Нехристианские древние источники по истории России

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Нехристианские древние источники по истории России - нарастающий массив археологических, письменных и иных источников по многотысячелетнему прошлому этносов на российских землях до христианства и Рюриковичей. Медиевизм упорно игнорирует этот огромный массив, обильно представленный и в Интернете. Средневековеды забывают даже работы своих недавних авторитетов, подчеркивавших важнейшее значение для отечественной истории дохристианских текстов. В частности, монографию академика М. Н. Тихомирова «Источниковедение истории СССР с древнейших времен до конца ХУШ в.». В книге Раздел второй кратко отразил древнейшие источники, массив которых к началу 21 века вырос многократно. С небольшими сокращениями и дополнениями напомним эту работу.

§ 1. Халдские клинописные надписи[править]

М. Н. Тихомиров начал обзор источников с халдейских текстов, хотя важны и шумерские сведения о северных землях или сведения о древности скифов и Скифии в сравнительно поздних античных источниках (Помпей Трог, Юстин, Диодор Сицилийский, Павел Орозий и др.). Нет здесь у М. Н. Тихомирова и анализа отечественных археологических памятников со времен палеолита, на которые обращал внимание академик Г. В. Вернадский в своей «Древней Руси». По оценке М. Н. Тихомирова, наиболее древним культурным государством на территории СССР было Урарту, но еще большую древность античная наука определяла для Великой Скифии. Начала скифской государственности определялось на 2800 лет до основания Рима.

К истории Урарту относятся важные письменные известия. Сведения об Урарту, или Ванском царстве, помещенные в хрониках ассирийских царей, относятся уже к XIV в. до н. э. Еще треть века назад сохранилось и найдено свыше 200 клинописных записей, составленных в пределах самого Ванского царства. Свыше одной пятой этого количества записей найдено в пределах СССР, в Закавказье, а остальные — в Турции и Иране. Язык надписей — ассирийский, но позже клинопись была приспособлена и к туземному халдскому языку. Наиболее ранние из клинописных записей Ванского царства относятся к IX в. до н. э. Из них ясно, что царь Испуина молился в святилище халдов и устроил пантеон халдских богов. Ряд клинописных ванских надписей найден в районе современного Еревана. Надпись царя Аргишти (VIII в. до н. э.), высеченная на скале Хорхор, содержит более 400 строк; она говорит о походах ванских царей против Ассирии. Сохранилось описание военной добычи, взятой ассирийским царем Саргоном в Ванском царстве в 714 г. до н. э. В храме бога Халда было взято 6 золотых и 12 серебряных круглых щитов, 33 серебряные колесницы, 394 серебряных сосуда, 25 тыс. бронзовых щитов и 1500 таких же копий, 300 тыс. бронзовых мечей. Урартийские надписи говорят о победоносных походах и обращении в рабство громадного количества пленных, а также о крупных сооружениях. Остатки канала для снабжения столицы питьевой водой, сохранившиеся до нашего времени, связаны с именем царя Менуа. Влияние ванской культуры распространялось далеко на север, и ряд бронзовых и золотых вещей, найденных в Причерноморских: степях, как установлено, был сюда занесен из Урарту. Ванское царство исчезает примерно с VI в. до н. э. Последняя халдская надпись относится приблизительно к 575 г. до н. э. В дальнейшем на месте древнего Ванского царства мы находим Армению и — севернее — Грузию. Есть предположение, что наименование «Халд» вошло в состав национального имени Грузии «Картвел». В разыскании и расшифровке халдских надписей крупнейшие заслуги имеют советские ученые (акад. Марр, акад. Мещанинов и др.).


§ 2. Греко — римские источники[править]

