременном условии: ученик должен страстно хотеть научиться рисовать, быть терпеливым и послушным. И конечно, самое главное это художественные качества самого учителя. Никакой теоретик ничему хорошему не научит, ибо всё, что должен делать ученик, это повторять вслед за выбранным им учителем всю его технологию рисунка, которая может быть не вполне понятна ученику. Учитель при этом не должен ничего пояснять и втолковывать, ибо в плане художественного процесса есть пункты, которые трудны пониманию самого учителя /иначе рисовальщик мог бы производить одни шедевры, чего нет на самом деле/ и, начав пояснять, он может заблудиться в них сам и потерять авторитет, что есть катастрофа: въедливый, пристрастный ученик должен в конце-концов сам понять смысл движений учителя. Научиться рисовать это значит быть востребованым зрителем, что определяется степенью посещаемости.

Три моих статьи усилиями посетителей постепенно вышли на первые страницы Yandex, на что я никогда не надеялся, и следовательно, затрудняюсь понять причину популярности приведенных в статьях примеров рисунков. Но, поскольку это реальность существует, невольно начинаешь искать условия популярности. Вывод не может быть объективным по определению, ибо не существует никаких правил линии или пятна, в каждой удаче обстоятельства разные, разные условия, разные манеры, разная техника. Например, графический рисунок одной и той же натуры может быть выполнен твердым карандашом, мягким карандашом, углем, сангиной, сепией и ещё сотней способов и все рисунки будут различны по художественному эффекту, даже если выполнены одним и тем же человеком. На художественный эффект акварели влияет качество бумаги, качество красок, кистей, технологии и техники. Но прежде всего художественного вкуса. Я мог бы отдать собственный авторитет популярности авторитету художников, рисунки которых помещены на странице статьи, но ведь, этих художников мало кто знает. Вот пример художественного портрета и рядом образец чистой техники.

Николай Фешин. Мужской портрет, Б., уголь, 1921
Николай Фешин. Женский портрет, Б., уголь, 1930

Казалось бы, почему второй портрет не сделать столь же художественным? Не получится: надо угодить заказчику. По этой причине, думаю, мы лишены огромного разнообразия авторских попыток художественного изображения. Есть и другая причина: неосознание самим автором своего художественного таланта под воздействием потребительского вкуса. В этой статье мне и хотелось бы показать примеры или образцы истинно художественных работ, критерием чего и являются, как раз, случайно выставленные мною работы в прежних статьях /смотри ссылки под статьей/. При этом я ничуть не собираюсь ни отвергать, ни принижать вкус оппонентов, ибо смысл всякой публикации и есть попытка разобраться в истине, найти оптимальный признак для оценки произведения, а не только использовать власть ситуации. Статья не ставит целью научить рисовать, она больше как приглашение к обсуждению современной проблемы изобразительного творчества в доказательство несомненного преимущества именно современного реалистического искусства над искусством авангардистским, хотя весь его авангардизм не более чем выдумка /дилетанта/. /Известна попытка Ренуара заниматься реалистическим искусством, закончившаяся ничем. Не сумев доказать свою состоятельность в реалистическом формате он, что называется, переметнулся в модное течение импрессионизма, где и преуспел/. Цену этой выдумки, как правило, определяют люди далекие от искусства: такова реальность и здесь ничего поделать нельзя. Но было бы правильным отделить художественное творчество как формат чувственности от бесовщины авангарда.

Валентин Серов, замечательный художник, склоненный обстоятельствами к преподавательской деятельности, никогда не наставлял и не советовал ничего ученикам, лишь молча обходил мастерскую и, не найдя интереса, уходил. И тем не менее, думаю, можно было разглядеть в линиях и пятнах наметки таланта и кратким советом дать имульс к развитию этого таланта. Серов прекрасный портретист и нет нужды приводить примеры высокохудожественных работ этого автора, вместе с тем графические работы, мягко выражаясь, не вполне адекватны его живописи. Вот пример:

В.Серов. Ворона., Б., карандаш, 1896
Э.Дега. Рисунок. Б., карандаш, 1860

Сравните с рисунком Э.Дега, и если заметите разницу именно в художественной интерпретации, можете считать себя соавтором статьи. Зачем я это говорю? Только затем, чтобы примером подтвердить инстинктивность художественного творчества, слабого осознания истины, интуитивности процесса под воздействием опыта и самовоспитания.

