Немецко-фашистская оккупация территории СССР

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск


Немецко-фашистская оккупация территории СССРоккупационный режим, установленный на территории СССР, временно занятая войсками Германии и её союзников (Румынии, Финляндии, Венгрии) в ходе Великой Отечественной войны 19411945. Сопровождался геноцидом, отличался исключительной жестокостью по отношению к населению, проживавшему на оккупируемых территориях — массовыми репрессиями и уничтожением граждан, разрушением и разграблением народного хозяйства, культурных ценностей.

Согласно «Распоряжения начальника штаба верховного главнокомандования вооруженных сил Германии о военной подсудности в районе „Барбаросса“ и об особых полномочиях войск» от 13 мая 1941 года фактически объявлялся режим неограниченного террора на территории СССР, занятой немецкими войсками. Распоряжение содержало пункт: «Возбуждение преследования за действия, совершенные военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к враждебным гражданским лицам, не является обязательным даже в тех случаях, когда эти действия одновременно составляют воинское преступление или проступок», что предоставляло право немецким военнослужащим совершать преступления на оккупированных территориях.

Целями оккупационного режима и, в целом, так называемого «плана Барбаросса» были уничтожение СССР как государства и превращение его территории в аграрно-сырьевой придаток и источник дешевой рабочей силы для Германии и её союзников.

«I. Согласно приказам фюрера, необходимо принять все меры к немедленному и возможно более полному использованию оккупированных областей в интересах Германии. Все мероприятия, которые могли бы воспрепятствовать достижению этой цели, должны быть отложены или вовсе оставлены.

II. Использование подлежащих оккупации областей должно проводиться в первую очередь в области продовольственной и нефтяной отраслей хозяйства. Получить для Германии как можно больше продовольствия и нефти — такова главная экономическая цель кампании. Наряду с этим германской промышленности должны быть предоставлены и другие сырьевые продукты из оккупированных областей, насколько это технически возможно и с учетом сохранения промышленности в этих областях. Что касается рода и объёма промышленного производства оккупированных областей, которые надлежит сохранить, восстановить или организовать вновь, это следует также определить в самую первую очередь в соответствии с требованиями, которые ставит использование сельского хозяйства и нефтяной промышленности для германской военной экономики.

В этом явно выражаются установки по руководству экономикой в оккупированных областях. Это относится как к главным целям, так и к отдельным задачам, помогающим их достижению. Кроме того, это ещё говорит о том, что задачи, не согласующиеся с основной целевой установкой или мешающие выдержать её, должны быть оставлены, если даже их проведение в определенных случаях и кажется желательным. Совершенно неуместна точка зрения, будто оккупированные области должны быть возможно скорее приведены в порядок, а экономика их — восстановлена. Напротив, отношение к отдельным частям страны должно быть дифференцированным. Развитие хозяйства и поддержание порядка следует проводить только в тех областях, где мы можем добыть значительные резервы сельскохозяйственных продуктов и нефти. А в остальных частях страны, которые не могут прокормить сами себя, то есть в Средней и Северной России, экономическая деятельность должна ограничиваться использованием обнаруженных запасов.»

— Из директивы рейхсмаршала Геринга, Берлин, 16 июня 1941 года.

Если в районах боевых действий вся власть была сосредоточена в руках главнокомандующего немецкими сухопутными войсками, командующих группами войск и армий, то на остальной оккупированной советской территории политическое управление и вся полнота власти передавалась немецкой оккупационной администрации, входившей в состав Восточного министерства.

Структура управления оккупированными территориями[править]

Оккупированная территория была разделена на рейхскомиссариаты, состоявшие из генеральных округов, областей (гебитов), округов, районов, уездов, волостей. Во главе этих административно-территориальных образований были поставлены рейхс-, генеральные, гебит- и районные комиссары.

Оккупированные области РСФСР не имели единой гражданской администрации и унифицированного управления во всех городах и районах. В городах создавались управы, во главе которых был городской глава. В каждом районе, а иногда и в волости создавались комендатуры, при которых имелись военная охрана и полицейское управление.

Военный комендант был неограниченным диктатором в районе (волости). В волостях назначались старшины (бургомистры), в деревнях и селах — старосты. На занятой ими советской территории были запрещены все советские государственные органы и общественные организации.

Устанавливая оккупационный режим. Террор, грабеж, произвол были возведены в ранг государственной политики. Оккупационный режим осуществляли наряду с оккупационными органами охранные дивизии, гестапо, контрразведка, полевая жандармерия, специальные отряды и команды для борьбы с партизанами и грабежа населения, полицейские формирования.

