Невменяемость

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Невменяемость  — состояние лица, исключающее в отношении к нему применение уголовного закона. Невменяемость устанавливается судом на основе судебной психиатрической экспертизы (текст реальной экспертизы). Некачественно выполненная экспертиза может быть отвергнута судом (см. постановление суда). Невменяемость есть состояние обратное вменяемости и поэтому определяется отрицательно — отсутствием некоторых признаков, которыми характеризуются вменяемость. Как особое юридическое состояние, невменяемость не имеет самостоятельного медицинского значения. Юридический смысл невменяемости состоит в освобождении гражданина совершившего общественно-опасное деяние описанное в уголовоном законодательстве от уголовной и гражданской ответсвенности. Медицинский аспект невменяемости заключается в необходимости научно-обоснованного диагностирования (присвоения специального кода) у невменяемого одного из психических расстройств из списка утвержденного приказом Минздравом России N172 от 1991 г. и закрепленого в Федеральном Законе «О психиатрической помощи…» в ст. 13. Данный список конечен и исчерпывающ. Полное название этого списка МКБ-10 (МКБ-10: Класс V, Международная Классификация Болезней десятого пересмотра ВОЗ ООН). МКБ-10 обязателен, психиатрический дианоз не содержащий код МКБ-10 или не соответсвующий описанию симптомов или названию болезней из МКБ-10 недействителен, ненаучен и юридически ничтожен. При диагнозе не удовлетворяющем МКБ-10 признание лица невменяемым незаконно. Из вышесказанного вытекает необходимость проверки психиатрического диагноза на соответствие МКБ-10 в ходе судебного процесса по признанию лица невменяемым. Право настаивать и осуществлять такую проверку имеют все стороны судебного процесса. В сложившейся судебной практике обычно наиболее заинтересованной стороной в такой проверке являются потерпевшие.

Невменяемость исключает самое понятие преступности; деяние невменяемого представляются случаем (см. Случай), влекущим за собой разве только меры предупредительные, например помещение в психиатрический стационар, под особый надзор опекунов и т. п.; но и эти меры являются последствием не совершенного деяния, а обнаружения болезненного состояния, требующего особых мер надзора и лечения. За гражданские последствия преступления невменяемым никто не отвечает, за исключением случаев когда невменяемому до совершения преступления уже был назначен судом опекун. Опекун несет гражданскую ответственность только если он мог предупредить совершение преступления и/или по явной небрежности допустил его совершение, но в этом случае ответственность обуславливается не тем, что преступление совершено невменяемым, а тем, что имеется налицо неосторожность лиц, на обязанности которых лежал надзор. При доказанности того, что совершившее преступление лицо находится в состоянии невменяемости, уголовное преследование не может быть возбуждаемо, а начатое — прекращается.

Наиболее затруднительны случаи, когда адвокат лица совершившего преступление настаивает на том, что фабула преступления даёт повод заподозрить невменяемость лица, его совершившего, возбуждая либо предположение, что преступное действие было совершено в припадке болезненного душевного состояния, либо предположение, что виновник действия вообще является хроническим душевнобольным и требует проведения психиатрической экспертизы либо представляя в суд результаты ранее проведенных экспертиз. Оба случая разрешаются судом на основании имеющихся доказательств невменяемости, к которым относится показание свидетелей, потерпевших и экспертов, психиатрические экспертизы и медицинские документы (история психической болезни и т. д.)

Что касается мер предупреждения, которые могут быть принимаемы в отношении лиц, совершающих преступление в состоянии невменяемости, то действующее по этому предмету законодательство предусматривает, что безумные и сумасшедшие, в случае причинения ими смерти или посягательства на жизнь другого или свою собственную, по решению суда могут помещаться в психиатрический стационар даже и в том случае, когда бы их родители или родственники пожелали взять на себя обязанность смотреть за ними и лечить их у себя дома.

Российское законодательство[править]

В современном Российском законодательстве невменяемость определяется в статьях 21 и 22 УК РФ.

Статья 21. Невменяемость

1. Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

2. Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные настоящим Кодексом.

