Обсуждение:Мифы:В русских сказках только и знают лежать на печи да мечтать о царевнах

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Немецкие сказки[править]

Несколько сказов братьев Гримм о трудолюбии немецкого народа. Последняя особенно доставляет.

Ленивый Гейнц
Гейнц был очень ленивый. Он каждый раз тяжко вздыхал, когда возвращался домой с работы. А всего и работы-то у него было - козу на лугу пасти.
- Вот уж тяжелое и утомительное дело - все лето, с весны до поздней осени, козу пасти! - говорил он. - Если бы хоть прилечь можно было да поспать, ну тогда еще туда-сюда. Так нет же, надо во все глаза глядеть, как бы она молодые деревца не объела да не забрела бы к кому-нибудь в сад, а то и вовсе не сбежала бы. Ну разве можно при такой работе жить спокойно и радостно!
Стал он подумывать, как бы ему от этой обузы избавиться. Долго не мог ничего придумать. И вдруг его словно осенило:
- Женюсь-ка я на Трине! У нее тоже коза есть. Вот она и будет обеих коз пасти. Кончится тогда мое мученье. Пошел Гейнц к родителям Трины и попросил выдать за него их прилежную и скромную дочку. Родители не стали долго раздумывать и тут же согласились.
Женился Гейнц на Трине, и стала она пасти обеих коз. Для Гейнца настали красные деньки, он и отдыхал-то теперь только от лени.
Но Трина оказалась такой же ленивой, как и Гейнц.
- Милый Гейнц, - сказала она как-то, - зачем мы понапрасну портим жизнь да губим свою молодость? Отдадим-ка лучше наших коз соседу, а он даст нам за них пчелиный улей. От коз одно только беспокойство. Они каждое утро будят нас от сладкого сна. А улей мы поставим позади дома, на солнышке, и избавимся от всякой заботы. Пчел-то ведь ни стеречь, ни выгонять на пастбище не надо. Они сами найдут дорогу к дому и меду насбирают. А мы и пальчиком не шевельнем.
- Ты рассуждаешь, как умная женщина, - отвечал Гейнц, - так мы и сделаем. Мед куда сытней и вкусней, чем козье молоко, да и не портится он дольше.
Пошли они к соседу, и тот, конечно, очень охотно променял один улей на двух коз. Пчелы неутомимо летали все лето, с раннего утра до позднего вечера, и к осени улей был полон прекрасного меда. Гейнц набрал его целый кувшин. Кувшин этот они поставили в своей спальне на полку, но все равно очень боялись, как бы мед не стащили, как бы мыши его не поели. Трина положила рядом с постелью здоровенную ореховую палку, чтобы гонять незваных гостей этой палкой и не вставать зря.
И вот однажды, когда на дворе уже давным-давно стоял белый день, а Гейнц все еще валялся на перине - отдыхал от сна, - он сказал жене:
- Знаю я, все женщины любят сладенького поесть. И ты, небось, лакомишься потихоньку медком. Вот я и подумал: лучше уж променять наш мед на гуся с гусятами, а то, пожалуй, ты весь его съешь.
- Ну что ж, я согласна, - сказала Трина. - Но мы сделаем это только тогда, когда у нас вырастет сынок. Пусть он и пасет их. Не самой же мне возиться с гусятами и портить свое здоровье!
- Как бы не так! - отвечал Гейнц. - Станет наш сынок гусей пасти! Знаешь, какие нынче дети - совсем от рук отбились. Они, видно, думают, что стали умнее родителей, и хотят все делать по-своему.
- Ух, - сказала Трина, - достанется же ему, если он не станет меня слушаться! Возьму я тогда палку да так его отделаю!
И чтобы показать, как это будет, она схватила свою ореховую палку, размахнулась да и стукнула прямо по кувшину с медом.
Кувшин ударился о стенку, потом упал на пол и разбился на мелкие кусочки. А прекрасный, сладкий мед весь растекся по полу.
- Вот тебе и гусь с гусятами! - сказал Гейнц. - Счастье еще, что кувшин мне на голову не упал. Мы должны радоваться, что все кончилось так благополучно.
Вдруг он заметил в одном из черепков немного меду и радостно воскликнул:
- Да тут и полакомиться кое-чем осталось! А потом и отдохнуть после этакого страха не мешает. Не беда, коли мы встанем чуточку попозднее: день-то ведь и так уж больно велик.