С VII—V вв. до н. э. значительная часть народов, живших на юге современной территории СССР, вступает в соприкосновение с греческим культурным миром. С этого времени появляется возможность более полно говорить о южных частях СССР, главным образом, о Причерноморье, Кавказе, а также о Средней Азии, где, почти одновременно с Урарту в Закавказье, возникают древнейшие государственные образования. Здесь академик осторожен, но Скифия — по ряду источников — оказывается намного древнее Урарту. Одним из древнейших письменных источников по античности нашей страны является «История» Геродота, что ныне общеизвестно. Кроме Геродота, ряд сведений о древнейшем прошлом нашей страны находим у других греческих писателей, прежде всего у Гиппократа, знаменитого греческого врача, жившего в V в. до н. э. (460—377). В своем сочинении о климате, воде и почве Гиппократ дает сведения о Скифии и рассказывает о ее обитателях. Рассказ Гиппократа, несмотря на несколько легендарный его характер, имеет важное значение, не оставляя никакого сомнения в кочевом быте некоторых скифских племен. Как и другие греческие писатели, Гиппократ был знаком только с южными областями Скифии. Народы, жившие на ее севере и на северо-востоке, были ему мало известны. Важным источником по истории Причерноморья являются памятники ораторского искусства, процветавшего в Греции в V—IV вв. до н. э. В речах знаменитых ораторов IV в. до н. э. (Демосфена, Эсхина) встречаем ценные сведения о политическом и экономическом состоянии греческих колоний в Причерноморье, а также прилегающей к ним Скифии. Для истории Закавказья крупное значение имеет «Анабазис» Ксенофонта (430—355), греческого полководца и писателя. В «Анабазисе» рассказывается об отступлении 10 тыс. греков из центра Персидского царства к берегам Черного моря по территории Армении. Походы Александра Македонского, в результате которых в IV в. до н. э. создалось громадное, хотя и непрочное, государство, также нашли отражение у греческих писателей. Первоисточником, говорящим о походах Александра, является труд его полководца Птолемея, использованный историками I—II вв. н. э. Аррианом и Курцием Руфом. У этих историков есть ценные сведения о народах Кавказа и Средней Азии, с которыми Александр Македонский вел ожесточенные войны. В Согдиане восстание против завоевателей — греков продолжалось в течение трех лет и было ими зверски подавлено. Со II в. до н. э. значительные территории на Кавказе и в Причерноморье попадают в зависимость от Римской империи. В связи с этим ряд римских писателей дает интересный мате риал по истории этих частей СССР. Диодор Сицилийский в I в. до н. э. написал на греческом языке большое сочинение под названием «Историческая библиотека». В первых 17 книгах (из 40) Диодор излагает всеобщую историю до смерти Александра Македонского; в остальных — далее, до по ходов Цезаря в Галлии (I в. до н. э.). Из сочинения Диодора полностью сохранилось только несколько книг, остальные дошли извлечениях или фрагментах. Диодор сообщает важные сведения по истории Боспорского царства. Особенно ценный материал дают историко-географические труды римского писателя I в. до н. э. Страбона, грека по происхождению, родившегося в Малой Азии. Страбон совершил ряд больших путешествий в Малой Азии, Египте, Греции, Сирии, Италии. По его словам, он посетил земли на протяжении от Армении до Сардинии и от Черного моря до Эфиопии. Страбон оставил после себя написанный на греческом языке замечательный труд под названием «География», состоящий из 17 книг. В первых двух книгах Страбон говорит о значении географии и ошибках своих предшественников, затем переходит к описанию известного тогда культурного мира, последовательно описывая страну за страной: Иберию (Испания), Галлию, Британию, Италию. В VII книге описываются придунайские земли, а в IV ее главе — Причерноморье (главным образом Херсонес и Боспорское царство). Далее идет описание Греции и островов греческого архипелага. В XI книге говорится о странах Кавказа и Средней Азии, а также о прикаспийских областях. Последние книги «Географии» посвящены Передней Азии, Аравии и Северной Африке. Страбон пытается установить границу между Азией и Европой, которые, по его мнению, разделяются рекой Танаисом (Доном), и говорит о народах, населявших берега Азовского и Черного морей, Иберию (Грузию), Албанию (Азербайджан) и Армению. Вот как описывается у Страбона Иберия: «Большая часть Иберии хорошо застроена городами и поселениями, так что там есть черепичные крыши, дома, построенные по требованию архитектуры, рынки и другие общественные здания. Одна часть страны кругом обнимается Кавказскими горами… Очень плодоносные отроги гор тянутся на юг, обнимая всю Иберию и присоединяя ее к Армении и Колхиде, а посередине Иберия представляет равнину, орошенную реками…» и т. д. Страбон дает также интересные сведения и об Албании. Армению он описывает как богатую и хорошо населенную страну. Страбон рассказывает об усилении Армении при царе Тигране и борьбе последнего с Римом. Весьма ценны сообщения Страбона о древней культуре закавказских народов. В той же XI книге говорится о странах, прилегающих к Каспийскому морю. Особенно важны сведения Страбона о Средней Азии (Бактрии и Согдиане), сопровождаемые многочисленными ссылками на различные исторические события. Из всех сочинений греческих и римских авторов труд Страбона дает наиболее полные сведения о Средней Азии. Показания Страбона отличаются большой точностью и подробностью. Известия его основаны на более ранних источниках, в частности на сочинениях Артемидора, который дал подробные сведения о черноморских колониях и Скифии. Дополнением к Страбону служат труды географов римской эпохи — Птолемея и Плиния (в I—II вв. н. э.). В них приводятся краткие данные о странах и народах Кавказа. Постоянные войны, какие Римская империя вела на востоке, главным образом, с Боспорским царством, Арменией и Парфией, нашли отражение в больших исторических трудах римских писателей. Так, интересные сведения о событиях на востоке находим у Корнелия Тацита (55—120), писавшего на латинском языке. В «Летописях», или «Анналах», Тацита, заключающих в себе римскую историю от смерти Августа до смерти Нерона, находим рассказ о войнах на востоке в 63— 66 гг. с парфянским царем Вологезом из-за Армении. Тацит и Плиний Старший уже в I в. упоминают о славянах (под именем венедов), живущих к востоку от Вислы и к северу от Дуная. Еще больше сведений по истории Боспорского царства и Кавказа заключено в большой «Римской истории» Кассия Диона, писавшего на греческом языке в III в. н. э. Ряд отрывочных исторических сведений по истории СССР встречаем у римских компиляторов III—IV вв. н. э. Компилятор III в. Юлий Солин, основывавшийся, главным образом, на известиях Плиния, дает легендарный рассказ о племенах, населявших Скифию. Известия о войнах римских императоров на востоке читаем в «Истории Августов» (Цезарей), то есть в сборнике жизнеописаний римских императоров 117—284 гг. н. э. Здесь сообщается о восстании сарматов и рокеаланов при Адриане, о войнах III в. н. э. против народов, вторгшихся в Малую Азию, а также о борьбе готов с Римом. Обозрение исторических трудов греко — римской эпохи, относящихся к истории СССР, можно закончить сочинением писателя IV в., грека Аммиана Марцеллина (330—390). От большого исторического труда Аммиана, написанного на латинском языке, сохранились только незначительные фрагменты, описывающие события 353—373 гг. Для IV в. «История» Аммиана Марцеллина является важнейшим источником, так как автор в большинстве случаев рассказывает о том, чему сам был очевидцем. В XVI книге своей «Истории» Аммиан говорит о странах, прилегающих к Черному морю. В другой книге Аммиан Марцеллин рассказывает о событиях в Армении и борьбе Восточной Римской империи с персидским царем Сапором. Особенно любопытны у Аммиана те страницы его труда, где говорится о гуннах. В эту эпоху Восточная Римская империя отбивалась от наступавших с севера и востока народов. Сокрушительные орды гуннов были для нее самой страшной угрозой. Марцеллин лично сталкивался с гуннами и описал подробно как их самих, так и способы, какими они вели войну. Труды греко — римских историков и географов большей частью дают лишь относительно небольшой и отрывочный материал по истории СССР, так как Причерноморье, Кавказ и Средняя Азия для античного мира были отдаленными областями. Историк СССР вынужден подчас собирать мелкие сведения, разбросанные в сочинениях греко — римских авторов. Тем не менее эти сведения дают основной материал для характеристики экономических и социальных отношений в древнейших государствах на территории СССР. Дополнительный материал дают надписи на разных языках, относящиеся к древнему времени. Например, в надписи персидского царя Дария I Гистаспа, высеченной на трех языках на Бехистунской скале (в Иране) сообщается о странах и народах, покоренных персидским царем, в том числе о народах и странах Средней Азии (Согдиана и др.). Для истории Скифии и греческих колоний интересны греческие надписи, открытые как на территории Боспорского царства, так и в самой Греции. В них говорится о сношениях Греции и Малой Азии с городами Скифии, о военных походах в Скифию и Боспорское царство; есть надписи и частного характера. Особенно любопытны надписи о продаже и отпуске на волю рабов. Одна из найденных надписей говорит о восстании рабов в Боспорском царстве.

Источники Б. А. Тураев, История древнего Востока, т. II, Огиз, 1935. Глава «Ванское царство», стр. 33—39. — М. В. Никольский, Клинообразные надписи ванских царей, открытые в пределах России («Древности восточные», т. I, вып. 3, М. 1893). — И. И. Мещанинов, Восточное Закавказье времен халдских завоеваний («Вестник древней истории», 1937, № 1). — Геродот, История в девяти книгах; пер. Ф. Г. Мищенко, М. 1888, т. I, кн. IV, стр. 303—394.—"Вестник древней истории", вып. 3, М. 1939 (Материалы по истории Скифии в греческих надписях). — В. В. Латышев, Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе, т. I, вып. 1—3 (греческие писатели). — География Страбона; пер. Ф. Г. Мищенко, М. 1879. — В. В. Латышев, Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе, т. II (латинские писатели). Спб. 1893—1906.—Аммиан Марцеллин; пер. Ю. Кулаковского и А. Сонни, т. I—III, Киев 1906.—"Яз истории Боспора", Огиз, 1934. — Я. Я. Марр и И. А. Орбели, Археологическая экспедиция 1916 г. в Ван, П. 1922. — К. Гаи, Известия древних греческих и римских писателей о Кавказе; собрал и перевел с подлинников К. Ган, Тифлис 1884.


