Отто Кёльройттер

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Otto Koellreutter.jpg

Отто Кёльройттер (нем. Otto Koellreutter; * 26 ноября 1883, Фра́йбург-им-Бра́йсгау — † 23 февраля 1972, там же)[1] — немецкий правовед и национал-социалист.

Биография и деятельность[править]

После выпуска из гуманитарной гимназии изучал право в университетах Рима, Берлина и Фрайбурга. В 1908 году в Университете Фрайбурга он защищает докторскую работу «Richter und Master. Ein Beitrag zur Würdigung des englischen Zivilprozesses».

Годом позднее был назначен Регирунгассесором. В 1912 году хабитулировал с докторской работой «Административное право и административный процесс в современной Англии».

В годы Первой мировой войны отправился на Западный фронт в составе артиллерийских войск (впоследствии вступил в чин капитана), где был награжден рядом государственных наград, в частности: Железным крестом (1 степени), Орденом Церингенского льва и Орденом Военных заслуг Карла Фридриха.

После войны, Кёльройтер становится приглашенным профессором во Фрайбурге (1918), а затем, в 1920, Галле (Halle). Постоянное место профессора государственного и административного права, впрочем. Получает он в том же, 1920 году. В 1921 году начинает преподавание в Йенском университете и, в тоже время, занимает пост судьи Высшего административного суда Тюрингии (Hüringer Oberverwaltungsgericht (OVG)). Еще до прихода к власти Национал-социалистов, во времена Веймарской республики О.Кёльройтер выступал с постоянной критикой демократической, партийной системы и ратовал за усиление власти президента. С 1921 по 1926 год состоял в организации «Стальной шлем», а с 1928 по 1930 в Немецкой народной партии.

Парламентские выборы 14 сентября 1930 года, в ходе которых доля НСДАП увеличилась с 1,6 до 18,3 %, привлекли его симпатии «на сторону Национал-социализма». По поводу этого события О.Кёльройтер написал следующее: Прошедшие выборы стали ярким свидетельством «восстания всего молодого поколения против системы, которая не имеет представления ни о какой государственной идее и которая на практике не оправдала ожиданий» . Так же в его сочинениях можно заметить нотки антисемитизма. В частности. Он присоединился к мнению Рудольфа Сменда о том, что восточные евреи (Ostjuden) по самой своей сути не приспособлены для интегрирующей функции (integrierenden Funktion) и критиковал миграцию как «еще одну возможность для политической и экономической эксплуатации немецкой нации».

Несмотря на все это он держал некоторую дистанцию и видел различие между своей позицией и позицией национал-социалистов.

Летом 1932 года он был одним из преподавателей высших учебных заведений, подписавшим воззвание голосовать за НСДАП на предстоящих выборах 1933 года.

1 мая 1933 года О. Кёльройтер вступает в НСДАП с партийным номером 2.199.595.

Он также начал работу в резерве СА и других вспомогательных организацией НСДАП. Хотя, в контексте дискуссии с Карлом Шмиттом О.Кельройтер ни раз подчеркивал, что был членом партии уже в апреле.

Что касается полемики с К.Шмиттом, то она касалась определения НС-режима как правового государства (О.Кёльройтер явно защищая подобную идею, Шмитт же испытывал в этом отношении противоречивые чувства).

С момента прихода к власти национал-социалистов, О.Кёльройтер становится верным и активным сторонником нацисткой идеологии и одним из ведущих специалистов по государственному праву. В 1933 году он получает пост декана юридического факультета в Мюнхене и профессорскую должность там же. Позднее, вступает в der NS-Akademie für Deutsches Recht.[2]

В 1934 году выходят в свет его работы как «Теоретика вождисткого государства» (определение Э.Клее). Среди них трактат «Немецкое вождисткое государство» (Der deutsche Führerstaat), и, в 1936 «Основы всеобщего государственного права» (Grundriß der allgemeinen Staatslehre).

После путешествия по Японии, продлившегося с 1938 по 1939 год, он опубликовал несколько статей о структуре государства и политическом развитии Японии.

О.Кёльройтер оставался в милости у нацисткой власти вплоть до последних лет ее существования, когда, наконец, назрел кризис. Связаны возникшие трудности были уже хотя бы с тем фактом, что некоторые его родственники оказались депортированы Терезиенштадт, что повлекло расследование, начавшееся в 1944 году уже теперь против самого правоведа. После окончания войны американское командование отстранило О.Кёльройтера от работы и лишило всех должностей.

В 1946 году, в советской оккупационной зоне часть его работ датированных нацистским периодом были «забракованы» (auszusondernden). В 1948 году к ним добавились еще три дополнительных труда: «Der Sinn der Reichstagswahlen vom 14. Sept. 1930 und die Aufgaben der deutschen Staatslehre». (Mohr: Tübingen, 1930), «Volk und Staat in der Verfassungskrise» (Junker und Dünnhaupt: Berlin, 1933) und «Die Gestaltung der deutschen politischen Einheit» (Schweitzer: München/Berlin/Leipzig, 1934). В 1952 году «Führung und Verwaltung» (Frommann: Jena, 1938), «Deutsches Verwaltungsrecht» (Junker u. Dünnhaupt: Berlin, 1938) и «Das politische Gesicht Japans» (Heymann: Berlin, 1943).

В процессе денацификации проф. Кёльройтера первоначально классифицировали по группе III (менее опасные преступники), на что тот подал апелляцию, которая привела, в итоге, в 1948 году к переквалификации его в группу IV (пособник). В следующем году (1949) Кёльройтер получает обратно отобранные прежде должности и почти сразу выходит на пенсию (1952).

С 1950 года он вновь начинает публиковаться. Его работы посвящены государственной службе, государственному и административному праву. Также он составляет пространные комментарии решений Конституционного суда ФРГ. Его статьи начинают печатать в престижных журналах, таких как Der Jurist, Deutsches Verwaltungsblatt, Die öffentliche Verwaltung und Zeitschrift für Politik.

Выступал в качестве эксперта (Gutachter) для реваншисткой партии GB/BHE и в роли судебного представителя (Prozessvertreter) «Allgemeinen Beamtenschutzbund» против условий денацификации как «зараженных коммунизмом». В послевоенной научной литературе сочинения Кёльройттера были широко и с симпатией приняты. В частности, Теодор Маунц, похвалил профессора Кёльройтера за «отрадную ясность» (herzerfrischende Deutlichkeit).[3]

Ссылки[править]