Во многих населённых пунктах находились карательные органы: в селах — полицейские, в крупных населённых пунктах — подразделения СС и охранные части.

Оккупационные власти ввели строгий учет местного населения. Все новые лица, появляющиеся в городах или деревнях, должны были немедленно регистрироваться в полиции. Жителям запрещалось без особого разрешения властей отлучаться из мест их постоянного проживания. Советские граждане не имели ни политических, ни экономических, ни юридических прав.

Роль этнической принадлежности[править]

Бывший уполномоченный по борьбе с партизанами на Востоке обер-группенфюрер СС Эрих фон дем Бах-Зелевски, представ в качестве свидетеля перед Нюрнбергским трибуналом, показал, что Гиммлер в речи, произнесенной накануне похода на Россию, призвал уменьшить общую численность славянского населения Польши и оккупированных территорий СССР на 30 миллионов человек.

  • Расовая доктрина национал-социализма не оставляла места на земле народам, лишенным родины-почвы, — евреям и цыганам. Все они подлежали поголовному уничтожению.
  • По «шкале вредоносности» далее шли поляки — на протяжении пяти веков враги Германии, численность которых надлежало максимально уменьшить, а государственность ликвидировать. Поскольку проживавшие в Белоруссии поляки, как правило, имели более высокий образовательный уровень, чем белорусы, их иногда назначали старостами, бургомистрами и членами управ. Но оккупанты рассматривали это как временное явление. В январе 1943 года начальник СС и полиции в Белоруссии Гофман заявил: «В каждом поляке надо видеть противника, который пытается маскироваться. Поэтому там, где в некоторых деревнях (белорусских. — Б. С.) еще служат польские бургомистры, они по возможности быстрее должны быть устранены».
  • Русских и белорусов немцы, так же как и поляков, считали «недочеловеками» — «унтерманшами», но они пользовались преимуществом перед поляками при назначении в органы управления на оккупированных территориях. При этом жители Западной, польской, Белоруссии казались более благонадежными, чем «восточники», зараженные, как полагали оккупанты, советским, коммунистическим духом.
  • Более высокую ступень расовой пирамиды занимали литовцы и украинцы (в последнем случае жителям западных областей также отдавалось предпочтение перед жителями восточных). Однако из-за длительного существования на одной территории и «расового смешения» с поляками ни литовцы, ни украинцы не считались «арийскими народами».
  • Этой чести из населения СССР удостоились только эстонцы, латыши, казаки, татары Крыма и Поволжья, калмыки, осетины, ингуши, чеченцы и ряд других народов Северного Кавказа и Закавказья. В перспективе они подлежали германизации и должны были составить единую общность с германским народом. Пока же их представители пользовались преимуществом при назначении на административные должности на всех оккупированных советских территориях и могли беспрепятственно создавать боевые формирования в составе вермахта и СС.
  • Наконец, на самой вершине пирамиды находились фольксдойче (народные немцы) — лица немецкой национальности, проживавшие на советской территории, а также в Польше. Они нередко занимали высокие административные посты, служили переводчиками в немецких оккупационных органах, вливались в ряды вермахта и СС. Однако из-за длительного проживания этих людей и их предков за пределами рейха фольксдойче считались не вполне политически благонадежными и чистыми в расовом отношении. Поэтому на их продвижение по службе были наложены определенные негласные ограничения.

Формально фольксдойче имели самые благоприятные возможности выжить в условиях германской оккупации, однако еще до прихода германских войск многие из них были депортированы или расстреляны органами НКВД. Впоследствии же фольксдойче стали мишенями для партизан. Зато те из них, кто потом вместе с отступавшей германской армией попал к западным союзникам, мог не опасаться выдачи в руки Сталина. Столь же везучими оказались западные украинцы и западные белорусы, поляки, эстонцы, литовцы и латыши. Хуже пришлось казакам и «арийцам» из кавказских народностей, русским и уроженцам восточных областей Украины и Белоруссии. Союзники безжалостно направляли этих людей в советские зоны оккупации Германии и Австрии. Для многих это означало одно — смерть от чекистских пуль или в ГУЛАГе.

C обеих воюющих сторон нередко встречались типы, склонные к садизму и способные выполнить любой приказ. И в зон-деркоманды СД, и в расстрельные команды НКВД происходил своеобразный и тщательный отбор тех, кто по своим морально-психологическим качествам годился для нелегкой палаческой работы. Это был настоящий «золотой фонд» тоталитарных режимов. «Герои» Катыни со шпалами и кубарями на воротниках коверкотовых гимнастерок по своей циничности и безразличию к страданиям людей не уступали «героям» Бабьего Яра, облаченным в мундиры с эсэсовскими рунами. А ведь именно по ним немцы судили о русских, а русские — о немцах. Подлинными преступниками были руководители Советского Союза и германского рейха — сотни людей, отдававших жестокие приказы, и десятки тысяч исполнителей[1].