Раннесредневековые источники[править]

Среди позднеантичных и раннесредневековых источников уже встречаются и христианские, но они еще нередко не игнорируют предшествующие массивы сведений. Основные источники по истории СССР в VI—XII вв. могут быть разделены на три группы: источники византийские, западноевропейские и восточные. Из последних в особые группы должны быть выделены армянские и грузинские источники, а также еврейско-хазарская переписка. Каждая из этих групп источников освещает разнообразные части территории СССР. Особо важное значение имеют византийские и восточные источники. Обособившаяся с конца IV в. от Рима Восточная Римская (Византийская) империя сталкивалась на севере со многими соседними народами. На Балканском полуострове империя защищала свои границы от многочисленных племен, переходивших через Дунай и нападавших на нее. Поэтому ранние и ценные известия о гуннах, готах и славянах мы находим прежде всего именно в византийских источниках. В них же имеются ранние известия о руссах и начальной истории Киевского государства IX—X вв. Византийские источники имеют громадное значение для истории Кавказа, а отчасти и Средней Азии, так как Византия постоянно вела войны на восточной границе и была сильно заинтересована в делах Грузии и Хазарского царства. Восточные источники по истории СССР имеют особенно важное значение для истории Кавказа, Средней Азии и Нижнего Поволжья, входившего в состав Хазарского и Булгарского царств. Значительно меньший интерес представляют восточные источники для истории славян и Киевского государства; о последнем восточные писатели дают немногочисленные и путанные сведения. Наконец, западноевропейские писатели первого тысячелетия нашей эры говорят о Восточной Европе лишь попутно и редко. Их известия относительно многочисленны только для XI—XII вв. и имеют значение для истории Киевского государства.


§ 1. Византийские источники[править]

Многочисленные сведения о славянах и народах Причерноморья и Кавказа, а отчасти Средней Азии, имеются в трудах византийских историков. В VI в. написал свои исторические труды Прокопий. Он был советником и секретарем Велизария, виднейшего византийского полководца VI в. Прокопий был свидетелем ряда важнейших событий. Его «История в восьми книгах» (более известна под названием «Истории войны») рассказывает о войнах Византии— против персов, вандалов, готов и других, народов — до 554 г. В первых двух книгах говорится о войнах с персами, в III—IV — с вандалами, в V—VII — с готами, а последняя часть является как бы дополнением к предыдущим. Прокопий пользовался различными источниками, в том числе каким — то ранним сочинением по истории Армении. Изложение современных ему событий он дает, главным образом, на основании личных наблюдений. В «Истории» Прокопия рассказывается о славянах и гуннах, наступавших на Балканский полуостров: «Гунны, Скла — вины и Анты, соседи Склавин, почти ежегодно, переправляясь через Истр, нападали с великим войском на Римские пределы». По словам Прокопия, к северу от Черного моря (Понта) живут «бесчисленные племена антов», говорящих на том же языке, что и «склавины» (то есть те же славяне). Очень интересные сведения имеются у Прокопия об остатках готов у берегов Азовского моря и болгарах, которых он считает гуннами. В защиту от варваров император Юстиниан заново укрепил города в Крыму, в том числе Херсонес, и построил крепости Алустон (Алушта) и Горсувит (Гурзуф). «Страну же между Херсоном и Боспором держат в своих руках варвары, преимущественно гунны». Дополнением к известиям Прокопия служат сочинения двух византийских историков VI в. — Агафия и Менандра. Агафий рассказывает о царствовании Юстиниана за 552—558 гг. и, таким образом, продолжает Прокопия. Менандр говорит об аварах, которые уже в 574 г. требовали дани от византийского императора. Не меньший интерес представляют упоминания о славянах в византийском сочинении VII в., «Стратегике», приписываемой византийскому императору Маврикию (582—602). В ней говорится о методах борьбы с наступающими народами, в том числе и славянами, причем сообщаются сведения об их быте и военном строе. Труды ранних византийских писателей чрезвычайно важны для истории СССР в период VI—VIII вв., являясь для этого периода основным источником… Среди сочинений византийских писателей крупное значение для истории СССР имеют труды византийского императора Константина Багрянородного (912—959) (или Порфирородного — Порфирогенита). Константин Багрянородный имел определенно выраженные литературные интересы, и ему приписывается несколько сочинений. Однако не всегда ясно, что написал сам Константин и что написано по его приказу. Среди его сочинений наибольшее значение для истории СССР имеет книга «Об управлении империей» (название, данное издателями). В этой книге Багрянородный пишет поучение сыну с наставлением, как следует управлять Византийской империей. В связи с этим он касается соседних народов, сообщая более или менее подробные сведения о Киевском государстве, Хазарском царстве, об Иберии (Грузии) и других странах Кавказа. В сочинении есть главы, рассказывающие о Руси и славянах. Тщательно собирая известия, Багрянородный старался более или менее точно передать славянские и другие названия, что ему не всегда удавалось, так как греческий язык не имеет многих звуков, существующих в языках других народов (например, у славян и грузин

В другом сочинении Константина Багрянородного — «О церемониях византийского двора» (или «Изложение царского чина») — рассказывается о тех многочисленных и пышных церемониях, какие соблюдались при византийском дворе. Константин описывает в частности прием, оказанный княгине Ольге в Константинополе: «Княгиня вошла со своими родственницами княгинями и избраннейшими прислужницами, причем она шла впереди всех других женщин, а они в порядке следовали одна за другою…» и т. д. Краткая заметка о приеме Ольги имеет интерес для характеристики взаимоотношений между Византией и Русью в X в. и как свидетельство современника. Из византийских сочинений X в. для истории СССР особенно ценна «История» Льва Дьякона Он сопровождал византийского императора Василия II Болгаробойцу во время его походов на Балканский полуостров и описал в десяти книгах войны за 965—975 гг. В одной из глав своей «Истории» Лев Дьякон рассказывает о походах Святослава в Болгарию. В некоторых случаях автор приписывает Святославу почти те же речи, что и наша Начальная летопись. Особенно подробно говорится о знаменитой битве под Доростолом на Дунае, в которой был убит русский богатырь Сфенкел (может быть, Свенельд наших летописей). Лев Дьякон рассказывает о встрече Цимисхия со Святославом на Дунае после заключения мира, причем описывает наружность Святослава и т. д. Следует отметить условность терминологии Льва Дьякона, который называет русских византийским названием «скифов» и «тавроскифов». Последним именем византийские писатели обычно называли народы, обитавшие в Крыму (по названию Таврийских гор). Вместе с тем Лев Дьякон не отличается беспристрастием в своих оценках и склонен преувеличивать успехи византийцев. Лев Дьякон был непосредственным свидетелем войн с Русью, и его замечания очень ценны для истории Киевской Руси X в. В частности он упоминает о том, что князь Игорь был казнен древлянами (разорван между двумя деревьями). Византийские источники XI—XII вв. также имеют значительный интерес для истории СССР, но они уже теряют значение наиболее достоверных, а иногда и единственных источников, так как от этого времени до нас дошли русские летописи и другие письменные источники.