Статья 22. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

1. Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

2. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

Сложность логического построения ст. 21 и 22 УК РФ, отсутствие определения всех терминов, используемых в этих статьях внутри УК РФ, неоднозначность процедур проведения психолого-психиатрических экспертиз и многовариантность действий прокуратуры по результатм таких экспертиз, судебная практика очень редкого применения ст. 22 УК РФ создает значительные возможности (можно сказать преимущества) стороне защиты в деле признания невменяемыми и освобождения от уголовной ответсвенности лиц, совершивших общественно-опасные деяния описанные в УК РФ. Редкое использование ст. 22 УК РФ возможно объясняется возникающей при применении этой статьи гражданской отвественности государства перед потерпевшими. Фактически вменяемый по ст. 22 УК РФ психический больной находится в стационаре на иждивении у государства, то есть государство как бы выступает опекуном. А опекун по ГК РФ несет ответственность за деяния опекаемого. А преступления невменяемого, как было отмечено выше, считаются несчастным случаем и никакой ответсвенности не возникает. С другой стороны, признание психического больного, ранее проходившего лечение в психиатрическом стационаре и «вылеченного», невменяемым означает, что он был неправильно выпущен из государственного психиатрического стационара недолечившимся или неправильно лечившимся, невылечившимся. Было бы логично законодательно закрепить, что в этом случае именно государство должно компенсировать моральный и материальный вред причиненный действиями психически больного лица. При значительном количестве психических больных расходы государства на такие компенсации могут быть огромными. В условиях же неприменения ст. 22 УК РФ вполне логична подготовка к принятию таких странных постановлений как выпуск 50 % всех психических больных из государтсвенных психиатрических стационаров (в предполагаемом авторстве документа НИИ им. Сербского). Другая точка зрения состоит в том, чтобы выпустить только вменяемых, признаваемх таковыми через психиатрическую экспертизу судами. В таком варианте риск финансовой ответсвенности государства не возникает, так как в современном законодательсве материальной ответсвенности судов и судей за ошибочные решения не предусмотрено.

В УК РФ нет определения термина осознавать. Несмотря на кажущуюся очевидность отсутствие такого определения в УК РФ даёт возможность психиатрам придумывать свои нестандартизированные определения. В частности большой популярностью у психиатров пользуется фраза, что лицо «не осознавало ситуацию в целом» не объясняя, что они имеют ввиду. Традиционно психиатры считают это достаточным для признания лица невменяемым. В тоже время в психологии понятие осознания детально разработано и параметры способности осознавать надежно измеряются с помощью различных тестов, в частности интегрального теста IQ или коэффициента умственного развития. Поэтому при проведении психолого-психиатрических экспертиз довольно часто (примеры таких реальных экспертиз есть на сайте ***) результаты психолога говорят о сохранности интеллекта, а психиатры все же настаивают на невменяемости лица именно на основании неспособности осознавать. В УК РФ в ст. 20 от уголовной ответсвенности освобождаются лица чье фактическое психическое развитие ниже 14 лет, даже если у них нет психического растройства. В психологии на огромном фактическом материале установлен средний IQ для лиц 14 лет в районе 70 единиц. Таким образом научный подход к проблеме невменяемости мог бы состоять в том, что лица без галлюцинаций и клинического бреда, перекрывающих по содержанию фабулу преступления, и с IQ > 70 автоматичеки признавались бы (по критерию способности осознавать) вменяемыми независимо от наличия у них психического расстройства.

