Открытое письмо Баркашову от соратников СПбРОО РНЕ

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Александр Петрович! Считая раскол в РНЕ трагедией для Русской Нации, мы, Соратники РНЕ, обращаемся к Вам с этим открытым письмом.

В течение почти десятилетия РНЕ являлось самой мощной, дееспособной и организованной силой в Русском национально-освободительном движении. Объединение Русской Нации, осуществлявшееся на основе принципов Национализма и православия под священным Коловратом, набирало силу и, подобно бурному потоку, сокрушало все вражьи препоны. Ясно наметилась тенденция к объединению всех национальных сил вокруг нашего крепкого ядра. Почему же вместо этого мы получили раскол в самом нашем Движении?

Очевидно, что одновременно с бурным ростом Организации, имели место процессы совсем иного рода. В свое время выход первых номеров «Русского Порядка» открыл целую эпоху в развитии национальной идеологии. То же можно сказать и о Вашей «Азбуке Русского Националиста». Но это было в начале девяностых. Потом понемногу начался идейный застой. «Русский Порядок» печатал одни и те же статьи, одни и те же мысли. На текущие политические события оперативной реакции не поступало. Возникало впечатление, что больше сказать нечего. Между тем, сказать надо было ещё очень многое, но лично Вы, Александр Петрович, истощились. В 1998 году выпуск газеты прекратился. Миллионными тиражами стала распространяться листовка «Русская сталь».

Для нас так и осталось большой загадкой, почему II Съезд нужно было назначать именно на последний день, когда суточная отсрочка означала недопущение до предстоящих парламентских выборов. Здравый смысл естественно подсказывал — проводить Съезд нужно, имея запас времени. Это был крупный просчёт, сведший на нет большую и долгую работу. Но каждый из нас оставался на своим посту, каждый продолжал делать своё дело.

После этого провала и начала тиражироваться «Русская сталь». Вы обещали провести Съезд сразу после Пасхи (1999). Вы говорили о «мужиках с сапёрными лопатками». Мы, распространяя листовку, тем самым брали и на себя ответственность за эти слова. Пасха прошла, прошёл ещё месяц, потом — другой. Съезд не собран. Мы были вынуждены продолжать распространять листовку с вашими невыполненными обещаниями и дешёвыми угрозами. У сочувствующих людей это вызывало недоумение, у недоброжелателей — смех. Руководство РНЕ бездарно сдало партию и на парламентских выборах, и на президентских. Сопоставляя это с аналогичными событиями 1995-96 годов, мы не могли не прийти к печальным выводам.

Должны ли мы напоминать Вам, Александр Петрович, что авторитарный режим управления, установленный в Организации, означает не только личную власть, но и личную ответственность Вождя. Это записано в наших программных документах. В чём выразилась Ваша личная ответственность перед Движением за идейный застой, прекращение выхода газеты, вторичный провал на выборах? Должны ли мы напомнить Вам, что все мы много и бескорыстно работали во время предвыборной компании и были вправе рассчитывать на объяснения руководства. Объяснений не последовало.

Сложилась ситуация, когда регионы активно работали, а руководство движения в Вашем лице, считая все успехи РНЕ своими личными достижениями, почило на лаврах и только сдерживало и ограничивало нашу инициативу, ничем реально нам не помогая. Похоже, Вы, Александр Петрович, возомнили себя Вождём и Мессией, а рядовых участников Движения — некой строительной массой, материалом в Ваших руках. Вместо того, чтобы проникнуться чувством глубокой ответственности перед десятками тысяч поверивших Вам людей, Вы возгордились и это доверие поставили в заслугу себе. Вы забыли о том, что мы беспрекословно исполняем Ваши приказы только в силу нашего к Вам доверия, забыли, что выражаете Вы НАШУ волю — волю сотен тысяч поднявшихся на борьбу Русских Людей.

Fuehrer uber alles!

Вступая в ряды Русского Национального Единства, мы пришли служить Нации и Родине, а не Вам. Никто не отнимет у Вас Ваших заслуг в деле партийного и идеологического строительства. Но последние шесть лет Вы жили только старыми заслугами. Ваш кредит доверия, бывший огромным в 1993 году, исчерпался.