Из трудов позднейших византийских писателей наибольшее значение имеют произведения Иоанна Скилицы, Георгия Кедрина и Иоанна Зонары. Скилица в конце XI —начале XII в. написал византийскую историю за 811—1079 гг. Кедрин писал в то же время и составил компилятивную хронику от «сотворения мира» до 1057 г., использовав труд Скилицы и других авторов. Младшим современником указанных двух авторов был Зон ар а, написавший всемирную историю до 1118 г., которая особенно ценные сведения дает в своей последней части, рассказывающей о царствовании византийского императора Алексея Комнена.


§ 2. Западноевропейские источники[править]

Переходя к обзору западноевропейских источников, необходимо отметить, что они, за исключением трудов Иордана, имеют значение только для относительно позднего периода — IX—XI вв. Одним из важнейших сочинений по истории Восточной Европы является труд Иордана, заполняющий значительный пробел в наших источниках. Иордан (по другому написанию — Иорнанд) был секретарем при дворе готских королей в Италии VI в. Он был по происхождению аланом, а выдавал себя за гота. Иордан написал ряд трудов, из которых наибольшее значение имеет сочинение «О происхождении и деяниях готов». В нем Иордан останавливается на истории готов, рассказывает об их странствованиях по Восточней Европе и о громадном готском государстве IV в., существовавшем в пределах Восточной Европы. Однако труд Иордана является не всегда достоверным источником, так как он писал с определенной тенденцией, желая возвеличить готов. Во многих случаях он преувеличивает могущество готского государства Эрманариха. Так, он сообщает, что это государство занимало будто бы пространство от Черного до Балтийского моря. Нельзя забывать и того, что Иордан писал о государстве Эрманариха полтора — два века спустя и пользовался разными легендами и преданиями. Впрочем, он пользовался историей готов, написанной Кассиодором. В IX—XII вв. между Русью и некоторыми странами Западной Европы происходили оживленные сношения. Киевская Русь была хорошо известна в Западной Европе, и в западноевропейских источниках этого времени мы находим о ней ряд известий.

Прежде всего необходимо отметить так называемые Вертинские летописи (или анналы), относящиеся к IX в. Под 839 г. в них говорится о руссах, или народе «рос», правитель которого («хакаи») отправил послов к византийскому императору Феофилу. В свою очередь Феофил, отправляя посольство к императору Людовику I, «послал с ним также неких людей, которые говорили, что их, то есть их народ, зовут Рос, и которых, как они говорили, царь их, по имени хакан, отправил к нему [Феофилу] ради дружбы». Это известие, вызывавшее большие споры, несомненно, имеет важное значение как самый ранний источник, упоминающий о Руси. Титул хакана, как мы знаем, был официальным титулом великих князей киевских. Позже он был вытеснен из обращения славянским термином «князь». Такой же характер имеют известия о Руси у Лиутпрандта Кремонского, который в своем отчете о посольствах (949 и 968 гг.) в Византию дает такое, несколько неясное, определение руссов: «греки по телесным признакам называют их Руссами, мы же по месту их поселения норманнами». Слово «норманны» в данном случае могло обозначать не только жителей Скандинавии, но северные народы вообще, в том числе и славян.

Из источников более поздней эпохи наиболее интересны сочинения Титмара Мерзебургского и архиепископа Бруно. Титмар (род. в Германии в 976 г., епископ Мерзебурга) написал большое сочинение под названием «8 книг хроники». Последние две книги написаны им перед смертью (ум. в 1018 г.). Особенное значение хроника Титмара имеет для истории конца X — начала XI в., когда он писал как очевидец. В хронике описана борьба немецких феодалов с соседней Польшей, а также войны польского короля Болеслава, который в 1015—1019 гг. вторгайся в Киевскую Русь в качестве союзника Святополка Окаянного. В сочинениях Титмара помещено интересное описание Киева начала XI в. как громадного города, населенного различными народами, со множеством церквей и несколькими рынками.

Титмар оставил любопытную характеристику Владимира Святого. В отличие от наших летописей он рисует Владимира человеком жестоким и хитрым: «Теперь я намерен итти в своем рассказе далее и осудить короля руссов Владимира за его несправедливый образ действий. Он взял себе жену из Греции, по имени Елену, которая была обещана прежде Оттону III и коварно отнята у него; по ее убеждению Владимир принял христианскую веру, которую он, однако, не украсил добрыми делами, ибо был безмерно чувствен и кровожаден, и причинил в особенности изнеженным грекам много вреда». Искать у Титмара исторической беспристрастности мы не можем. Тем не менее его хроника как свидетельство современника представляет крупный интерес.

Адам Бременский в «Деяниях Гамбургской церкви» (XI в.) дает много сведений по географии Скандинавии, Германии и прилегающих к Балтийскому морю славянских стран. В его сочинении, впрочем, встречается немало известий, основанных на чужих рассказах и требующих большой проверки и критики. Наибольший интерес имеет третья часть труда Адама Бременского, в которой он говорит о правлении бременского архиепископа Адальберта (1043—1072). «Хроника славян», написанная на латинском языке Гельмольдом (XII в.), имеет большое значение для истории XII в.

Особый характер как исторический источник имеют скандинавские саги (сказания). В них мы встречаем известия о русских князьях, о стране Гардарик (под которой понимается Новгородская земля или Русь вообще), о походах скандинавов на восток, в частности в Финляндию и Карелию. Скандинавские саги представляют большой интерес, но наряду с этим являются очень ненадежным историческим источником, так как записаны значительно позже рассказываемых событий, по различного рода устным преданиям. Составители стремились дать не столько рассказ о действительных событиях, сколько занимательное повествование, вследствие чего в сагах имеется множество сказочных подробностей.

