Ольга Николаевна (великая княжна)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Последний русский царь Николай II был расстрелян в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 г. вместе со своей семьей: женой Александры Фёдоровны, наследником Алексеем и четырьмя дочерьми - Ольгой, Татьяной, Марией и Анастасией.

XX21Mljp2i0.jpg

Рождение и отзывы очевидцев и современников[править]

Родилась 3 ноября 1918 г. в Царском Селе около Санкт-Петербурга. В дневнике Николая II записано: "3-го ноября. Пятница. Вечно памятный для меня день, в течение которого я много-много выстрадал! Ещё в час ночи у милой Аликс начались боли, которые не давали ей спать. Весь день она пролежала в кровати в сильных мучениях — бедная! Я не мог равнодушно смотреть на неё. Около 2 ч. дорогая Мама приехала из Гатчины; втроем, с ней и Эллой, находились неотступно при Аликс. В 9 час. ровно услышали детский писк и все мы вздохнули свободно! Богом нам посланную дочку при молитве мы назвали Ольгой! Когда все волнения прошли, и ужасы кончились, началось просто блаженное состояние при сознании о случившемся! Слава Богу, Аликс перенесла рождение хорошо и чувствовала себя вечером бодрою. Поел поздно вечером с Мама и когда лёг спать, то заснул моментально!"

Великую княжну Ольгу Николаевну, по мнению фрейлины её матери С.Я. Офросимовой, в строгом смысле слова нельзя было назвать красивой, «но все её существо дышит такой женственностью, такой юностью, что она кажется более чем красивой. Чем больше глядишь на неё, тем миловиднее и прелестнее становится её лицо. Оно озарено внутренним светом, оно становится прекрасным от каждой светлой улыбки, от её манеры смеяться, закинув головку слегка назад, так что виден весь ровный, жемчужный ряд белоснежных зубов.

Умело и ловко спорится работа в её необыкновенно красивых и нежных руках. Вся она, хрупкая и нежная, как-то особенно заботливо и любовно склоняется над простой солдатской рубашкой, которую шьёт. Её мелодичный голос, её изящные движения, вся её прелестная тонкая фигурка - олицетворение женственности и приветливости. Она вся ясная и радостная. Невольно вспоминаются слова, сказанные мне одним из её учителей: «У Ольги Николаевны хрустальная душа».

А.А. Вырубова считала, что Ольга и Мария Николаевны были похожи на семью отца и имели чисто русский тип. «Ольга Николаевна была замечательно умна и способна, и учение было для неё шуткой, почему она иногда ленилась. Характерными чертами у неё были сильная воля и неподкупная честность и прямота, в чем она походила на мать. Эти прекрасные качества были у неё с детства, но ребёнком Ольга Николаевна бывала нередко упряма, непослушна и очень вспыльчива; впоследствии она умела себя сдерживать. У неё были чудные белокурые волосы, большие голубые глаза и дивный цвет лица, немного вздёрнутый нос, походивший на Государя».

Баронесса С.К. Бусгевден оставила такое описание Великой Княжны Ольги, гармонично дополняющее воспоминания А.А. Вырубовой: «Великая княжна Ольга Николаевна была красивая, высокая, со смеющимися голубыми глазами... она прекрасно ездила верхом и танцевала. Из всех сестер она была самая умная, самая музыкальная; по мнению её учителей она обладала абсолютным слухом. Она могла сыграть на слух любую услышанную мелодию, переложить сложные музыкальные пьесы... Ольга Николаевна была очень непосредственна, иногда слишком откровенна, всегда искренна. Она была очень обаятельная и самая весёлая. Когда она училась, бедным учителям приходилось испытывать на себе множество её всевозможных штучек, которые она изобретала, чтобы подшутить над ними. Да и повзрослев, она не оставляла случая позабавиться. Она была щедра и немедленно отзывалась на любую просьбу».

П. Жильяр, описывая своё первое знакомство с высокородной ученицей, которая впоследствии станет его любимой ученицей, выделяемой из всех, сразу отметил и ребяческую бойкость, и девичью чистоту маленькой принцессы: «Старшая из Великих Княжен, Ольга, девочка десяти лет, очень белокурая, с глазками, полными лукавого огонька, с приподнятым слегка носиком, рассматривала меня с выражением, в котором, казалось было желание с первой минуты отыскать слабое место - но от этого ребёнка веяло чистотой и правдивостью, которые сразу привлекали к нему симпатии».