Александр Петрович! Мы не верим в то, что, располагая ресурсами Движения, нельзя было создать дееспособный идеологический и информационно-аналитический центр и наладить печать свежих и актуальных материалов. Мы справились с решением этой задачи за два месяца. Мы могли бы сделать это и раньше, если бы Вы не то что помогли, а хотя бы не мешали. Но Вы не давали нормально работать, связывали по рукам и ногам, сводили работу Движения к маршировкам и раздаче листовок с Вашим портретом. Как при этом Вы видели перспективу взятия власти в стране?

Вы требовали от нас образцового поведения и внешнего вида. Подтянутый, аккуратно одетый, коротко подстриженный — так выглядел рядовой баркашовец. Тем временем Вы, Александр Петрович, появлялись перед телекамерой с заплетённой косичкой. Вы считаете, что партийные нормы, в частности, абсолютный запрет на спиртное, лично к Вам не относятся?

Мы видели все это. Видели, но, будучи не в силах изменить, продолжали работать. Мы сознавали, что раскол РНЕ в условиях жидо-фашистской оккупации будет страшной катастрофой для Русской Нации. Мы старались укрепить Движение на тех участках, где могли. Мы старались рассеять у людей сомнения, которые Вы сеяли. Не мы раскололи РНЕ — его расколола личная недостойная склока между Вами, Александр Петрович, и Вашим заместителем. Вы несете личную ответственность за действия назначенных Вами людей. Кстати, нельзя не отметить странную тенденцию: любой человек, получивший в РНЕ реальную известность, неминуемо либо изгоняется Вами, либо уходит сам. Вспомним — Фёдоров, Семенов, Никитенко, Рогожин, Рашицкий, Дудинов… Если верить Вам, то все они были негодяями, мерзавцами, подлецами, врагами Нации. Александр Петрович, позвольте Вам не поверить. Впрочем, если Вы правы, то у Вас удивительный талант отыскивать врагов Нации и ставить их на руководящие посты в Движении. Если же это очередная Ваша липа вроде «съезда сразу после Пасхи», то остаются три варианта: либо Вы не терпите в своем окружении сколько-нибудь выдающихся из серой массы людей, либо, от Вас уходят те, кто может реально увидеть Вас в действии, либо… Либо Вы раскалываете РНЕ сознательно, верно служа оккупантам. Согласитесь, что тяжело придумать что-нибудь ещё.

Итак, произошёл раскол. Ваш бывший заместитель отколол значительную часть РНЕ и усмотрел «позитивные изменения» в развитии жидовского оккупационного режима. Вы прислали паникёрское, но проникнутое манией величия, послание, ставя себя, родимого, в один ряд с нашими священными символами — Коловратом, гимном и чёрной рубашкой. Вы потребовали личной присяги и самовольно создали некую собственную гвардию с более чем одиозной (словно нарочно подобранной) аббревиатурой ГБ. Мы не желаем участвовать в ваших с Кассиным личных разборках и марать этим наше Движение. Мы не намерены и дальше ограничивать политическую работу только маршами и расклейкой. Мы отказали Вам в доверии и, как показал дальнейший опыт, поступили правильно.

Забудем про Кассина и тех. кто ушёл с ним — они не называют себя членами РНЕ. Раскол сейчас спровоцирован только вашим упорным стремлением любой ценой фюрерствовать и дальше. Когда-то Вы всё в той же «Русской стали» писали, что создавали РНЕ не под себя. Так подтвердите же свои слова делом. Сейчас очевидно, что только Ваша личность делает невозможным ликвидацию раскола. Ещё остались люди, которым мешает вернуться в РНЕ только личная преданность Вам. Но проблема даже не в них — их ничтожно мало. Проблема в том, что под ваши знамена стекается всевозможная шушера, с позором выгнанная из РНЕ в прошлые годы. Остатки Вашего авторитета позволяют разномастной публике называть себя членами РНЕ, позорить нашу форму.

Вместо того, чтобы достойно уйти, Вы бессильно пытаетесь из низменных побуждений личной обиды и неудовлетворенного тщеславия вставлять палки в колёса той могучей организации, которую создали. Мы читали Ваше интервью Полубоярову, распространённое по Интернету. Нам было стыдно за Вас, Александр Петрович. Вы опустились до самой банальной и низменной лжи. Кого Вы пытаетесь обмануть бредом о несостоятельности Воронежского отделения — одного из мощнейших в стране? Бывших Соратников? Но они-то знают правду. Обывателя? Он Ваше интервью не читает. Может, себя? Похоже на то…

Вы пишете, что собирались снять М. М. Лалочкина. Кто Вам мешал? Чего теперь делать хорошую мину при плохой игре, когда он сам от Вас ушёл. И с ним вместе ушли мы — его подчинённые и Соратники. Вы говорите, что в Питере РНЕ бездействовало? Чего ради тогда в декабре 1999 года Вы присылали нам — активу питерского отделения — именные грамоты «За образцовое выполнение Национального долга» за Вашей личной подписью? Награждали за бездействие?