=== § 3. Восточные источники (арабские, среднеазиатские, персидские, китайские) ===

Громадное значение для истории СССР имеет большая группа восточных источников. Восточные писатели IX—XIII вв. оставили целый ряд произведений, имеющих в особенности важное значение для истории Кавказа и Закавказья, Средней Азии и Поволжья. Среди них первое место занимают труды авторов, писавших в пределах Арабского халифата, в состав которого в VIII—IX вв. входило почти все Закавказье и значительная часть Средней Азии. Влияние арабской культуры проникало далеко на север и восток — в страны Кавказа, Средней Азии, а также в пределы Хазарского и Булгарского царств в Поволжье. Интерес к географии и истории был высоко развит среди арабов — ученых. Известен целый ряд арабских сочинений по истории и географии, дошедших до нас либо полностью, либо в отдельных отрывках. Сочинения арабских писателей отличаются рядом особенностей, B некоторых случаях затрудняющих использование их сведений. Прежде всего текст арабских рукописей не всегда поддается точной расшифровке. В арабском языке гласные буквы почти не применялись, и это создавало целый ряд недоразумений. Кроме того, вследствие свойственных арабскому письму различных сокращений многие написания искажались переписчиками, и не всегда легко добраться до их точного смысла. Специфика арабских рукописей создает особенно большие трудности, когда дело касается иностранных названий, произношение которых было неясно для арабских писателей. Отрывки больших сочинений нередко сохранились только в работах позднейших авторов, куда они были переписаны часто с большими сокращениями, вследствие чего наиболее интересные места могли быть выброшены.

Советские специалисты — востоковеды дают такую характеристику основным материалам, которые могут быть извлечены из арабских и персидских источников IX—XV вв. Источники повествовательного характера могут быть разделены в основном на следующие группы. «Обширные своды по истории типа Табари (IX—X вв.) и Рашид — ад — дина (XIII—XIV вв.); отдельные монографии вроде истории „Завоевателя мира“ то есть Чингис — хана, Джувейни (XIII в.) и „Книги побед“ Низам — ад — дина Шами (XV в.), посвященной царствованию Тимура; арабские географические сочинения в основном вошедшие в „Bibliotheca geographorum arabicorum“, наконец, сочинения типа мемуаров Бейхаки (XI в.) и путевых записок Ибн — Фадлана (X в.). Исторические сочинения носят характер придворно-феодальных хроник с изложением событий в походной записи. Хроники эти заполнены подробным изложением войн, феодальных междоусобиц, придворной жизни, реже — внутренних событий и еще реже — упоминаниями фактов, характеризующих социальные отношения. На более высоком уровне находится арабская географическая литература. Общеизвестно, что она дает весьма точные описания городов, селений, расстояний между ними, торговых маршрутов, разных видов ремесленного производства, вывозимых и ввозимых товаров. Еще более важными являются сочинения типа исторических мемуаров (Абу — л Фазля Бейхаки и ан — Несеви) или типа путевых записок Ибн — Фадлана, проделавшего с караваном в 922 г. долгий путь из Багдада в Булгар» (Материалы по истории туркмен и Туркмении, т. I, стр. 9). Арабские географические сочинения возникли в прямой связи с завоеваниями и административным устройством халифата. «Государственные задачи, особенно в области финансового хозяйства, требовали точных сведений о распределении податей и налогов: в связи с этим появляются специальные „книги о налоге“ с перечислением провинций, населенных пунктов, продуктов земледелия и промышленности, с указанием размера обложений как в натуре, так и деньгами. Централизованная сильная власть, стягивавшая все нити управления в Багдад, требовала хороших путей сообщения и отчетливого представления о маршрутах: удовлетворяя этой потребности, появляются так называемые „книги дорог“ с перечислением почтовых станций, расстояний, условий сообщения» (Крачковский). Развитие арабской географии с привлечением греческих трактатов для ее разработки началось не позже начала IX в. Уже в X в. был составлен «Атлас ислама», который содержит карты мусульманского мира, в том числе Ирана.

Очень ценным арабским географическим сочинением является труд Ибн — Хордадбеха (перса по происхождению). Отец его занимал должность наместника в Табаристане (область в Иране, прилегавшая к Каспийскому морю). Сам Ибн — Хордадбех был начальником почты в провинции на северо — западе Ирана. Почта была важным учреждением в Арабском халифате, так как областной начальник почты выполнял также обязанности начальника полиции и сообщал правительству о деятельности правителя области. Ибн — Хордадбех написал сочинение под названием «Книга путей и провинций», в которой имеется интересный материал по истории Кавказа и Средней Азии. Есть предположение, что первоначально эта «Книга» была написана около 846 г. Позднее, переселившись в Багдад, Ибн — Хордадбех подверг ее переделке. В сочинении указываются названия провинций и городов, дорожные маршруты и данные о налоговых поступлениях из областей и округов. При всей краткости этих сведений они очень важны для историка как основанные на официальных данных должностных лиц Арабского халифата. К важнейшим арабским географическим сочинениям IX в. относится труд ал — Якуби. «Книга стран» ал — Якуби (ум. в 897 г.) сохранилась неполностью, но до нас дошли описания Ирака, Ирана, Средней Азии и Афганистана. Ал — Якуби сообщает о расстояниях между городами, дает краткие сведения о городах и их достопримечательностях и занятиях жителей. О городе Джурджане говорится, что «там делаются лучшие березовые и другие доски и разные сорта шелковых одежд; там водятся большие двугорбые верблюды; в Джурджанской земле много пальм». О жителях провинции Туркестан сказано: «у каждого племени тюрок отдельное государство, и одни из них воюют с другими» и т. д.

В сочинении Кудама Ибн — Джафара (ум. в первой половине X в.) —"Книга земельного налога" — содержатся ценнейшие сведения по экономике халифата. В X в. в государстве Саманидов писал ал — Балхи, составивший собрание карт с кратким пояснительным текстом. Это сочинение, по — видимому, целиком было использовано в труде арабского географа того же века ал — Истахри — «Книге путей стран». Несколько позже, но в X в., сочинение ал — Истахри было переработано Ибн — Хаукалем. В конце X в. новое географическое сочинение на арабском языке было написано ал — Мукаддаси (или ал — Макдиси). Арабские географические сочинения очень важны для экономической истории Кавказа и Средней Азии. Некоторые из географов дают ценнейшие сведения по истории экономики в странах халифата. Говоря о городе Нишапуре в Средней Азии, Ибн — Хаукаль сообщает следующее: «На каждый рынок привозят то, что соответствует ему; каждый караван — сарай походит на рынок какого — нибудь другого города. В одном из этих караван — сараев [находятся] богатейшие из тех, кто [торгует] на этих больших рынках. А у небогатых в других [местах] рынок и караван — сараи. Там находят себе приют владельцы мастерских, располагаясь по своим ремеслам в лавках, населенных ремесленниками, и мастерских, набитых работниками. Так, у выделывающих калансувы [колпаки] среди их рынка караван — сарай с многочисленными лавками, и также у сапожников, починяющих обувь, веревочников и других работников и ремесленников». Так рисуется перед нами своеобразное устройство ремесла в феодальном городе Средней Азии.