В УК РФ нет определения термина «фактический характер». Это приводит к тому, что психиатры получают возможность утверждать, что лицо не осознавало фактический характер своих действий (было невменяемым) даже при совершении таких преступлений как серийные изнасилования и сексуальное насилие над детьми. Однако, очевидно, что без осознния в самом широком смысле совершить такие деяния невозможно. Необходимо осознание возраста и пола жертв, осознание физиологических оссобенностей жертв и устройства половых органов, осознание окружающей обстановки, места, времени, так как такие преступления как правило включают в себя выслеживаие жертв, дифференция жертв по возрасту и полу, вербальный контакт с жертвой, угрозы, уговоры, затаскивание в укромное место, раздевание жертв, то есть стадию приготовления к преступлению, то есть умысел на совершение преступления, и только потом само преступление. Тем не менее очевидное с точки зрения здравого смысла и психологии не принимается психиатрами и достаточно часто в реальной судебной практике педофилы признаются невменяемыми по причине неспособности осознавать именно на основании заключений психиатров даже при IQ >100 и в отсутвие бреда и галлюцинаций. УК РФ предусматривает, что некоторые преступления могут быть совершенны по неосторожности, случайно, неумышленно. Но серийные сексуальные преступления в отношении детей к этому классу в УК РФ не относятся. Т.о. законодатель установил, лица их совершившие всегла совершали их умышленно. Тем не менее такие лица с точки зрения психиатров могут действовать неосознанно, неумышленно то есть быть невменяемыми. В современной судебной практике это противоречие в подавляющем числе случаев разрешается в пользу преступника через признание его невменяемым психиатрами.

Процессуальные оссобенности применения ст. 21 против ст. 22 УК РФ[править]

Из общих принципов принятых ВОЗ при ООН (Всемирная Организация Здравохрания) вытекает презумпция психического здоровья. Человек считается психически здоровым (а значит и вменяемым) до тех пор пока обратное не будет доказано медиками (возможно в судебном порядке через проведение экспертизы). Таким образом логично, что доказательство невменяемости должно возлагаться на сторону защиты. Однако на практике это не совсем так. Гражданин России может быть признан недееспособными и/или невменяемым только судом с применением ст. 21 УК РФ. Таким образом прокуратура и даже эксперты психиатры лишены возможности прямо признавать человека невменяемым. С другой стороны в УПК РФ прокуратуре даётся возможность в неявном виде до решения суда признать гражданина невменяемым и фактически осуществить функцию защиты, оказывая сильнейшее давление на суд в пользу освобождения лица от уголовной ответсвенности (но УПК РФ относит прокурора к стороне обвинения!). Давление столь сильное, что реальная судебная практика показывает, что практически всегла требования прокуратуры по освобождению от уголовной ответственности на основании ст. 21 УК РФ удовлетворяется судом. УПК РФ предусматривает по результатам психолого-психиатрической экспертизы (может быть проведена на стадии следствия) для прокуратуры либо написание обвинительного заключения (то есть считать преступника вменяемым) либо написание постановления о направления на принудительное лечение с требованием к суду признать преступника невменяемым. Второй вариант и означает признание преступника невменяемым до судебного решения, что противоречит логике УК РФ. Суд ставиться в очень неудобное положение. Процессуально и законодательно не предусмотренно признание преступника вменяемым. Термин вменяемость вообще не используется в УК и УПК РФ. Если судья не согласен с прокуратурой единственное, что он может сделать это вернуть дело прокуратуре, но не может признать преступника вменяемым. Однако при этом судья гарантированно получит кассационную жалобу в вышестоящий суд от защиты и даже прокуратуры с аргументами, что судья не является психиатром и не может квалифицированно критиковать и отвергать доводы экспертов-психиатров. В реальной судебной практике судьи на такой конфликт не идут. Таким образом юридическая реальность такова, что решение о признании преступника невменяемым и об освобождении от уголовной ответсвенности принимают единолично психиатры, вне судебных процедур состязательности сторон (защита против обвинения/потерпевших), так как прокуратура не имеет штатных единиц врачей-психиатров и вынуждена полностью полагаться на мнение сторонних психиатров-экспертов, а учет мнения потерпевших прокуратурой УПК РФ не предполагает.

Логическая структура ст. 21 и 22 УК РФ[править]

Невменяемость не является синонимом психического расстройства. Соласно ст. 22 УК РФ даже тяжело психически больной человек может быть признан судом вменяемым.

Методики установления невменяемости предлагаемые Верховным Судом РФ, Минздравом РФ и НИИ им. Сербского.