Ольга Татьяна и Алексей.jpg BUH9DRQWpnQ.jpg

Великие Княжны Ольга Татьяна и Цесаревич Алексей. Великая Княжна Ольга в классной с учителем французского языка П. Жильяром. Фото.

«На настоящем балу была только Великая Княжна Ольга Николаевна, и то всего один раз, в день трёхсотлетия Дома Романовых. В этот вечер личико её горело таким радостным смущением, такой юностью и жаждой жизни, что от неё нельзя было отвести глаз. Ей подводили блестящих офицеров, она танцевала со всеми и женственно, слегка краснея, благодарила по окончании танца кивком головы. Остальным Княжнам так и не удалось побывать на настоящем балу», - писала С.Я. Офросимова.

Генерал-лейтенант М.К. Дитерихс: «Великая Княжна Ольга Николаевна представляла собою типичную хорошую русскую девушку с большой душой. На окружающих она производила впечатление своей ласковостью, своим «чарующим» милым обращением со всеми. Она со всеми держала себя ровно, спокойно и поразительно просто и естественно. Она не любила хозяйства, но любила уединение и книги. Она была развитая и очень начитанная; имела способность к искусствам: играла на рояле, пела, и в Петрограде училась пению, хорошо рисовала. Она была очень скромной и не любила роскоши».

Отношения с царственными родителями[править]

Великая княжна Ольга больше других походила на государя Николая II, которого она, по словам учителя С. Гиббса, «любила больше всего на свете». Её так и называли - «дочь отца». М.К. Дитерихс писал, что на всех окружающих производило впечатление, что она унаследовала больше черт отца, особенно в мягкости характера и простоты отношения к людям.

3553886.jpg

Император Николай II

Но Ольга не успела научиться, подобно отцу, сдерживать присущие Романовым гневные порывы. «Её манеры были «жесткие», - читаем у следователя Н. А. Соколова. Старшая царевна была вспыльчива, хотя и отходчива. Ей не хватало собранности, и некоторая неровность характера отличала её от сестер. И отношения с матерью у великой княжны Ольги складывались сложнее, чем с отцом.

Все усилия матери и отца были направлены на то, чтобы сохранить ясный свет «хрустальной души» своего старшего ребенка, быть может, самого непростого по характеру ребёнка. «Ты бываешь такой милой со мной, будь такой же и с сёстрами. Покажи своё любящее сердце», - писала старшей дочери императрица Александра Фёдоровна.

MqIywC-s3Tc.jpg

«Мы все должны переносить испытания: и взрослые люди, и маленькие дети - Бог преподаёт нам урок терпения. Я знаю, что для тебя это особенно трудно, так как ты очень глубоко всё переживешь, и у тебя горячий нрав. Но ты должна научиться обуздывать свой язык, и когда чувствуешь, что от этого воздерживаться. Быстро помолись, чтобы Бог тебе помог. У меня было столько всяких историй с моей гувернанткой, и я всегда считала, что лучше всего извиниться, даже если я была права, только потому, что я младше и быстрее могла подавить свой гнев. М. такая хорошая и преданная, но сейчас она очень нервничает: она четыре года не была в отпуске, у неё болит нога, она простудилась и очень переживает, когда нездоров Бэби. И целый день находиться с детьми (не всегда послушными) для неё тяжело. Старайся всегда ей сочувствовать и не думай о себе. Тогда с Божией помощью, тебе будет легче терпеть. Да благословит тебя Бог. Очень нежно тебя целую. Твоя Мама».

M0f5WMF4LIM.jpg

«Да, старайся быть более послушной и не будь чересчур нетерпеливой, не впадай от этого в гнев. Меня это очень расстраивает, ты ведь сейчас совсем большая. Ты видишь, как Анастасия начинает повторять за тобой».

BNYMCdF9NJs.jpg

Императрица Александра Фёдоровна. Фото.

«Дитя моё. Не думай, что я сердито прощалась с тобой на ночь. Этого не было. Мама имеет право сказать детям, что она думает, а ты ушла с таким угрюмым лицом. Ты не должна так делать, малышка, потому что это расстраивает меня, а я должна быть сурова, когда необходимо. Я слишком часто балую моих девочек. Спи спокойно. Да благословит и да хранит тебя Бог. Крепко тебя целую. Твоя старая Мама».

Возможности замужества[править]

Дневники дочерей последнего русского императора долгое время хранились под особым надзором. Немногим было позволено заглянуть в них, хотя никаких государственных и политических тайн они не содержат.

