Митрополит Николай

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Николай (Ярушевич)»)
Перейти к: навигация, поиск
Файл:Mitropolit nikolaj.jpg
Митрополит Николай

Митрополи́т Никола́й (в миру Бори́с Дорофе́евич Яруше́вич; 31 декабря 1891 (12 января 1892) или 1 января (13 января) 1892, Ковно13 декабря 1961, Москва) — епископ Русской Церкви; с 28 января 1944 митрополит Крутицкий и Коломенский.

Семья[править]

  • Отец — протоиерей, настоятель ковенского Александро-Невского собора, энергичный и просвещённый человек, владелец большой библиотеки.
  • Мать — Екатерина Николаевна, происходила из духовной семьи.

Образование и учёные степени[править]

Окончил петербургскую гимназию (с золотой медалью). Учился на физико-математическом факультете Санкт-Петербургского университета.

После первого курса перешёл в Санкт-Петербургскую Духовную Академию, которую закончил в 1914 со степенью кандидата богословия. Слушал лекции на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета.

Магистр богословия (1917; тема диссертации: «Церковный суд в России до издания Соборного Уложения Алексей Михайловича 1649 г.», удостоена Макарьевской премии). Подготовил докторскую диссертацию на тему «О бессмертии души», рукопись которой погибла во время блокады Ленинграда. Доктор богословия (1949; за книгу «Слова и речи». Т. 1). Почётный член Ленинградской духовной академии (1952).

Доктор богословия honoris causa:

  • богословского евангелического факультета имени Яна Гуса в Праге (1950).
  • Софийской духовной академии (1952).
  • Богословской академии Венгерской реформатской церкви (1953).
  • Православного богословского института в Бухаресте (1954).
  • протестанского Богословского института в Клуже (1955).

Монах и преподаватель[править]

23 октября 1914 пострижен в монашество ректором академии епископом Анастасием (Александровым), высокообразованным иерархом, оказавшим большое влияние на духовное развитие будущего митрополита. С 24 октября 1914 — иеродиакон, с 25 октября 1914 — иеромонах. Вскоре после своего рукоположения в священный сан он выехал на фронт Первой мировой войны, сначала для служения духовником-проповедником в санитарном поезде, а с ноября 1914 — священником лейб-гвардии Финляндского полка. В 1915 в связи с тяжёлой болезнью (ревматизм с осложнением на сердце) покинул фронт.

С 1915 — преподаватель литургики, гомилетики, практического руководства для пастырей, церковной археологии, немецкого языка в Санкт-Петербургской духовной семинарии. С декабря 1916, одновременно, священник церкви Святителя и Чудотворца Николая при Николаевской детской больнице. С декабря 1918 — настоятель Петергофского собора.

С 1919архимандрит, наместник Александро-Невской лавры. Под его руководством в лавре издавались «Листки», проводились внебогослужебныые беседы, религиозно-философские, богословские и церковно-общественные чтения. Действовало Богословско-пастырское училище, в котором архимандрит Николай читал лекции по литургике, гомилетике (церковному проповедничеству).

Архиерей[править]

С 25 марта 1922 — епископ Петергофский, викарий Петроградской (затем — Ленинградской) епархии. Негативно относился к обновленческому движению, был одним из руководителей «Петроградской автокефалии», которая в условиях отсутствия централизованного церковного управления противостояла обновленчеству. В феврале 1923 был выслан в город Усть-Колом Зырянского края. В это время был тяжело болен из-за обострения ревматизма. В ссылке написал акафист Богоматери, который совершал позднее перед Её святой иконой, именуемой «Млекопитательница». После окончания ссылки в 1926 вернулся в Ленинград.

В сентябре 1927 — феврале 1928 — временно управляющий Ленинградской епархией. Активно поддерживал церковную политику Заместителя Патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского), направленную на достижение компромиссов с советской властью за счёт значительных уступок со стороны церкви. Был выдающимся проповедником, обладал и замечательными ораторскими данными: прекрасной дикцией и красивым тембром голоса. Почитатели называли его «Новым Златоустом».