Таинственные человечки
Один сапожник так обеднел, что у него не осталось ничего, кроме куска кожи, из которой можно было сшить только пару сапог.
Ну вот, скроил он вечером эти сапоги и хотел на следующее утро приняться за шитьё. А так как совесть у него была чиста, он спокойно улёгся в постель и заснул сладким сном.
Утром, когда сапожник собрался взяться за работу, он увидел, что оба сапога стоят совершенно готовые на его столе. Сапожник очень удивился и не знал, что об этом и думать.
Он взял сапоги в руки, чтобы получше разглядеть их. Они были так чисто сделаны, что сапожник не нашёл ни одного неровного стежка. Это было настоящее чудо сапожного мастерства.
Вскоре явился покупатель. Сапоги ему очень понравились, и он заплатил за них больше, чем обычно. Теперь сапожник мог купить кожи на две пары сапог.
Он скроил их вечером и хотел на следующее утро со свежими силами приняться за работу. Но ему не пришлось этого делать: когда он встал, сапоги были уже готовы. Покупатели опять не заставили себя ждать и дали ему так много денег, что он закупил кожи уже на четыре пары сапог.
Утром он нашёл и эти четыре пары готовыми. Так с тех пор и повелось: что он с вечера скроит, то к утру готово. И вскоре сапожник снова стал зажиточным человеком.
Однажды вечером, незадолго до Нового года, когда сапожник опять накроил сапог, он сказал своей жене:
– А что, если мы в эту ночь не ляжем спать и посмотрим, кто нам так хорошо помогает?
Жена обрадовалась. Она убавила свет, оба они спрятались в углу за висевшим там платьем и стали ждать, что будет. Наступила полночь, и вдруг появились два маленьких голых человечка. Они сели за сапожный стол, взяли скроенные сапоги и принялись так ловко и быстро колоть, шить, приколачивать своими маленькими ручками, что удивлённый сапожник не мог от них глаз отвести. И они работали безустали до тех пор, пока не сшили все сапоги. Тогда маленькие человечки вскочили и убежали.
На другое утро жена сапожника сказала:
– Эти маленькие человечки сделали нас богатыми, и мы должны отблагодарить их за это. У них нет никакой одежды, и они, наверно, зябнут. Знаешь что? Я хочу сшить им рубашечки, кафтанчики, штанишки и связать каждому из них по паре чулок. Сделай и ты им по паре башмачков.
– С удовольствием, – ответил муж.
Вечером, когда всё было готово, они положили на стол вместо скроенных сапог свои подарки. А сами спрятались, чтобы увидеть, что станут делать человечки.
В полночь человечки прискакали и хотели взяться за работу. Но вместо кожи для сапог они увидели приготовленные для них подарки. Человечки сначала удивились, а потом очень обрадовались. Они сейчас же оделись, расправили на себе свои красивые кафтанчики и запели:
– Что мы за красавчики!
Любо взглянуть.
Славно поработали.
Можно отдохнуть.
Потом они стали скакать, плясать, перепрыгивать через стулья и скамейки. И, наконец, приплясывая, выскочили за дверь.
С тех пор они больше не появлялись. Но сапожник жил хорошо до самой своей смерти.

Три лентяя
У одного короля было три сына. Король всех троих любил одинаково и никак не мог решить, кому из них оставить после своей смерти королевство.
Вот позвал он как-то всех сыновей к себе и говорит:
— Я решил, что королём будет самый ленивый вас.
Тогда старший сын сказал:
— Значит, королём буду я. Я так ленив, что когда ложусь спать, мне лень даже глаза закрыть. А средний сын сказал:
— Нет, отец, королём буду я. Я так ленив, что когда греюсь у печки и мне жжёт пятки, я ленюсь отодвинуть ноги — пусть уж лучше горят.
— Нет, я буду королём, — сказал младший сын, — потому что я самый ленивый. Если бы меня стали вешать, а кто-нибудь пожалел бы меня и подал нож, чтобы перерезать веревку, я бы и пальцем не шевельнул. Пусть лучше вешают.
Услыхал это отец и сказал:
— Ну, ты ленивей всех и потому будешь королём.

Источник: kinderbooks.ru Ден Зурин 10:35, 27 августа 2010 (UTC)