Наказания[править]

Наивысшим наказанием являлась смертная казнь, например, за использование воды из тех же колодцев, которыми пользовались немецкие солдаты, или за приближение к железной дороге ближе чем на сто метров.

«Местное население обязано вести себя в соответствии с немецкими законами и с приказами, изданными для него немецкими властями. Поскольку местные жители не являются немецкими подданными или лицами немецкой национальности, они подлежат следующему особому положению о наказаниях:

* Все лица, осуществляющие акт насилия против немецкой империи или против органов власти, находящихся на территории оккупированных восточных областей;
* все лица, намеренно разрушающие учреждения, принадлежащие немецким властям, объекты, служащие деятельности немецких властей, или сооружения, служащие общественным интересам;
* все лица, распространяющие враждебные немцам слухи путем ведения ненавистнической или подстрекательской пропаганды;
* все лица, подстрекающие к неподчинению указам или постановлениям немецких властей.
* все лица, совершающие акты насилия, направленные против немецких граждан или лиц немецкой национальности в связи с их принадлежностью к немецкому народу;
* все лица, совершающие акты насилия против военнослужащих немецкой армии, немецкой полиции, в том числе её вспомогательных сил, представителей управления государственной трудовой повинности, работников немецких властей, служебных органов или партийных организации НСДАП;
* все лица, намеренно совершающие поджоги и тем самым разрушающие общенемецкое имущество или же имущество немецких граждан либо лиц немецкой национальности;
* подлежат смертной казни, а в менее тяжелых случаях заключению в каторжную тюрьму[2]

Организация снабжения[править]

Снабжение населения продовольствием со стороны оккупационных властей не было, в особенно трудных условиях оказались городские жители. На оккупированных территориях повсеместно были установлены штрафы, телесные наказания, натуральные и денежные налоги, размеры которых большей частью устанавливались оккупационными властями произвольно.

К неплательщикам налогов захватчики применяли различные репрессии вплоть до расстрела и крупных карательных операций.

15-й полицейский полк (Вермахт)), 28 сентября 1942, 10-я рота. Из отчета о действиях в населенном пункта Борки за период с 22 по 26 сентября 1942 г. 21 сентября 1942 рота получила задание уничтожить н.п.Борки, расположенный в 7 км к востоку от Мокран. Ночью взводам роты была поставлена задачации. Началась подготовка. Число автомашин было достаточным, чтобы 22 сентября погрузить и отправить к месту сбора в Мокраны все взводы и приданный взвод 9-й роты. Переезд произошел без происшествий, выбывших из строя не было. Необходимые для предстоящей операции поводы были подготовленны заблаговременно и в назначенное время прибыли в Борки. При отобрании подвод выявлено несколько строптивых крестьян, которых рота потребовала наказать.'

Операция проходила планомерно, исключая сдвиги некоторых ее этапов во времени. Основная причина их была следующая. На карте населенный пункт Борки показан как компактно расположенное село. В действительности оказалось, что этот поселок простирается на 6 - 7 км в длину и ширину.Когда с рассветом это было мною установлено, я расширил оцепление с восточной стороны и организовал охват села в форме клещей при одновременном увеличении дистанции между постами. В результате мне удалось захватить и доставить к месту сбора всех жителей села без исключения. Благоприятным оказалось, что цель, для которой сгонялось население, до последнего момента была ему неизвестна. На месте сбора царило спокойствие, количество постов было сведено до минимуму, и высвободившиеся силы могли быть использованы в дальнейшем ходе операции. Команда могильщиков получила лопаты лишь на месте расстрела, благодаря чему население осталось в неведении о предстоящем. Незаметно установленные легкие пулеметы подавили с самого начала поднявшуюся было панику, когда прозвучали первые выстрелы с места расстрела, расположенного в 700 м от села. Двое мужчин пытались бежать, но через несколько шагов упали, пораженные пулеметным огнем. Расстрел начался в 9 час. 00 мин. и закончился в 18 час. 00 мин. Из 809 согнанных 104 человека (политически благонадежные семьи) были отпущены, среди них были рабочие имения Мокраны. Расстрел проходил без всяких осложнений, подготовительные мероприятия оказались весьма целесообразными.