Ценные сведения по истории СССР имеются в арабском труде а л — Масуди (X в.), который в течение многих лет путешествовал, побывав в Иране, Армении, у берегов Каспийского моря и т. д. Масуди написал ряд сочинений, в том числе «Золотые луга» («Промывальни золота») — настоящую историко-географическую энциклопедию. В «Золотых лугах» много сведений, относящихся к Средней Азии, Кавказу, а также Поволжью и славянским землям, которые, по достоверному предположению, ал — Масуди посетил лично. Берега Каспийского моря он описывает как очевидец. У Масуди мы находим рассказ о походе Руси в Азербайджан в 912 г. Он так говорит о руссах: «В верховьях Хазарской реки есть устье, соединяющееся с рукавом моря Найтас [Азовское море], которое есть Русское море, никто кроме них не плавает по нему и они живут на одном из его берегов. Они образуют великий народ, не покоряющийся ни царю, ни закону». В 912 г. руссы разорили южные берега Каспийского моря, но на обратном пути были разгромлены. Другой поход руссов в 943—944 гг., когда они взяли важнейший город Азербайджана — Бердаа, описан в сочинении Ибн — Мискавейха, арабского писателя XI в. К X в. относятся сочинения на арабском языке Ибн — Русте. Имя этого писателя было прочитано Хвольсоном как Ибн — Дасте (или Ибн — Дост). «Книга драгоценных ожерелий» написана им, по — видимому, после 920 г. В ней описаны Черное и Каспийское моря, а также 26 рек, в том числе Араке, Кура, Аму — Дарья и их притоки. Ибн — Русте дает описание и Хорасана (в Средней Азии), и Армении, и Азербайджана. У него же находим известия о славянах, хазарах, буртасах. Ибн — Русте дает представление о славянах, как о земледельцах, указывая, что наиболее часто ими возделывается просо. По — видимому, Ибн — Русте был хорошо осведомлен о славянах. Так, он приводит славянское слово «улилз», обозначающее улей для пчел. В другом месте он называет главное лицо у славян словом «су — паяеч» (жупан) и т. д.

В половине XII в. было составлено сочинение ал — Идриси, который учился в Кордове, но большую часть жизни провел при дворе сицилийского короля в Палермо. Он дает много ценных сведений о Западной Европе, в том числе о берегах Северного и Балтийского морей. Его описание приноровлено к 70 отдельным картам.

В начале X в. написал свою записку на арабском языке Ибн — Фадлан (или Ибн — Фоцлан). Сочинение это только недавно найдено в относительно полном виде в Иране. «Книга Ибн — Фадлана, посла ал — Муктадира к царю славян», возникла таким образом. Булгарокий князь направил к халифу Муктадиру в Багдад посольство с просьбой прислать людей для укрепления в Булгарии только что принятого там ислама. Для этого Муктадир и отправил Ибн — Фадлана на далекую Волгу, в Булгарию. Посольство выехало из Багдада в июне 920 г. и вернулось обратно только через год; следовательно, рассказ Ибн — Фадлана относится примерно к 922 г. Выехав из Багдада, Ибн — Фадлан через Среднюю Азию и Башкирию добрался до Булгарского царства. Он описывает руссов, которых встретил на Волге («реке Атиль»), их наружность («подобны пальмам, румяны, красны» и т. д.), одежду, вооружение, украшения, корабли, пищу, их обычаи поклоняться и приносить жертвы деревянным идолам. У Ибн — Фадлана находим рассказ о погребении знатного русского воина, послуживший сюжетом известной картины Семирадского. Чрезвычайно интересно описание пребывания посольства в столице Булгарии. Ибн — Фадлан рассказывает множество «удивительных» вещей, — свидетелем которых он был. Так, он пишет о поразившем его случае видения в воздухе, — по — видимому, о северном сиянии. Ибн — Фадлан был поражен непродолжительностью летней ночи на севере: «Царь [Булгарии] рассказал мне, что за его страной, на расстоянии трех месяцев пути, есть люди, которых называют Вису. Ночь у них меньше часа». Ибн — Фадлан рисует камских болгар как земледельцев: «их пища просо и мясо лошади, но и пшеница и ячмень [у них] в большом количестве».

Мало известными, но очень важными памятниками по истории Средней Азии являются сочинения китайских историков. К I в. н. э. относятся «Исторические записки» («Шы — цзи»), написанные историком Сы — ма — цянь и содержащие материалы с древнейших времен до 99 г до н. э. Уже к I в. н. э. относится «История старшего дома Хань», на которую в VII в. были составлены пояснения. Некоторые исторические сочинения, написанные в Китае, имеют целью рассказать историю отдельных династий. Таковы истории четырех династий, называемых четырьмя южными дворами: Сун (420—479), Ци (479—502), Лян (502—557) и Чень (557—581). Историки этих династий жили в VI в. Свод исторических сведений о народах Средней Азии по китайским источникам составлен Иакинфом. Китайские источники имеют исключительно большое значение для древнейшей истории Средней Азии, с которой Китай поддерживал оживленные сношения. Первоначальная история гуннов, сянь — би, жужаней с наибольшей полнотой отражена в китайских исторических сочинениях, восполняющих пробелы в наших сведениях по истории Средней Азии. Ценным дополнением к указанным сочинениям по истории Средней Азии являются согдийские документы, найденные недавно советскими археологами при раскопках древнего замка на горе Муг, в 120 км к востоку от Самарканда. Документы (рукописи на бумаге и на коже), числом 80, относятся к началу VIII в. и в большинстве случаев написаны на согдийском языке (то есть на языке жителей древней Согдианы). Они являются остатками архива крупного местного феодала. Среди документов имеются письма, адресованные к согдийскому царю Дивастичу, деловые записи и отчеты, письма от Дивастича к феодалу, владевшему горой Муг, и т. д. Сохранились сборники документов и более позднего времени, составленные для руководства канцелярий. Один из таких сборников («Инша»), дошедший в персидской рукописи XIV в., но заключающий документы более раннего времени (XII в.), является важным источником по истории державы хорезмшахов.