1.Инструкции Минздрава «О производстве судебно-психиатрической экспертизы» от 27 октября 1970
Согласно инструкции Минздрава «О производстве судебно-психиатрической экспертизы» от 27 октября 1970 (статус документа «действующий», разработано в НИИ им. Сербского) психиатры обязываются выносить экспертное заключение «вменяем» или «невменяем» (Раздел 4 данной инструкции). Отсутствие четкого вывода в экспертизе есть признак сомнительности такой экспертизы и повод для обоснованного ходатайства о проведении повторной экспертизы. Данная инструкция, как указано на её титульном листе, согласованна с МВД, Прокуратурой и Верховным Судом СССР. В пояснениях Верховного Суда указано, что экспертное заключение о невменяемости не является правоустанавливающим документом, а есть обычное доказательство, которое Суд должен исследовать и оценить, сопоставить с другими доказательствами (показания свидетелей, потерпевших) по обычным правилам УПК РФ. Это означает, что, согласно этой инструкции, во время совершения преступления «невменяемый» должен совершать странные необычные или явно неадекватные ситуации поступки или действия, высказывать бредовые идеи и тд, и это должно быть подтверждено показаниями свидетелей и потерпевших, возможно техническими средствами наблюдения. Также согласно инструкции эти необычности и неадекватности поведения лица во время совершения преступления должны быть исследованы в экспертизе и им должна быть дана психиатрическая оценка, то есть должно быть сопоставление с симптомами психических расстройств. Если такого анализа поведения невменяемого в ходе совершения преступления в экспертизе нет, и/или если подтверждений (доказательств) неадекватного поведения сторона защиты (адвокат) не смогут предствить в судебном заседании, то у стороны обвинения (потерпевших) будут так называемые «обоснованные сомнения в выводах экспертизы», что есть по УПК РФ серьёзный довод ходатайствовать перед судом о проведении повторной экспертизы. Другими словами сама психиатрическая экспертиза ни при каких обстоятельствах не может быть единственным доказательством невменяемости. Такой подход призван был компенсировать явный перекос в юридическом вопросе определения невменяемости исключительно медиками (психиатрами-экспертами), а не юристами. Другой вопрос, работает ли это на практике? (об этом см. ниже) [http://guitarfx.narod.ru/1970.htm текст инструкции Минздрава от 27 октября 1970

2."Модели диагностики и лечения МКБ-10…" утвержденно приказом Минздрава N 311 от 6 августа 1999 г.
Важность этого приказа Минздрава состоит в том, что в нём простым человеческим языком без применения малоизвестных медицинских терминов описаны методы диагностирования тех или иных психических расстройств, а значит даже неспециалисты на основе этого документа могут проверить правильность диагностирования психического расстройства, а значит и невменяемости в экспертизах. Также этот документ устанавливает для каждого психического расстройства из МКБ-10 необходимость помещения (или не помещения) лица в психиатрический стационар. Это даёт возможность проверить правильность вывода экспертов о направлении лица в психический стационар, то есть в какой-то мере провести проверку правиьности применения ст. 21 против 22 УК РФ. Конечно, неспециалист не сможет обнаружить «тонкие» ошибки экспертов, однако грубо ошибочные выводы (например из-за коррупции) легко выявляются на основе приказа Минздрава N 311. Например, в экспертизе диагностировано Органическое Расстройство Личности (ОРЛ) и экспертны делают вывод о необходимости освободить преступника из мест заключения и направить его на лечение в психиатрический стационар по невменяемости. Несогласная сторона (в данном случае потерпевшие или их адвокат) находят данный диагноз (ОРЛ) в тексте приказа N 311, обнаруживают, что лечение в стационаре для ОРЛ не предусмотрено и опротестовывают экспертизу как заведомо ложную. текст приказа Минздрава N 311

3. Закон РФ «О ГОСУДАРСТВЕННОЙ СУДЕБНО — ЭКСПЕРТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ

В этом документе законодательно закреплено требование научной обоснованности экспертного заключения, что в применении к психиатрической экспертизе означает необходимость использования экспертами МКБ-10 и обоснование выводов по методикам разъясненным в выше указанных приказах Минздрава РФ. Нарушение данного закона ведет к признанию психиатрической экспертизы недопустимым доказательством согласно ст. 50 Конституции РФ. полный текст закона об Экспертизе

4. Закон РФ «О ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ И ГАРАНТИЯХ ПРАВ ГРАЖДАН ПРИ ЕЕ ОКАЗАНИИ» от 2 июля 1992 года N 3185-I.