С 1935 — архиепископ Петергофский с правами епархиального архиерея. В 19361940 управлял Новгородской и Псковской епархиями. В это время ему было запрещено жить в Ленинграде, он был вынужден переехать в посёлок Татьянино под Гатчиной.

С 1940 — архиепископ Волынский и Луцкий, Экзарх Украины и Белоруссии. Пользовался доверием органов советской власти, руководил присоединением к Русской православной церкви западноукраинских и западнобелорусских епархий, которые ранее находились в юрисдикции Польской православной церкви. С 9 марта 1941митрополит.

Деятельность во время Великой Отечественной войны[править]

С 15 июля 1941 — митрополит Киевский и Галицкий, Экзарх Украины. С наступлением немецких войск эвакуировался в Москву, не успев взять с собой ничего, кроме архиерейского посоха. В феврале 1942 — сентябре 1943 управлял Московской епархией во время эвакуации митрополита Сергия (Страгородского) в Ульяновск, был награждён медалью «За оборону Москвы». В 1942 году под его редакцией издана книга «Правда о религии в России», в которой отрицались факты гонений на церковь со стороны большевистской власти.

2 ноября 1942 указом Президиума Верховного Совета СССР назначен членом Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и его сообщников. В этом качестве полностью поддержал официальную советскую версию расстрела польских офицеров в Катыни, обвиняющую в этом преступлении немецких военнослужащих.

Участвовал в известной встрече трёх митрополитов — Сергия (Страгородского), Алексия (Симанского) и Николая (Ярушевича) — с Иосифом Сталиным в сентябре 1943, после которой государство разрешило избрание Патриарха, восстановление церковных учебных заведений, освободило из лагерей ряд оставшихся в живых пастырей. С 1943 — член редакционной коллегии «Журнала Московской Патриархии», затем возглавлял Издательский отдел Московской Патриархии (до 1960). С 8 сентября 1943 — постоянный член Священного Синода. С 28 января 1944 — митрополит Крутицкий, управляющий Московской епархии. С 25 марта 1947 — митрополит Крутицкий и Коломенский.

Митрополит Николай об Иосифе Сталине[править]

Публично высоко оценивал личность Иосифа Сталина, в 1944 выступил с такой апологией этого государственного деятеля:

В нашем вожде верующие вместе со всей страной знают величайшего из людей, каких рождала наша страна, соединившего в своём лице все качества упомянутых выше наших русских богатырей и великих полководцев прошлого; видят воплощение всего лучшего и светлого, что составляет священное духовное наследство русского народа, завещанное предками: в нем неразрывно сочетались в единый образ пламенная любовь к Родине и народу, глубочайшая мудрость, сила мужественного, непоколебимого духа и отеческое сердце. Как в военном вожде, в нём слилось гениальное военное мастерство с крепчайшей волей к победе… Имя Иосифа Виссарионовича Сталина, окружённое величайшей любовью всех народов нашей страны, — знамя славы, процветания, величия нашей Родины («Журнал Московской Патриархии», 1944, № 1).

Глава церковной дипломатии[править]

Был первым Председателем Отдела внешних церковных сношений до июня 1960. В 1945 совершил поездку во Францию, где выполнил миссию по воссоединению русских приходов в этой стране с Русской православной церковью; впрочем, вскоре многие из них вновь перешли в юрисдикциюКонстантинопольского Патриархата). Возглавлял делегации Русской Православной Церкви во время визитов в Англию, Румынию, Чехословакию и др. Являлся одним из инициаторов проведения Совещания глав и представителей Поместных Православных Церквей в июле 1948, приуроченного к празднованию 500-летия автокефалии Русской Церкви.

Был членом Советского комитета защиты мира, многие его выступления были посвящены миротворческой тематике. Входил в состав Всемирного совета мира, многократно выступал от лица Русской Церкви на его конгрессах и сессиях. Высказывал возмущение «наглыми провокациями американских реакционных кругов», полностью солидаризировался с советской внешней политикой. Также входил в состав Палестинского Общества при Академии Наук СССР и Славянского Комитета СССР. За миротворческую деятельность был награждён орденом Трудового Красного Знамени (1955).