§ 4. Армянские и грузинские источники[править]

Для истории Кавказа особенно ценны труды армянских и грузинских историков. Предполагают, что письменность в Армении существовала еще до принятия христианства (III в. н. э.) и усовершенствования армянского алфавита Месропом (начало V в.). Сочинения армянских историков чрезвычайно ценны для истории не только Кавказа, но и всей Передней Азии. Уже в конце IV в. на греческом языке написал историю Армении (344—392) Фавст (Павстос) Византийский. В VII в. Себеос написал «Историю императора Ираклия», воевавшего с персами. Но самым известным из древнейших армянских историков является Моисей Xоренский. По преданию, Моисей родился в 370 г. н. э. в селении Хорен, вследствие чего и получил прозвище Хоренского (Хоренаци). Он был хорошо образован и в юности побывал в Эдессе (Сирия), Александрии (Египет) и Афинах. По преданию, один владетельный князь Армении предложил ему написать историю Армении. Смерть Моисея предание относит к 493 г. Историческая критика, однако, относит его сочинение к VII—IX вв. н. э.; но и в этом случае оно не теряет своего значения не только для общей истории Армении, но и для истории армянской литературы и языка, являясь, по словам проф. Халатьянца, первой и блестящей попыткой систематического и художественного изложения истории Армении в национально — армянском духе. Дошедший до нас текст «Истории Армении» Моисея Хоренского делится на три части. В первой говорится о древнейшей истории армян. Эта часть отличается легендарным характером. Здесь рассказывается о Хайке, родоначальнике армян, и его потомках, о царице Шамирам, прообразе Семирамиды. Моисей ссылается на древние предания и на историков, писавших о Шамирам: «Достовернее [многих сказаний] показались нам исследования халдейских книг Map Абасом Катиною, который рассказывает все это последовательно, объясняя и причины войны. К тому же легенды нашего отечества оправдывают многосведущего Сирина» (то есть сирийца). Еще подробнее Моисей говорит о Тигране, величая его румяным, красивоглазым, плечистым и т. д. Вторая книга «Истории Армении» начинается от царствования Александра Македонского и доведена до воцарения Тиридата Великого (III в. н. э.). Подробно говорится о войнах армян с римлянами, а также о начале христианства в Армении. Легенды и здесь преобладают. Моисей сообщает о нападении аланов и приводит песню о свадьбе армянского царя и аланской царевны. Историк пользовался рядом письменных источников. Вторая книга кончается повествованием о кончине царя Тиридата и сетованиями по поводу падения Армении. Особенно подробно говорится об армянской истории в третьей части, доведенной до 440 г. История кончается плачем о прекращении армянской династии царей из рода Аршакуни (Аршакидов) и порицанием армян, способствовавших падению царства. Моисей осуждает «монахов лицемерных, тщеславных»; «епископов, гордых и суесловных»; «народ надменный, дерзкий и празднолюбивый». Моисей указывает, что он пользовался рядом сирийских, греческих и латинских трудов. В VIII в. армянский историк Гевонд написал «Историю халифов», охватывающую 150 — летний период в истории Кавказа (с 622 по 788 г.). Разорение Армении и отчаяние ее жителей перед нахлынувшими полчищами арабов — покорителей красочно описаны Гевондом.

В конце X в. Ухтанес из города Урга составил «Историю Армении». В первой ее части говорится о древнейшей истории Армении, главным образом, пo Моисею Хоренскому и другим армянским историкам. Во второй — особенно важной — рассказывается о событиях, более близких по времени к жизни Ухтанеса. По — видимому, сочинение это имело продолжение, но и те его части, которые дошли до нас, представляют значительный интерес. В грузинском «Обращении Картлии» рассказ начинается с Александра Македонского, но в основном посвящен распространению христианства в Грузии и устройству церкви (IV в. н. э.). Время Багратидов описано в Хронике Сумбата («Жизнь и известие о Багратядах, царях наших грузинских, откуда они явились в эту страну, или с какого времени владеют они царством грузинским, которое написал Сумбат, сын Давида»). Эта Хроника начинается кратким родословием от Адама до Соломона, после чего следует краткий рассказ об истории Грузии, обрывающийся на царствовании Баграта IV (1028—1072). Особенно ярко описаны в Хронике войны Баграта с византийскими императорами. В ряде известий грузинских летописей заметно авторство непосредственных свидетелей событий. По мнению Н. Я. Марра, «писались грузинские летописи, приблизительно, в VII веке, если не раньше». Некоторые из источников большой грузинской летописи сохранились в виде отдельных произведений. Джавахишвили в новой рукописи «Картлис — Цховреба» обнаружил труд историка Басили под названием «Жизнь царицы цариц Тамары». Первая половина рукописи, заключающая сочинение Басили, датируется XVI—XVII вв. Рассказ начинается с повествования о рождении у царя Георгия дочери Тамары, «прекрасного создания, не имевшего никакого недостатка». После этого следует рассказ о жизни и деяниях Тамары, составленный в панегирических выражениях.


§ 5. Еврейско-хазарская переписка[править]

Для древнейшей истории СССР некоторое значение имеют сказания еврейских писателей. В пределах Хазарского царства, центром которого был город Итиль (в устье Волги), жило большое количество евреев. Хазарские каганы, или цари, в VIII в. приняли иудейскую религию. Большой интерес имеет так называемая еврейско — хазарская переписка X в. Переписка состоит из двух памятников: 1) письмо еврейского сановника Xасдая к хазарскому царю Иосифу и 2) ответное письмо царя. Эти памятники содержат много сведений не только о Хазарском царстве, но и о прилегающих к нему странах. Хасдай — Ибн — Шафрут жил и работал при дворе двух кордовских халифов в период 912—976 гг. В письме Хасдай высказывает радость по поводу существования независимого Еврейского царства в Хазарии и запрашивает, как это царство могло возникнуть, кто живет в нем и т. д. Ответное письмо приписывается царю Иосифу. Царь пишет о происхождении хазар, об истории их перехода в иудейство и рассказывает о жизни Хазарии. Он касается как условий жизни в столице Хазарии, Итиле, так и тех народностей, с которыми Хазарскому царству приходится вести войну. Письмо Хасдая было написано при жизни халифа Абдер — Рахмана III, по — видимому, до 961 г. Известия об этом письме встречаются уже в еврейской литературе конца XII — начала XIII в. у еврейского писателя Иехуда бен Барзилай (из Барселоны). Иехуда сообщает часть текста письма к хазарскому царю. Полный текст письма впервые появился в сочинении, изданном в 1572 г. в Константинополе на еврейском языке.