Почувствовав, что в «гвардию» к Вам идти никто не хочет. Вы теперь делаете вид, будто этого приказа и не было. Ваши «гвардейцы» теперь всем и каждому тыкают в лицо текстом своей присяги, где о верности Вам лично ничего не говорится. Так что это было? Вашей шуткой? Или кознями жидо-масонов? Или мы сами придумали этот ваш приказ о создании ГБ?

Читали мы и Ваш, теперь уже не наш, «Русский Порядок». Как ждали мы его в те три года. Не дождались. У второй по численности политической партии в стране не оказалось средств на выпуск собственной газеты. Средства нашлись как раз тогда, когда, казалось бы, собрать их было гораздо сложнее — когда у Вас осталось совсем немного приверженцев. Простите, но чувство такое, что за раскол кто-то неплохо Вам заплатил. Да и содержание газеты соответствующее. Самохвалебная в страусином стиле передовица, чем-то напоминающая геббельсовскую пропаганду в конце войны, а дальше — вольный пересказ статей 1996-97 года. Словно за последние три года ни в мире, ни в стране, нив нашем Движении ничего не произошло. Впечатляют только изумительные пассажи о том, как возросло уважение к нам вследствие недопущения нас до выборов и стихи на последней странице на тему «если надо — стану гадом ползучим». К месту стихи, Александр Петрович!

Теперь о Ваших «гвардейцах». Известно ли Вам, Александр Петрович, что в Питере все «гвардейцы», включая и их главаря, Вашего ставленника Самсонова, изначально вместе с нами выразили Вам недоверие? Мы хорошо помним, как стояли с ними в одном строю в пикете и раздавали материалы Воронежского отделения о переходе в автономный режим и листовки, в которых Ваше имя было вычеркнуто. Уже потом, много позднее, из тщеславной надежды занять пост командира питерского отделения, перекинулся к Вам Самсонов. И потекли к нему все убогие и обиженные, незамеченные и непонятые, гениальные, но непризнанные. Те самые, которые по первости больше всех его поносили. Так и сложилась в нашем славном городе «гвардия» вашего, Александр Петрович, имени.

Теперь эти господа смеют говорить о предательстве. Мы-то никого не предавали: Русской Нации присягали — ей и служим. А если ваши «гвардейцы» считают уход от Вас предательством — то сами они предатели и есть, причём дважды: сперва ушли от Вас, потом вернулись, предав нас. 5 мая человек двадцать Ваших «гвардейцев», мало чем отличимых от обычных бандитов, вооружившись дубинами и газовым пистолетом, решили совершить налёт на штаб нашей организации. В результате четверо настоящих членов РНЕ разогнали эту шайку. Горе-погромщики, руководимые Самсоновым, бежали, оставив на «поле брани» дубину, сумку, документы. «Главный гвардеец» Самсонов даже потерял свою записную книжку. Такая вот у Вас теперь есть «гвардия».

Нужно ли объяснять, что подобные выходки с одной стороны позорят Вас лично, а с другой — пачкают грязью наше святое дело, которому и Вы, Александр Петрович, когда-то служили. Пачкают грязью нашу форму и символ. Пачкают грязью священную память павших в этой форме и под этим символом. Пачкают на радость жидам, путинцам и прочей сволочи.

Александр Петрович! Если в Вас осталось ещё хоть что-то от того Баркашова, который создавал РНЕ, который защищал Белый Дом в кровавом октябре 1993, которому мы верили и за которым шли — не соучаствуйте в этом! Найдите в себе мужество уйти честно и красиво, если бороться с оккупантами Вы уже не способны. Не цепляйтесь за призрак власти скрюченными пальцами. Уйти ещё не поздно. Но если Вы продолжите заниматься тем, чем занимаетесь сейчас, Вас ждёт позор и бесславие. Остановить тысячи Русских парней, одевших чёрную форму, Вы всё равно не сможете, и Ваша любимая пословица про караван и собаку отнесётся к Вам в самом нелестном смысле.

Источник[править]