Крымская исследовательница М.А. Земляниченко обратила внимание в тексте дневников на литеру С., заменявшую имя возлюбленного принцессы. По тексту дневников можно проследить, как увлечение быстро становится душевной потребностью все время видеть его, быть рядом с ним. Она отмечает каждый день, проведённый без него: "так гадко без моего С., ужасно", "без него пусто", "С. не видела и грустно". И бесконечно счастлива любой встрече с "милым", "дорогим", "золотым"...

Сопоставив дневники царевны с вахтенными журналами "Штандарта" и камер-фурьерскими журналами, М.А. Земляниченко сумела точно назвать это имя. Сердце принцессы Ольги покорил один из вахтенных начальников царской яхты мичман П.А. Воронов 25-летний моряк, сын потомственного дворянина Костромской губернии. В экипаже "Штандарта" мичман Воронов появился вскоре после прогремевшего на весь мир события - мессинского землетрясения. 28 декабря 1908 г. мощные подземные толчки магнитудой 7,5 балла сотрясли остров Сицилия. Его последствия были равнозначны взрыву атомной бомбы в Хиросиме. В результате были разрушены города Мессина, Реджо-ди-Калабрия и Пальми. Толчки вызвали смещение участков морского дна, после чего на Мессину с интервалами в 15-20 минут обрушилось три волны цунами высотой до трёх метров. В самом городе в течение одной минуты произошло три сильных удара, после второго начались обрушения зданий. Всего от землетрясения пострадали более двадцати населённых пунктов в прибрежной полосе на Сицилии и в Калабрии. Повторные толчки продолжались в январе 1909 г.

Существуют разные оценки общего количества погибших, максимальная цифра — 200 000 человек. Также называют цифры в 70 000—100 000 человек, в том числе от 60 000 — в Мессине, население которой составляло около 150 000 человек. Первыми на помощь пострадавшим от разгула стихии пришли русские моряки с кораблей "Слава", "Цесаревич" и "Адмирал Макаров", которые находились в Средиземном море в учебном плавании с гардемаринами Морского корпуса на борту. Среди них был и гардемарин П.А. Воронов. Вместе со всеми он вытаскивал из-под завалов раненых, переносил их в лазареты, отбивал налёты мародёров.

Ольга представляла себе землетрясение по картине П. Брюллова "Последний день Помпеи". Тем значительнее казалось ей всё, что пережил и совершил в Мессине П.А. Воронов. Возможно, именно с той поры и запал в её сердце высокий молодой офицер, рассказывавший о страшных событиях с подкупающей простотой и скромностью. Он нравился всем - Николай II охотно выбирал его в партнёры по лаун-теннису, а старшие дочери - в кавалеры на танцах и в спутники на горных прогулках. Цесаревич Алексей, устав в пути, с удовольствием перебирался к нему на руки. Мало-помалу мичман, а с 1913 г. лейтенант Воронов сделался непременным участником едва ли не всех общесемейных событий в Ливадийском дворце.

Домочадцы и придворные не могли не заметить, что на балу, устроенном на "Штандарте" в день 18-летия великой княжны, она чаще всего и охотнее всего танцевала с мичманом Вороновым. И на яхте знали - раз Воронов наводит бинокль в сторону Ливадийского дворца, то значит, где-то на берегу мелькает белое платье старшей царевны.

Обеспокоенная романом старшей дочери, императрица Александра Федоровна ищет выход из положения. Можно только представить, как обстоятельно обсуждалась деликатная тема на "родительском совете". Тем более что прецеденты были. Младшая сестра Николая II великая княгиня Ольга Александровна настояла на своём замужестве с гвардейским офицером.

Проще всего было удалить нечаянного виновника проблемы, перевести в экипаж другой яхты или вообще сослать куда-нибудь в Сибирскую флотилию. Но августейшие родители нашли иное решение - более гуманное по отношению к лейтенанту и довольно жестокое по отношению к собственной дочери. Воронову дали понять, что его женитьба на графине Ольге Клейнмихель, племяннице фрейлины, более чем желательна.

Свадьбу назначили на 7 февраля 1914 г. На обручальных кольцах были выгравированы имена Павла и Ольги. Но увы, не Ольги Николаевны, а Ольги Константиновны Клейнмихель.

Есть ли более жестокое испытание для 18-летней девушки, чем присутствовать на свадьбе своего возлюбленного. Но именно это пришлось пережить Ольге Николаевне. Семья Романовых присутствовала на бракосочетании лейтенанта Воронова и племянницы одной из фрейлин. Ольгу тоже спешили выдать замуж: по всем династическим канонам суженого для неё отыскали в Румынии - наследного принца Кароля. Но разве мог он стоять в её глазах рядом с отважным и благородным моряком П.А. Вороновым? Карлуша - одним этим насмешливым именем в её дневнике выражено всё отношение Ольги к горе-жениху. Августейшие родители, несмотря на всю политическую выгоду такого брака, не стали неволить старшую дочь. Александра Федоровна рассудила мудро: "Дело Государя решить, считает ли он тот или иной брак подходящим для своих дочерей или нет, но дальше этого власть родителей не должна идти".