Источники В. Г. Васильевский, Труды, т. III, Птгр. 1915. — Пронопий, История войн с персами; пер. Г. Десгуниса, изд. 2 — е, 1880. — Прокопий, Вандальская война, Спб. 1891. — Сочинения Константина Багрянородного: о фемах и о народах. С предисл. Г. Ласкика (Чтения в Обществе истории и древностей российских, 1899, кн. I). — А. Чертков, Описание войны вел. кн. Святослава Игоревича против болгар и греков в 967—971 гг. (Русский исторический сборник, т. VI). — История Льва Дьякона; пар. Д. Попова, 1820. — Крумбахер, Византийские историки и хронисты (очерки по истории Византии под ред. В. Н. Бенешевича, вып. 3). — Известия Государственной Академии материальной культуры. Известия византийских писателей о Причерноморье. — Г. Е. Кочин, Памятники истории Киевского государства IX—XII вв., Л. 1936 (№ 2 — известие Бертинской летописи, № 21—письмо архиепископа Бруно). — М. Стасюлевич, История средних веков, т. II, Петроград 1915 (выдержки из сочинения Титмара Мерзебургского на стр. 509—532 и 641—668; там же выдержки из сочинения Адама Бременского, на стр. 708—726 и Гельмольда на стр. 668—675).— А. Н. Веселовский, Русские и вильтины в саге о Тидреке Бернском (в приложении выдержки из саги, см. Известия отделения русского языка и словесности Академии наук, 1906, кн. III).— Известия Государственного географического общества, т. 69, вып. 1937 г. (И. Ю. Крачковский, Арабские географы и путешественники). — А. Я. Гаркави, Сказания мусульманских писателей о славянах и русских (с половины VII в. до конца X в. по р. х.), Спб. 1870. — Д. А. Хвольсон, Известия о хазарах, бурта — сах, болгарах, мадьярах, славянах и русских Ион — Даста, Спб. 1869. — Путешествие Ибн — Фадлана на Волгу; перевод и комментарий под ред. акад. И. Ю. Крачковского, М.—Л. 1939. — Бартольд, Туркестан в эпоху монгольского нашествия, т. I (глава «Источники»). — Иакинф, Сборник сведений о народах, обитавших п Средней Азии в древние времена, ч. I—III, Спб. 1851. — Материалы по истории туркмен и Туркмении, т. I. Арабские и персидские источники, М.—Л. 1939. — Согдийский сборник, изд. Академии наук, Л. 1934. — История Армении Моисея Хоренского; новый перевод; Н. О. Эмина, М. 1893, стр. 323 (там же в приложении напечатан гахнамак). — Гевонд, История халифов. — К. П. Патканов, Армянская география VII века по р. х., Спб. 1877. — История агван Моисея Каганттваци, писателя. X в., Спб. 1861. — Всеобщая история Степаноса Таронского Асох"ика по прозванию писателя XI столетия; пер. Н. Эмина, М. 1862. — Г. Халатьянц, Армянские Аршакиды в «Истории Армении» Моисея Хоренского. Опыт критики источников, ч. I—III, M. 1903.— Акад. Я. Манандян, Актуальные вопросы историографии древней Армении («Историк — марксист», 1940, № 6).— Л. С. Хаханов, Очерки по истории грузинской словесности, вып. 2. Древняя литература до конца XII в. (Чтения в Обществе истории и древностей российских, 1898, кн. I, стр. 129—148). — М. Г. Джанашвили, Картлис — Цховреба. Жизнь Грузии (Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа, вып. 32, Тифлис 1905). Histoire de la Georgie depuis l"antiquite jusqu"au XIX siecle, traduite du Georgien par M. Brosset. S. — Pb. 1856, («Картлис — Цховреба» в переводе на французский язык акад. Броссе). — А. С. Хаханов, Очерки по истории грузинской словесности, вып. 1—3 (напечатано и в Чтениях в Обществе истории и древностей российских). — Памятники эпохи Руставели, Л. 1918. — Сборник Руставели, Тбилиси 1938. — С. Н. Какабадзе, Грамота царицы Тамары Великой на имя Гелат от 1193 г. (Известия Кавказского Историко — археологичсского института в Тифлисе, т. III, Тифлис 1925, стр. 111—120).—Акты Кавказской археографической экспедиции, Т; I. — Ф. Жордания, К материалам по истории Грузии XI—XII вв. (Чтения в Обществе истории и древностей российских, 1895, кн. III). — П. К. Коковцев, Еврейско-хазарская переписка в X в., Л. 1932.—Н. А. Караулов, Сведения арабских географов IX и X вв. по р. х. о Кавказе, Армении и Азербайджане (Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа, вып. 38, стр. 1—129).—И. Джавахов, Государственный строй древней Грузии и древней Армении, т. I, исследование, Спб. 1906.— Я. А. Манандян, О торговле и городах Армении в связи с мировой торговлей древних времен (V в. до н. э. — XV в. н. э.), Эривань 1930.— С. Какабадзе, Грамота грузинского царя Георгия III (Известия Кавказского Историко — археологического института в Тифлисе, 1926,т. IV). — Н. Я. Марр, Иоанн Петрицский, грузинский неоплатоник XI—XII вв. (Записки Восточного отделения русского археологического общества, т. XIX, вып. 2, Спб. 1909). —История князей Орбельян, Извлечения из сочинений Стефана Сюнийского, армянского писателя XIII в. Перевел с армянского X. Иоаннесов, 1833. — п. Я. Марр, Ани. Книжная история города (Аристакес Ластивертский. Об истреблении мечом всемирно известного города Ани).—В. В. Бартольд, Место прикаспийских областей в истории мусульманского мира, Баку 1925. — Себеос, История императора Иракла; пер. К. Патканьяна, Спб. 1862. — Bibliotheque historique armenienne, ou choix des principaux historiens armeniens traduits en francais et accompagnes de notes historiques et geographiques (Chronique) de Matthieu d"Edesse (962—1136). — Deux historiens armeniens. Kiracos de Gantzac, XIH — e a. Histoire d"Armenie, Oukhtanes d"Ourha, X — e s., Histoire en trois (parties; traduite par M. Brosset, S. — Pb. 1870. — Армянские надписи в Карее, Ани и в окрестностях последнего; пер. Н. О. Эмина, М. 1881.— Обзор источников по истории Азербайджанской ССР, вып. 1—2, Баку 1940. — И. П. Петрушевский, Хамдаллах Казвини как источник по социально — экономической истории Восточного Закавказья (Известия Академии наук СССР, ООН, 1937, № 4). — Бертельс, Великий азербайджанский поэт Низами, Баку 1940. — Мухамед Наршах, История Бухары; перевел с персидского Н. Лыкошин, Ташкент 1897. Подробная литература об арабских и персидских источниках приведена в Материалах по истории туркмен и Тукмении, т. I—II. — В. В. Бартольд, Отчет о командировке в Туркестан (Записки Восточного отделения Русского археологического общества, т. XV).

http://www.opentextnn.ru/history/istochnik/tikhomirov/?id=1074

Ныне большинство этих источников фрагментами или полностью можно прочесть на сайтах Интернета. Вместе с тем надо помнить и о нарастающем пласте средневековой относительно светской «литературы», отчасти включая и тексты берестяных грамот.