Следует обозначить понятия, например, такого - "научиться рисовать". Рисовать как кто? Моими авторитетами и заочными учителями были те, чьи рисунки я с чувством исполнения долга размещаю в своих статьях как образцы художественности. И если ученик осознает себя адептом своего кумира он может считать себя научившимся, даже если мало что смог сделать, ибо это осознание рано или поздно одарит ученика удачей. Это общий принцип поиска истины - ЗНАЯ то, чего хочешь, решительно отрицай всё прочее. Мне мог бы нравиться и Малевич со своим квадратом, но где бы я был сегодня? Итогом всякого обучения может быть только успех в общечеловеческом смысле, то есть когда ты понятен современнику и, только достигнув успеха и таким образом утвердив себя, можешь затем рисовать "квадраты и треугольники" в уверенности их признания. Так происходит всегда: сначала человек превосходно поет, а затем только квакает, но тогда уже и квакание признается обществом как шедевр, правда, под понятием: "он так видит". Вот ещё пример попытки самоутвердиться, о чем я вскользь упоминал выше:

Ренуар. Купальщица с собакой, 1870

Для чего мы рисуем?

Это всего лишь способ выражения собственных чувств и только случайность признания может сделать выраженные на бумаге чувства "ликвидными". Но когда чувства подменяются осознанием, озадачиваются ясной целью художественность исчезает, ей на смену приходит целенаправленная страсть признания, высокому чувству в этой страсти места нет.





Вот ещё две работы великого мастера художественного изображения:

Фрэнк Бренгвин. Дичлинг, офорт,1921
Фрэнк Бренгвин. Старый мост в Риме, офорт, 1921













Чем подверждается художественность этих работ? Прежде всего интуитивным ослаблением контрастности части изображенных сооружений в акцентирование наиболее итересующего фрагмента, на который направлен взгляд автора. Тем самым создается устойчивость формы, её прочность и грандиозность, то есть то, что художник почувствовал, впервые "увидев" изображенное не глазом, но чувством. И когда зритель видит рисунок он столь же ярко сочувствует автору. Для ещё большей чувственности сооружение могло быть "оторвано" от основания, как он делал это в других своих работах, но автору "не хватило" решительности и он населяет подножие сооружений жизнью "муравьев", которые мало чего добавляют в композиции.


Евгений Рындин. Рисунок. Б.,кар.2012
Евгений Рындин. Рисунок. Б., кар. 2012
Евгений Рындин. Рисунок. Б., кар. 2012
Евгений Рындин. Рисунок. Б., кар. 2008


Вот ещё несколько примеров простых сюжетов, на которых можно без особого напряжения определиться с понятием художественности так, как её трактует автор статьи, опирающийся на признание посетителей статей, заявленное в начале. По сути это учебные работы как бы законченные и одновременно предоставляющие автору, а в некоторых случаях и посетителю страницы, вносить дополнения в композицию рисунка, уточнющие понятие композиционной художественности изображения.

Евгений Рындин. Рисунок. Б., кар. 2002

В чем ценность удачной композиции? Прежде всего композиция должна вызывать удивление. Разбираясь в причинах этого удивления можно отдать приоритет композиционной устойчивости; можно линеарной оправданности, когда каждый миллиметр линии может быть только таким, каким представлен и никаким другим, то есть всякое "уточнение" только испортит изображение; можно скупости идеи, когда всякий новый элемент композиции, включая растушевку теневой стороны формы, покажется неоправданным. Всё это давно известно и в лучших работах присутствует. Сожаление вызывает только то, что чаще всего используется подсознательно, инстинктивно. Предпочтение, как правило, отдается так называемой жизненной правде при умалении правды художественной. Именно по этой причине притупляется зрительский интерес к авторам, удачно начавшим своё творчество и без понятных причин отказавшимся от совершенствования успеха. Смею высказать мысль о том, что имитация реальности в работах большинства художников, не исключая сфер музыкальной, театральной, литературной деятельности, по сути отодвигает их от главного акцента художественности - сочувственности. Конфликт, как основа возбуждения чувств, либо сглаживается оправданием, либо шокирует развязностью, неэтичностью изображения, уводя зрителя в отрицание самого автора идеи. Когда же художник возбуждается им же изображаемым, проникается сочувствием, соучастием, страстью, его состояние неизбежно передается и зрителю и тогда произведение становится художественным. Может быть, по этой причине художественных произведений мало, ибо не все страсти подчиняются их охудожествлению.

/статья в работе/