Судьба и случай не раз спасали отважного офицера. Спасли от вражеских пуль во время первой мировой войны, от унизительной казни с отрезанием носа, которой подверглись в дни революционного разгула некоторые офицеры "Штандарта". Спасли от кровавых расправ в Севастополе, которые произошли в декабре 1917 г. и феврале 1918 г. В годы Гражданской войны П.А. Воронов выполнял опасные поручения штаба Добровольческой армии. А когда военное поражение белых стало очевидным, отбыл из Новороссийска в 1920 г. на английском крейсере "Ганновер" в Стамбул. Вместе с ним была жена - Ольга Константиновна. Знал ли он, какая участь постигла его бывшую возлюбленную? Конечно, слухи об убийстве царской семьи разошлись и по белому стану. Но это были слухи и П.А. Воронов не хотел верить в худшее. Из Турции Вороновы перебрался в США, где П.А. Воронов скончался в 1964 г. в возрасте 78 лет. Погребён на кладбище Свято-Троицкого монастыря в городке Джорданвилл, что в штате Нью-Йорк.

В январе 1916 г., когда Ольге шёл уже двадцатый год, начались разговоры о том, чтобы выдать ее замуж за великого князя Бориса Владимировича. Но Императрица была против. Она писала супругу: «Мысль о Борисе слишком несимпатична, и я уверена, что наша дочь никогда бы не согласилась за него выйти замуж, и я ее прекрасно поняла бы». Тут же Её Величество добавляет: «У неё в голове и сердце были другие мысли - это святые тайны молодой девушки, другие их не должны знать, это для Ольги было бы страшно больно. Она так восприимчива».

Как мать, Императрица волновалась за будущее своих детей. «Я всегда себя спрашиваю, за кого наши девочки выйдут замуж, и не могу себе представить, какая будет их судьба», - писала она с горечью Николаю Александровичу. Из переписки государя и государыни ясно, что Ольга жаждала большого женского счастья, которое обошло её стороной. Родители сочувствовали ей, но наверняка задавались вопросом: есть ли пара, достойная их дочери?

В годы Первой Отечественной войны[править]

«Первые годы войны, когда внимание всех было приковано всецело к фронту, совершенно перестроили жизнь Великой Княжны Ольги. Из замкнутого круга семьи с её простой, строго размеренной жизнью ей пришлось, вопреки всем склонностям и чертам её характера, повести жизнь работницы вне семьи, а иногда и общественного деятеля... Часто Великим Княжнам приходилось самим выезжать в Петроград для председательствования в благотворительных комитетах их имени или для сбора пожертвований. Для Вел. Княжны Ольги это было непривычным и очень нелегким делом, так как она и стеснялась и не любила никаких личных выступлений», - писал её биограф П. Савченко.

Государыня старалась помочь старшей дочери. «Я взяла с собой Ольгу, - пишет она мужу, - чтобы посидела со мной, она тогда более привыкнет видеть людей и слышать, что происходит. Она умное дитя».

Т.Е. Мельник-Боткина вспоминала, что великая княжна Ольга Николаевна, более слабая здоровьем, чем Татьяна, работая во время войны в госпитале с матерью и сестрой, недолго вынесла работу хирургической сестры. Но лазарета не бросила, а продолжала работать в палатах, наравне с другими сестрами, убирая за больными.

С.Я. Офросимова: «Великую Княжну Ольгу Николаевну все обожали, боготворили; про нее больше всего любили мне рассказывать раненые.

Однажды привезли новую партию раненых. Их, как всегда, на вокзале встретили Великие Княжны. Они исполняли все, что им приказывали доктора, и даже мыли ноги раненым, чтобы тут же, на вокзале, очистить раны от грязи и предохранить от заражения крови. После долгой и тяжёлой работы Княжны с другими медицинскими сёстрами размещали раненых по палатам.

Документы[править]

  • Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 673. Оп.1. ОЛЬГА НИКОЛАЕВНА, ДОЧЬ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II. 1895-1918

Сборники документов[править]

  • Платонов О.А. Николай Второй в секретной переписке. М.:Алгоритм, 2005. 800 с. ISBN 5-9265-0173-3