Конфискация зерна и инвентаря происходила, если не считать сдвига во времени, планомерно. Число подвод оказалось достаточным, так как количество зерна было не велико и пункты ссыпки необмолоченного зерна расположены не очень далеко...

Домашняя утварь и сельскохозяйственный инвентарь были увезены подводами с хлебом.

Привожу численный итог расстрела. Расстреляно 705 человек, из них мужчин - 203, женщин - 372, детей - 130.

Количество собранного скота может быть определено лишь приблизительно, так как на сборном пункте учета не производилось: лошадей - 45, крупного рогатого скота - 250, телят - 65, свиней и поросят - 450 и овец - 300. Домашнюю птицу можно было обнаружить только в отдельных случаях. То, что удалось найти, было передано отпущенным жителям.

Из инвентаря собрано: 70 телег, 200 плугов и борон, 5 веялок, 25 соломорезок и прочий мелкий инвентарь.

Все конфискованное зерно, инвентарь и скот переданы управителю государственного имения Мокраны...

При проведении операции в Борках израсходовано: винтовочных патронов - 786, патронов для автоматов - 2496 штук. Потерь в роте не было. Один вахтмистр с подозрением на желтуху отправлен в госпиталь в Брест.

Зам. командира роты обер-лейтенант охранной полиции Мюллер"(ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 2, л 358—362. Пер. с нем.)

Факты убийства военнопленных РККА[править]

"Поселок Дарница располагается на левом берегу Днепра в 12 км от Киева, где сходятся железнодорожные линии, соединяющие Киев с Москвой и Харьковом. Он расположен среди леса, который с севера и востока переходит в крупный лесной массив. Осенью 1941 немецкими военными властями это место избрано для устройства лагерей военнопленных. Один из этих лагерей расположен на окраине Дарницы, между проходящим здесь шоссе и колеей железной дороги. Он занимает площадь длиной 1,5 км и шириной около 1 км... По сообщению очевидцев и лиц, содержавшихся в лагере, последний был всегда еще оцеплен вооруженными часовыми с собаками, которые не подпускали на близкое расстояние приходящих родственников. Как показывают многочисленные свидетели, очевидцы и бывшие военнопленные, в лагере царил дикий, безудержный произвол. Жестокий режим, истязания и глумление над самыми элементарными человеческими правами, полное лишение пищи в течение продолжительного времени, холод, отсутствие возможности согреться и другие невыносимые условия существования влекли за собой тяжелое истощение, массовые заболевания и, как естественное следствие этого, очень высокую смертность. Помимо этого, количество жертв постоянно пополнялось еще систематически производимыми расстрелами в массовом количестве...

Комиссия, основываясь на результатах судебно-медицинских исследований извлеченных трупов, на изучении материалов следствия и принимая во внимание количественные показатели трупов в разрытых ямах-могилах, а также данные обследования участков территории массовых погребений, приходит к выводу, что:

1. В указанных выше пунктах поселка Дарница и его окрестностях количество трупов военнопленных и других советских граждан, умерщвленных и погибших в период временной оккупации немцами, исчисляется свыше 68 тыс., распределяясь следующим образом:

а) на территории леса, около большого лагеря,— 11 тыс. трупов,

б) на кладбище и прилегающих к нему участках — 40 тыс. трупов,

в) в других местах Дарницы и ее окрестностей — 17 тыс. трупов." (из Акта о расследовании массового истребления советских военнопленных в лагерях поселка Дарница Киевской области от 18 декабря 1943, составленного Киевской областной комиссией)(ЦГАОР СССР. ф. 7021. оп. 65, д. 235, л. 426—50)

Жертвами оккупационного режима на территории СССР стали более десяти миллионов человек.

Оккупация и её инициаторы публично осуждены международным трибуналом в ходе Нюрнбергского процесса.

В отличие от еврейских местечек, какими являлись Мокраны и их окрестности, поведение германских оккупационных войск на территории современной России было в основном корректным. Немецкие врачи часто лечили больных советских детей, а солдаты часто их подкармливали. Продукты питания, как правило, не отнимались (этим занимались в основном тыловые части и полиция из местных). Пленные, содержавшиеся в лагерях, часто отпускались охраной на жительство к одиноким женщинам. Все это, идущее вразрез с официальной пропагандой, тем не менее прекрасно помнят те, кто жил не оккупированных территориях.


Примечания[править]

  1. Приказано выжить
  2. из указа Министра восточных территорий о вынесении специальными судами приговоров о смертной казни лицам, неповинующимся оккупационным властям, Берлин, 23 августа 1941 года

Ссылки[править]

Литература[править]