Статья 10. ДИАГНОСТИКА И ЛЕЧЕНИЕ ЛИЦ, СТРАДАЮЩИХ ПСИХИЧЕСКИМИ РАССТРОЙСТВАМИ

1. Диагноз психического расстройства ставится в соответствии с общепризнанными международными стандартами.

То есть применение МКБ-10, единственного известного на сегодня общепринятого международного стандарта, обязательно. Отсутствие кодов МКБ-10 в психиатрической экспертизе делает её недопустимым доказательством. Признание лица невменяемым без соблюдения МКБ-10 в теории невозможно. О практике см. ниже. полный текст закона О Психиатрии

5. ПРИКАЗ Минздрава РФ от 12 августа 2003 г. N 401, ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ОТРАСЛЕВОЙ УЧЕТНОЙ И ОТЧЕТНОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ ПО СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ

2.3.16. Клиническое исследование завершается систематизацией выявленных клинических феноменов, их психопатологической квалификацией для целостного анализа, соотнесения с общепризнанными международными критериями диагностики.

В этом документе ещё раз подчеркивается необходимость не только указания в экспертизе названия болезни но и классификационных кодов МКБ-10, полученных путем соотнесения выявленных симптомов с МКБ-10. Это важно, так как МКБ-10 открытый документ, доступный потерпевшим от лица, которое может быть признано невменяемым. Потерпевшие легко могут проверить экспертизу по критерию соответсвия МКБ-10 и обоснованность выставления психиатрического диагноза (то есть обоснованность выводов экспертов). Отсутствие в тексте психиатрической экспертизы сопопставления якобы выявленных симптомов с МКБ-10 однозначно доказывает необоснованность выводов экспертов, что есть нарушения Закона РФ об «Экспертной деятельности…» и делает такую экспертизу недопустимым доказательством невменяемости по ст. 50 Конституции РФ. полный текст документа

Современная судебная практика установления невменяемости.

Внимание! Для обычных уголовных дел уровня районного суда конечной инстанцией является Городской суд, то есть для обычных потерпевших к сожалению в Верховный Суд «дороги» нет.

Определение Судебная Коллегия Верховного Суда РФ от 11 декабря 1997 г. «Суд обоснованно признал лицо виновным в умышленном убийстве с особой жестокостью» (Извлечение)

Согласно заключению экспертов, проводивших комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, Серебряков …обнаруживает последствия органического поражения центральной нервной системы сложного генеза с умственными эмоционально-волевыми нарушениями. Однако особенности психики Серебрякова … не сопровождаются расстройствами памяти, мышления… Серебрякова следует считать вменяемым. Как обнаруживающий признаки органического поражения центральной нервной системы с эмоционально-волевыми нарушениями, склонностью к аутоагрессивным и агрессивным реакциям в личностно-значимых конфликтных ситуациях Серебряков нуждается в амбулаторном принудительном наблюдении и лечении у психиатра по месту отбывания наказания.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 4 марта 1998 г. «Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении виновному наказания (ч.2 ст.22 УК РФ)» (Извлечение)

Из материалов дела следует, что Лебедев страдает хроническим психическим расстройством (олигофренией) в степени легкой дебильности. При назначении Лебедеву наказания суд учел ч.2 ст.22 УК РФ. Президиум Верховного Суда РФ изменил ему наказание до трёх лет лишения свободы.

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 2002 г. (по уголовным делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 17 июля 2002 г.) (Извлечение)

Суд установил, что Моржухина страдает хроническим психическим расстройством в форме расстройства личности истерического (диссоциативного) типа. Президиум отменил определение, по которому Моржухина была освобождена от уголовной ответственности, и передал дело на новое судебное рассмотрение. Постановление N 82 п.2002 пр. по делу Моржухиной

Таким образом различные виды расстройств личности в том числе органические (то есть травмы гловного мозга) и легкие степени олигофрении по мнению Верховного Суда не являются основанием для признания преступника невменяемым. По щизофрении: из разных источников имеются сведения о наиболее частом признании шизофреников невменяемыми.

Современная судебная практика установления невменяемости в районных судах.


При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).