Конфликт с властями и смерть[править]

В конце 1950-х годов ранее весьма комфортные отношения (по крайней мере, внешне) митрополита Николая и советской власти резко обострились. Будучи человеком, привыкшим к реалиям «позднесталинского» времени, владыка не смог адаптироваться к реалиям «хрущёвского» периода советской истории, который характеризовался не только «оттепелью», но и активизацией атеистической политики власти. Всё чаще он выступал с критикой атеизма. Один из ближайших сотрудников митрополита, А. В. Ведерников, вспоминал:

Проповеди митрополита Николая в Преображенском Соборе, где он обыкновенно служил в Москве, становились всё более и более резкими. Иногда он просто начинал кричать, что, конечно, действовало на народ. В это время в печати велась компания против крещения детей, доктора в газетах «научно» доказывали «вред крещения для здоровья». Митрополит Николай кричал против них в своих проповедях: «Какие-то жалкие докторишки!» Известно было, что он рассказывал народу об академике Павлове, которого он лично знал. Он говорил прилюдно, что академик не был атеистом, как изображала его советская пропаганда, а был верующим православным христианином.

В ответ на усиление антицерковной политики власти митрополит Николай стал инициатором выступления Патриарха Алексия I на Конференции советской общественности по разоружению в феврале 1960, направленного на защиту церкви. В выступлении Патриарха, в частности, говорилось:

Церковь Христова, полагающая своей целью благо людей, от людей же испытывает нападки и порицания, и тем не менее она выполняет свой долг, призывая людей к миру и любви. Кроме того, в таком положении Церкви есть и много утешительного для верных ее членов, ибо что могут значить все усилия человеческого разума против христианства, если двухтысячелетняя история его говорит сама за себя, если все враждебные против него выпады предвидел Сам Христос и дал обетование непоколебимости Церкви, сказав, что и врата ада не одолеют её (Матф. 16, 18).

Органы советской власти сочли «виновным» в таком демонстративном выступлении не престарелого Патриарха, а митрополита Николая. 21 июня 1960 он был освобождён от должности Председателя Отдела Внешних Церковных Сношений Московской Патриархии; 19 сентября 1960 — от должности митрополита Крутицкого и Коломенского, согласно его прошению.

В последний год жизни ему было фактически запрещено служить: он участвовал в публичных богослужениях только дважды и на Пасху 1961 он был вынужден служить дома, не получив дозволение служить где-либо.

Скончался в Боткинской больнице. Существует устойчивое мнение, что его смерть была насильственной (и, следовательно, мученической), но она не подтверждена фактами. Погребён в крипте Смоленской церкви в Троице-Сергиевой лавре.

Труды[править]

  • Церковный суд в России до издания Соборного Уложения Алексея Михайловича (1649 г.)
  • О проповеднической импровизации. К вопросу о живом слове и нормативных методах проповедничества. (Гомилетический этюд). Чернигов, 1913.
  • Гонения на христиан императора Декия. Страница из истории первых веков христианства. Харьков, 1914.
  • Роль мирян в управлении церковным имуществом с точки зрения канонов древней Вселенской Церкви. Историко-канонический очерк. Чернигов, 1914.
  • Путь ко спасению по Св. Григорию Нисскому. Богословско-психологический этюд. 1917.
  • Слова и речи, послания (1914—1946 гг.). Т. I. М., 1947.
  • Слова и речи (1947—1950 гг.). Т. II. М., 1950.
  • Слова и речи (1950—1954 гг.). Т III. М., 1954.
  • Слова и речи (1954—1957 гг.). Т. IV. М., 1957.
  • Свидетель православия. Слова, речи, выступления Митрополита Николая (Ярушевича). Церковная печать о деятельности Митрополита Николая. М., 2000.

Библиография[править]

  • Златоуст ХХ века: Митрополит Николай (Ярушевич) в воспоминаниях современников. СПб, 2003.

Ссылки[править]